290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Доверься мне или умри (СИ) » Текст книги (страница 16)
Доверься мне или умри (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Доверься мне или умри (СИ)"


Автор книги: Алисия Эванс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

ГЛАВА 16

Как только мы сели за свободный столик, к нам сразу же подсели Крис, Абелард и Ханс. Они сделали это так слаженно и быстро, что буквально за пару секунд мы с соседками оказались в плотном кольце. Вот ей-богу, не покидало ощущение, что нас ждали и намеренно взяли в окружение, чтобы сбежать не смогли.

– Как хорошо, что ты вернулась! – Первым взял слово Ханс и, обхватив мою ладонь обеими руками, мягко пожал ее. Интересный жест. – Я очень рад, что ты цела и невредима. Не представляешь, как мы все переживали за тебя.

– Это да, – улыбнулся Абелард и тоже сжал мою руку своей лапищей. – Уже поступило предложение организовать спасательно-поисковую группу и разыскать тебя. Кстати, давай рассказывай, где ты пропадала вместе с Черным драконом! Что вообще произошло? – В меня вперилось несколько десятков пар глаз. Наш разговор слушали все присутствующие в столовой. Даже преподаватели за своим отдельным столом не скрывали интереса.

– Цвет перенес нас в Мрачную пустошь… – Кажется, я повторяю эту фразу в сотый раз. – Мы выбрались из нее. Все хорошо.

Наверное, помимо этих трех фраз от меня ждали чего-то еще, но я не намерена распространяться. Еще с минуту меня буравили взглядами, но вскоре напряжение рассеялось. Народ потихоньку вернулся к завтраку, но почти все продолжали так или иначе подслушивать нашу беседу.

– Я тоже рад, что все хорошо, – сдержанно улыбнулся мне Крис. Теперь я смотрела на него не как на знакомого студента, а как на возможного друга своего мужа и опытного воина. Эти определения подходят ему куда больше. Крис заметно выделялся на фоне других драконов: более крупный, более натренированный и сильный, но больше всего его отличал взгляд. Такой проницательный взгляд может быть только у мужчины, который живет на этом свете уже давно и многое успел повидать. Внутреннее чутье подсказывало мне: он не тот, кем хочет казаться, и Рафик, скорее всего, был прав. К тому же его глаза кое-что мне напомнили. Очень уж сильно их цвет напоминал цвет глаз того «ниндзя», что охранял меня во дворце Аристарха. – Потом как-нибудь расскажешь подробнее, что именно там случилось.

«Ха, – подумала я. – А зачем мне что-то рассказывать, если Арис наверняка поведал тебе все в красках?» Наверное, на моем лице что-то отразилось, потому что дракон странным образом прищурился.

Остаток завтрака мы непринужденно болтали о всякой всячине. Конечно, парни так и эдак пытались выведать у меня подробности внезапного путешествия, но я мягко парировала эти вопросы.

Первая пара началась с неприятного инцидента. Как и говорила Эльза, некоторые преподаватели оказались недовольны такой нерадивой студенткой, как я, и поспешили это недовольство мне продемонстрировать. Наверное, свою роль сыграл и тот факт, что мы пришли вместе со звонком, хоть правила требовали приходить минимум за пять минут до начала занятий.

– Так-так-так… – недовольно протянул средних лет преподаватель, увидев меня в дверях. – Это, как я понимаю, та самая почетная студентка академии? Вы считаете, что раз обладаете таким званием, то можете плевать на правила?

Ох, какой же он противный! Низенький толстенький дяденька с маленькими поросячьими глазками. Я сразу поняла: отношения у нас не сложатся.

– Простите за опоздание, – произнесла я дежурную фразу с каменным лицом. – Такого больше не повторится.

– Очень надеюсь, – метнул он в меня крайне недовольный взгляд. – Сегодня мы закрепляем очень важную тему: «Оплодотворение магически нестабильных растений». Я вас слушаю.

И уставился на меня с ожиданием. Э-э-э… Я только позавчера пришла в себя после Мрачной пустоши. Он правда ждет, что я с ходу расскажу целую тему, учитывая, что только ночью я вернулась в академию?

– Извините, я сегодня не готова к оплодотворению, – виновато произнесла я, и, прежде чем поняла, что ляпнула, аудитория взорвалась смехом.

– Вы решили сорвать мне занятие?! – Преподаватель пошел пятнами от ярости и сверлил меня ненавидящим взглядом. В этот момент он был похож на злого поросенка.

– Нет…

– Что за выходки?! – взвизгнул мужичок и даже подскочил. Мне вдруг захотелось заглянуть ему за спину и проверить, нет ли там подергивающегося хвостика, что окончательно закрепило за этим человеком ассоциацию со свиньей. – Как вы смеете вести себя так нагло и беспардонно! Думаете, вам теперь все позволено-с? Ну нет! Вы мне все будете сдавать! Каждую тему, каждый вопрос! – Он так кричал и носился по аудитории, что мне стало не по себе. Какой-то он неадекватный, что ли.

– Да я не… – попыталась вставить хоть слово в его истеричное повизгивание, но преподаватель резко хрю… то есть рявкнул на меня.

– Молчать! Сейчас же сядьте на свое место и только попробуйте сказать еще хоть что-то! Напишу на вас докладную! Вы и так унизили достопочтенного господина Аристарха и сорвали ему занятия, но со мной эти фокусы не пройдут! Нет-с! Со мной шутки плохи!

Все время, пока он визжал, студенты в аудитории с трудом сдерживали смех. Похоже, такое поведение для этого человека совсем не в новинку. Честно говоря, от его визга у меня уже начала болеть голова. Удивительно, как в его немолодом возрасте можно так беспечно относиться к собственному здоровью? От таких нервных реакций на обыденные для преподавателя вещи можно и до пенсии не дожить.

– Да что вы, какие шутки, – меланхолично произнесла я, глядя на хряка с сочувствием. – Не нервничайте. Вы такой горячий мужчина, дай вам бог здоровья.

От моих слов преподаватель так оторопел, что не мог выдавить из себя ни слова. Пользуясь моментом, я наконец-то села за парту и медленно выложила на нее письменные принадлежности. Все это время студенты тихо хихикали, но в аудитории было сравнительно тихо. Подняв голову и посмотрев на преподавателя, я поняла, что он до сих пор пребывает в шоке и смотрит на меня широко распахнутыми глазами. Такое ощущение, что этот пухлый мужчина попросту не знает, как поступить: свернуть мне шею или оставить в покое, дабы еще чего не ляпнула. А я что? Пожелала человеку здоровья, разве это плохо?

– Итак, записывайте… – Преподаватель кашлянул в кулак и начал занятие. Правда, в течение всей пары в аудитории то и дело кого-то прорывало на смех.

После занятий Ханс позвал меня на репетицию.

– Маша, у меня для тебя новость. – Мы шли в театральный кабинет, и молодой человек находился в приподнятом настроении. – Я добавил в твой репертуар еще одну песню, – «обрадовал» меня он.

– Но зачем? – не разделила его оптимизм я. – У меня и так было четыре полноценные арии и несколько коротких номеров. Не многовато ли?

– Не бери в голову, – отмахнулся он от моих аргументов. – Я ставлю спектакль, и мне решать, кто и что должен исполнять. Тебе разве сложно разучить еще одну песню?

– Не сложно, просто это странно, – не унималась я. – Ты отдаешь мне все, что можно было бы распределить между другими ребятами.

– Мария, – строго посмотрел на меня Ханс, – не учи меня, как работать. Эту конкретную песню должна исполнить именно ты и никто другой. Никаких возражений я не принимаю!

– Ладно, – пожала плечами я. Складывается такое впечатление, будто Ханс намерен повесить весь этот спектакль на меня одну. Он зачем-то вписал в сценарий новые сцены, цель у которых одна: добавить мне поводов выйти на сцену.

– Вот и отлично, – победно улыбнулся парень. – Только есть один нюанс: она на иностранном языке.

– Но зачем?! – совсем растерялась я. – Ведь вся постановка происходит в одной языковой плоскости! Там просто нет места для такого маневра!

– Успокойся и не задавай лишних вопросов. – Видно, Ханс устал от моей непонятливости. – Раз я сказал, что так нужно, значит, так нужно. Мои решения не обсуждаются. – В этот момент парень очень напомнил мне Аристарха. Тот тоже любит покомандовать и не терпит, когда ему перечат.

К нашему общему удивлению, в театральном кабинете нас дожидался ректор. Крастор стоял спиной к выходу и смотрел в окно, сцепив руки за спиной. Как только мы вошли, он неспешно развернулся и приветливо улыбнулся нам.

– Как долго приходится вас ждать, – по-отечески пожурил нас ректор. Я смотрела на него и все никак не могла понять, сколько ему лет? Широкие плечи, крепкие мускулы и крупная мужественная фигура никак не вязались с тем опытом, который читался в его взгляде.

– Чем обязаны? – не растерялся Ханс. Мне подумалось, что ректор пришел разбираться из-за моей стычки с преподавателем, но я ошиблась.

– Хочу проверить способности Марии, – удивил меня Крастор. – Как мы знаем, она обладает магическим голосом. Мне интересно, как вам удается петь на репетициях, не изменяя окружающее пространство.

– Э-э-э… – протянула я. – Просто не вливаю в голос силу, вот и все.

– Ты можешь это контролировать? – удивился Крастор. – Сама?

– Конечно, – пожала плечами я. Не понимаю, чему он удивляется. – Мне бывает непросто заставить свой голос изменять пространство. Для этого требуется вложить в него силы, эмоции, душу. Это невозможно сделать случайно.

– То есть ты утверждаешь, что я могу не беспокоиться насчет того, что во время спектакля случится что-то… неожиданное? – спросил Крастор и прищурился, вперившись в меня странным взглядом.

– Я могу контролировать свой голос, – сдержанно ответила я. – Можете не беспокоиться.

– Хорошо. – Крастор заметно расслабился и посмотрел на Ханса. – Надеюсь, я могу рассчитывать на то, что вы приложите максимум усилий для подготовки Марии? – Ректор посмотрел Хансу в глаза с такой серьезностью, что мне сделалось не по себе. Мы же здесь просто репетируем студенческий спектакль, так к чему такое напряжение?

– Естественно, – с плохо скрываемым раздражением ответил парень, ничуть не смутившись от взгляда ректора. Напротив, такое отношение Крастора явно злило его. – Главное, чтобы вы смогли организовать все условия для этого.

– В моем профессионализме можете не сомневаться, – бросил ректор и вышел из кабинета, даже не попрощавшись.

– Что это было? – спросила я, когда за Крастором захлопнулась дверь.

– Не обращай внимания, – махнул рукой Ханс. – Он всегда сует свой нос куда не нужно.

Весьма странное высказывание, учитывая, что речь идет о ректоре академии, в которой и ставится этот спектакль. Складывается стойкое ощущение, что я чего-то не понимаю в происходящем.

Началась репетиция. Ханс дал мне текст и начал играть, чтобы я послушала и поняла, как именно мне предстоит петь. Музыка совсем не была похожа на ту, что звучала в постановке. Ханс перестал играть и начал разучивать вместе со мной текст и корректировал мое исполнение. Вот так, за один вечер, мы с Хансом разучили почти всю песню.

– Слушай, я устала, – пожаловалась я спустя четыре часа. – Хватит на сегодня.

– Ладно, – с некоторым недовольством согласился Ханс. – Ты молодец, текст выучила, завтра будем разучивать сам номер. С музыкой, костюмом и прочим.

– Не рановато ли для костюмов? – нахмурилась я. – Их еще вроде бы даже шить не начали.

– Для тебя уже сшили, – ошарашил меня Ханс. – Все, на сегодня свободна.

Наконец-то! От всех этих бесконечных повторений одних и тех же звуков у меня уже голова пошла кругом. Подумать только! Несколько часов уделить разучиванию одной-единственной песни, тщательно выверяя каждый звук! А ведь мы даже не приступили к повторению уже пройденных сцен. Странно все это как-то… В душе я понимала – что-то здесь не так, но все никак не могла сообразить, что именно. Ханс ведь, по сути, режиссер этого спектакля, от его успеха зависит его будущая карьера, скорее всего. Это его работа – заниматься с актерами и певцами. Успокоив себя этой мыслью, я направилась в общежитие.

Мои соседки уже давно сидели в гостиной и выполняли домашнее задание. Черт! С этой репетицией совсем не осталось времени на то, чтобы переписать лекции.

– Долго же ты, – буркнула Эльза, увидев меня в дверях. – Мартина за ужином ворчала, что Ханс отменил репетицию и пропал неизвестно куда. Неужели он только с тобой занимался?

– Да, – устало выдохнула я. – Учили еще одну песню. У меня голова раскалывается… А ведь еще задания нужно выполнять…

Тут мне в голову пришла неожиданная идея. А ведь мне совсем не обязательно переписывать все лекции вручную! Можно отксерокопировать их на ксероксе, коих на Земле множество! Точно! Я сэкономлю несколько часов времени, избавлю себя от бесполезной работы, а главное – сохраню нервы в относительной целости. То что нужно! От этой светлой мысли даже головная боль поутихла.

– Оливия! – обратилась я к девушке. Сегодня она сидела особенно тихо, как мышка. – Расскажи мне о своем замужестве. Я ведь вижу: тебя что-то беспокоит.

– Просто я еще не привыкла к своему мужу, – тяжело вздохнула она. – Мы видимся по вечерам, когда я возвращаюсь домой, и мне кажется, что ему это не нравится. У нас не принято, чтобы замужние женщины учились в академиях. Я – редкое исключение.

А ведь и правда, за все время нахождения здесь я ни разу не видела в стенах академии еще одну девушку-оборотня. Здесь много дракониц, ведьм, вампирш, но вот оборотней женского пола, кроме Оливии, я не встречала.

– Оливия обладает редкими для оборотня качествами, такими как способность почуять другое существо на большом расстоянии, отменным слухом и равной с мужчинами выносливостью, – пояснила мне Эльза.

– Ого! – восхищенно воскликнула я. – Молодец!

– Спасибо, – улыбнулась девушка. – Поэтому отец и решил отправить меня на учебу. В наших стаях выходят замуж рано, как правило, в пятнадцать лет уже рожают первенца. Мне уже восемнадцать, и за спиной многие шушукаются, что, мол, останусь старой девой. А тут еще отцу поступило очень выгодное предложение… Вот он и решил усадить меня на два стула: и замуж выгодно отдать, но и дать возможность закончить учебу. Они долго спорили насчет брачного договора, но отец все же настоял на своем.

– Он тебя не обижает? – проницательно спросила я. – Твой муж хорошо с тобой обращается?

– Ну да, – неуверенно пожала плечом Оливия. – Правда, он очень недовольный почти все время… – Она вдруг замолчала, словно передумала говорить то, что вертелось у нее на языке.

– Говори. – Эльза взяла ее за руку и настойчиво заглянула в глаза.

– Он очень груб в супружеской постели, – призналась нам она. – Не считается с моими чувствами, не слушает никаких возражений, делает все только так, чтобы было хорошо ему, даже если мне больно. Еще я часто слышу упреки, что слишком взрослая, что молодая жена должна быть именно молодой, а не как я…

– Вот урод! – с чувством произнесла Эльза. – Молодую ему подавай! Знаем мы таких, любителей девочек помладше! У нас за подобные связи публично вешают!

– Полностью согласен, – вклинился в наш женский доверительный разговор Рафик, вынырнув из-за угла. Он запрыгнул на стол и сел возле Оливии, будто желал ее поддержать. – Твой муж – идиот и извращенец. Я вот совершенно не понимаю этих педофилов, которые любят девочек четырнадцати лет. Какое желание могут вызывать дети, кроме желания трахнуть их об стену?

– Рафик! – дружно взревели мы, возмущенные подобным высказыванием.

– Да как ты можешь? – оскорбленно воскликнула я, готовая ударить родного дядю.

– За такие слова можно и в окно улететь, – клацнула зубами Эльза, прожигая нахала взглядом.

– А что такого? – не понял нашего недовольства кот. – Я вот терпеть не могу детей и надеюсь, что у меня их никогда не будет. Даже ты, – обратился он ко мне, – когда была мелкой, невероятно меня бесила. Пронырливая, крикливая, шкодливая… Брр! Какое может быть счастье в орущем и несносном существе, которое вечно орет и требует к себе внимания? Вдобавок ко всему дети – самые продажные существа на свете. Как правило, я просто давал тебе конфету и говорил, чтобы ты ко мне не подходила. Всегда срабатывало.

– И меня не смущал говорящий кот? – с недоверием посмотрела я на дядю.

– Какой кот? – раздраженно воскликнул он. – Это было до того, как я стал таким. Неужели ты совсем не помнишь меня прежнего?

– Нет, – покачала головой я.

– Ну вот, ты даже не запомнила того, кто давал тебе конфеты, – многозначительно хмыкнул Рафик. – Правильно я делал, что откупался от тебя.

– Знаешь что? – зыркнула на него я. – У нас тут о другом разговор! Нужно думать, как помочь Оливии.

– А что тут думать! – взмахнул лапой кот, будто хотел стукнуть ею по столу. – Ей нужно обвести губы красной помадой, нанести на лицо пудру, подчеркнуть глаза черной подводкой и распустить волосы. Я бы еще рекомендовал надеть платье с глубоким вырезом, но это не обязательно.

– Зачем? – удивленно выдавила из себя Оливия.

– Затем, чтобы привлечь и соблазнить альфа-самца. Так у вас, оборотней, говорят? – Девушка смотрела на него с абсолютным непониманием, и тогда Рафик раздраженно объяснил: – Да развестись тебе с мужем нужно. Насколько я знаю, в вашей среде более сильный самец имеет право отбить самку у законного мужа, если она еще не забеременела от него. Если тебе твой благоверный не нравится, просто соблазни того, кто посильнее и попривлекательнее его. Затем применяй грубую женскую слабость.

– Это как? – не поняла я.

– Как обычно: дави на жалость. Плачь, рассказывай, как тебе с ним плохо, как он тебя обижает и не дает любви и ласки. Все просто!

– Я никогда на такое не пойду, – вздернула подбородок Оливия. – Это же полный бред! Как можно намеренно соблазнять другого самца, будучи замужем?

– Ну тогда не ной, – отмахнулся от нее Рафик. – Ты либо привыкаешь к тому, что у тебя есть, и не рыпаешься, либо цепляешься за любую возможность и борешься до последнего.

Девушка одарила кота обиженным взглядом и опустила голову, вернувшись обратно к домашнему заданию. Разговор окончен. Как мы ни пытались вновь обсудить тему ее брака, она не реагировала. Еще пара часов у меня ушла на чтение и записи, которые накопились только за этот день. Даже когда мои соседки все выполнили и разошлись, я сидела до самой ночи. Поставив в тетради последнюю точку под сложной схемой, суть которой мне не понять, я поплелась к себе.

Войдя в комнату, включила свет и взвизгнула от испуга. На кресле сидел Аристарх собственной персоной, вальяжно вытянув ноги. Когда первый шок от его неожиданного появления прошел, я испытала нечто похожее на радость. Рафик сказал, что он явится мириться не раньше чем через неделю, а Арис пришел буквально через сутки. Уставший, он смотрел на меня задумчиво, будто спрашивал: «Ну и где ты пропадала столько времени?»

– Привет, – первой поздоровалась я, все также держа руку на дверной ручке.

– Здравствуй, – кивнул в ответ Арис и встал, выпрямившись во весь свой драконий рост. – Как дела? Как учеба?

– Я много пропустила. – Даже не знаю, стоило ли отвечать на данный вопрос. Возможно, Арис задал его формально и развернутого ответа от меня не ждал, но сдерживаться я не стала. – Репетиция спектакля, недовольные преподаватели, куча бумажной работы и всевозможных заданий… Денек был не из простых. А ты как?

Странно, но мы оба, не сговариваясь, играли в странную игру, делая вид, что ничего не произошло. Несмотря на это, определенное напряжение между нами присутствовало.

– Примерно так же, – туманно ответил Арис и замолчал, пристально рассматривая меня. – Я рад, что ты уже успокоилась.

– Успокоилась, – подтвердила я, чувствуя себя неловко. – Но это не значит, что все нормально. Нам нужно поговорить. Ты ведь за этим пришел?

– Да, – неожиданно бодро ухватился Арис за эту фразу. – Я пришел поговорить с тобой. Маша, между нами…

– Постой! – перебила я и отошла от двери, направившись к шкафу-купе. Я открыла его и сразу же увидела сидящего на полке Рафика. Этот кабанчик занял собой почти все пространство полки. Судя по его изумленному взгляду, кот страшно поразился такому неожиданному повороту событий. Не давая ему времени прийти в себя, я схватила наглеца обеими руками и выставила за дверь. – Продолжай, – повернувшись к Арису, закрыла комнату на ключ и вся обратилась в слух.

– Я думаю, между нами возникло недопонимание. – Дракон прокашлялся. Похоже, эпизод с Рафиком его немного позабавил и даже поднял настроение. На губах Ариса играла легкая улыбка. – Я не думал, что ты так отреагируешь на такой пустяк. Да, признаю: я приказал добавить в твой напиток две травы. Да, лекари предупреждали меня, что это может иметь последствия. Я сожалею, что допустил такую ситуацию. Мне правда очень жаль, что из-за моей ошибки ты впала в длительный сон. Впредь обещаю тебе, все лекарства и добавки я буду обсуждать с тобой. А еще лучше, буду брать с тебя письменное согласие, чтобы претензий не было.

Эта фраза была произнесена с такой серьезностью, что невозможно было не хихикнуть. Хотя, возможно, смешного в этом мало и Арис действительно начнет брать с меня расписки.

– Принято, – с улыбкой кивнула я. – И ты меня извини за ту сцену, что я устроила. Сам подумай: я прихожу в себя, все тело болит, в сердце колет, в голове кавардак… И тут выясняется, что это все по твоей прихоти. Я не ожидала от тебя такого. За все время, что мы пробыли в пустоши, ты показал себя совершенно другим. Я думала, ты начнешь прислушиваться ко мне, обсуждать решения, но, видимо, ошиблась. Понимаю, такие люди, как ты, не привыкли решать что-то сообща, когда можно приказать…

– Маша! – перебил меня Арис. – Этого больше не повторится. Обещаю.

– В общем, мне жаль, что я закатила ту сцену, – покачала головой я, пытаясь выразить свои мысли стройно. – Я испугалась и в то же время разозлилась. Наверное, сильно опозорила тебя. – Это было больше похоже на вопрос, и Арис неопределенно качнул головой. – Извини меня. Впредь постараюсь ругать тебя так, чтобы этого не слышали подчиненные.

Черный дракон открыто улыбнулся и притянул меня к себе, вжимая в твердую грудь. Наверное, впервые за все время он обнял меня так просто, без какого-то особого повода. Я обхватила его и тоже сжала так сильно, как только могла. С души будто камень упал, даже усталость и головная боль отошли на второй план. Близость дракона оказалась невероятно приятной и такой желанной, что я с ужасом подумала о том, что Арис заглянул ненадолго и вскоре уйдет. Не хочу его отпускать! Он нужен мне сейчас также, как воздух. После тяжелого и выматывающего дня объятия Ариса, его теплые слова и улыбка вернули мне силы и желание проснуться завтра утром. Не представляю, как бы я жила всю неделю без него? Наверное, я бы не выжила.

– Иди сюда, – произнес Черный дракон и, подхватив меня на руки, сел на кровать и усадил меня к себе на колени. Не успела я опомниться, как его губы подарили мне крепкий поцелуй. Арис целовал меня уверенно и сильно, прижимая к себе и придерживая ладонью затылок, будто боялся, что я попытаюсь отстраниться. В этом поцелуе выразилось все облегчение и счастье от того, что наша ссора наконец-то закончилась.

Поцелуи быстро переросли в нечто большее. Я обхватила руками шею дракона и прижалась к нему еще сильнее. Под одеждой чувствовались напряженные мускулы, которые хотелось потрогать. Меня вдруг охватило забытое детское чувство, будто мне в руки попала интересная игрушка, которую я хочу изучить и проверить ее работу. Не мешкая, я начала расстегивать верхние пуговицы на одежде Ариса, но неожиданно его пальцы накрыли мою ладонь, фиксируя ее.

– Маша, ответь мне честно: ты не забеременеешь после этого? – Он смотрел мне в глаза с напряжением, будто от моего ответа зависело все его будущее.

– Точно, – уверенно кивнула я и этим утверждением будто спустила Черного дракона с цепи, на которой он сидел все это время. Арис начал активно раздевать меня, практически срывая одежду. Это было невероятно и дико. Когда я освободила своего мужа от нижней рубашки и отбросила ее в сторону, моему взору открылась мускулистая грудь, покрытая темными вьющимися волосками. Я прикоснулась к ней, чувствуя под пальцами их стальную упругость. Это так завело меня, что в глазах потемнело от желания. Арис продолжал целовать меня и ласкать, пробираясь к самым интимным зонам. Его руки проникли под мою юбку и начали сжимать ягодицы.

Не в силах больше терпеть, я наплевала на все и, расстегнув на драконе брюки, насадилась на его затвердевший орган удовольствия. От неожиданности Арис охнул и с удивлением посмотрел на меня. Я же положила руки ему на плечи, коленями уперлась в матрас и начала двигаться, подставляя грудь под нежные поцелуи дракона.

Я испытывала невероятные эмоции. Впервые мне удалось перехватить у Ариса инициативу и самой управлять всем процессом, контролировать ритм происходящего. Дракон с силой сжал мою талию и втянул в рот сосок, отчего тело пронзила острая волна удовольствия. Я никогда и никого не хотела так, как сейчас Ариса. Наши тела слились в одно целое, и уже невозможно было отличить, где я и где он. Как сумасшедшая, я скакала на нем, наслаждаясь его блаженной улыбкой. Происходящее нравится Арису не меньше, чем мне.

Вскоре у меня начали заканчиваться силы. Мышцы ног заныли, и энтузиазма у меня поубавилось. Черный дракон заметил это и вдруг резко перевернул меня на спину. Не успела я и глазом моргнуть, как поняла, что лежу головой на подушках, а Арис нависает сверху. Резкий толчок – и мы вновь единое целое. Как ни крути, а его движения все равно были более сильными, резкими, глубокими, обжигающими. За несколько минут я достигла пика наслаждения и закричала, выгнувшись всем телом. Мои пальцы вцепились в обшитую искусственной кожей спинку кровати, сжимая ее до побеления костяшек. Когда отголоски оргазма исчезли, я почувствовала себя выжатым лимоном.

– Потерпи чуть-чуть, – шепнул Арис и перевернул мое безвольное тело на живот. Дракон вошел в меня сзади и несколько минут совершал сильные и глубокие толчки, стремясь получить положенное ему удовольствие. Наконец он вздрогнул несколько раз и рухнул рядом, тяжело дыша.

– Надо почаще так мириться, – прошептала я, с улыбкой глядя на него.

– Я согласен, – выдохнул Арис. – А еще лучше будет не ругаться вовсе и сразу мириться, при малейших признаках конфликта.

Мы тихо рассмеялись. Когда наши тела немного остыли, он притянул меня к себе и крепко обнял. Так мы и заснули в моей комнате – уставшие, но счастливые.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю