290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Доверься мне или умри (СИ) » Текст книги (страница 15)
Доверься мне или умри (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Доверься мне или умри (СИ)"


Автор книги: Алисия Эванс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

ГЛАВА 15

– Маша! – позвал меня голос Ариса будто издалека. Я раздраженно дернула головой и перевернулась на другой бок. Так сильно хочется спать, что попытки разбудить вызывают страшное раздражение. – Этого мало, давай еще.

В тот момент, когда я почти провалилась в сладкий сон, произошло нечто очень неприятное: ноздри обжег ужасный аммиачный запах, отчего я волей-неволей проснулась. Этот «аромат» оказался настолько едким и противным, что меня затошнило, а мозг будто получил электрический разряд. Разлепив глаза, я увидела над собой Ариса и лекаря рядом с ним. Немолодая женщина держала в руках пузырек, из которого и исходил отвратительный запах.

– Она проснулась, господин, – кивнула Аристарху она. – Я ведь говорила, что сонные травы в сочетании с противозачаточными средствами провоцируют сильную сонливость. Вот и результат.

– Знаю, – поморщился Арис, будто съел что-то кислое. – Маша, ты как? – обратился он ко мне.

– Что происходит? – Я чувствовала себя ужасно. Это ощущение чем-то похоже на недосып, когда все тело охватывает неприятное стягивающее чувство тяжести и боли в районе сердца.

– Ты проспала весь день, – ошарашил меня Черный дракон и обратился к лекарю: – Это все или нужно что-то еще?

– Я бы рекомендовала хорошо поужинать и не перенапрягаться.

– Хорошо. Можешь идти.

Женщина ушла, а я приняла сидячее положение, сонно оглядываясь по сторонам.

– Что случилось? – пробормотала я. – Помню, как накатила сильная сонливость, и я с трудом доползла до кровати. Что это было?

И пусть я еще не до конца проснулась, но вопрос, отчего я вдруг отключилась посреди бела дня, волновал меня сильнее остальных.

– Маша, это моя вина, – неожиданно признался Арис, и на лице его промелькнуло виноватое выражение. – Я хотел, чтобы ты побольше отдыхала, и попросил лекарей добавить тебе в лекарственную настойку снотворных трав. Они предупреждали, что такое сочетание приведет к крепкому и долгому сну, но я настоял.

– Что? – не могла поверить я. Он только что признался, что фактически усыпил меня по собственной прихоти, да еще и не предупредил об этом? Сделал это просто потому, что ему так было бы спокойнее? Признание попросту не укладывалось в голове. А еще то, каким тоном Арис все это говорил. Звучит так, словно он пересолил блюдо и теперь жалеет об этом. – Зачем ты это сделал? – прошептала и уставилась на дракона так, будто вижу впервые в жизни.

– Я хотел, чтобы ты хорошенько выспалась, отдохнула после испытаний, – пожал плечами он. – Я ведь еще и поднял тебя на завтрак, не дал выспаться… Ну, что ты так смотришь на меня? Я ведь знаю, какая ты егоза! Пошла бы гулять, задержалась бы в парке, хотя тебе предписано отдыхать, а на улице жара. Я не хотел, чтобы тебе стало плохо. Маша, ну я же не думал, что эта смесь так подействует!

Посмотрев в окно, я наконец-то поняла, о чем именно говорит Арис. Когда я засыпала, было утро, солнце едва встало из-за горизонта, а сейчас за окнами непроглядная тьма. Я проспала не просто «весь день», как он выразился, а еще и весь вечер и, похоже, часть ночи. У меня возникло отвратительное чувство, будто меня отравили. Я совершенно не ожидала такого, не думала, что может произойти нечто подобное! Впереди был целый день, а теперь – раз! – и ночь.

– Что она говорила про противозачаточные средства? – вспомнила я слова лекаря и встала с постели, стараясь окончательно сбросить с себя остатки сна.

– Мы же обсуждали это с тобой, – закатил глаза Арис. – Чтобы ты не забеременела, тебе в еду и питье добавляли специальные травы…

– Какие, к черту, травы, Арис?! – рявкнула я, перебивая его. – Ты что творишь, мать твою за ногу! С какого такого драконьего хрена ты пичкаешь меня всевозможными травами, о которых я даже не подозреваю? Ты же говорил, что меня лечат от последствий прокола в позвоночнике!

– Не сквернословь, женщина! – повысил голос он, не демонстрируя никакого раскаяния. – Мы с тобой говорили о том, что для детей еще не время – я приказал давать тебе травы от беременности. Я сказал, что тебе рекомендовали спать – травы только помогают заснуть. Что не так? Мы все это с тобой обсуждали! Да, я не думал, что это сочетание подействует на тебя так сильно, но ведь это…

Я не выдержала. Впервые за долгое время эмоции одержали верх. Ненавижу, когда решают за меня, когда контролируют мою жизнь и заставляют играть по чужим правилам. Меня охватило такое острое чувство горечи и разочарования, что не было сил удержаться. Я поверила ему, доверилась его лекарям и слугам, а меня усыпили, потому что Арису приспичило напичкать свою домашнюю собачку двумя видами препаратов одновременно. Не справившись с собой, я подошла к дракону и залепила ему сильную пощечину.

Аристарх на несколько секунд прикрыл глаза, сильно раздувая при этом ноздри. Он даже не повернул голову в сторону, хотя удар у меня получился довольно сильный, щека дракона заметно покраснела. Признаться честно, как только я нанесла удар, так тут же сердце пронзило чувство вины и сожаления. «Насилие – это не выход из положения, а лишь способ усугубить проблему» – так всегда говорил мне отец. Я не должна была опускаться до рукоприкладства, но сейчас уже ничего исправить нельзя.

Арис открыл глаза и посмотрел на меня. Холодно, недовольно, будто это я его отравила, а не он меня.

– Я возвращаюсь в академию, – отчеканила, глядя в глаза Черному дракону. – Немедленно!

– Приказы здесь отдаю я, – тихо ответил Арис, потирая щеку.

– Если будешь держать меня в своем замке насильно, я подниму такой визг, что сюда явится сам император, – чеканя каждое слово, сказала я. В глубине души присутствовало понимание, что все это – пустые угрозы, ведь Арис легко может окружить спальню барьером, как делал это в академии, и никто меня не услышит. Даже папа. – Оставаться с тобой в этом замке я не намерена. Если тебе пришло в голову тайком кормить меня снотворным и противозачаточным, то ожидать можно чего угодно. Что ты сделаешь завтра? Накормишь меня травой, которая начнет размягчать хрящи в теле? Я ведь наполовину человек, у меня тело не такое гибкое, как у тебя!

– Прекрати! – рыкнул Арис. – Я признаю, что поступил опрометчиво. Впредь буду ставить тебя в известность обо всем, что добавляют в еду.

– Я возвращаюсь в академию, – настойчиво повторила ему, выговаривая каждую букву. – Сейчас же!

– На дворе ночь, – раздраженно произнес Черный дракон. – Куда ты собралась посреди ночи?

– Туда, где меня не будут накачивать снотворным! – рявкнула ему в лицо я и направилась к выходу. Распахнув двери и задев ими дежуривших охранников, я закричала на весь коридор: – Папа! Папа!

Мой крик разбудил весь дворец. Еще бы! Оперный голос, звучащий в полную силу, способен мертвого из могилы поднять. Даже стражники вздрогнули от этих громких, наполненных силой звуков.

– Маша, прекрати этот цирк! – раздраженно прошипел Арис и попытался втащить меня обратно в свои покои. Это стало его ошибкой. Дракон обхватил меня за талию и поднял вверх, но я начала отчаянно сопротивляться, колотя его по рукам. Со стороны это выглядело очень неприглядно: Арис пытался затащить в спальню кричащую и сопротивляющуюся девушку.

– Отпусти ее! – услышала я рев отца, а через секунду он уже отбивал меня у мужа, пытаясь разомкнуть его руки. – Отпусти мою дочь, ты, урод!

Не знаю, чем бы все это закончилось, если бы не вмешалась стража и не разняла бы этот клубок борющихся тел. Обеспокоенные шумом придворные и гости дворца начали выглядывать в коридор, послышались перешептывания. Арис перестал меня удерживать и толкнул в руки отца.

– Отправляйся куда хочешь! – прошипел он и отвернулся. – Проводите этих двоих до академии и передайте лично в руки ректора!

Отдав этот приказ, Арис закрылся в своих покоях, не забыв громко хлопнуть тяжелой дверью.

Я сидела на своей кровати в общежитии и пялилась в непроглядную ночную тьму. На дворе глубокая ночь, все спят, и только я отоспалась на день вперед. Ссора с Арисом никак не шла из головы, лишала покоя и заставляла испытывать противоречивые чувства. С одной стороны, вся моя сущность противилась конфликту с ним, будто внутри проснулся некий инстинкт, который твердил, что с Черным драконом ругаться нельзя ни при каких обстоятельствах. И в то же время разум отчетливо сознавал, что его поступок нельзя было так просто оставить, ограничившись банальным «ай-яй-яй».

Подумать только! Дракон, с которым мы преодолели Мрачную пустошь, боролись друг за друга и всегда готовы были прийти на помощь, приказал тайно напоить меня какими-то травами, которые при смешении дали очень опасный эффект. Дело не только в том, что я проспала четырнадцать часов без задних ног. У меня начались боли в сердце, которых давно уже не было. Я почувствовала это в тот момент, когда нас с отцом доставили в академию. Резко кольнуло в левой половине груди, но это быстро прошло. Вот и теперь не покидало ощущение дискомфорта, будто сердце бьется с трудом.

Могла ли я повести себя иначе? Могла ли избежать столь сильной ссоры с Аристархом, к которому за эти дни успела прикипеть душой и телом? Да, скорее всего, я зря его ударила. Но вот обо всем остальном сожаления не было. Я видела в глазах Ариса желание изолировать меня от остального мира. В тот момент это казалось равносильно заключению под стражу, а по факту так оно и было.

В общем, покопавшись в себе около часа, я пришла к выводу, что хочу мира с Арисом, но так, чтобы он раз и навсегда понял: делать со мной и моим здоровьем что-либо, не поставив в известность меня, недопустимо. Удивительно, почему ему нужно доводить до сведения такие простые истины!

Поразмыслив еще немного, я попыталась понять ход мыслей Ариса, используя знания об этом мире. Здесь царит махровый патриархат, решения мужчин не обсуждаются. Тем более таких мужчин, как Аристарх. Здесь наверняка действует закон: что бы ни решил глава рода, это во благо. Даже если он приказал дать жене два плохо сочетающихся препарата, которые вызвали нездоровый глубокий сон и плохо повлияли на сердце.

Неожиданно дверь моей комнаты приоткрылась, и внутрь просочилась темная продолговатая тень. Рафик. Кот плавно вошел внутрь и запрыгнул на кресло. Я чувствовала на себе его пристальный изучающий взгляд, но сама смотрела в окно и игнорировала присутствие дяди. Знала, что он начнет разговор первым, начнет спрашивать, где была, что случилось, но подобные вопросы вызывали лишь раздражение. Нет у меня настроения рассказывать Рафику о злоключениях в пустоши. Однако он не стал задавать наводящие вопросы и сразу перешел к главному.

– Чебульпехались? – прищурив глаза, спросил дядя.

– О боже, отстань! – оскорбленно воскликнула я.

– Чебульпехались, – утвердительно вздохнул кот и принял лежачее положение, будто успокоился и услышал то, что ожидал услышать.

Я решила игнорировать дядю с его идиотскими вопросами. Ну как можно так себя вести? Его единственная племянница пропала без вести, он наверняка уже знает, что мы с Арисом были в Мрачной пустоши, но Рафика не волнует мое самочувствие и душевное здоровье. Его волнует только секс! Причем не его секс. М-да… Видно, жизнь в кошачьем теле помутила рассудок моего дяди.

– Понравилось хоть? – продолжал гнуть свою линию он, чем заслужил от меня полный гнева взгляд. Еще немного, и я запущу в эту наглую кошачью морду тапкой или чем потяжелее.

– Тебя хоть немного волнует то, где я была все это время?! – ядовито поинтересовалась я.

– Я и так знаю, – равнодушно ответил дядя, махнув лапой. – В пустоши ты была вместе со своим муженьком. Об этом уже вся империя в курсе. Тут знаешь какой переполох начался, когда вы пропали? Ты-то ладно, не велика потеря, но вот Аристарх – важная персона. Четвертый человек в государстве как-никак. Тут всю академию прошерстили, личная гвардия императора прибыла, всех опрашивали и осматривали. Думали, похитил он тебя да где-нибудь в уютном домике на берегу проверяет вашу совместимость, – не удержался Рафик и хихикнул. – Ан нет! Оказалось, вас за каким-то дьяволом занесло в такие, кхе-кхе… дальние дали, что даже я удивился. Говорят, это магия Цвета. Ну, вообще-то решение верное. Аристарх опытный воин, для него смотаться из одного конца пустоши в другой – как за хлебом сгонять. Правда, довесок вроде тебя ему всю задачу усложнил, эх… – горестно вздохнул дядя и тут же заржал: – Ну хоть сладкого ему перепало!

– Какой же ты циничный и отвратительный тип, – поморщилась я. Неудивительно, что такого грубияна и хама превратили в кота. Я бы, наверное, на месте Ариса поступила бы так же.

– Я реалист, – перестал смеяться Рафик и заговорил обычным тоном: – Вижу мир таким, какой он есть, без розовых очков, которые обычно любят носить малолетние девочки-полукровки.

– Уйди, – шепнула я и отвернулась.

– Никуда не пойду, пока не скажешь, понравилось тебе или нет? – нагло заявил кот.

– Понравилось, – устало закатила глаза я, надеясь, что после положительного ответа дядя отстанет. Куда там!

– Ну а чего тогда с ним разругалась? – продолжал допытываться он. Признаться, я очень удивилась такой осведомленности, но промолчала. – Если мужик тебя через пустошь провел, да еще и умудрился по дороге клубничкой порадовать, какие к нему могут быть претензии?

– Он приказал давать мне травы и даже не предупредил об этом, – с комом в горле начала объяснять я. – Снотворное и от беременности. Лекари предупреждали, что это может плохо на мне сказаться, но он настоял. В итоге я очень резко отключилась, еле дошла до кровати и проспала четырнадцать часов. Наверное, я бы и дальше спала, но он все-таки догадался позвать лекаря и разбудить меня какими-то пахучими смесями.

– Ну и как? – склонил голову набок Рафик. – Чем все закончилось?

– Я очнулась, разъярилась, ударила его, – вздохнула я, глядя в окно. – Потребовала немедленно вернуть меня в академию. До сих пор в голове не укладывается, как он мог отдать приказ напичкать меня непонятными сочетаниями трав и даже не посоветоваться? Даже, черт возьми, словом не обмолвиться о том, что мне пропишут такие-то препараты и они могут дать эффект сонливости. Но нет! Молча опоил и был таков! В общем, начался скандал, и Арис сказал, что я могу отправляться куда угодно.

– М-да… – протянул Рафик. – Я ошибался.

– В чем? – не поняла я.

– Раньше думал, что твои отец с матерью – самая придурковатая пара из всех. Ошибся. Вы с Аристархом еще более чокнутые, чем они.

– Ой, отстань! – воскликнула я, махнув рукой. – Только и делаешь, что оскорбляешь. Нет бы посоветовал что-то дельное!

– Да что тут советовать-то! Аристарх принял единственно верное в этой ситуации решение: отослал тебя с глаз долой. Пощечина для дракона – страшное оскорбление. Если жена бьет мужа, это означает серьезный разлад в семье, который зачастую заканчивается приходом в Совет. Я бы на его месте тебя запер где-нибудь до утра, чтобы остыла, но он принял решение отправить тебя подальше. Так-то оно лучше. Оба придете в себя, все обдумаете и поговорите.

– Мне кажется, он не станет со мной разговаривать, – поделилась я своими переживаниями.

– Да куда ж он от тебя, дурехи, денется-то? Может, и рад был бы сбежать, да не может – ты его Шафат. Инстинкты, все такое… Мне даже интересно, сколько этот любитель клубнички на природе продержится? Я ставлю на то, что припрется через неделю с подарками.

– Или через месяц, – меланхолично кивнула я. Что-то не верилось, что гордый дракон способен сам явиться ко мне после всего этого.

– Да ну, не выдержит он месяц, – махнул лапой Рафик. – Прибежит как миленький. Главное, ты с него стребуй побольше в этот момент, когда он будет поглощен чувством вины, что расстроил свою Шафат. Попроси у него шубу, кольцо с бриллиантом и новый компьютер, а то твой старик уже из моды вышел.

– Мне будет достаточно, если он просто перестанет опаивать меня и проводить за моей спиной опасные манипуляции.

Даже не знаю, зачем я все это рассказываю своему дяде-коту. Все равно ведь не поймет.

– Ой, да успокойся ты! После такой истерики, что ты устроила в его дворце, он тебе теперь к каждому кусочку пищи будет прилагать результаты атомно-абсорбционной спектрометрии. А сейчас заканчивай страдать и строить из себя жертву! Тебе завтра на пары, ректор уже распорядился. Будешь объяснять своим друзьям, куда ты исчезла и что делала.

– Что тут произошло в мое отсутствие? – вздохнула я. В чем-то он прав. Сделанного не воротишь, а завтра важный день.

– В академии, кроме поисков, ничего особенного, – лениво пожал плечами кот. – А вот остальное завтра узнаешь, пусть тебе твои подружки сами рассказывают, что там у них приключилось и кого куда выдали.

– Ты о чем? – нахмурилась я.

– Завтра узнаешь, – упрямился Рафик. – Знаешь, этот Крис такой странный, – перевел тему он. – Ходил тут, вынюхивал что-то, к соседкам твоим примазаться пытался. Не похож он на студента, больше на взрослого мужика смахивает, который косит под молодняк.

– Тоже заметил? – кивнула я, чувствуя удовлетворение оттого, что не мне одной Кристофер показался очень уж выделяющимся из массы старшекурсников.

– Ага. Я тут походил за ним, понаблюдал… Ну то, что он почти в совершенстве владеет боевыми искусствами, – это вне всяких сомнений. Да, пытается намеренно совершать ошибки, но опытному глазу сразу видно, что это блеф. Думаю, этот Крис – шпион Аристарха.

– Что?! – изумилась я столь шокирующему предположению. – Ты сейчас серьезно?

– Вполне. Это самое простое и логичное объяснение. Иначе с чего бы Аристарху быть таким спокойным и так легко отпускать тебя в академию? Да Черный дракон никогда в жизни не отпустил бы тебя учиться, не находись ты под пристальным наблюдением и охраной. Крис потому и пытается влиться в вашу компанию, чтобы быть поближе к своему объекту охраны.

– Он, что же, будет докладывать Арису обо всех моих словах и действиях?

– Не без этого, конечно, – хмыкнул Рафик, – но охрана тебе и впрямь не помешает. Я видел этого парня на тренировках, поверь, он очень хорош в деле. Я сейчас о боевых навыках, если что.

– Рафик, – усмехнулась я, смотря на дядю, как на дурачка, – ты правда думаешь, что Арис мог приставить ко мне мужчину, который хотя бы в теории может проявлять ко мне интерес? Я в это не верю.

– Он к тебе интерес не проявит в любом случае, его за это казнят. А вот ты можешь подобную глупость совершить.

– Все, отстань! – отчеканила я и отвернулась. Предположение Рафика меня очень удивило. Я раньше и не думала, что Арис пойдет так далеко, что приставит ко мне охрану из числа своих близких друзей. Однако эта теория прекрасно объясняет, почему Черный дракон позволил мне здесь учиться так просто, не выдвигая никаких условий. Он знает, что я у него под присмотром. Злости и обиды от того, что меня не поставили в известность, не было. Напротив, стало приятно, что таким образом Арис заботился обо мне. Если позаботился об охране, значит, переживает, хочет быть уверенным в том, что я в безопасности. Эх, как же тошно от того, что мы так сильно поссорились…

Утро наступило довольно быстро. За эти несколько часов тишины (благо Рафик ушел по своим делам) я смогла утихомирить свои чувства и привести мысли в относительный порядок. Собрала сумку на лекции, пролистала учебники и конспекты, настроилась на учебный лад. Нужно быть готовой к тому, что мне будут задавать одни и те же вопросы. По дороге в академию мне объяснили, что со всеми посторонними данную тему нужно обсуждать как можно меньше, отделываться короткими фразами и давить на то, что мне не хочется все это вспоминать.

Хм, интересно, а в академии уже знают, что мы с Арисом женаты? Помнится, раньше об этом никто особо не распространялся, и большая часть народа ничего не слышала о нашей свадьбе. Но теперь-то наверняка многие начнут задавать вопросы. Ох, как не хочется посвящать общественность в свое семейное положение! Только сейчас поняла, что, когда о нашем браке узнают все вокруг, жизнь моя серьезно усложнится.

Когда утро окончательно вступило в свои права, я взяла сумку и отправилась в гостиную. К моему удивлению, соседки уже были на кухне и тоже готовились к новому дню. Они о чем-то разговаривали, но стоило мне войти в комнату, как тут же воцарилась мертвая тишина. Эльза и Оливия вперились в меня изумленно и на несколько секунд застыли немыми статуями. Я же просто стояла и перекатывала стопу с пятки на носок.

– Маша, – первой пришла в себя тихоня Оливия, – это правда ты?

– Да, – пожала плечами я. – Вернулась. Вы уже небось привыкли жить без меня, а теперь придется вновь терпеть мое общество.

– Слава Луне! – выдохнула девушка-оборотень и встала, чтобы подойти и обнять меня. Только сейчас я заметила – что-то в ней незримо изменилось. Правда, я не могла с ходу определить, что именно. – Мы так переживали! Все говорили, что глава Черного клана похитил тебя в отместку за преступления твоего отца и за то, что ты сама его унизила. Кто-то пустил слух, что он требует у твоего отца обменять твою жизнь на его публичное покаяние с последующим самосожжением. А потом стали шептаться, что он изнасиловал тебя и отдал на растерзание солдатам… Маша, так что с тобой произошло на самом деле? – Оливия вцепилась мне в плечи в ожидании ответа.

– На изнасилованную ты не тянешь, – цокнула языком Эльза, которая все это время стояла в стороне. – Загорела сильно, будто на поле работала без продыху. Глаза сияют, как у невесты после медового месяца. Признавайся, как тебя пытал Черный дракон? Заставлял картошку копать?

– Нет, но лучше бы это была картошка, – глупо улыбнулась я, в душе чувствуя теплоту от их искреннего беспокойства.

– Так, где ты пропадала? – заглянула мне в глаза Оливия.

– Ох, девочки, я не очень хочу это обсуждать, – вздохнула я. – Если коротко, то Цвет забросил нас с Аристархом в Мрачную пустошь, – изумленный вздох соседок, – и все это время мы выбирались оттуда. Пересекли это проклятое место с севера на юг.

– Странно, – нахмурилась Эльза, пока Оливия приходила в себя от услышанного. – Почему именно вас двоих и зачем именно туда?

Я издала тяжелый вздох и возвела глаза к потолку. Сердцем чувствую: что бы ни соврала, они мне не поверят. Однако нужных слов, чтобы сказать им правду, тоже не нашлось, поэтому я просто задрала рукав и продемонстрировала соседкам брачное тату.

– Чтоб меня вампиры загрызли! – ахнула Оливия и приложила ладони к щекам. – Ты стала его женой!

– Я так и знала, – хохотнула Эльза. – Между вами все время что-то такое искрилось, что я сразу подумала: эти двое – пара. Я так понимаю, выяснился сей факт случайно, когда он пытался тебя казнить?

– Да, – призналась я. Все-таки хорошо, когда люди сами все понимают и им не нужно ничего объяснять.

– Поверить не могу, – качала головой Оливия. – А ведь Мартина своим подружкам только и твердит о том, что она – Шафат главы Черного клана.

После этих слов мне захотелось свернуть шею ушлой драконице. Пусть попробует приблизиться к Арису – прибью на месте и не посмотрю, что она раза в полтора тяжелее меня. Душу обуяла такая черная ревность, что я с трудом разжала кулаки.

– Какая разница, что кукарекает эта курица? – натянуто улыбнулась девочкам. – Надеюсь, вы понимаете, что об этом лучше не распространяться?

– Будем молчать, хотя многие и так догадаются, – пожала плечами Эльза.

– А как у вас дела? Что-нибудь произошло, пока меня не было?

Девочки переглянулись, и в итоге ответила мне Оливия.

– Я тоже вышла замуж, – ошарашила меня она. – Четыре дня назад. – Говорила Оливия совершенно безрадостно, будто это событие не стало для нее самым счастливым событием последних дней, а, наоборот, огорчило.

– Подожди, но ведь ты не собиралась замуж, – заметила я.

– Отец решил, что пора, – вздохнула девушка, в глазах ее промелькнула боль, которую она быстро спрятала. – У нас так принято. Девушка может узнать о своем замужестве за несколько месяцев до свадьбы и может за два дня, как я.

– Женщины не принимают решения о согласии на брак? – осторожно спросила я.

– Нет, все решает отец. Ему поступило очень выгодное предложение от альфы из соседней стаи, и меня тотчас начали готовить.

– Это еще хорошо, что разрешили доучиться, – встряла Эльза. – Могли просто забрать, чтобы начала рожать щенят.

– Да, это было прописано в брачном контракте, – грустно кивнула Оливия. – Муж даст мне время закончить учебу и не будет запрещать посещать академию.

– А как вы общаетесь с мужем? – осторожно спросила я. – Вы вообще были знакомы до свадьбы?

– Нет, – честно ответила девушка. – Увиделись только во время брачной церемонии. Вроде бы я ему понравилась.

– А он тебе?

– И он мне, – совсем уж неубедительно соврала Оливия. Вид у нее в этот момент такой, что сразу понятно: муж пришелся ей не по нраву с первого взгляда.

– Ну вот, я сама не заметила, как стала единственной незамужней в своем же блоке, – рассмеялась Эльза, разрядив обстановку. – Надеюсь, так все и останется, потому что ухаживания этого Криса и странные намеки от твоего друга, – многозначительный взгляд в сторону Оливии, – уже начинают напрягать меня. Ладно, хватит нам тут языками чесать. Пора на занятия.

– Вы дадите переписать лекции? – спросила я. – Кажется, меня скоро выгонят из академии, потому что на занятиях почти не появляюсь.

– Ну, выгнать почетного студента они не могут по закону, – усмехнулась Эльза, – но вот некоторые преподаватели и вправду недовольны тем, что ты много пропускаешь. Их немного, но будь готова, что они выскажут тебе свое «фи». А насчет лекций не переживай.

Общение с соседками помогло мне хоть немного отвлечься от ссоры с Арисом. Мы с девочками смеялись, шутили и веселой компанией вошли в столовую. Я сразу заметила повышенный интерес окружающих к моей персоне. При нашем появлении сразу смолкли разговоры, многие начали шептаться и без стеснения пялились на меня. А что я? Задрала подбородок, натянула на лицо приветливую улыбку и всем своим видом излучала хорошее настроение. Нужно сразу пресечь все разговоры о том, что Арис похитил меня. Пусть видят, что я в полном порядке и практически восстановилась после путешествия через Мрачную пустошь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю