290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3 (СИ) » Текст книги (страница 18)
Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3 (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3 (СИ)"


Автор книги: Алисия Эванс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 18

Одним прекрасным утром меня разбудил мягкий поцелуй в губы. Открыв глаза, я увидела перед собой лицо Ариса. Сначала решила, что это сон, но быстро поняла, что это не так. Он улыбался, а я замерла в нерешительности и волнении. Нужно ему как-то сказать. Нужно…

– Что с тобой? – хрипло спросил Арис, улыбка его погасла. – Не вижу радости в глазах. Ты не рада меня видеть?

– Рада, – прошептала я, но как-то не слишком радостно. – Ты вернулся?

– Да, но всего на несколько дней, – Арис склонился ниже и вновь поцеловал меня. – Ну же, душа моя, улыбнись. Что с тобой?

– Арис, скажи, что с моим отцом? – спросила я, внимательно наблюдая за реакцией дракона. Он удивленно вскинул брови, моргнул и сглотнул.

– С отцом? – повторил он, делая вид, что не понимает, о чем спрашиваю. Однако, но понимал. Я видела в глубине его глаз, что он понимает, о чем я говорю. – Насколько я знаю, он в Красном клане, занимается делами, а что?

– Я хочу его увидеть, – попросила, гадая, что ответит Арис. – Безумно соскучилась.

– Маша, – Арис свел брови к переносице, – это срочно? У тебя сессия, спектакль. Может, подождешь?

– Нет, – жестко отрезала я. – Мне нужно увидеть его завтра же, иначе я сойду с ума и сама отправлюсь к нему, и только попробуй меня остановить!

– Хорошо! – сдался Арис, раздраженно закрыв глаза. – Завтра мы навестим его. Может, теперь ты обнимешь меня? – Черный дракон выставил вперед руки, предлагая прижаться к нему, что я и сделала. Раньше мне казалось, что эта встреча принесет только радость, но сейчас чувствую лишь напряжение. Даже когда я прижалась к Арису и вдохнула его пьянящий запах, мне не стало легче. Словно тяжкий груз повис на душе.

– Есть ещё кое-что, – негромко произнесла я. В горле встал ком.

– Да? – заинтересовался дракон и отстранился, чтобы смотреть мне в глаза.

– Арис… – начала было я, но слова застряли в горле.

– Маша, не пугай меня, – насторожился Арис. – Что случилось? Говори!

– Арис, я беременна, – выпалила я на одном дыхании. Хотелось зажмуриться, но я смотрела в его лицо. Смысл сказанного мой муж понял сразу. С минуту он хмуро смотрел на меня, раздумывая. Я думала, за время его молчания у меня остановится сердце. Пусть скажет хоть что-нибудь! Понять по его взгляду, о чем он думает, невозможно.

– Уверена? – хриплым голосом спросил Арис. Вид у него был совсем не радостный.

– Абсолютно, – кивнула я. – Знаешь, у меня даже есть фотография, – мне вдруг подумалось, что изображение малышей поможет ему осознать эту новость и воспринимать её более позитивно. В конце концов, одно дело – абстракция, а с другой – реальное изображение будущих детей. Я протянула Арису фотографию с узи, на которой четко были видны две головы наших двойняшек.

– Что это? – не понял он, всматриваясь в черно-белые очертания.

– Это исследование внутренних органов, оно помогает заглянуть внутрь человека, понимаешь?

– О, боги, – едва Арис понял, что перед ним, его лечи опустились, словно непосильная ноша легла на них. Лицо дракона посерело, выражая ужасную трагедию. В этот миг все надежды на счастливый исход ситуации растаяли, как снег по весне. Арис не просто расстроился от новости о беременности, он впал в настоящий траур. Никогда не видела его таким поникнувшим, скорбным, разочарованным и опустившим руки. Для него это настоящая трагедия. Дракон молча смотрел на снимок, не отрывая взгляда.

– Арис, всё будет хорошо, – чуть не плача, прошептала я.

– Хорошо? – шепотом повторил он. – Нет, Маша… После ЭТОГО, – сглотнул он, – уже ничего не будет хорошо… Ничего… – шумно втянув воздух, дракон встал, не глядя на меня. – Нужно сообщить семье, – произнес Арис с таким видом, словно ему необходимо сообщить кому-то о смерти родственника.

– Сейчас? – удивилась я.

– Немедленно, – решительно кивнул он, всё еще не глядя на меня. – Одевайся.

Пока я принимала душ и подбирала одежду для визита в его дворец, Арис всё ещё сидел на кровати с видом абсолютно убитого человека. Я старалась не показывать свои чувства, уговаривая себя, что ему просто нужно время. Я ведь тоже не сразу приняла эту новость.

– Ты ведь говорила, что беременности не случится, – безжизненным голосом произнес дракон. – Говорила, что что-то принимаешь.

– Видимо, из-за наших злоключений я забыла выпить таблетку, – пожала плечами я. Это был упрек с его стороны?

Когда я собралась, Арис в кратчайшие сроки переместил нас в свой дворец и приказал собрать в малой столовой всех своих приближенных: мать, сестер, Криса и ещё пару близких друзей. Мы с ним сели во главе стола. Я хотела провалиться сквозь землю и с трудом удерживалась от того, чтобы не зарыдать в голос. Почему я чувствую себя преступницей? Почему у Ариса такой вид, словно кого-то убили? Неужели беременность для него – это настолько тяжелое событие?

– Аристарх, что произошло? – обеспокоенно спросила Катерина, когда все расселись. Арис встал. Все взгляды были устремлены только на него. Он вдохнул воздух поглубже и с крайне прискорбным видом сообщил:

– Мария беременна.

– Так, это же прекрасная новость! – просияла его мать.

– У нашего ребенка две головы, – выдохнул дракон, словно испустил дух. Катерина прижала ладони ко рту, раздались испуганные ахи и вздохи. Когда до меня дошел весь абсурд ситуации, я не смогла сдержаться и начала ржать, как конь.

В столовой начались перешептывания, на меня косо смотрели, а Катерина до сих пор не могла прийти в себя после известия от сына. Сам Арис смотрел на меня со смесью жалости и сожаления. Отсмеявшись, я вытерла слезы и прямо спросила:

– Какие ещё две головы? Ты что несешь?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Перешептывания тут же стихли, а вот во взгляде моего мужа промелькнула растерянность.

– Ты ведь показала мне… – нахмурился он, доставая из кармана смятую фотографию уз-исследования. – Вот, – дракон сунул её мне.

– Арис, это двойня! – в моем голосе смешались смех, боль, разочарование и отчаяние, вызванное его глупостью.

– Как двойня? – таким растерянным и удивленным я не видела Ариса никогда, но сейчас не было никакого желания сочувствовать ему. В этом обществе публично оскорбить мужа значит совершить преступление, но я не выдержала.

– Дурак! – в сердцах воскликнула я и под пристальными взглядами всей его семьи выбежала из столовой. Да ну его! Сил нет терпеть его глупость! Как можно было додуматься до подобного?! Двухголовый ребенок! Да сам он…безголовый!

Я прибежала в его спальню и захлопнула двери. Затем, немного подумав, потребовала принести мне чай и пирожные с сырным кремом. Пройдя в гостиную, я упала в кресло и попыталась успокоиться. Умеет Арис вывести из себя…

Однако, долго побыть наедине с собой мне не дали. Дверь покоев стремительно отворилась, и вскоре в гостиную вошел безголовый отец двухголового ребенка собственной персоной. Выглядел он весьма решительно.

– Маша, это уму непостижимо! – воскликнул он с порога. – Почему ты мне сразу не сказал, что беременна, да ещё и двойней?! Почему ты прислала мне срочное извещение? Пусть бы я получил его позже, но получил бы! Ты хоть понимаешь, что повела себя крайне легкомысленно и безответственно?!

– Знаешь, что?! – в ярости я вскочила с кресла и с грозным видом подлетела к мужу. – Я молчала, потому что боялась! Боялась, что ты заставишь меня прервать беременность, потому что не хочешь этих детей! Ты говорил, что никогда не допустишь моей беременности, запугал меня, и теперь… – нет, так дело не пойдет. Я на две головы ниже Ариса, а эту речь нужно произносить с достоинством. Дракон смотрел на меня сверху вниз, как на ребенка, который совершил проступок. – Стой здесь! – скомандовала я и вышла в соседнюю комнату за стулом. Поставив изящный предмет мебели прямо перед драконом, я встала ногами на мягкое сидение, и тогда мое лицо оказалось выше на несколько сантиметров. – И теперь я могу четко заявить, что ты – чудовище, Арис! Я люблю этих малышей. Это мои дети, понимаешь?! И ты совершил преступление, пытаясь отнять у меня возможность стать матерью! Только попробуй сказать, что нужно избавиться от них, и я придушу тебя своими руками. Понял?!

– Понял, – улыбнулся Арис, смотря на меня так, словно ему очень хочется рассмеяться. – Моя грозная малышка, – с нежностью произнес он, не скрывая веселья.

– Тебе смешно? – прищурилась я.

– Да, – не стал скрывать Арис. – Но я не понимаю, почему ты злишься.

– Потому что ты относишься к моей беременности как к чему-то ужасному, – с болью выпалила я. – Знаешь, что? Если ты не изменишь своего отношения, я соберу вещи и уеду. Рожу и воспитаю их сама, а к тебе мы не будем иметь никакого отношения…

Мою пламенную речь резко оборвали, запечатав рот поцелуем. Арис обхватил мою талию руками и резко рванул на себя, вынуждая врезаться в его грудь и прижаться к нему, чтобы не завалиться набок. Он целовал меня самозабвенно, нежно, но в то же время не позволяя отстраниться и заговорить. Поначалу я пыталась сопротивляться, упиралась в его грудь руками, но быстро поняла, что это бесполезно. Только когда я успокоилась, Арис прекратил поцелуи.

– Не произноси больше таких слов, – мягко попросил он, смотря мне в глаза. – Что бы ни происходило между нами, я – отец, а ты – мать. Лекари исследуют тебя, и тогда мы решим, как действовать дальше. У драконов не рождаются двойни, – изумленно прошептал он, покачав головой. – Это что-то совсем из ряда вон выходящее…как и всё, связанное с тобой, – вздохнул он, одарив меня грустной улыбкой, за которой просматривалась боль. Всё же он переживает.

Осмотр не выявил ничего нового. Прозвучало всё то же, что я уже слышала от Анжа. Лекари удивились, что беременность протекает столь гладко, практически идеально. Это большая редкость даже для здоровых полнокровных дракониц, а уж для полукровки, носящей двойню… Арис вел себя очень нервно. Осознав, что у него не будет двухголового ребенка, но будет два полноценных, он требовал от лекарей самых подробных ответов и обсуждения всех рисков, даже самых незначительных

День прошел в разговорах и прогулках. Конечно, первым делом мы обсуждали беременность. Черный дракон был вынужден принять её, обратно уже ничего не отмотать. Лекари прямо сказали, что прервать её без серьезного вреда для моего здоровья невозможно. Арис не стал делать вид, что эта новость его обрадовала. Он пребывал в задумчивости, то и дело спрашивая меня о самочувствии, об уходе за детьми и, конечно, о родах. Пришлось заверить его, что я не умру.

Когда все улеглось, ближе к вечеру дракон смог расслабиться и без умолку рассказывал о том, как провел эти месяцы в Пустоши, описывал сражения с морглами и тайные вылазки к границе демонов, делился смешными историями и байками. Когда эти истории закончились, мы вновь вернулись к обсуждению моей беременности. Незаметно наступил вечер, а за ним – ночь. Весть о двухголовом ребенке разнеслась по дворцу, и теперь вся прислуга хихикала в коридорах, пересказывая друг другу утренний конфуз. К сожалению, наше счастье вновь оказалось нарушено самым наглым образом. Посреди ночи Ариса вновь вызвали на службу, буквально вырвав его из постели. Он оделся как пожарник, приговаривая, что это очень важно. Как я поняла, произошло чрезвычайное происшествие.

Мне было приказано спать и ни в коем случае не волноваться. Это прозвучало именно как приказ, потому что меня не покидало ощущение, что если я всё таки начну переживать, последует наказание. Утром лекари разрешили мне отправиться обратно в Академию, о чем письменно уведомили Ариса. Он требовал, чтобы чуть ли не на каждое мое движение выдавали разрешение, и это ужасно бесило.

Однако, слово свое он сдержал, и на следующей день ко мне в Академию прибыл отец! Я глазам своим не поверила, когда вернулась с занятий, а посреди комнаты стоял он, улыбающийся и счастливый.

– Папа! – вскликнула я и как маленькая бросилась к нему, повиснув на шее. – Как же я скучала по тебе!

Отец сжал меня в крепких объятиях, запечатлев на макушке долгий и сильный поцелуй.

– Машка, – мечтательно произнес он, и в этом слове отразилась вся его тоска по мне, – ни дня не прошло, чтобы я не думал о тебе.

– Папа, – отстранилась я, – я спрошу тебя прямо. Тебя удерживают в Красном клане насильно?

Отец резко выдохнул и прикрыл глаза.

– Нет, – натянуто ответил он. – У меня были дела, – его губы говорили одно, а вид, взгляд и жесты – совсем другое. Он словно кричал: «Не слушай меня! Верь своему сердцу».

– Скажи мне правду, папа, – прошептала я.

– Дочь, – вздохнул он, – расскажи мне о себе. Это правда, что ты ждешь ребенка?

– Да, – улыбнулась я, опустив взгляд. – Уже четыре месяца. Представляешь, у меня двойняшки.

– Правда?! – брови отца изумленно поползли вверх. – Машка, но это же опасно… Как ты будешь рожать?

– Всё будет хорошо, – пообещала я, вспоминая обещание богини. – Папа, знаешь, мне в последнее время снятся странные сны про маму.

– Мне тоже, – с неудовольствием ответил папа, чем удивил меня. – Снится, расспрашивает о тебе, советы дает, иногда даже предсказывает то, что случится в будущем. Странно всё это.

Я решила промолчать о том, что со мной мама была более откровенна. Однако, нам с отцом не могут сниться такие сны просто так. Определенно, моя мать – не простая женщина. Вот только, верить ей мне совсем не хочется, да и мотивы её абсолютно не ясны.

– Что она говорит тебе? – спросил отец.

– Да тоже, что и тебе. Советы, предсказания, и пока она ни разу не ошиблась. Как считаешь, стоит ли ей верить?

– Думаю, что да, – без раздумий ответил папа. – Она твоя мать и вряд ли станет тебе вредить. Я жил с ней и любил эту женщину. Знаешь, она всегда была не от мира сего, так что не удивительно, что она вдруг стала с нами общаться…таким способом. Я не чувствую от неё угрозы.

– Расскажи мне о себе, – попросила я, взяв отца за руки.

– Нет времени, – покачал головой он. – Это я хочу побольше узнать о тебе. Как ты себя чувствуешь? Как дети? Уже известен пол?

– Мальчик и девочка, – обрадовала его я.

– А Арис знает? – нахмурился отец. Он тоже понимал, что такая новость придется не по душе моему мужу.

– Да, узнал вчера, – рассмеялась я и пересказала отцу историю с двухголовым ребенком. Отец смеялся так чисто, так открыто, что я залюбовалась. Как же я его люблю. – Папа, я не хочу, чтобы ты уходил. Останься рядом со мной.

– Машенька, это не в моей власти, – отец вновь притянул меня к себе и поцеловал в лоб. – Поверь, даже если я далеко, то все равно мысленно рядом с тобой. Ты мой самый дорогой и любимый ребенок на свете. Скоро станешь мамой и поймешь, какая это любовь.

– Я убью тех, кто нас разлучает, – в отчаянии прошептала я.

– Тише, – прошептал папа. – Не думай об этом, малышка. Тебя это не касается.

Мы с папой провели вместе целый вечер. Болтали, обсуждали всякую всячину, а я делилась с ним своими проблемами и подозрениями. Признаться, после разговора с ним стало намного легче. Папа давал очень мудрые советы. Именно его близости мне не хватало в последнее время, его голоса, объятий, ласкового взгляда. Он любил меня беззаветной, безусловной любовью, а я любила его просто за то, что он мой папа.

Вечером отец ушел. Я чувствовала себя маленькой девочкой, которая готова устроить истерику, лишь бы он остался рядом.

– Я буду приходить каждую неделю, – пообещал он. – Не скучай и думай о своих детях. Я люблю тебя. Скоро все наладится, Машка.

День магических соревнований наступил быстро. В ночь перед ним я плохо спала, а утром меня не покидало желание кого-нибудь убить. Дело в том, что этому дню предшествовала целая цепочка неприятный событий и ссор. В один прекрасный момент выяснилось, что Арис был не в курсе моих тренировок, так как не получал от ректора никаких уведомлений. Крастор, в свою очередь, уверял, что отправил ему все положенные документы и предоставил соответствующие записки от почтового мастера, так что к нему не придерешься. Весьма вероятно, что в условиях Пустоши письмо просто потерялось.

Это повлекло массу проблем, первой из которых оказалось неадекватное поведение Ариса. Он направил Крастору прямую угрозу, пообещав по возвращении оторвать ему все конечности за то, что тот заставлял его любимую супругу корячиться на тренировках. Арис не заявлял о беременности, но я понимала, что его злость вызвана именно ею. Конечно, досталось и мне, но письмо от мужа было достаточно мягким: «Я списываю этот глупый поступок на помутнение рассудка, вызванное твоим особым состоянием». В нашу единственную встречу мы обсуждали только беременность и его службу, на соревнования просто не хватило времени.

Арис строго-настрого запретил мне посещать тренировки, я же ответила, что чувствую себя прекрасно. Он вызвал лекарей, и они подтвердили, что ничего не угрожает детям. Мой муж резонно заметил, что в ходе соревнований я могу пострадать, на что Крастор заявил, что его брошь, врученная мне в присутствии всех студентов, надежно защитит беременность и не будет противоречить правилам соревнований. Кстати, когда ректор узнал о моем положении, то испытал настоящий шок. Вид у него был настолько пораженный, что мне сделалось не по себе.

Наверное, Крастор решил, что в таком положении я не смогу закончить учебу, да и соревнования под вопросом, но на следующий день он уже выглядел более собранным, после чего выдал идею с брошью. Он лично провел несколько экспериментов со мной и этим загадочным артефактом, которые подтвердили, что никакого серьезного вреда нанести мне не удастся.

Конечно, для Ариса и это не аргументы. Он настойчиво (и даже в некоторой степени истерично) требовал, чтобы тренировки немедленно прекратились, хотя никаких медицинских показаний для этого не было. Лекари в один голос твердили, что я в полном порядке, и, раз за несколько месяцев со мной ничего не случилось, то бояться нечего. А вот у меня были вопросы к моему дражайшему супругу. Например, о том, какое отношение он имеет к тому, что мой отец пропадает в Красном клане. Стоило мне настойчиво попросить Ариса о встрече, и папа тут же прибыл, пусть и ненадолго. В письме я прямо спросила мужа о своих подозрениях и, надо признать, это охладило его пыл. Он сдержанно ответил, что мой отец находится в клане добровольно, но у него проблемы с семьей, поэтому он связан обязанностями. Хотелось бы верить, но верится с трудом, увы.

Как итог, мне пришлось настоять на своем участии самым жестким образом. Фактически, я вступила в конфликт с собственным мужем, и наши разногласия подогревались мои недоверием. После того, как Арис прислал мне гневное письмо, в котором угрожал запереть меня в покоях до конца беременности. Я не выдержала и ответила ему в том же духе, заявив, что как только он попробует ограничить мою свободу, сразу же пожалеет об этом. В тот же вечер ко мне в комнату прибыли двое драконов из Черного клана, с порога заявив, что у них приказ: проводить меня во дворец Черного клана.

В тот момент я сидела на кровати в позе лотоса и читала книгу. Два амбала смотрели на меня выжидающе, и по их взглядам я поняла, что они уже прикидывают, как меня скрутить так, чтобы не навредить беременности. Несколько минут мы смотрели друг на друга, и внутри меня вскипал праведный гнев. Решил заточить меня силой, раз не смог договориться?! В тот момент, когда его шавки двинулись на меня, я сделала все так, как учили на тренировках, вложив в свою силу всю злость на Ариса за это решение. Один взмах рукой, и оба дракона с силой врезались в стену. Казалось, от удара покачнулась вся конструкция. Они попытались встать, и тогда я нанесла второй удар, по очереди вышвыривая их в дверной проем, а оттуда – в коридор. После трех прикладываний энтузиазма у них поубавилось, и драконы с трудом могли встать.

– В следующий раз буду бить на поражение, – пообещала я, магией захлопнув дверь в свою комнату. Ещё несколько часов ушло у меня на то, чтобы прийти в себя и успокоиться.

В тот же вечер я попросила дядю спрятать пистолет Макарова так, чтобы никто и никогда его не нашел. За все время у меня так и не хватило фантазии придумать, куда бы его спрятать, чтобы он точно не причинил никому вреда. Просто выбросить нельзя – любой, кто найдет его, легко сможет застрелиться или застрелить окружающих. Но избавиться от него необходимо.

– Не вопрос, – пообещал он, подвигая его к себе лапой. Я верила ему, ведь дядя всегда помогал мне и был на моей стороне, несмотря на свою колючесть. Он забрал оружие, пообещав избавить меня от напоминаний о нем.

Больше Арис никого не присылал. От него пришло письмо, которое я просто не стала читать. Никогда не думала, что дойдет до такого, но у меня не было никакого желания общаться с мужем. Затем пришло ещё одно, затем ещё… Потом заглянул Крис, но, увидев, что я не в настроении, ушел. В итоге, несколько дней до начала соревнований я не разговаривала с Арисом, о чем ни капли не жалела.

Нас перебросили в военную академию, прямо из кабинета ректора. До сих пор никто в Академии не догадывался о существовании женской команды, и наше появление произвело на всех впечатление.

Нам выделили отдельную раздевалку, провели инструктаж, рассказали о правилах поведения на арене, которая будет представлять из себя виртуальную реальность со множеством сюрпризов. Всего будет три уровня, в каждом из которых задача участников – завладеть неким артефактом, который будет храниться в равноудаленном ото всех месте. Его легко можно будет увидеть по устремленному в небо столбу света. Так команда, которая наберет больше всех очков, станет победителем. Очки начисляют и отнимают за самые разные действия: потеря члена команды, оружия, неспортивное поведение и нарушение правил – это потеря очков, а победа над теми «сюрпризами», которые таит в себе арена – это, напротив, начисление очков. Можно завладеть всеми тремя артефактами, но если у другой команды будет больше очков, то она победит. Находка артефакта просто завершает уровень.

За полчаса до начала нас оставили в небольшой комнате, в которой мы смогли размяться и ещё раз обсудить свою тактику. Часы тренировок сплотили нас, и теперь даже Мартина не воспринималась как враг номер один. В повседневной жизни мы не общались, но партнером на тренировках она оказалась действительно хорошим. Я сама удивлялась, как Арис позволил мне отправиться на соревнования. До последнего я ожидала, что он явится сам и попросту не выпустит меня из комнаты, но ничего не произошло. Черный дракон не прислал писем и не отправил никого из своих доверенных лиц что-либо мне сообщить. Признаться, я уже начала волноваться за него, но в этот момент объявили о начале первого тура.

Даже в тот момент, когда мы шли к арене, я не переставала думать об Арисе. И ведь не признаешься ему, что я участвую в этих соревнованиях для того, чтобы спасти ему жизнь. Если признаюсь, что во снах ко мне приходит богиня и называет себя моей матерью, он точно заберет меня из Академии. В психушку. Арена представляла из себя совсем небольшое круглое помещение, в котором собрались пять разных команд, считая нашу. В каждой по четыре члена, и все мужчины, ни одной девушки. Стоило нам войти внутрь, как тут же все разговоры стихли. Все парни изумленно уставились на нас и, надо заметить, я их понимаю.

Все они, так или иначе, спортивного телосложения, высокие, крепкие. А тут мы… Небольшого роста (все, кроме Мартины), щупленькие, маленькие. Я сразу отыскала глазами команду нашей Академии. Парни пялились на нас, как на музейные экспонаты, только Крис выглядел спокойным и угрюмым. Абелард не сводил взгляд с Оливии, уронив свою челюсть, а Ханс не мог понять, шутка это или всерьез. Наконец, кто-то осмелился подать голос:

– Это розыгрыш?

– Нет, – послышался голос Крастора. – В этом году я выдвигаю женскую команду.

– Они же и минуту против нас не выстоят, – фыркнул кто-то. – Не смешите!

– Это не шутка, – твердо стоял на своем Крастор. – Девушки тренировались также, как и вы, и они имеют право попробовать свои силы. Надеюсь, вам хватит джентельменских навыков вести себя прилично с ними.

– Ну, не знаю, – усмехнулся незнакомый оборотень. – Я бы не упустил возможности зажать ведьмочку где-нибудь, – засмеялся он. Эльза ни капли не обиделась и даже послала ему обольстительную улыбку.

– Команды, подойдите к черте! – прозвучало громогласно. В центре комнаты я увидела пять красных линий, к которым мы и подступили, оказавшись очень близко друг от друга. – Правила соревнований не изменились: нельзя использоваться запрещенные приемы борьбы, нельзя причинять страдания другим участникам, – при этом он почему-то покосился на нас с девочками, а также недопустимо неспортивное поведение… – он не договорил. В самый разгар речи мужчины Эльза вышла из строя, сделала пару шагов и, встав рядом с Крисом на носочки, поцеловала дракона в губы. На её бедрах висел пояс, к которому крепилось множество мешочков с ведьмовскими припасами. – Это ещё что такое?! – раздались возмущения. – Немедленно вернитесь в строй!

Она послушалась. Девушка выглядела весьма довольной собой, а вот Крис стоял в изумлении. Такого он явно не ожидал.

– Начинаем! – сдавленно произнес маг и взмахнул рукой. – Раз, два, три!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю