290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ) » Текст книги (страница 9)
Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 04:30

Текст книги "Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)"


Автор книги: Алена Медведева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

– Мы на связи, часто общаемся.

– Ты их уже познакомила с женихом?

– Ага. А чего тянуть?

Мне вдруг подумалось: какой была бы реакция моей семьи, предъяви я им карангарца в качестве будущего зятя? Наверное, они были бы шокированы – отношение землян к Карангару в последние годы не было очень дружественным. А моя семья и вовсе мало интересовалась событиями за границей маленького мирка нашей общины. Впрочем, со мной они связь обязательно поддерживали, я регулярно слушала мамины рассказы о событиях дома. И чего скрывать, скучала и по родителям, и по старшим братьям, и по нашему домашнему покою и безыскусности обыденной жизни. Появление моего карангарского возлюбленного стало бы в нашей общине встряской вселенского масштаба!

Впрочем, о чем я вообще? Так далеко между нами ситуация не зайдет.

– А ты на Землю? – разгадав мои мысли, поинтересовалась Милена. И сама же ответила на свой вопрос. – Куда же тебе еще. Ладно мне, что тут, что на родной планете – все в космополис, а ты на природе под естественным освещением позагораешь, отдохнешь, наконец.

Говорить о том, что вопреки полезности пребывания на земном «курорте» я бы предпочла остаться на Луне с Муэном – говорить не стала.

– Что-то ты загрустила?

Подруга болтала за двоих, не замечая моего молчания.

– Настраиваюсь на практическое занятие по космоагрономии, – быстро нашлась я, вспомнив, что все занятия после обеда нашей группе предстоит провести в теплицах.

– Ааа… – Миленка скорчила забавную рожицу. – Но, в конце концов, именно такой и будет вся наша будущая работа. Уж точно не по коридорам звездолета с боевыми приемами, отбиваясь от пиратов, скакать предстоит.

– Вот точно! – быстро скинув остатки еды в утилизатор, мы поспешили к себе, чтобы успеть переодеться в «рабочий» вариант формы. – Но сегодня будет все сразу: сначала умаемся с посадками, затем защитные приемы отрабатывать заставят.

– А я еще и первая… – взвыла Мила, увидев в этом всю несправедливость мира.

– Утешься последующей встречей с Тарием! – поспешила я приободрить верную подругу.

– Даа… Я ему все-все рассказываю, и тем более про муки с самообороной. Он же лично видел Муэна Тоон! Помнишь, в тот раз? Так что впечатление получил. И меня жалеет, массаж расслабляющий моим настрадавшимся конечностям делает! Конечно, если успевает вернуться с работы пораньше. Впрочем, я к тому времени немного отвожу душу, приготовив ужин. Одновременно и прослушиваю самописец – повторяю новый материал.

Мысленно восхитившись тому как все у подруги организованно, невольно сравнила ее отношения со своими. Из всего, что я знала, выходило: Тарий и Милена уже фактически семья, все между ними уже как-то стало совершенно понятным. И уверенность в друг друге присутствовала.

То, чего не хватало мне в романе с карангарцем!

Переодевшись, мы едва переступили порог учебной теплицы, как связники пискнули – пришли инструкции для сегодняшних работ.

– Что там?

Мила крутила головой во все стороны, высматривая близких знакомых среди столпившихся вокруг в ожидании разнорядки кадетов-обеспеченцев нашего курса.

– У каждого на сегодня свой квадрат, – послушно переключившись на конструктивный режим, сообщила подруге условия. – Используя синтезаторы роста и манипулируя режимом освещения и гравитацией, необходимо за последующие часы практики добиться максимального увеличения фитомассы. Данные для оценки по каждому квадрату на начало и конец занятия будут фиксироваться автоматически.

– Всего-то… – довольно потянула Милена, озвучивая и мои мысли. – Вот бы и на самообороне все было так просто.

– Угу, – согласно закивав, я обратила внимание, что наши сокурсники потянулись в разные стороны. – Идем искать свои квадраты?

Мы поспешили влиться в общий поток, выискивая свой сектор, ряд и этаж заданного участка. Мой квадрат оказался высоко – под потолком теплицы. Соскочив с подъемника, который споро доставил на нужный этаж гигантской теплицы меня и прочих «соседей», деловито засучила рукава, готовясь выполнить все качественно и успешно – как и всегда.

Мила была права, подобное задание сложным не назовешь. Всего-то необходимо напитать растения подходящими гормонами роста, высчитав предварительно дозу и частоту применения. А дальше – комбинация разных типов освещения в той части спектра, что стимулирует быстрый рост. А между делом контроль гравитации, аэрации и степени орошения растений, ведь им для скачкообразного роста потребуется больше ресурсов.

Для специалистов в космической агрономии не проблема за последующие четыре часа добиться кратного удвоения биомассы. И культуру выдали подходящую – из числа живучих и быстро растущих. Достигнув своего квадрата и зафиксировав первоначальные показатели, я погрузилась в работу.

Привычный и монотонный труд оставлял множество возможностей для размышлений. Невольно я вновь вернулась мыслями к своему нынешнему состоянию. Как же все круто изменилось в моей судьбе! В один миг сместив приоритеты.

Теперь я жила с чувством сумасшедшей гонки от расставания к встрече, с ощущением порабощающего внимания Муэна. Жила невероятным счастьем наших отношений, эмоциями, что дарило такое близкое присутствием карангарца. Жила им…

Что удивительно, такое динамичное существование окрыляло и придавало сил, поэтому меня хватало и на учебу, и на встречи с куратором. И он в ответ не скупился, тратя свое время на меня. По сути, я теперь жила в состоянии ожидания нового «знака внимания». А Муэн был щедр на них… и непредсказуемо властен в реализации любой своей идеи. Так что я быстро смирилась с вероятностью самого невероятного…

– Нола, ты сможешь ко мне привыкнуть? Ведь я не землянин…

Маран огорошил меня вопросом в один из вечеров первой недели наших отношений. Тогда, не решив как вести себя дальше, я шагала в казарму после занятий, когда была неожиданно перехвачена своим невероятным возлюбленным. Он вкрадчиво, даже просительно зазывал меня в гости. А я напряженным изваянием застыла на месте, в душе мучаясь чувством смущения и неуверенности: не лучше ли притормозить, укрыться в своей комнате и все еще раз обдумать? Ведь все случилось так внезапно…

Но тогда Муэн уговорил – растормошил шутками, надавал обещаний вести себя прилично и непонятным образом утянул за собой, в буквальном смысле уведя за руку в направлении преподавательского жилого сектора. Сейчас я и вспомнить не могла, чем он переломил мое сопротивление. Кажется, обещал показать свои зарисовки с той нашей совместной прогулки в первый лунный космополис?.. Удивительно, что он вообще их сделал.

И действительно показал.

Боги!.. Какая же я была красивая на этих рисунках. В первый миг, ошеломленно задержав дыхание, пораженно перевела взгляд на мужчину: такой он меня видит? И тут же замерла, забыв, о чем хотела сказать – Муэн снял свой всенепременный шлем, вновь продемонстрировав мне свое лицо. И, как и в первый раз, я забыла обо всем, засмотревшись.

– Поужинаешь со мной?

Уже суетясь возле панели заказов, через плечо оглянулся на меня карангарец.

– Мм.. да…

Я говорила неуверенно, но в тот миг вообще не представляла, как следует вести себя с мужчиной, которого прежде считала людоедом, а позапрошлой ночью взяла и, забыв о всяком здравом смысле, отдалась страсти его объятий. И день, проведенный словно в полутрансе размышлений, не помог. А укрыться в своей раковине и тихо примириться с версией о реалистичном сновидении не дали.

– Вот и чудесно. Я закажу то, что ты любишь.

Мысль о том откуда он знает оборвалась логичным подозрением: запомнил по общей прогулке?

– Аа… ээ… хорошо… спасибо.

Чувствуя невыразимое смущение и стараясь даже не смотреть в направлении хозяйской спальни, я неуверенно присела на самый краешек стула.

– Отложи самописец, – заметив, что я нервно тереблю в руках устройство, карангарец немедленно нашел мне занятие. – Выбери покрытие для стола?

Слова о том, что какая имитация скатерти будет на поверхности стола роли не играет, замерли в горле. Засуетившись с выбором, я почувствовала благодарность к Муэну: отвлек от неловких мук самотерзания.

– Вкусно?

Уже когда мы кушали в тишине, устроившись напротив друг друга за узким выдвижным столом небольшой кухни в жилых апартаментах марана, меня немного отпустило.

– Очень.

Призналась честно: больше всего набор блюд походил на меню в моем родном поселении: простая естественная и сытная еда. Из числа выращенных, а не синтезированных продуктов, что редкость в космосе.

– Давай ужинать так каждый день?

– Так?

– Вместе, – с готовностью пояснил маран.

– Мм…

– Не спеши пугаться, – прежде чем я подавилась от смятения, перебил он. – Ничего большего за этим предложением не стоит. Только обещание видеться часто.

– Видеться?

Собственный голос показался глухим от испуга.

– Встречаться.

Взгляд необычных алых глаз, устремленный на мое лицо, был внимателен и спокоен.

– В… в каком смысле?

– В том самом, – он чуть усмехнулся. И тут же припер меня к стенке заявлением, – после недавнего терять уже нечего. Ты под моей защитой, и права этого я себя лишить не готов.

– Ааа…

И что тут скажешь? Тем более, если и сама жаждешь продолжения, но не представляешь, как это возможно.

– Тогда решено?

– Ну… да…

– Вот и чудненько, – он вилкой указал на мою тарелку, о которой я забыла, – тогда доедай. И я провожу тебя до казармы.

Невыразимое облегчение, что разлилось в моей душе после этих слов, сложно забыть.

И вот когда мы, по широкому – более затемненному – радиусу окружавших комплекс академии дорожек шли назад Муэн и спросил меня:

– Нола, ты сможешь ко мне привыкнуть?

– Я… да, думаю да, я постараюсь, – немного сбивчиво отозвалась я, вдруг решив, что должна продемонстрировать и свою заинтересованность. Пусть пока все было непонятно, но потерять эту внезапную близость с карангарцем я страшилась. – А… что?

Он остановился, почти вплотную прижав меня к поверхности внутреннего купола – за его мутноватой пеленой виднелся огромный и слегка светящийся шар Земли.

– Про то, что сказал вчера. Не отпущу тебя. Но пугать больше не буду.

И пока я гадала что кроется за его словами, маран едва уловимо коснулся своим ртом моих губ. Неизменный экран шлема не позволял мне видеть выражения его глаз.

– Спасибо. – тихо выдохнув ответ, обрадовалась: его слова обещали продолжение. Но продолжение неспешное, лишенное агрессивного напора. Именно то, что мне требовалось – время привыкнуть к мысли о том, что у нас роман. – Только можно не афишировать… наши встречи?

– Ладно, – он спокойно отступил, чуть пригладив мне волосы, и махнул в сторону здания с казармами. – Иди, тут близко.

Благодарно кивнув, я немедленно побежала к цели, чувствуя как горят щеки. По всему выходило, что недавние ночи мне не приснилась. Больше того, они стали началом чего-то невероятного!

Едва практическое занятие по космоагрономии закончилось, как Милена, на ходу послав мне воздушный поцелуй, умчалась в казарму, спеша собраться на отработку самообороны и сразу после – лететь в космополис.

«Нола, получишь за меня все необходимое на завтра?» – пришел от нее запрос на связник.

«Не переживай», – скорее ответила я подруге, размышляя о том, что сама Муэна до вечера не увижу – именно тогда в расписании боевых практик значится мое время.

Но сделать предстояло многое, так что время должно пролететь быстрее.

Расставшись с Миленой, направилась в сектор технического инвентаря, получить на себя и подругу оборудование для завтрашней практической работы по почвоведению. Тут она права: вот это суть нашей будущей работы, на ней и надо сосредоточиться. Сектор находился в малообитаемой части академии, поэтому, завернув за очередной поворот, я меньше всего ожидала в кого-то врезаться. Но прежде чем сообразила в кого, такие знакомые руки уже захватили меня в плен объятий и резко переместили спиной к стене.

– Бродишь в одиночестве неизвестно где, – прошипел Муэн, стягивая с головы и отбрасывая в сторону шлем, – будь готова нарваться на злодея!

– На людоеда! – закивала я, с трудом сдерживая смех. – Как знать, вдруг я на это и рассчитывала, – не прерывая контакта глаз с алым взором мужчины, я игриво скользнула языком по враз пересохшим губам.

С Муэном я была готова на любую авантюру! Он словно почувствовал это, наклонившись к моему лицу и припечатав сладким поцелуем. И мир остановился…

– Кадет Дарген! – деловито отчеканил карангарец, когда мы отстранились друг от друга, переводя дыхание и судорожно озираясь вокруг – не появились ли свидетели у нашего «забытья». – Немедленно отправляйтесь дальше выполнять поручение.

Натянув шлем, карангарец развернулся и покинул меня, на подгибающихся от слабости ногах продолжившую движение в отдел инвентаря.

Уф, выдал он!

Впрочем, подобные, сводившие меня с ума раскованностью и остротой, финты были в духе моего мужчины. Как-то собрав наш курс в аудитории для просмотра программного голографического фильма, он в процессе занятия неожиданно подошел ко мне сзади. Обхватив руками, проскользнул ими в вырез форменной куртки, лаская тело. К счастью, вокруг было темно, и стояла я в последнем ряду зрителей. Однако это стало пыткой… чувственной и невыносимой. Меня захлестнуло эмоциями: восторгом и паникой, желанием и острым осознанием присутствия вокруг людей. Сдерживаться от стонов в окружении сокурсников было адским трудом.

Тем более адским, чем настойчивее и откровеннее маран касался моего тела… Я искусала губы, я дрожала от напряжения, я сжимала ладони в кулаки и с усилием прикрывала веки. Я ничего не видела и не слышала вокруг. Мне казалось, что я дышу оглушающе, что вот сейчас все обернутся и… наша тайна станет общеизвестна. Как не сошла с ума, поддавшись вожделению – не представляю. Муэн в очередной раз свел меня с ума.

За миг до вспыхнувшего в помещении света он отстранился, приведя мою одежду в порядок.

– А краткий пересказ основных фактов продемонстрированного урока мы услышим… – маран вышел к экрану и встал лицом к присутствующим, – от кадета Дарген! Давайте, это ваш шанс повысить свои баллы.

Надо ли говорить о том, что я заработала пересдачу?.. В тот же вечер смотрела запись урока вновь, уже вдвоем с… педагогом. И опять ничего не запомнила, постоянно отвлекаясь на мужчину рядом. И мне снова пригрозили индивидуальным занятием…

К счастью, очень часто мешать образовательному процессу Муэн не решался, понимая его значимость для меня. Но это никак не распространялось на время, что мы проводили вместе.

Получив инвентарь, я вернулась в казарму. Немного отдохнув и повторив пройденное, в положенное время вечером отправилась на тренировку по самообороне. Ноги сами несли вперед – так хотелось оказаться рядом с куратором. Осознав, что скучаю и стремлюсь на встречу, споткнулась на ходу. Резко замерев возле входа в тренировочный зал, вдруг почувствовала себя жалкой и несчастной – как же быстро и как крепко я влюбилась в марана!

Но у этого чувства нет будущего… Если бы Муэн намеревался, он бы уже… Что? Предложил пожениться? Земная женщина и мужчина-карангарец, вот уж удивительная пара! И кажется однажды сгоряча он говорил об этом… в шутку.

– Нола? – дверь резко распахнулась и, не дав мне времени взять себя в руки, напротив появился Муэн. Первым делом он снял шлем. – Почему стоишь тут одна?

– Мм… – я отчаянно старалась собраться с мыслями и скрыть свой внезапный испуг. – Рано пришла…

– С тобой все в порядке?

Должно быть, он что-то подметил в выражении моих глаз. Лицо марана моментально стало серьезным.

– Да, все хорошо.

Старательно улыбаясь, заметила, что Муэн смотрит хмуро.

– Милена говорила об усталости после занятия в теплицах. В этом дело?

– Мм…

Но прежде чем я придумала ответ, куратор, обхватив мою ладонь, развернул в направлении коридора по которому я явилась.

– Сегодня обойдемся без тренировки.

Решительно надвинув шлем, мотнул головой в сторону выхода.

– Что? – резко дернувшись, я грозно взглянула на карангарца. – Договорились же: никаких поблажек.

– Это элементарное здравомыслие! К чему мне завтра измученный кадет на утренней лекции? – он немногим не тянул меня следом, уверенно шагая к себе. – Куда правильнее будет накормить тебя сытным ужином и уложить спать.

– А другие?! Милену ты тоже накормил?

– Нет, – мотнул он подбородком. И тут же поспешно добавил. – Но я позволил ей уйти на четверть часа раньше положенного! Она очень красочно живописала мне ваши труды на практике в теплицах. – И чуть в сторону более тихо буркнул. – Зачем надо было выбирать такую тяжелую профессию?..

– О! Да сегодня просто праздник какой-то, – смирилась я с тем, чему не могла противостоять – уж Милена ему наверняка наговорила, мечтая освободиться раньше.

Исключения должны быть, они лишь подтверждают правила. Пусть сегодня будет именно такой вечер: я вознамерилась серьезно поговорить с Муэном о будущем. Не стоит тянуть и мямлить, подпитывая надежды мечтами. Предпочтительнее твердо знать, на что можно рассчитывать. Так я мысленно настраивалась на разговор, пока мы кушали. Но неожиданно Муэн первым поднял важную для меня тему.

– Чем планируешь заниматься в период летних каникул? – удивил он вопросом.

– Домой полечу… – неуверенно прокомментировала я, вспыхнув от внезапной мысли: неужели он хочет присоединиться?.. Решил побывать на Земле?

Однако, действительность оказалась много круче!

– А посетить Карангар желания нет?

– Это приглашение? – изумилась я, подняв на любимого потрясенный взгляд. Вот не ожидала такого поворота.

– Именно, – маран был вполне серьезен.

Учитывая, что на земном звездолете полет к ним занял бы очень много времени, вряд ли у меня будет еще шанс такого путешествия. Но сам факт приглашения стал неожиданностью… И ошеломительной подпиткой самым сокровенным мечтам! Пока взгляд из-за переполнявшего душу трепета не скользнул мимо лица Муэна и… не уперся в его косу!

Ведь у него коса! Та самая, о которой подруга говорила, как об очевидном признаке семейного статуса. Та самая, о которой карангарец меня изначально попросил не «беспокоиться», сразу закрыв тему. Должна ли я вновь поднять вопрос? И смогу ли смириться с правдивым ответом…

– Я подумаю, – растерявшись от неприятных мыслей, я решила пока избежать конкретики, – до лета…

Вопреки собственным намерениям, страх все разрушить именно сейчас пересилил – я предпочла малодушно отступить с ответом, выбрав паузу. И выгадать себе немного времени для счастливого неведения. И этот факт бесконечно угнетал меня где-то глубоко в душе, не позволяя совсем воспарить в небо от счастья. Так что я ловила момент и наслаждалась настоящим.

Но в сердце появилась червоточина: откуда такая двуличность, как я могу так спокойно окунуться в роман с… женатым мужчиной? Или пока еще только кому-то предназначенным? Ох, только бы последнее!

Маран, по моим ощущениям, ответом был несколько разочарован, впрочем, внешне это никак не проявилось. И, со спокойствием в алых глазах, уже привычно заявил:

– Тогда решено – полетишь со мной.

Какая настойчивость! Как и в тот день, когда мы оказались невольными партнерами по экскурсии в космополис. Может ли это означать, что мой мужчина не принял своего положения на Карангаре? Не потому ли он отправился так далеко – на Землю, в лунную академию?

Возражать не стала, решив, что спорить сейчас об этом смысла нет. А к каникулам уже определюсь!

– Упакуешь в багаж? – по лицу скользнула невольная улыбка, я представила себя упакованной в бокс, который тайно пронесли на борт карангарского звездолета.

– Похищу! – с самым серьезным видом «предупредил» маран.

Вне учебного процесса мы с карангарцем легко находили взаимопонимание. Муэн зачастую дразнился и подшучивал надо мной в каких—то бытовых совместных делах. Но стоило мне хоть немного обидеться, или красноречиво надуться, как тут же спешил извиниться. Эта необъяснимая чуткость и бесспорное уважение, что он проявлял, в контрасте с его однозначно авторитарной манерой поведения в паре, меня умиляла. Хотелось верить в то, что я не временный эпизод… и важна для него. Моя надежда окрепла после настойчивого приглашения.

Поймав себя на пристальном разглядывании косы Муэна, сейчас перекинутой на плечо, смутилась. Но тут же осознала, что он вряд ли заметил мой интерес – взгляд карангарца словно остекленел, приклеившись к кулону, который я неосознанно крутила в руках.

Его волосы – это отдельная тема. С экзотической внешностью своего мужчины я свыклась. Привыкла и к более стремительным движениям, непривычно твердой коже карангарца. Но к чему я не могла привыкнуть и каждый раз с волнением отмечала этот факт, так это к его потрясающим черным и гладко струящимся по спине волосам. Всякий раз, прежде чем раздеться, он обязательно расплетал косу, позволяя своей шикарной шевелюре укрыть его спину.

А я, скользнув в объятия Муэна, замечала, как, укутывающие меня темным покрывалом волосы мужчины, возбуждающе касаются кожи. И зарываться руками в его гриву мне нравилось. Я бы и расчесать их не отказалась, но… у меня создалось впечатление, что марану это не нравится. Он определенно избегал ситуаций, когда я оказывалась за его спиной. Возможно, инстинкты воина сказывались?

– У меня красивые волосы? – удивлялся обычно он моим восторгам. – Нет, мои – обычные. А вот твои…У нашей расы в большинстве волосы темные, лишь у слабых и больных встречаются светлые. Но рыжих… рыжих нет ни у кого! Я с первого взгляда, увидев их, уже не смог забыть…

«Ага» – довольная, сообразила я, что обратило внимание карангарца на меня изначально. Помимо моей болтливости, разумеется!

– У нас это довольно распространено, – улыбалась я в ответ на комплимент. Болтали мы об этом в выходной с утра, усевшись на широкой кровати Муэна друг против друга и поглощая завтрак.

– Не сказал бы, – отрицание каранганцы выражали вовсе не качанием головы. Для этого у них был жест, порой сбивавший меня с толку – взмах рукой. – У вас чаще встречается какой-то блеклый рыжий цвет. У тебя же оттенок очень сочный, яркий, живой.

Жмурясь от удовольствия – кому такой комплимент не был бы приятен? – продолжала жевать, наслаждаясь ситуацией и спокойствием утра.

Все было у нас прекрасно до момента, пока наш курс не отправился на практику. И азы самообороны тоже были включены в программу отработки теоретических знаний. Там и случилась беда…

Глава 11

Милена мою возникшую личную жизнь пусть и не сразу, но подметила. Но, осознав, что делиться подробностями у меня желания нет, расспросы прекратила. Она и сама редко объявлялась в нашей жилой комнате, фактически переехав к своему другу. У них все было серьезно, пара собиралась стать семьей. И этой их определенности я даже немного завидовала. Как ни хорошо все было между мной и мараном сейчас, но каких-то предложений на более отдаленное будущее он не озвучивал. А я как не мечтала о нем, навязываться не желала.

Но беспокойство обо мне подруга проявлять продолжала. И, конечно же, не зная истинной подоплеки наших отношений, продолжала по инерции волноваться о перспективах моей аттестации по основам самообороны. Тем более что внешне «террор» в отношении меня Муэн Тоон не очень-то и прекратил.

Промежуточную аттестацию я преодолела. В группе самых слабых, впрочем, их среди гражданских специалистов было поголовное большинство, да и то Муэн часто говорил, что это еще проявление его снисходительности, а по сути, все мы ни на что не годны. Но это был мой объективный результат, все агрессивное было мне чуждо. И даже защищаться выходило плохо.

– Не переживай, – с усмешкой наедине заверял маран, слушая мои сетования на собственную никчемность в вопросах самообороны, – со мной ты в безопасности!

"Вот только с ним я буду не вечно", – сразу всплывала в голове безрадостная мысль. И становилось так грустно, что сердце щемило предчувствием разлуки.

А от перспективы совместной жизни я бы уже не отказалась... Но мне не предлагали, а сама я навязываться не собиралась, живя сегодняшним днем и наслаждаясь устоявшимся состоянием нынешнего существования. Меня все устраивало, я жила с ощущением полного удовлетворения и довольства. Лишь понимание того, что однажды все пройдет, удручало. Но эти мысли я от себя фанатично гнала…

Учеба перестала быть каторгой, потому что теперь я знала, что не буду специально "срезана" на самообороне. А старалась и ответственно готовилась я и прежде. Так что теперь вечерами, устроившись в жилых апартаментах куратора в ожидании его возвращения с дополнительных практик и отработок (хотя частенько я и там лично присутствовала), я повторяла пройденный материал и готовилась по прочим предметам. В сердце жило счастье и довольство, от того и учеба спорилась.

И совместная жизнь с мараном оказалась очень комфортной. Именно в психологическом плане – он на удивление просто воспринимался мною, гармонично подходил в бытовом аспекте совместной жизни. Учитывая, что нас связывал только временный роман, вовсе не обязательно быть на одной волне во всем остальном. Мы же… все время шутили, если не наслаждались страстью! И это было так здорово, так естественно, так… интимно.

С утра Муэн меня игриво будил, и потом, все время, что мы были только вдвоем, продолжал подшучивать.

– Нола, подъем, – и неожиданный поцелуй, доставшийся пяточке от уже облаченного в форму карангарца, заставлял меня невольно улыбнуться, выплывая из сладкой дремы. Каждый раз я не знала, куда Муэн меня поцелует перед уходом… – Ты проспишь самооборону, и… расплата будет ужасной! Тебя отдадут на растерзание людоеду.

– М-м-м… – обнимала я подушку, поскольку заснули мы опять под утро, – обещаешь?

– Пугаю, – слегка хлопая ладонью меня по спине с наигранной бравадой «предупредил» мужчина.

– Мне страшно-о-о… – специально переворачиваясь на спину и заманчиво выгибаясь всем телом под взглядом Муэна в пробуждающем потягивании, бросая на него насмешливый взгляд, надувала я губки.

– Живи пока, – хмыкал маран и вкрадчиво добавлял, – до вечера…

– Буду ждать… вечера, – я сладко зевала и искренне улыбнулась карангарцу.

– Я тоже, – непривычно серьезно отзывался Муэн и, сверкнув всплеском голода в алом взгляде, стремительно натягивал шлем и уходил.

Довольно посмеявшись (когда он не мой педагог – он такое чудо!), я еще немного повалялась, вспоминая прошлую ночь, и отправилась в душ. Связь с Муэном изменила меня, сделав не только более свободной, раскованной и чувствительной. Мое тело даже на капли падающей сверху воды реагировало иначе, стремясь и в этих прикосновениях распознать руки моего мужчины. Обхватив себя ладонями за плечи, зажмурилась и довольно вздохнула: в душе появилось и утвердилось ощущение легкости. А что оно там дальше будет… посмотрим.

В этот миг я приняла решение: полечу с ним. И момент сообщить о решении подвернулся уже вечером.

– Нола?

– Да?

Сегодня подруга осталась в нашей комнате из-за грядущего утреннего сбора, назначенного на более ранее время из-за изменений в расписании занятий. И я решила демонстративно не отсутствовать ночь напролет, поэтому сейчас карангарец провожал меня после тренировки к казармам. И, конечно, мы выбрали самый широкий радиус, опоясывающих купал дорожек – в такое позднее время они были безлюдны и затемнены, кадеты должны были находиться в своих комнатах и отдыхать.

И повод куратору идти рядом имелся – он сопровождал вверенного ему кадета после дополнительной внеурочной тренировки по самообороне.

– Ты обдумала планы на лето?

Повернувшись к мужчине, пожалела, что шлем скрывает сейчас его лицо.

– Да! – и мысленно выдохнув, не позволив себе поддаться сомнениям и сейчас, призналась. – Приму твое приглашение и полечу на Карангар.

Буду исходить из того, что раз позвал, значит нужна. А что уж там с его косой – обсудим в дороге. Себе пути к отступлению я обрубила, решив позволить нашим, поначалу казавшимся несерьезными отношениям, перейти на новый этап.

– Спасибо! – пока я говорила, Муэн не шевелился, замерев на месте. Кажется, даже не дышал. Но вот сейчас его грудь заходила ходуном. От волнения? Или он обрадован? Как же плохо, когда нельзя прочесть эмоции во взгляде. – Обещаю, тебе там понравится.

– Уж ты постарайся, – невольно заулыбалась я.

На душе стало легко: ко всему надо идти постепенно, и отношения между двумя такими разными личностями как мы, к тому же разделенными массой условностей, простыми быть не могут. Но мы вместе можем оберегать, защищать и укреплять их.

Что если наступит миг, когда я смогу признаться Муэну, что рядом с ним меня удерживает уже не только интерес и страсть, но и более глубокие чувства? Любовь?

И смогу ли услышать признание в ответ?

Скользнув взглядом за плечо карангарца, туда где за мутной пеленой купола виднелась частичка Земли и яркие огоньки далеких звезд, преисполнилась надежды на лучшее. Буду истово хранить это чувство и надеяться на взаимность.

– Беги, – в ласковом прикосновении коснувшись моей щеки ладонью, Муэн быстрее отдернул руку, опасаясь ненужных свидетелей, – мы почти пришли.

– До завтра, – счастливо пролепетала я. – Приду к тебе во сне.

Он промолчал. Но когда я обернулась от входа в жилой блок кадетов своего курса, сумела разглядеть в отдалении впечатляющий силуэт его фигуры в темноте. И сердце дрогнуло от переполнявших душу эмоций: так сложно расставаться с этим мужчиной. С каждым разом все сложнее!

– Припозднилась ты, – уже устроившись в кровати прокомментировала Милена мое появление. – Самооборону пересдавала? Счастье, что после завтра выходной – отдохнешь и отоспишься. Или с поклонником своим загадочным повидаешься?

– Мм…

Неопределенно промычав в ответ, я юркнула в душ. И там долго счастливо улыбалась, стоя под струями воды и представляя себе Муэна.

Прежде чем лечь спать, поддавшись порыву рассказать хоть кому-то, отправила сообщение родителям: на каникулы не прилечу, после практики отправлюсь на Карангар. И пусть считают это невероятной учебной необходимостью! Раз это реальность – пора готовить их морально.

В выходные дни мы с мараном и вовсе долго валялись в кровати, переплетясь конечностями и сонно балуясь. Уговаривали друг друга вставать, а потом вместе придумывали причины этого не делать. И, конечно же, в итоге находили повод… Повод еще задержаться в постели. И в душ шли вдвоем, растягивая помывочно-пробуждающий процесс на часы. Карангарец с ума сводил меня своей страстностью, ненасытностью и чуткостью. Он был неповторимым, уже казался мне самым лучшим и… таким единственным!

Месяцы до конца учебного года, проведенные вместе, пролетели стремительно и беззаботно. Нам было хорошо друг с другом – легко и естественно. Мне уже казалось, что так будет вечно!

***

Шла вторая неделя первых тренировочных сборов нашего курса. Неизменно их проводили на одной из космических без Земли. Нас отправили на Титан, здесь на спутнике Сатурна располагалась одна из крупнейших колоний землян, базировался отдельный космический флот. В будущем, возможно, многие из нас вернутся сюда уже на постоянное место службы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю