290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ) » Текст книги (страница 14)
Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 04:30

Текст книги "Суженая с далекой Земли. Сложный случай (СИ)"


Автор книги: Алена Медведева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Так и получилось, что в тот самый первый раз моего прибытия на Карангар я ничего толком не рассмотрела. Событий и впечатлений оказалось так много, что спустя годы я могла вспомнить лишь самые поразительные – врезавшиеся в память эпизоды.

Один из них – лица членов семьи Муэна, когда мы сообщили о новости про нашего первого ребенка.

– Чему улыбаешься?

Очнувшись от воспоминаний, поняла, что муж внимательно наблюдает за мной, усевшись в кресло напротив. Наша кабинка, мерно покачиваясь, двигалась по транспортному туннелю, снаружи проносились луга, вдали виднелись горы Карангара – один поразительно длинный хребет, почти полностью пересекающий самый крупный материк планеты.

– Вспоминаю…

– Что?

– Лезет всякое в голову. Родителей, твоих и моих. Как впервые увидела, как рассказали твоим про Ладу, сколько счастья и безграничного тепла вылилось на меня в тот день. Знаешь, мне все казалось, что вот сейчас меня схватят на руки и начнут качать.

– Что ты, – маран качнул головой, отрицая. – Все очень смущались, боялись ненароком напугать тебя или обидеть. – Чуть помолчав, немного грустно спросил. – И почему ты сразу не призналась, что мои родственники тебя утомляют?

Ну, вот, теперь Муэн переживает из-за моих откровений. Волевым усилием подавив злорадный порыв, напомнила себе про данное когда-то обещание научиться принимать мир, который подарил мне любимого мужчину. И про неизменно присутствующее в душе ощущение благодарности судьбе за то, что мы встретились.

– Не думай так, хорошо? В тот день, когда родилась Лада, я была немного не в себе. Это даже нормально, твоя семья тут не при чем. Отсюда и обостренные чувства и немного обиды на весь мир. Обычная усталость. Эй, ты же не думаешь, что все это дается женщинам очень просто? – шутливо хлопнув мужа по ладошке, я постаралась вложить в улыбку и сопутствующий взгляд всю свою любовь и веру в него. – Вот и сегодня мне тяжело, понимаю, что осталось потерпеть немного, но… нервничаю. Поэтому и попросила сбежать – пусть в такой момент со мной такой несносной будешь только ты. Справишься?

– Мне не привыкать, – накрыв мою ладонь своей, муж ласково на нее подул и засмеялся. – С чего это ты решила, что была несносной только один день? Вспомни-ка, сколько я натерпелся? Не ушла со мной, пришлось искать. Нашел, а ты собралась увлечься другим. Порой вспоминаю этого парня, Курт, да? Как же ему от меня доставалось… стыдно задним числом.

– Кто? – недоуменно переспросила я.

Годы жизни в лунной академии основательно подзабылись, вытесненные впечатлениями от жизни на Карангаре – словно я всегда принадлежала этой планете, а Земля – просто странный сон.

– Да, не важно, – вновь улыбнулся Муэн. – Дальше продолжать? Чья идея была ассимилировать несколько земных древесных культур на Карангаре? Для этого пришлось создавать на Ях-1 экспериментальную экосистему, дублирующую карангарскую.

– И это очень правильно! – немедленно дала о себе знать профессиональная дотошность. Забавно, когда-то она так раздражала меня в преподавателе самообороны. Но, очевидно, до понимая первопричин многих вещей необходимо дорасти. – Ты даже не представляешь какую угрозу всей природе планеты может нанести даже один необдуманно внедренный вид.

– Сдаюсь! – Муэн в шутливом жесте вскинул вверх руки. – Тут ты стратегически все продумала. Но и моя семья помогла? Как бы ты одна справилась со всеми своими посадками?

Я прямо почувствовала как вытягивается мое лицо.

– Как-то не вовремя ты решил меня пристыдить, – попеняла супругу. – Сейчас расстроюсь из-за своей эмоциональности и залью тут все слезами.

– Тогда в следующий раз моя семья нас никуда не отпустит!

Следующий?! Оо…

И да, конечно, я прекрасно понимала, что в жизни все идеально не бывает, и надо уметь закрывать глаза на мелочи ради действительно важного. А карангарское семейство, безоговорочно принявшее меня и все эти годы поддерживающее и помогающее, – это второй лучший подарок нового мира.

– Прежде хотелось бы показать сыночка и моим близким, – поспешно напомнила я про визит на Землю.

Мы еще несколько месяцев назад договорились о повторном полете на мою родную планету. Конечно, неофициальном. Муэн, как и обещал когда-то, сумел найти повод мне свидеться с родными. Те самые пресловутые земные древесные формы! Их же необходимо было как-то доставить на Карангар. И проконтролировать процесс должен был компетентный космоагроном!

Когда Ладе было чуть больше года мы и полетели. Уединение родительской общины сыграло на руку. С возможностями карангарцев этот прилет остался тайным. Земля, на тот момент уверившаяся в потере большей части своих инопланетных доминионов, встретила нас скорбью и надеждами на лучшее. Смогло бы человечество достичь много, если бы эта надежда неизменно не толкала нас вперед?..

– Мама, вы же улетите с нами?

Помню, едва схлынула волна первого ошеломления, а мои родственники уверились, что не стали жертвами массовой галлюцинации, как я предложила родителям вслед за мной отправиться в новый мир. Но они отказались сразу, заявив, что просто не способны оставить место, где прожита жизнь, расстаться с семьями моих братьев.

Как не грустно было, но я поняла и постаралась принять их решение. Не зря говорят, что дочери, вырастая, покидают семью родителей. К счастью, пусть урывками и не часто, но поддерживать связь нам удавалось все эти годы.

– Насколько я знаю, заявка на расширение видового спектра растительных форм с Земли, участвующих в эксперименте по внедрению в экосистему Карангара, уже одобрена, – успокоил Муэн и сменил тему. – Ты не проголодалась? Скоро мы будем на месте.

Верно, крепко я задумалась: вновь взглянув в окно, обнаружила, что пейзаж за окном сменился. Горы остались позади – я даже на заметила, как мы проскочили тоннель в скалах. Высокий травостой теплых широт сменился уже местами по-осеннему блеклыми и скудными травами севера.

Как же быстры карангарские транспортные тоннели, а всего-то практическое применение разности гравитации. Принцип схожий с восходящими к орбитальным станциям волновым «коридорам». Удобно!

– Да, пожалуй, покушать стоит – ближайшие сутки будут трудные, а подпитка организму не повредит.

В каждом карангарском поселении имеется специальная медицинская башня – еще одна дань технологиям и современности. Своеобразный модуль на несколько отсеков на случай сразу нескольких захворавших. Чем больше жителей в конкретном населенном пункте, тем шире медицинский модуль.

При неистребимой вере местного народа в животворящие силы природы к таким вот башням обращаются только при самых серьезных заболеваниях. Как я не пыталась, но понять основ карангарских медицинских технологий не смогла. Тут точно смесь из лечебного излучения неизвестного мне вида и роботизированных технологий на случай операционного вмешательства.

Впрочем, обезболивающие возможности этого излучения – фантастичны! На себе проверяла. Так и возникла идея совместить «побег» с прибавлением в нашем семействе.

– После завтра уже вернемся, – мечтательным тоном протянул муж, благодарно погладив меня по макушке.

– Не вини себя, – скорее попросила в ответ, понимая, что для Муэна очень странно идти против привычного уклада.

– Нисколько, – удивил он меня ответом. – Ради тебя я уже не раз поступал наперекор всем обстоятельствам. Сейчас важнее твой комфорт и предпочтения. В такие жизненные периоды женщина должна поступать по-своему, это мне мама сказала.

Почувствовав, что смущаюсь, поняла, что мои страдания не прошли незамеченными.

– А как все будет сейчас?

– В башне?

– Угу.

– Как маленькая операция. Ты будешь в полусне: все увидишь и запомнишь, но боли не почувствуешь. А я буду рядом, на этот раз переживать придется мне.

Чего-то подобного я и ожидала.

– Крепись!

Когда спустя сутки открыла глаза, обнаружила себя выспавшейся в карангарском лечебном модуле для полостных операций. А новорожденного члена нашей семьи рядом в примыкавшем стерильном отсеке. Малыш, овеваемый теплым ветерком и подпитанный системами модуля, мирно посапывал, проживая свои первые часы в новом мире и ожидая восстановления мамы.

За прозрачной стеной дремал до сих пор бледный Муэн, полулежа устроившись на выдвижном сидении. Потянувшись, осознала, что чувствую себя совершенно здоровой и готовой к возвращению домой. Чуть повернув голову в направлении мужа, улыбнулась: суровому преподавателю самообороны все же воздалось за излишнюю требовательность в отношении одного отдельно взятого кадета. Вчерашний день стоил ему месяца моих переживаний из-за «неуспеваемости».

Но какое же чудо эти их медицинские технологии! Только за них можно смело считать Карангар высокоразвитой цивилизацией. Хотя умение держаться от них на расстоянии, используя только по причине острой необходимости, – это тоже весомый аргумент карангарскому благоразумию.

Стоило мне сесть, как лечебный модуль с тихим шелестом раскрылся. Звук моментально разбудил обоих представителей сильной половины нашего семейства. Выбравшись наружу и одевшись, вновь прислушалась к себе: никакого дискомфорта! Вот это я понимаю, крутые карангарцы!

– Нола? – Муэн уже успел подхватить превратившегося в сверток ребенка. – Ты точно в порядке?!

Вот кто бы мне прежде сказал, что суровый маран такой впечатлительный? Возможно поэтому у этого народа принято появляться на свет в окружении исключительно женской половины семьи?..

– Ты прекрасно справился!

Немного позже, когда мы добрались до дома его коллеги, накормили и укачали ребенка, а сами устроились на широком гамаке у стены напротив горящего камина, пришло чувство осознания. В этих широтах подобные очаги в доме – явление частое, а приходить в себя, свыкаясь с величайшими переменами в жизни, и смотреть на огонь – незабываемое ощущение.

– Шутишь? – Муэн расслабленно растянулся рядом, не сводя взгляда со спящего сына. – Вся жизнь перед глазами промелькнула!

Посмеиваясь и устроившись на плече своего карангарца, призналась:

– Мне тоже сегодня много думается о прошлом. Во время восстановительного сна даже бабушка приснилась. Такой, как я помню ее в детстве. И она улыбалась…

– Да?

Любимый насторожился – упоминание о моей родственнице, сыгравшей в наших судьбах не последнюю роль, всегда слегка выбивало его из колеи. Сейчас по прошествии стольких лет, пройдя выбранным путем и все же отыскав меня на далекой Земле, Муэн научился воспринимать все более спокойно. Но не раз признавался, что всякий раз страшится представить, что было бы, не встреться мы повторно…

– Она, как когда-то давно, взяла меня за руку и спросила: Нола, ты понимаешь? А я, оробев как в детстве, вдруг осознала, что действительно понимаю… понимаю, почему она поступила так.

– Почему?

Маран смотрел на меня с таким пронзительным вниманием, что я испугалась испортить сегодняшний день поднятой темой.

– Мне надо было вырасти вдали от тебя. Стать собой, научиться радоваться счастью, пережить горе, чтобы ценить все хорошее в жизни. Мне надо было вырасти, чтобы подойти тебе. А тебе научиться ценить меня…

– Нола, ты не права. Конечно, в жизни все не легко приходит. Но я рос с мыслью ценить то, что имею, и радоваться даже малому.

Муэн улыбнулся.

– Но моя бабушка этого не знала. Не представляла, что может ждать ее внучку по ту сторону ворот. Она защищала меня, даже не зная доподлинно об угрозе – сведения о вас давно утратили на Земле. Все превратилось в сказки, которые обросли жутковатыми подробностями. Удивительно, как защитный камешек дошел до наших дней.

– Злая судьба, – вздохнул муж.

– Как знать, – невольно пожав плечами, призналась в своих сегодняшних раздумьях. – Так много разных поворотов и неведомых преград на дороге жизни, мы не знаем наперед куда лучше свернуть, чтобы не ошибиться, где срезать острый угол или обогнуть яму. Мы просто идем по ней, порой блуждая, где-то застревая или присаживаясь передохнуть. Иногда бежим, спеша не успеть, а то и вовсе разворачиваемся и шагаем назад. Но неизменно одно – мы движемся в неизвестность. И лишь нам решать: идти дальше или остановиться.

– Чья-то дорога может быть очень сложной и длинной.

Горечь за напрасно потерянные по вине моей бабушки годы жила в душе моего карангарца. Но сегодня мне хотелось избавиться от нее, простить и понять, перестать цепляться за прошлое.

– Тебе и дано больше. Нам хватит времени… обещаю. Твоя жизнь длиннее, и на мои сто тридцать ее хватит с лихвой. Мы все же встретились, ты смог меня найти. А уже завтра мы вернемся в наш дом, в нашу жизнь. Испытания окончены, впереди только ровный путь. Мы можем наслаждаться своей по чьим-то меркам простой жизнью, но это именно то, чего мы оба хотим. Обычного тихого счастья в кругу семьи. То, что ценно для нас, достаточно перипетий и приключений.

– Все у нас будет хорошо, – убежденно согласился Муэн.

– Да, – улыбнулась я, мысленно прощая бабушку. – Наши пути, какими бы извилистыми они не были, привели нас навстречу друг другу.

Конец истории.




    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю