332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Широков » Богоборцы (СИ) » Текст книги (страница 3)
Богоборцы (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 10:30

Текст книги "Богоборцы (СИ)"


Автор книги: Алексей Широков


Соавторы: Александр Шапочкин



сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 19 страниц)

Глава 3

Едва я открыл глаза, первое, что увидел, – это Обрескову, рассматривающую меня, словно зверька редкой породы. Под этим внимательным, можно сказать, расщепляющим на молекулы взглядом опытного прозектора мне стало не по себе. Крупные мурашки табуном пробежали по спине, заставив поёжиться и выше подтянуть одеяло, укутываясь по самый подбородок, пусть это и выглядело совершенно по-детски.

– Здрасьте, – промямлил я, не найдясь, что ещё сказать.

– Знаешь, а ты меня удивил, – ответила девушка всё с тем же выражением лица оглядывая меня с головы до ног. – Очень удивил. Теперь понять бы, хорошо это или плохо.

– А чего плохого-то? – Мне стало немного обидно, оказывается, то, что я выжил, кому-то не понравилось.

– Знаешь, что за духа ты убил? – ответила вопросом на вопрос Юлия, внимательно глядя мне в глаза.

– Неа, – помотал я головой, – откуда? Я же не из богоборцев, чтобы меня этому учили.

– Это вендиго, – голос девушки вдруг изменился, став тихим и вкрадчивым. – Индейский дух, ранг опасности – второй граничный с переходом в третий. Невероятно сильная и хитрая тварь, идеальный охотник, никогда не теряющий выбранную жертву. Чаще всего появляется в лесах Северной Америки. В одиночку способен терроризировать огромную территорию, устраивая кровавую бойню и вырезая целые посёлки, за что часто получает оранжевый уровень угрозы. Для уничтожения рекомендуют отправлять две-три опытные команды, в которых обязательно есть стихийники огня или молнии. И мне вот непонятно, как зелёный пацан без малейшего признака проявления дара за одну неделю в одиночку убивает даже не одного, а двух сильных и опасных монстров. Ты ничего не хочешь мне рассказать?

– Н-нет, – проблеял я немного испуганно, – я-а не знал… оно само как-то получилось…

– Само, говоришь, – Обрескова несколько секунд посверлила меня взглядом, а потом вдруг улыбнулась, – ну ладно, поверю на этот раз. Такое бывает, но редко. Обычно при проявлении дара одарённый получает и знание о том, как его применять, но в истории есть пара случаев, когда такого не происходило. Постепенно разберёшься. Сегодня отдыхай, восстанавливайся, но рапорт о случившемся всё же написать придётся. Привыкай. Как говорится, самый страшный монстр – это бюрократизм. Ну а завтра тебя выпишут и отправишься в колледж, а то и так много пропустил.

– Ага, – только и смог кивнуть я, поражённый стремительными изменениями в поведении куратора, но в последнюю секунду взял себя в руки. – А можно спросить? Вы сказали, что я не мог победить вендиго. Тогда зачем его на меня натравили? Я думал…

– Там не должно было его оказаться, – поморщилась Юлия Алексеевна, явно недовольная тем, что приходится оправдываться. – По документам в ловушке сидела обычная обдериха. Мелкий дух жёлтой угрозы, от которого при некоторой удаче даже обычный человек отбиться может. Она и убить-то никого не может, только подрать. Самое опасное в ней, что страшна как смертный грех. Мы часто используем таких вот монстров для шокового пробуждения, процедура давно отработана и полностью безопасна. Комната, где ты был, создаёт магическое подпространство, но наблюдатели могут видеть всё, что происходит внутри, и вмешаться, если потребуется.

– Тогда почему мне никто не помог? – я уже полностью пришёл в себя, а вместе с этим пришло раздражение. – Сами говорите, что эта тварь, вендиго, может целую деревню вырезать! Так какого…

– Следите за словами, юноша! – повысила голос Обрескова. – Я не потреплю хамства! А что до твоего вопроса… это диверсия. Целились не в тебя, а в меня. Кому-то поперёк горла то, что я получила повышение. Разберусь…

– Ну да, не сомневаюсь, – я горько усмехнулся. – Конечно разберётесь. Порешаете там между бла-ародными домами. А что из-за ваших интриг люди могут погибнуть, вам же плевать, правда?

– Неодарённые режут и предают друг друга точно так же, а людей из-за них гибнет куда больше, – нахмурилась Юлия, – но я поняла, о чём ты. Да, наверно, я должна извиниться. Но считаю, что слова без дела ничего не значат. Лучшим искуплением моей вины будет найти того, кто это сделал. Если хочешь, можешь считать меня бесчувственной колодой, я привыкла.

– Да я не… – почему-то смутился я, – извините.

– Это ты меня извини, – смягчилась девушка, – мне иногда тяжело воспринимать эмоции. Последствия одной травмы. Ты прав, моя ошибка могла стоить тебе жизни. Но я рада, что ты выжил. Честно.

– Благодарю, – я улыбнулся. – А уж я-то как рад. И ещё раз, что подлечили, а то неохота в больнице валяться. Недолюбливаю их, честно говоря.

– Это после комы? – Обрескова явно видела мою больничную карту, так что я не стал отпираться. – Понимаю. Сама терпеть не могу болеть. Поэтому задерживать тебя не будем. Пообщаешься с инспектором, напишешь рапорт и свободен. Приводи себя в порядок, через десять минут за тобой зайдут.

И тут же вышла, даже не попрощавшись. Впрочем, я не сильно-то и хотел. Обрескова мне ещё в первый раз показалась немного странной. Да, уверенной в себе, деловой, со стальной хваткой, но проскакивало что-то в её голосе и взгляде, от чего казалось, будто она вовсе не испытывает эмоций, а улыбается или хмурится, потому что так надо, но иногда забывает этого делать. Но потом вдруг всё раз и становится нормальным. Сейчас вот тоже был такой момент, перед тем как я ей нахамил. Однако, немного подумав, я выбросил из головы кураторшу с её тараканами. Мне со своими бы разобраться. А потом пришёл тот же инспектор, что допрашивал меня в первый раз, и всё понеслось по новой. И за всеми этими треволнениями я только вечером вспомнил, что так и не узнал, что у меня за тип дара и какой ранг мне присвоили.

***

– Садитесь, – директор политехнического колледжа, Елена Станиславовна Шашкова, кивнула, отвечая на приветствие студентов. – Ирина Валентиновна, прошу прощения, что прерываю занятие, но у меня объявление. Как куратора группы оно вас тоже касается. С этого дня у вас новый студент. Вот, прошу любить и жаловать, Виктор Орехов. Принят в связи с особыми обстоятельствами. Ну всё, не буду мешать, дальше вы сами справитесь.

– Благодарю, Елена Станиславовна, – кивнула преподаватель, провожая директора, и повернулась к студентам. – Так, тихо! Ничего особого не случилось! Продолжаем занятие. А ты, Виктор, садись на свободное место и включайся в работу. Потом подойдёшь, возьмёшь конспекты предыдущих лекций, и, если надо, поговорим о дополнительных занятиях.

Я прошёлся вдоль рядов, выглядывая, куда бы приземлиться, но свободным оказалось только место на последней парте возле окна. Эдакое классическое место ОЯШа, только вот мы были не в Японии и не в Америке, поэтому за партой сидели по двое, и у меня оказалась соседка. Впрочем, я ни на мгновенье не расстроился, тем более что девица оказалась весьма миловидная. Светло-русые волосы заплетены в две тугие косы, чуть скуластое, но вполне симпатичное лицо с аккуратным носиком, лукавыми карими глазами, сейчас оценивающими меня с ног до головы, и чувственным ртом с сочными полными губами. С фигурой тоже всё нормально, по крайней мере, выглядывающие из-под короткой юбки ножки были ровными и стройными. Короче есть, на что залипнуть.

– Можно? – я указал на свободное место, когда молчание слегка затянулось.

– Садись, – благосклонно кивнула девчонка, слегка подвинувшись и освобождая мою половину от своих вещей. – Алёна. А ты Викор, да? Чего так поздно к нам?

– Так получилось, – криво улыбнулся я, пожимая плечами, – сам не ожидал. Можно сказать, что перемены подкрались и едва не ухватили меня за жо… извини.

– А ты забавный, – прыснула в кулачок Алёна. – Роботов любишь?

– Как помидоры, – и, видя непонимающий взгляд девушки, я добавил, парадируя кавказский акцент: – Есть да, а так нэт. Не знаешь, что ли, этого анекдота?

– Не-а, – снова с трудом удержала смех девчонка, – чувствую, с тобой не соскучишься.

– Белова! – прервал нас окрик учительницы. – Ты хочешь ответить? Нет? Тогда будь добра не мешать. А тебе, Виктор, тоже стоит время уделить учёбе, а не новой соседке.

– Извините, – буркнули мы одновременно и, глянув друг на друга, едва не рассмеялись, но решили не злить преподавателя, так что до конца пары сидели как мыши под веником, записывая лекцию.

Точнее, Алёна записывала, а я просто слушал, даже не пытаясь чего-то черкать в тетради. Я и в школе-то последний год почти не учился, плюс пропустил почти неделю, когда валялся в больнице и бегал от вендиго. Кстати, насчёт последнего мне настоятельно рекомендовали не распространяться. Подписку не взяли, но намекнули, что не стоит. Мол, своей команде сказать можно, а вот обычным людям знать об интригах богоборцев не стоит. Не то чтобы я проникся, но сам факт, что я теперь относился к избранной касте, грел душу, хоть я бы в этом никогда не признался.

– А что означают эти особые обстоятельства? – едва занятие закончилось, нашу парту окружила плотная толпа, а высокая, стройная девушка с красными, словно пламя, волосами устроила мне форменный допрос. – А чего так поздно?

– Может, наоборот, рано, – отшутился я, пожимая плечами, – так уж получилось. Ещё неделю назад я даже не думал, что буду тут учиться.

– Тогда почему? – продолжила напирать красноволосая. – Родители настояли?

– Да я тебя умоляю, родители. Кэтрин, очнись! – презрительно скривила губы яркая блондинка, упакованная по высшему классу, с украшенным кристаллами смартфоном в руках, держащаяся на отдалении от основной толпы в компании пары столь же расфуфыренных девиц. – Они у него кто? Доярка и механизатор? Или этот, как его… агроном? Ты посмотри на его лук. Это же явно китайский гэрбейч по сто рублей за кило. Думаешь, сюда так просто посреди года поступить? Вон Андре так и не смог, а у него фазер – генеральный директор холдинга.

– Твой Андре тупой как валенок, – отрезала Кэтрин или, скорее всего, Екатерина, судя по манере речи блондинки. – Даже тупее тебя, Хелен, чтобы ты поступила, за тебя заплатили столько, что хватит ещё один колледж построить. Но не всё деньгами меряется, понятно?

– Она не тупая, понятно?! – манерно качая пальцем, словно американская звезда, тут же встряла одна из подруг блондинки. – Это абъюз и буллинг.

– Вот я ещё ходячих аксессуаров не слушала, – поморщилась Катя, – ты у нас страшненькая подружка, вот и оттеняй хозяйку молча, а то ощущение, что пекинес заговорил. Так что не лезь!

– То, что ты одарённая, не даёт тебе права… – начала было Хелен, но я довольно грубо её перебил.

– Ты богоборец? – обратился я к красноволосой.

– Да, а что? – с вызовом повернулась ко мне та. – Ты что-то имеешь против одарённых?!

– Да нет, – немного смутился я и отвёл взгляд, – я как бы сам с недавнего времени тоже… ну, богоборец. Собственно, меня сюда и взяли, чтобы с остальными из боевой группы вместе учился. Я, правда, ещё их не знаю, может…

– Что ты сказал?! – Вот, чего я не ожидал, так это того, что на мои слова девчонка буквально вспыхнет, в натуральном смысле этого слова. – Что ты сказал, повтори?!

– Я говорю… – начал было я, но затем отодвинулся, избегая жара. Остальная группа давно разбежалась по углам, а самые умные и вовсе свалили из аудитории. – Ты не могла бы успокоиться?

– Катька ты охренела, что ли?! – взвилась моя соседка. – Ты нам парту спалишь! Вырубай горелку!

– Да ты!.. Да он!.. Да пошли вы!.. – девчонка с пылающими глазами и волосами сжала кулаки, но нападать не стала, а, наоборот, развернулась и пулей вылетела из комнаты, громко хлопнув дверью.

– Что это было? – немного ошарашено я поглядел на Алёну. – Чего я ей сделал-то?

– Ничего, – вздохнула та. – Ты на Катьку не обижайся. Стихийница, что с неё возьмёшь. У меня в школе подруга была, тоже из них, только воздушница, та ещё шлёндра. У них дар сильно на характер влияет, ну, сам понимаешь. Ты же тоже из богоборцев, должен разбираться.

– Да я неделю всего как, – кисло усмехнулся я, – до этого даже не думал об этом. Нет, ну, малыми мы играли в «ловцов и духов», но это так, чисто баловство. А потом как-то не до этого было. В деревне ведь как, работа всегда есть. Летом на огороде, зимой и дров нарубить и со скотиной управиться, а там и солнце село. Так что времени хватало только вечером ролики посмотреть на тытубе, вот и весь мой источник информации. Ну и что в школе рассказывали, но сама знаешь, об одарённых особо не распространяются.

– Это да, – кивнула девушка, – мне Машка и то далеко не всё рассказывала, хотя секреты хранить вообще не умеет. Ладно, разберёшься потихоньку. Ты-то теперь свой, хотя, если честно, скажи кто, никогда бы не поверила. Вообще на одарённого не тянешь.

– Да в курсе, – я и не думал обижаться. – Что поделать, нет у меня бабла на модные шмотки…

– Я не про это, – отмахнулась Алёна. – Ты уж извини, но есть в тебе что-то… деревенское. Ну, знаешь, тебя проще представить в поле там или на тракторе, чем сражающимся с духами.

– А ты про это, – улыбнулся я, – ну а чего ты хочешь, я всю жизнь в деревне прожил. Это я ещё последние полгода после комы фактически жил в городе, лечился и готовился к выпускным экзаменам. Ну и потом решил не возвращаться и официантом работал, вот и пообтёрся. А так я деревенский и есть.

– Ты в коме был? – весьма удивилась соседка. – А что случилось?

– Да хрен его знает, – поморщился я, не желая поднимать весьма болезненную для меня тему. – Мама говорит, в один момент утром не проснулся – и всё. Она кипиш подняла, меня на скорой увезли, сначала в райцентр, потом в облбольницу. Там полгода и провалялся. Отчего, почему – никто не знает. Так и не нашли, что со мной было. А я как очнулся, решил, ну его нафиг, на второй год оставаться. Хорошо, соцзащита подсуетилась, устроили мне учёбу по удалёнке, а то до сих пор куковал бы в деревне.

– Мда, весело, – протянула Алёна. – Ладно, главное, что сейчас здоров. Пошли, у нас сейчас физ-ра, надо переодеться. Хотя… ты, наверно, освобождён. И по болезни, и как одарённый. У вас же своя программа.

– Да? Пойду узнаю. – Я поднялся и принялся собираться. – Благодарю. За всё.

– Ой, да забей, – отмахнулась девчонка. – Сочтёмся. Ладно, я побежала, а то Дамирыч опять рычать будет, что опоздала.

– Ага, давай, – я проводил взглядом соблазнительную фигуру соседки и, вздохнув, сам принялся собираться.

Алёна была права, я с виду не походил на богоборца, да и не ощущал себя таковым, если честно. Да, победа над вендиго значительно добавила мне уверенности, но в глубине души всё ещё жил червячок, шепчущий, что всё это обман. Мол, и упыря не мог ты завалить с одного удара, его и опытные богоборцы А-ранга так убить не могут. Да и с вендиго всё могло быть подстроено, недаром Обрескова говорила, что та комната наводит иллюзии, или что-то вроде того. Вон даже раны уже зажили, когда я очнулся после этого. Правда, остались тонкие свежие шрамы, но мало ли чем их могли нанести, если уж за мной следили.

Против этого у меня было лишь одно возражение. По сути, я был на хрен никому не нужен, чтобы передо мной разыгрывали такое представление. Слишком незначительная персона не то что в масштабах сообщества богоборцев, а даже в пределах одной деревни. Ни я сам, ни моя родня не представляли собой ничего такого, ради чего можно было втягивать меня в интриги подобного уровня.

И ещё один момент. Что с упырём, что с вендиго я ясно ощущал их ярость, ненависть и голод. Желание убивать, рвать жертву на куски, упиваясь тёплой кровью и глотая сладкое от ужаса мясо. И не верил, что это можно подделать. А значит, стоит выкинуть из головы всё лишнее и идти тренироваться. Быть убийцей духов и защитником человечества с таким слабым телом просто стыдно.


Глава 4

Я на секунду замер перед дверью, глубоко вздохнул и, открыв, шагнул на базу богоборцев, где мне предстояло служить. Алёна была права, одарённые на физ-ру не ходили. Преподаватель меня сразу завернул, объяснив, где найти команду, к которой я теперь был приписан. Да, у одарённых имелось много льгот, но при этом не меньше обязанностей, и служить они должны были все, невзирая на пол, начиная с четырнадцати лет, после получения паспорта. Естественно, детей никто на убой не гнал, и это скорее напомнило тренировочные лагеря бойскаутов, но нельзя было отрицать, что они занимались реальным делом, зачищая разную мелочь и снимая значительную нагрузку со взрослых. Ну а попутно набирались опыта как в бою, так и во владении даром.

Наличие своей команды в колледже или ВУЗе значительно повышало статус, так что для одарённых ресурсов не жалели. Своя тренировочная база, спортзал, врачи и ещё много чего, тем более что в основном сами дети были из очень небедных семей, поддерживающих своих чад материально. Всё это теперь было доступно и мне, вот только сейчас волновало меня в последнюю очередь. Зато я очень переживал, как отнесётся группа к новенькому, особенно после вспышки Екатерины.

– Можно? – я стукнул пару раз в дверь кабинета наставника и, не дожидаясь ответа, распахнул её, входя. – Здравствуйте.

На меня уставилось четыре пары внимательных глаз. Три принадлежали симпатичным девчонкам. Последним оказался пожилой мужчина, сидящий за рабочим столом. Я внимательно огляделся. Честно говоря, не ожидал, что попаду в команду, где все, кроме меня, будут девушками. Да ещё весьма привлекательными. Все три оказались красавицами, хоть были абсолютно разными. Хотя почему три? Катя, несмотря на взрывной характер, тоже выглядела на пять с плюсом. И тоже отличалась от подруг по команде.

– Виктор Орехов? – поднялся наставник и, слегка прихрамывая, вышел из-за стола ко мне, протягивая руку. – Добро пожаловать. Мы как раз тебя ждали. Меня зовут Олег Евгеньевич, я, как, думаю, ты уже понял, наставник вашей группы. Нам как раз одного человека не хватало, так что…

– Значит, это правда?! – с грохотом распахнув дверь, в кабинет ворвалась Екатерина. – Вы променяли Наташу на вот это?!

– Катерина! – повысил голос Олег Евгеньевич. – Выбирай выражения!

– А что, это не так, что ли?! – хоть девушка уже не полыхала, но сильно спокойней от этого не стала. – Вы все обещали, что это временно и скоро её вернут! А теперь приходит какой-то ушлёпок…

– Катерина! – рявкнул наставник так, что стёкла задрожали, а девица тут же заткнулась. – я не потерплю оскорблений члена команды! Ты в праве ждать подругу, но не презирать товарищей, которые будут прикрывать твою спину в бою! Да, будут! Потому что пока Наталья не вернётся, команда у вас неполная, а такую я не имею права выпустить в поле. Но если вы будете просто сидеть на базе, пропустите аттестацию, и вас распустят.

– Вот так, да?! – психанула девчонка, отчего её глаза снова начали светиться, а потом повернулась к подругам. – А вы чего молчите?! Хотите, чтобы Наташку поменяли на этого урода?!

– Нам он, в принципе, никуда не упал, – отозвалась довольно спокойным голосом одна из троицы, слегка раскосая брюнетка, выделяющаяся весьма оригинальной причёской и обилием пирсинга. – Но Олег Евгеньевич тру тему толкает. Хз, когда Натаха комбекнется, а мы в цейтноте так-то. И если дискву словим, то всё, туши свет, тикай с городу. Сама знаешь, что у меня за траблы.

– То есть какая-то бумажка для вас дороже подруги?! – окончательно взбеленилась Катя. – И вы готовы продать её за жалкую подачку?!

– Ты не имеешь права так говорить, – блондинка с длинными прямыми волосами, расположившаяся в углу, вдруг встала и подошла вплотную к вспыхнувшей красноволосой. – И не смеешь говорить, что мы предали Наташу. Ты прекрасно знаешь, как важна для нас эта аттестация, и она знала тоже. И сама просила готовиться без неё, если решение вопроса затянется. А ты сейчас психуешь из-за того, что, когда искали человека на временную замену, не посоветовались с тобой. И да, мне он тоже не нравится, но я понимаю, что это необходимо. И девочки тоже понимают это, правда же?

Оставшиеся кивнули, не сводя глаз с подруги. При этом, похоже, никого, кроме меня, не волновало, что та горит, в буквальном смысле этого слова. Блондинка при этом стояла настолько близко, что мне даже страшно стало, что она сама может вспыхнуть. Но даже Наставнику на это было плевать, ну как минимум с виду. Однако и сама Екатерина, по всей видимости, успокоилась и через пару секунд потухла, отчего я с облегчением выдохнул. Вот не зря богоборцев хоть и уважали, но боялись. А как по-другому относиться к человеку, который в любую секунду может или вспыхнуть, или обледенеть, или того хуже. Я поморщился, вспомнив, что сам теперь тоже один из них и меня тоже будут бояться, хотя сам ничего подобного сделать не мог. Я вообще как богоборец пока не мог ничего.

– Извини, Тань, я не это имела в виду, – Катя виновато поглядела на блондинку, – но мы же хотели все вместе пройти испытание, чтобы всем им доказать, как они ошибались. А теперь получается, будто мы предаём мечту.

– А что нам рили нужно было сразу ливнуть? – вдруг зло высказалась всё та же неформалка, поднимаясь со стула. – Кто знал, что Нату срубит? Никто! А сейчас все только и ждут, что мы сфейлим. Сори, Кать, но я пас. Я хочу доказать всем и прежде всего отцу, что гожусь не только на роль племенной кобылы. Если с этим нубасом нас допустят до аттесташки – я за него. Любой движ лучше, чем беспонтово чилить, пока за зад не возьмут.

– Хор-рошо-о, – прорычала потухшая, но не успокоившаяся Екатерина. – Раз вы все за новичка, можете долбиться с ним в дёсны, но я в этом фарсе участвовать не буду!

И выскочила из кабинета, громко хлопнув дверью. Наставник тяжело вздохнул и покачал головой, а остальные девчонки, казалось, не обратили на это внимание. Блондинка снова села на своё место, развалившись на стуле, а остальные остались абсолютно невозмутимыми. И глаза всех четверых скрестились на мне. Я невольно поёжился. Вот уж точно, чего я не ожидал, так это того, что стану яблоком раздора в команде, впервые появившись. Но и бежать возвращать девушку я не собирался, а уж тем более уходить из команды. Пусть сами со своими тараканами воюют, я тут не при делах.

– Она успокоится и вернётся, – повернулся ко мне наставник. – Не переживай. Давай присаживайся, будем знакомиться.

Я пожал плечами и плюхнулся на стул напротив девушек. Вот уж не хватало за какую-то бешеную девку переживать. Как мама говорила – захочет жрать, вернётся. Остальные, видимо, придерживались того же мнения, тем более что знали подругу куда дольше меня.

– Отлично. – Наставник устроился за столом. – Сначала представлю новичка. Итак, Виктор Орехов, восемнадцать лет, с этого момента будет в нашей команде на роли бойца ближнего боя. Ранг одарённого – временно F. Направление – талант. Правда, какой именно, пока установить не удалось.

Последние слова вызвали среди девушек некоторое оживление, впрочем, не слишком бурное. Хотя это я себя обманывал, поскольку ждал несколько иной реакции, чем простой обмен взглядами. Похоже, мои данные не слишком их впечатлили, хотя глупо было ждать чего-то иного. Всё-таки это я в обществе богоборцев новичок, а вот они наверняка насмотрелись на талантливых одарённых, до которых мне ни в жизнь не дотянуться.

– Однако поэтому не стоит относиться к Виктору с пренебрежением, – тем временем продолжил Олег Евгеньевич, – он пусть богоборец ещё только начинающий, но уже имеющий на своём счету пару весьма солидных духов. Помните, неделю назад в Центральном районе оранжевую тревогу объявляли из-за упыря? Так вот это он его упокоил.

– Соло? – с сомнением в голосе протянула неформалка, а её подруги оживившись, просканировали меня взглядами с головы до ног. – Это F ранг-то? Рили?

– Более чем, – усмехнулся наставник, – я вам больше скажу, завалил Витя его вилкой для барбекю. Вогнал в шею и всё, упырь кончился. Так что бюро небезосновательно подозревает, что у нашего нового коллеги талант «Мгновенного убийства». Жаль только, подтвердить не удалось. При испытании на натуре произошло ЧП, и вместо запланированной обдерихи в ловушке оказался вендиго. Которого наш герой успешно уконтропупил. Только это закрытая информация, так что никому.

– У меня ощущение, что уже весь город в курсе, и все исключительно по секрету, – буркнул я, в тайне наслаждаясь неожиданной минутой славы и удивлёнными взглядами девчонок.

– Далеко не все, – покачал головой мужчина, – но от команды такое скрывать глупо. Вам вместе драться, и при схватке с духами любая информация может спасти жизнь. Далеко не всегда удаётся верно идентифицировать опасность, так что на операции вы должны быть готовы ко всему. И это тебя касается прежде всего. Девочки всё-таки получили первоначальную подготовку, неплохо владеют своими дарами, а ты человек новый, лишь недавно примкнувший к нашему обществу, и мало в чём разбираешься. Поэтому я предлагаю серьёзно подумать, готов ли ты рисковать жизнью и прежде всего не своей, а своих товарищей и невинных жителей, которые обязательно пострадают в случае твоей ошибки? Если уйдёшь сейчас, обещаю, никаких проблем у тебя не будет. Я помогу оформить бумаги, будешь жить обычной жизнью, разве что пару раз в год встречаться с инспектором.

– Ну уж нет, – я зло оскалился, – прос… извиняюсь, профукать свой единственный шанс что-то изменить, это ж каким дураком надо быть. Можете считать меня честолюбивым мудаком, но что мне светит, если я сейчас уйду? Скучная, серая жизнь без возможности добиться каких-либо высот? Даже если меня оставят в этом колледже, шансы поступить в нормальный ВУЗ или найти престижную работу стремятся к нулю. Кто возьмёт парня из деревни, когда кругом хватает гораздо более привлекательных вариантов. Ладно бы я был гением или там умел что-то эдакое. Так ведь нет, вы сами говорите, что не знаете, что у меня за талант. Так что я останусь. Не ради защиты людей и прочего пафоса, а ради себя.

– Что ж, – усмехнулся наставник, внимательно глядя мне в глаза, – мотивация не хуже и не лучше, чем у других. Главное, следи, чтобы честолюбие тебе глаза не застило. Всё-таки наша главная задача – это именно то, что ты пафосом назвал. Защита человечества. И пока ты делаешь свою работу, никто слова тебе не скажет, если будешь получать за это определённые преференции. Во многом на этом сейчас и стоит общество богоборцев. Вон в США даже герои по найму есть. Спасают людей онлайн под прицелами видеокамер, и с ними компании рекламные контракты заключают. Так что ничего постыдного в твоём стремлении нет. Но мы отвлеклись, девчонки заскучали.

Троица красавиц и на самом деле разве только не зевала. Блондинка так вообще достала смартфон и залипала на ролики в «Тик-Токе», правда, под суровым взглядом наставника стушевалась и быстренько спрятала гаджет. Остальные тоже приняли заинтересованный вид. Мой спич о собственной меркантильности их ничуть не смутил, и то хлеб.

– Начнём по порядку, – продолжил Олег Евгеньевич. – Знакомься, Дара Доржиева. Наша лучница и один из сильнейших бойцов в команде.

– Йоу, – всё та же девица с дредами на почти лысой голове показала жест «Виктория», здороваясь. – Как говорят в наших степях – велкам.

– Юмористка, – хмыкнул наставник, но этим и ограничился. – Ранг C, направление, естественно, объектор. Ты вообще хоть немного в теории разберешься? Классификация направлений, ранги одарённых?

– Ну так, в общих чертах, – покраснел я, потому что стыдно было сознаваться, что для меня всё это тёмный лес.

– Понятно, – усмехнулся наставник, – тогда слушай. Богоборцы, как известно, произошли от последователей богов, восставших против своих покровителей и изгнавших их с Земли. Куда конкретно, учёные спорят до сих пор. Греки считали, что в Тартар, скандинавы верили, что в Хельхейм, ну и так далее. Почти у каждого народа было своё название для этого места, однако сейчас не об этом. Так вот, когда боги ещё жили с людьми, они вручали избранным из паствы дары. Кому-то магические артефакты, кому-то знания, родство со стихией, а кому и особый талант, как тебе вот. Причём он мог быть любым: от пения до умения сбивать плевком мух в полёте. Вот ты смеёшься, а это документально зафиксированный факт, и род богоборцев с таким даром до сих пор живёт в Италии. Как несложно догадаться, его родоначальник был последователем Диониса, потому что иначе, чем по пьяни, такой бред придумать невозможно.

Я кивнул, не переставая улыбаться, как идиот. Да, можно сказать, что мне ещё повезло, всё-таки какой бы талант у меня ни был, он применим в бою. А вот что бы я делал с чем-то подобным, даже не представляю. Хотя, с другой стороны, мирный талант – тоже отличная вещь. Вон, говорят, в той же Америке популярная певица Элишь зарегистрирована как одарённый ранга B с талантом в пении. Так уже пятнадцать платиновых альбомов за три года продала. Жаль, у нас так нельзя, власти следят.

– Но вернёмся к нашим баранам, то бишь к последователям. – продолжил Олег Евгеньевич. – После того как они восстали и вышвырнули богов, оказалось, что дары тех не исчезли, а, наоборот, начали передаваться потомкам людей. Поэтому их и назвали одарёнными. И разделили на четыре направления, как раз по типу даров. Те, чьи предки получили предмет, стали объекторами, кому досталась стихия – эсперами. Правда, это новое название, раньше их так и называли стихийниками, но со временем в обиход вошло это наименование. Обретшие знание стали ведунами или ведьмами, ну, тут, думаю, понятно почему. Мико, не надо на меня так зло зыркать, не я названия придумывал. Ну а унаследовавшие таланты так и остались талантами. Просто потому что очень сложно провести их классификацию. Собственно, поэтому дары и выделились в направления, а специализация у каждого одарённого своя, в зависимости от умений и опыта. И вот тут появляются ранги.

Я внимательно слушал лекцию, тем более что рассказывал наставник очень интересно. Нет, в принципе, всё это я уже знал или как минимум учил на уроках истории, но когда это было. А в обиходе мало кого интересовало, чем эспер воды отличается от мечника с водяным клинком, тем более что у каждого направления было с десяток жаргонных названий, а некоторые, так сказать, архетипы вообще получали собственные имена, зачастую никаким боком не относящиеся к источнику дара. Так что, чтобы не выглядеть полным невеждой, стоило подучить основы.

– Хочу, чтобы ты раз и навсегда зарубил себе на носу, намотал на ус, вытесал в граните, короче, запомнил, что ранг одарённого – штука весьма относительная. – тем временем убедившись, что его внимательно слушают, перешёл к новой теме Олег Евгеньевич. – Да, если брать среднюю температуру по больнице, то ранг F всегда будет слабее ранга А. Но если начать рассматривать персонально, то тут, как говорится, есть нюанс. Вот, например, наша Таня, наш «Последний довод». – Он указал на блондинку, лениво поднявшую бровь. – Она тоже имеет ранг F. Но при этом с ней мало кто отважится связываться. А всё потому, что её не зря так прозвали. Она тоже объектор, воплощает посох льда, но способность ей доступна только одна – «Абсолютный ноль». Это действие замораживает всё живое и неживое в радиусе ста метров практически до нуля Кельвин, собственно, от этого и название. Сам понимаешь, выбраться из-под такого удара практически нереально. Хорошо, что у нас есть Катя, и девочки прекрасно работают в паре. Хотя под её посох я бы тоже не советовал подставляться, тренироваться биться им как шестом Таня начала с пяти лет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю