290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сафари (СИ) » Текст книги (страница 12)
Сафари (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 01:30

Текст книги "Сафари (СИ)"


Автор книги: Алексей Широков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Кулагин не стал останавливаться и заехал прямо в ближайший ангар, ворота которого за ним тут же закрыли. Хоть окна машины и были затемнены, резкий переход от света к полутьме на мгновенье ослепил Стрелкову, а когда её глаза привыкли, автомобиль уже остановился, а водитель вышел наружу. Ничего не оставалось, как последовать за ним. Нахти немного задержался, зацепившись за ремень безопасности, и когда вылез, ему предстала невероятная картина. Имперский дипломат, словно пёс, тёрся об ноги классической златогривой эльфийки, стоявшей поодаль, за спинами окруживших транспорт мужчин, копий той охраны, что бродила по посёлку.

– Я привёз её, моя госпожа, – в голосе Кулагина слышалось абсолютное раболепие, он ёрзал коленями по земле и пытался потереться щекой об её штаны. – Всё как вы приказали, невеста Александра Соколова. Госпожа довольна своим пёсиком?

– А это ещё кто? – эльфийка осмотрела молодого лейтенанта с головы до пят. – Я же сказала, всё должно быть тихо, а ты приволок египетскую контрразведку? Ах ты паршивая тварь!

Ударом ноги она опрокинула пожилого мужчину на пол и принялась пинать, стараясь попасть носками туфель по лицу. Удивительно, но тот не пытался не то, чтобы защищаться, а даже элементарно закрыться руками. Наоборот, он едва ли не повизгивал от удовольствия, пытаясь каждый раз лизнуть обувь разгневанной фурии. Поведение опытного дипломата не укладывалось ни в какие рамки, и, отойдя от шока первой, Виктория решила сразу прояснить ситуацию.

– Какого хрена тут происходит?! – девушка решила не стесняться в выражениях, а заодно расстегнула пиджак, чтобы было проще достать оружие, если что. – Филипп Кириллович, не хотите ничего объяснить?

– Даже если бы он и хотел, не сможет. – эльфийка наконец успокоилась, и с интересом принялась разглядывать девушку. – Хм-м. Неплохой экземпляр. Явно Высший род, вот только специализация… нет, нет не подсказывай. Я сама. Не лёд, это факт, общих черт с Микаэлем нет, значит явно не родня, тогда кто… не могу выделить основу…

– Что значит, он не может? Я к тебе обращаюсь, стерва! – Стрелкова особо не вслушивалась в бормотание эльфийки, в душе поднималась волна слепой ярости. – Думаешь, твои быки меня остановят? Тогда сама напросилась.

Слова у дочери рода имперский палачей редко расходились с делом. Вот и теперь она решительно шагнула вперёд, намереваясь выбить из соперницы всю дурь и получить ответы на вопросы, которых становилось всё больше и больше. Окружавшие машину чернокожие бугаи тут же синхронно качнулись к ней, а из-за их спин прилетела команда.

– Не убивать! Взять живой!

То ли это оказалось слишком сложным для понимания, то ли ещё почему, но охрана тут же затормозила, лишь стоящие непосредственно перед девушкой растопырили руки, словно боясь, что она проскользнёт мимо них. Но та и не собиралась этого делать. Стремительно шагнув вперёд, Виктория резко развернулась на каблуке и впечатала ближайшему бугаю в грудь ногой.

Дома, где она отрабатывала этот удар, после него её спарринг-партнёр, здоровенный зверолюд берсеркер, прикрывающийся двухсоткилограммовой грушей, обычно отправлялся в полёт метра на два-три. Сегодняшний противник, хоть и не уступал габаритами медведю, всё же был человеком. Однако, вместо того, чтобы отлететь со сломанной грудной клеткой, тот лишь отступил на шаг, затем выпрямился, и дико заревев, кинулся на девушку.

Та ещё не отошла от шока вызванного стойкостью противника, как тот уже продемонстрировал, что и его скорость тоже достойна уважения. Виктория едва успела увернуться от кулака, грозившего снести её голову. Похоже, удар вытряхнул из мозга здоровяка все приказы, и теперь он стремился во чтобы то ни стало убить свою обидчицу.

«Он как будто сожрал Проклятый камень. – мелькнула мысль у Тигры, пока она из под руки бугая пробивала тому серию в голову. – Физическая сила и скорость, в сочетании с нечувствительности к боли и жаждой убийства. Но этого же просто не может быть. Он выполнял приказы эльфийки, хотя должен был давно тут всех порвать».

От попаданий в челюсть, способных вырубить взрослого мужчину, негр лишь замычал, а затем ударил кулаками сверху вниз, пытаясь вбить прыткую жертву в пол. Отпрянув, чтобы пропустить мах, девушка тут же попыталась перескочить бугая, чтобы добраться до эльфийки… и чудом увернулась от лапищи второго охранника, подключившегося к драке. Тот хоть и не пытался убить, но если бы схватил – мало бы не показалось. А главное его скорость ничем не уступала первому.

«И этот тоже?! – Виктория легко заскочила на машину и огляделась – окружающие её здоровяки походили друг на друга как братья, а главное, в глазах у каждого светилась животная ярость, пока ещё сдерживаемое, но явно рвущееся наружу. – Они все?! Но это же безумие! Или…»

– Нахти, в машину и запрись изнутри! – решение пришло мгновенно. – А теперь поиграем всерьёз, тварь!

Никто, кроме эльфийки не мог контролировать эту толпу обожравшихся Проклятых камней безумцев. Как она это делала, вопрос другой, но Стрелкова намеревалась выбить метод из золотоволосой мрази самыми жестокими методами. А пока нужно было избавить мир от этой мерзости, Виктория прекрасно помнила рассказ Фалька о том, как добывают эти Камни, и это наполняло её душу праведным гневом.

Фальконы мягко скользнули из кобур. Патрон уже был в стволе, оставалось лишь снять с предохранителя, и первый же выстрел… лишь содрал кожу у одного из одержимых, вместо того, чтобы разорвать ему череп. Лишь второе, более точное попадание отправило негра в Края вечной охоты, к предкам. И тут же машина отлетела в сторону, выбитая из-под ног одним ударом первого бугая.

Виктория сумела приземлиться мягко перекатившись, и была вынуждена тут же исполнить пару пируэтов художественной гимнастики уходя от атак. Встав сначала на мостик, она сделала колесо, и уже стоя на ногах, разрядила оба ствола в грудь следующему негру, как раз собиравшемуся её схватить.

Останавливающей силы выстрелов хватило, чтобы осадить нападающего, и девушка тут же кинулась в образовавшийся проход. Ворота ангара были заперты, но она и не собиралась убегать. В дальнем конце стояло ещё пара машин, вот за ними Виктория и решила поиграть с одержимими в кошки-мышки.

Двое выбыло, осталось пятеро. Скажи Стрелковой кто раньше, что она будет избегать прямого боя с обычными людьми, она рассмеялась бы такому шутнику в лицо. Сейчас же ей было не до смеха. Хотя если подумать, формально проглотивших Проклятые камни можно было причислить к аватарам, но тут скорее стоит учитывать, могут ли они возрождаться в Храме жизни. Потому как без этого даже владение магией не делает человека аватаром. Но подобные тонкости – последнее что интересовало в данный момент девушку. Дома, на досуге, она готова была посвятить себя исследованию этого вопроса, а пока выкинула их из головы, сосредоточившись на текущих задачах, в частности, самой остаться в живых.

Пыхтение за спиной говорило, что её вот-вот настигнут. Поэтому добежав до ближайшей машины Виктория просто забежала вертикально вверх по двери, и выполнила сальто назад, пропуская под собой первого преследователя и разряжая пистолеты во второго. На удивление больше никого не оказалось. Из оставшихся пара бугаёв оттянулась к хозяйке, закрыв её от опасности, а последний дербанил машину Кулагина, в попытке достать Нахти.

То, что лейтенант успел спрятаться не могло не радовать. Не то, чтобы он годился как заложник, Викторию с детства готовили стать палачом Империи и, при необходимости, она могла пожертвовать гораздо большим, чем едва знакомый египтянин, но и лишних трупов за душой иметь не хотелось. Тем более что парень теперь был свидетелем присутствия на континенте эльфов и их манипуляций с Проклятыми камнями. Это следовало донести до разведок обеих государств, да и Чжунго неплохо было бы поставить в известность. Всё же это их зона протектората, им и разбираться.

А пока пара выстрелов в затылок поставили точку в жизни шустрого, но не слишком ловкого и умного одержимого, врезавшегося в машину и не сумевшего разобраться, куда делась уже почти пойманная жертва. Заученным до автоматизма движением заменив магазины в пистолетах, Стрелкова усилием воли заставила себя забыть о цене каждого выстрела, и направилась к ушастой стерве, с любопытством рассматривающей девушку.

Бугай, крушаший внедорожник, словно по команде бросил его и кинулся на Викторию. Это оказался тот самый, с которым ей довелось переведаться на кулачках, но сейчас шутки закончились и попадание в колено сначала лишило его подвижности, а пуля в темя поставила точку в противостоянии.

«Пять – ноль в пользу технического прогресса, – резюмировала про себя Тигра. – Надо будет устроить Фальку ночь безудержной любви за такой подарок».

Мысли о женихе вернули девушку к реальности, заодно испортив настроение. Понятно, что Кулагин купил её рассказом о гулящей Растопчиной, не брезгующей ничем, уж очень Виктория хотела верить Александру, но где сейчас искать правду было непонятно. Точнее её явно знала ушастая тварь, так и не двинувшаяся с места и всё с той же улыбкой наблюдающая за подходящей Тигрой. На что она надеялась, было не ясно – два оставшихся бугая против пяти трупов как-то не играли. Тем более подходить вплотную Стрелкова не собиралась, остановившись на расстоянии в десять метров – отсюда она успела бы напичкать свинцом и всех семерых, будь остальные живы.

– Браво, браво. Надо же, какая редкость. Аватар с врождёнными физическими способностями. Великолепно! – эльфийка потрепала по голове Кулагина, так и сидевшего у её ног. – Порадовал меня пёсик. И геном, и лоно словно специально созданное для моих мальчиков. Думаю, результаты скрещивания будут потрясающие.

– Скрести себя с дохлой выхухолью, тварь, – Виктория едва сдерживалась, чтобы не пристрелить ушастую мразь. – Дам тебе всего один шанс. Расскажи, что знаешь о Соколове Александре и я скажу СИБовцам, что ты была послушной девочкой. Иначе, клянусь, я не успокоюсь, пока в твоём теле останется хоть одна целая кость.

– Какая экспрессия! Но, извини, ничего об этом, твоём, Соколове я не знаю. – златовласа казалось, пропустила все угрозы мимо ушей.

– Не лги! Твой пёс, Кулагин, был их куратором, и сюда нас заманил рассказом о своих подопечных. Наверно, стоит освежить тебе память. – Тигра вскинула пистолеты, и оставшиеся одержимые рухнули с простреленными головами. – Следующая пуля будет тебе в колено. Затем я…

К сожалению, озвучить весь план девушке не удалось. Ворота в ангар распахнулись и в них вошёл мужчина. Помощи ждать было неоткуда, значит это был враг, но Виктория всё равно немного промедлила, потому как вновь явившийся был белым, и лишь после возгласа эльфийки: «А вот и Микаэль», начала стрелять, но было уже поздно.

Перед пришельцем почти мгновенно возникла ледяная стена, и хоть тяжёлые пули её пробивали, но при этом теряли много энергии и легко отражались щитом, что мужчина тоже не преминул поставить. Тигра двинулась навстречу, надеясь навязать магу ближний бой, но стоило на секунду отвлечься на перезарядку, как её снесло с ног точно запущенным снарядом. А затем ещё и ещё одним, выбивая из рук пистолеты и не давая ни подняться, ни увернуться – по телу поползли языки холода.

Через пару минут всё было кончено. Девушка была приморожена к полу, но при этом явно осталась живой – её грудь вздымалась в такт дыханию. Эльфийка подошла, потыкала пленницу носком туфель и развернулась к мужчине.

– Михаэль, ты как всегда вовремя… – голос ушастой переливался бархатом, но пощёчина оборвала выступление.

– Какого хрена ты тут устроила, – мужик схватил златовласку за шею, заставляя смотреть себе в глаза. – Семь дохлых Верных! Если думаешь, что мы будем продолжать поставлять вам Проклятые камни за красивые глаза, то ты сильно ошибаешься.

– Но дорогой, ты же сам искал компромат на этого Соколова, после того как он убил этого идиота, Элгола и сбежал. Вот, пожалуйста, его невеста. – казалось, эльфийка совсем не обиделась на хамское поведение, голос её звучал всё так же ровно. – Подселение симбионта дипломату миссии империи полностью оправдалось. Можно говорить о расширении сети «покорных».

– Невеста? – Микаэль отпустил эльфийку и склонился над Тигрой. – Чёрные волосы, значит ты у нас Виктория Стрелкова. Палачи Империи решили породниться с безродным, похитившим наше наследие? За это вы все заплатите. Я забираю её на центральную базу. Есть информация что Соколов движется в ту сторону. Иминирэль потеряла там двух ловчих химер, направленных по следу.

– Не удивительно. Эта бездарность… – ушастая фыркнула, показывая своё отношение к сопернице, и тут же прильнула к мужчине. – Дорогой, а когда ты закончишь со своей местью, ты же отдашь мне эту девку? У меня на неё большие планы и поверь, ты не будешь разочарован.


Интерлюдия №5


Инга Острожева со вздохом облегчения захлопнула дверь в выделенную ей комнату и замерла, прижавшись лбом к прохладному дереву. Последние сутки дались ей весьма нелегко. Можно сказать, она прошла самыми глубинами Ада, когда каждый считал своим долгом либо позлорадствовать, либо фальшиво посочувствовать, и неизвестно ещё что было хуже.

Весть о драке между невестами после побега жениха облетела экипаж дирижабля и пассажиров за несколько секунд. И началось. А уж когда Виктория не вернулась на борт, общественность взвыла от восторга, получив жертву и повод для пересудов. Версии строились одна невероятнее другой, но все сходились в одном – так ей и надо. Дескать, род Острожевых был замешан в очень некрасивой истории с чужой невестой, и случившееся не что иное, как воздаяние.

Спасение нашлось лишь в каюте. Соседка Инги, Катерина Соболева, не только не стала издеваться над девушкой, а наоборот, попыталась её подбодрить и даже грудью встала на защиту когда к ним заявился Голенищев. Тот хоть и пытался прорваться, даже пробовал угрожать, но рождённая в Новом Уренгое дочь одного из древних сибирских родов, с детства живущая под дамокловым мечом нашествия нежити из полярной тундры, в два удара объяснила зарвавшемуся засранцу, что если девушка сказала «нет», то это далеко не всегда «может быть». Особенно если она выше рангом и ещё в юности поглотила Красный камень реакции.

Неудавшийся герой-любовник не стал поднимать бучу и уполз в лазарет залечивать раны. Всё верно, это тебе не изгои Острожевы или палачи Стрелковы, с которыми вроде как отношения у всех ровные, а на деле они всегда одни и сами по себе. Сибирские кланы держались друг друга, и начнись конфликт – несостоявшегося «Ромео» не спасло бы даже заступничество старших офицеров. Нашлось бы кому и им укорот дать.

Сама же Соболева на вопрос чем обязана такой заботе, честно ответила – приказ главы рода. Дескать, должны они Фальку, что-то там с разорванной помолвкой старшей сестры Катерины три года назад, вот и попросил приглядеть за его невестой, коль по-другому не получается отдать. Да и сама она не верит что в этом побеге всё так просто. Соколов же из братства вольных, поэтому даже будучи обвинённым в убийстве, он всегда мог бы уйти назад в Крепость, и отряд бы его не выдал. А тут вроде как ничего серьёзного, и бежать в другую страну… странно всё это.

С этим Инга была полностью согласна, но надеялась, что Тигра прояснит ситуацию. Вон как лихо она обработала местную контрразведку и родную СИБ, которую те пригласили. В итоге они отчалили в Тонго ещё до того, как «Гордость Империи» продолжила движение к Арапову Кремлю. Об этом девушке рассказал Ренар, вернувшийся на дирижабль и возглавивший миссию концерна «Сокол».

Так или иначе, но через сутки дирижабль доставил курсантов к месту прохождения практики, и, тем самым, вынужденное затворничество Острожевой прекратилось само собой. Построение, приветственная речь командующего Отдельным Гвардейским Африканским корпусом генерал-лейтенант Горчакова, который традиционно лично встречал будущих офицеров – всё же в Высшем командном училище обучались дети высшей аристократии Империи. И, весьма возможно, что в будущем кто-нибудь из них займёт его место.

Толкать речи Николай Дмитриевич умел, хотя и не любил. Говорить много и ни о чём обязывала должность, вот он и научился лить воду в уши подчинённых и проверяющих. Впрочем, к чести генерала, он всегда выдерживал время таким образом, чтобы это звучало солидно, но при этом не заставлять солдат и офицеров изнывать на плацу пока он упражняется в красноречии.

Вот и теперь, не успели курсанты как следует пропечься под знойным африканским солнцем, как их отправили получать вещевой паёк и заселяться в общежитие. Места в Кремле было более чем достаточно, и каждый из прибывших получил индивидуальную комнату.

Инга заселилась одной из первых, пока остальные стояли в очереди за кондиционерами. Комфортную температуру тела она поддерживала на уровне рефлекса, но таким умением могли похвастаться далеко не все. Дело было даже не в стихии, хотя владеющим землёй приходилось туже всех – у них просто отсутствовали подобные техники. Разве что покрыть себя слоем земли или глины, но и тогда при здешней жаре уже через полчаса любой маг ощущал себя словно гусь, что запекается в собственном соку.

Основной проблемой был контроль. Слишком аккуратным нужно быть чтобы не навредить ни себе, ни другим. С этим особо тяжко обстояло дело у воздушников. Они создавали вокруг себя ветровой кокон, но не все могли сделать его достаточно маленьким, а жара заставляла увеличивать скорость потоков. Вот и получалось – малейший просчёт, и ладно если оболочка просто лопнет и всех обдаст сквознячком. Нередко у неумелого мага предметы мебели становились орудиями массового поражения, разлетаясь по сторонам с огромной скоростью.

Вот и сейчас бедняги, кто ещё не овладел в должной мере техниками контролирующими температуру тела, воевали с интендантами, пытаясь получить рабочее техномагическое устройство, а не груду бесполезного железа, которые ушлые прапорщики и старшины впаривали курсантам не взирая на ранги и древность рода. Причём делали они это скорее из любви к искусству обмана ближнего своего, чем по необходимости – на складах мало того что был запас новых кондиционеров, так и старые можно было оперативно починить, оформив заявку в мастерскую гномам.

Но нет, каждый год какое-то количество кадетов из тех, что не сумели найти подход к сердцу, разуму или кошельку унтер-офицеров, заведующих материальным хозяйством корпуса, получали на руки бесполезные железяки. Впрочем, начальство знало об этой афере и даже одобряло – жертвам приходилось волей-неволей развивать коммуникационные навыки и договариваться с теми же гномами. Либо пытаться сделать всё самому, что регулярно приводило к происшествиям, зато их жертвы, отлежавшись в лазарете и растеряв значительную долю самоуверенности и дури, гораздо легче вливались в тяготы военной службы.

Инге же оставалось радоваться, что её минули все эти разборки, и не потому что она не смогла бы выбить для себя рабочий охладитель. Глупо быть воспитанной дедом-генералом и его ближниками, умеющими шинковать мелкими дольками всё живое и неживое, но мало что соображавших в маленьких девочках, и не проникнуться армейскими порядками. Просто находиться в толпе для девушки было просто физически невыносимо.

Пусть даже сплетни ещё не успели разлететься по Арапову Кремлю, в чём лично Снегурочка сильно сомневалась, оставались кадеты, которые не преминут отыграться на подвернувшейся жертве. Жаль только, что завтра, хочешь – не хочешь, а придётся идти на службу, знакомиться с куратором и начинать стажировку – то, зачем она сюда, собственно, и приехала. Личная жизнь – это хорошо, но она обещала деду выпуститься с красным дипломом и намеревалась сдержать своё обещание.

Так что лучшим выходом было принять душ и лечь спать. Конечно, будь тут Фальк… Инга заскрипела зубами, буквально с кровью вырывая из себя мысли о женихе. Ещё ничего не решено. Она будет верить и ему, и Тигре. Всё это происки врагов, и они вместе посмеются над ними когда Александр поведёт их к алтарю. Сейчас же нужно лечь и уснуть. Завтра перед офицерами должна предстать не воплощение скорби или зомби не первой свежести, а истинная дочь рода Острожевых, внучка генерала Мороза, и да устрашатся враги.

Утро встретило девушку хорошим настроением и пением горна, играющего побудку. Мигом собравшись, Инга выбежала на плац, куда сползались остальные курсанты. Большинство были столь же бодры, но нашлись и те, кто еле передвигал конечностями. В основном это были всё те же неудачники, ночевавшие в жуткой духоте, и практически не выспавшиеся, но к ним присоединились те, кто ещё не прошёл акклиматизацию и смену часовых поясов. Впрочем, в данный момент от них не требовалось ничего сверхъестественного, всего лишь пережить перекличку и сходить со всеми на завтрак, а в дальнейшем их проблемами будут заниматься наставники, которые и решат то ли дать выспаться и прийти в себя, то ли отправить к лекарям, а может кому и выписать живительных люлей.

Обижаться на это не следовало, и уж тем более жаловаться родственникам. Не поймут и сами добавят, причём в объёме гораздо превышающем первые. А всё потому, что армия свято держалась за институт наставничества, напрочь отвергая массовое обучение. Лишь последние сто лет военные пошли на уступки, организовав классы для младших и унтер-офицерских чинов, но в вопросах подготовки офицеров всё ещё были чрезвычайно консервативны. Надо сказать, для этого имелись все основания.

Использование Кристаллов памяти позволяло исключить тупую зубрёжку. Информация поглощалась частями, по мере усвоения предыдущих знаний, но на первое место выходила именно практическая отработка. И если на уровне школы или даже лицея, пока закладывался базисный слой общих знаний, это ещё можно было делать в группах, то окончательная шлифовка, совмещённая с практикой, требовала исключительно индивидуального подхода. Всё же каждый маг был сам по себе боевой единицей, способной кардинально повлиять на исход сражения в ту или иную сторону.

Весьма вкусный завтрак Инга проглотила в один миг. Курсанты, взволнованные грядущим знакомством с наставниками, наконец-то оставили её в покое, и аппетит никто не испортил. Хотя, может, просто не успели. На другом конце столовой маячил Голенищев, прожигая девушку взглядом, но подойти не решился, хотя сидела она одна.

Соседке не повезло – привычная к трескучим морозам, она плохо переносила жару и, хотя владела подходящей техникой для охлаждения тела, всё равно слегла с температурой. По словам командира, послезавтра уже будет в строю, но Снегурочка пометила себе заскочить к ней вечером. Пусть подругами они не стали, но хорошее отношение к себе Острожева умела ценить – слишком мало ей подобного доставалось.

После завтрака курсантов опять выстроили на плацу. На этот раз командующего корпусом не было, его заменил начальник штаба, толкнувший короткую речь, мол, преемственность поколений, вы наше будущее, учитесь у лучших, и всё остальное в этом духе. И действительно, в называемых парах наставник-ученик частенько звучали одинаковые фамилии.

Сама Инга боялась лишь одного – что её назначат к родственнику Голенищева. Тогда стажировка из возможности самосовершенствования превратилась бы в ад. Но, видимо, возможности рода у того были не безграничны. В Африке водяные маги хоть и пользовались постоянным спросом, но, скорее, во вспомогательных службах. Чего гордые аристократы терпеть не могли. Вот на флоте – там да, недаром оба брата главы рода носили звание контр-адмирала, а в пустыне руки оказались коротки.

Наставником девушки стал капитан инженерных войск Иван Сергеевич Гольцов. Спокойный немолодой мужчина в ранге Ведьмака, судя по наградной колодке, успевший повоевать. Причём он сразу предупредил, что до перевода в Африку служил под командованием Мороза, так что поблажек внучка генерала может не ждать. Ему совесть и офицерская честь не позволят халтурно отнестись к подготовке родственницы любимого командира.

На деле всё оказалось не так страшно. Инге вручили сразу три кристалла, наказав сегодня усвоить основы, чтобы с завтрашнего дня взяться за отработку. Причём два содержали новые техники, пригодные для использования в жаркой африканской местности, а последний – теорию подготовки общевойскового мага поддержки. Как сказал капитан, чтобы разбавить однотипность тренировок, будем чередовать работу головы и рук.

На считывание каждого базиса ушло не менее двух часов. Работа с базами вообще не любила суеты, а когда приходилось иметь дело с несколькими сразу, требовалось делать промежутки минимум в час, так что управилась Снегурочка только к вечеру. Ведь и о регулярном питании забывать не стоило, благо в столовой все курсанты были сами не свои, двигаясь как сомнамбулы – явный признак работы с кристаллами знаний. Так что, успешно выполнив приказ наставника, Инга тут же завалилась спать.

А утро началось со стука в дверь в четыре часа утра. Гольцов руководствовался собственной системой отработки и первое занятие проводил ещё практически ночью, когда температура резко падала, зато и работать с элементом воды было гораздо проще. Острожева это понимала, но всё равно дулась, что её заранее не предупредили. Впрочем, это не мешало ей выполнять все указания наставника, и прогресс освоения новых техник был виден невооружённым глазом. Причём настолько, что капитан, явно поражённый, немедленно понёсся оформлять на завтра заявку на выход с территории ППД.

Инга же поплелась обедать – для курсантов столовая работала почти круглосуточно, капитан был не единственным наставником с оригинальным подходом к тренировкам. Перед следующим занятием ей даже удалось немного вздремнуть, поэтому на теории девушка не клевала носом, а вполне усердно работала, чем заслужила похвалу и больше свободного времени. У Инги мелькнула было мысль найти Регара, но она отложила её на потом, решив сегодня как следует выспаться – завтра предстоял выход на ближайшие озёра. Гольцов решил усложнять условия постепенно.

На этот раз Инга проснулась сама. Отработка новых техник была штукой тяжёлой, но реально помогала отрешиться от мыслей о Фальке и Тигре. Да и дедушка будет рад узнать о её усердии. Всё равно здесь и сейчас она ничего не могла сделать, а если накручивать себя в тысячный раз, обдумывая одно и тоже, то так и перегореть можно было. Лучше заняться реально полезным делом, которое принесёт пользу всем, и прежде всего ей самой.

Так что к площадке, где готовились к выезду конвои, девушка подбежала в прекрасном расположении духа… и тут же судьба не преминула его испортить. Возле четырёх машин, предназначенных для молодых магов и их охраны, мялся никто иной как Валерий Голенищев собственной персоной. Оказалось, что его наставник тоже подал заявку на выезд к озёрам, и начальство, особо не раздумывая, просто объединило всех в одну группу. Дескать, нечего лишних людей дёргать, вот вместе и поедете.

В охране действительно оказались одни люди, хотя в самом Араповом Кремле других рас хватало. И гномы традиционно занимали должности «погонщиков железных коней», да и зверолюды всех мастей встречались на каждом шагу. Впрочем, на это Инга, раздосадованная вынужденным соседством внимания не обратила. Гольцов заметил перемену настроения подопечной и в два счёта выпытал причину недовольства девушки, тем более что сарафанное радио уже давно разнесло по корпусу весть о бегстве жениха Острожевой.

На то, чтобы успокоить девушку, ушло несколько минут. Капитан пообещал, что не позволит никаких вольностей со стороны Голенищева, а кроме того, у самой девушки не будет времени заниматься глупостями. А насчёт якобы сбежавшего Александра Соколова, по секрету, рассказал, что знаком с его непосредственным командиром. И тот исключает даже малейшую возможность предательства со стороны своего подчинённого.

Однако стоило машинам остановиться, а пассажирам, уставшим трястись в металлических коробках, спору нет, защищённых от многих угроз, но от этого не становившимися комфортнее, как Гольцов изменился в лице.

– Быстро назад, – скомандовал капитан, напряжённо осматривая местность. – Какого хрена тут происходит, майор?

– Пусть девочка разомнёт ноги. Впереди долгий путь, – старший из Голенищевых поморщился от грубого выражения, будто разжевал лимон целиком. – Почему вы, безродные, начинаете хамить, если чего-то не понимаете? Неужели сложно оставаться вежливым? Ну да ладно. Капитан, тебе выпал редкий шанс стать кем-то. Из убогой серости войти в Великий род.

– И для этого я должен…

– Буквально самую малость. Отойти в сторону, не мешать нам, а потом повторить перед начальством всё что Вам скажут, – Валерий не усидел в машине и вмешался в разговор. – За это получите жену из младшей ветви, станете одним из нас.

– Вовремя предать – это значит предвидеть, так получается? – Гольцов криво усмехнулся. – А честь офицера – это пустой звук? Так не пойдёт, господа. Пусть за мной не стоят многие сотни поколений предков, но…

Выстрел прозвучал неожиданно. Тяжёлая пуля разнесла голову капитана, который просто не ожидал атаки со спины. Инга вскрикнула и теперь с ужасом разглядывала трепыхающееся тело, ещё секунду назад бывшее сильным и смелым офицером. В шоке она провела по щеке, размазывая попавшую на неё кровь. Убийца же, оказавшийся водителем машины, дождался кивка Голенищевых и с помощью ещё одного солдата ухватил труп за ноги, и оттащил его к озеру.

– Говорили же тебе, дурочка, сиди внутри и не высовывайся, – Валерий подхватил девушку под локоть и повёл к своему транспорту. – Глядишь, и с капитаном договорились бы, хотя вряд ли. Такие не понимают оказанной им чести.

– Ты!! – Снегурочка немного пришла в себя и вырвала руку из захвата. – Убийца!!! Думаешь, это сойдёт тебе с рук?!

– Я это точно знаю, – Голенищев с усмешкой посмотрел в глаза девушке. – Если ты считаешь, что Гольцов выйдет из Храма Жизни и всё расскажет, позволь тебя разочаровать. Он не зря всполошился, когда увидел это место.

Инга всё ещё находилась в некотором ступоре. Произошедшее никак не могло уложиться у неё в голове. Убить своего товарища, пусть даже он возродится, и ради чего? Идти на поводу у наглых водяных девушка не собиралась и намеревалась всё рассказать как только доберётся до Арапова Кремля, пусть даже её придётся добираться туда пешком. Вот только её немного смущали потрясающая наглость и спокойствие Голенищевых. Было такое ощущение, что они совсем не волновались насчёт возможного разоблачения.

– Здесь нейтральная зона, – Валерий повёл рукой, указывая на окрестности. – Узкий клин между двумя Храмами Жизни. Об этом мало кто знает, кроме разведчиков и инженеров. Вот Иван Сергеевич был в курсе, но, как видишь, ему это не помогло. Надо было соглашаться на предложение.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю