332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Пряжников » Бальтазар. Специалист по магической безопасности » Текст книги (страница 15)
Бальтазар. Специалист по магической безопасности
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:26

Текст книги "Бальтазар. Специалист по магической безопасности"


Автор книги: Алексей Пряжников






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 16

– В прямом, Бальтазар, – ответила вместо вампира Лекса с легкой улыбкой. – Он хочет вступить в твой клан.

Я немного подумал.

– Это шутка? – спросил я. – Если Патриархи узнают, что среди вампирских кланов появился еще один, да еще и с главой клана, который к вампирам не имеет никакого отношения, – они воспримут это как плевок в лицо. И если они еще утрутся, то когда плюнут в ответ – утону же на фиг.

Александра одобрительно кивнула.

– Сразу согласиться на такое предложение было бы, вероятно, последней глупостью, которую ты совершил бы в этой жизни, – прокомментировала она.

Я открыл было рот, чтобы сказать Джахи «катись отсюда», но Лекса быстро произнесла:

– Однако!

– Хм? – вопросительно взглянул я на нее.

– Если же это будет клан фэйри, а не сугубо вампирский, то никаких сложностей в этом я не вижу. Во все времена кланы и даже семьи формировались из совершенно различных видов фэйри. Обычно – для защиты против внешнего врага… Или из каких-либо политических или территориальных соображений.

Я задумчиво поскреб щетину на подбородке.

– Кстати, – добавила Лекса и кивнула в сторону Кати. – За примером далеко идти не надо.

– Макферсоны состоят из разных фэйри? – удивился я.

– В основном из разных видов оборотней, – уточнила Кати, утвердительно кивнув. – Впрочем, Эндрю Макферсон, мой учитель по айкидо, из семьи йети.

– Надо было слушать внимательнее, когда Моргана мне рассказывала о структуре общества Малого Народца, – пробормотал я, задумавшись. Затем спросил у вампира: – Джахи, вот скажи, на фига тебе это надо?

Вампир поднял взгляд:

– Вернуть свой долг чести перед кланом Омари я могу, только убив вас, мэтр. Другими словами, не могу вовсе – я умру.

– И ты не собираешься расстаться с жизнью ради этого долга?

– Не путайте благородство и идиотизм, мэтр.

Я хмыкнул, а вампир продолжил:

– Но если вы возьмете меня под свою руку – у меня не останется долгов вне клана. Только мой долг жизни вам.

– Поня-атно, – протянул я.

Лекса хихикнула.

– Так что, Бальтазар, будешь основывать свой клан? – спросила она мысленно.

– Чем мне это грозит? – поинтересовался я.

– Да ничем, – пожала она плечами. – Только если ударишься в высокую политику, придется заручиться поначалу поддержкой более серьезного клана – иначе сожрут к дьяволу. А так маленьких кланов – по крайней мере, так было раньше – очень много.

Я задумался. Думал довольно долго, но никто не произнес ни слова: все смотрели на меня с любопытством. А Джахи так и не шевельнулся, стоя на колене.

– Ну тогда почему бы и нет, – произнес я наконец. – Пусть будет клан Эмрис.

– Клан Бессмертных? – хмыкнула Лекса. – Пафос и позерство. К тому же навевает воспоминания о Ксерксе… Но в целом мне нравится, – одобрила она.

– Ну вот и прекрасно, – кивнул я и спросил уже вслух: – Какие клятвы надо произносить, вступая в клан?

– Да какие тебе угодно, – пожала плечами демонесса. – Это же дело такое, каждому свое.

– Тогда импровизируй, – обратился я к вампиру.

Джахи замялся, зажмурился, размышляя над формулировкой, и затем произнес:

– Именем Великого Сета Созидателя клянусь служить тебе и твоему клану верой и правдой. Именем Великого Сета Разрушителя клянусь быть беспощадным к врагам клана. Именем Великого Сета Защитника клянусь защищать клан и любого из его членов до последней капли крови.

Круто, однако. Я такого вот так вот, влет – не выдал бы.

– Встань, Джахи Сефу Эмрис, – кивнул я и поднялся с кресла. Что-то даже в груди екнуло. – Как глава клана Эмрис, беру тебя под свою руку. Отныне ты не должен преклонять колен ни перед кем, кроме меня.

Джахи встал и коротко поклонился.

– Ваши приказания? – осведомился он.

Я подумал.

– Ты вроде занимался расследованием исчезновения того высшего? Сирилла Марски?

– Так точно, мэтр, – поклонился он.

Я поморщился:

– Завязывай с поклонами.

– Слушаюсь, мэтр, – кивнул он.

– Так вот, продолжай расследование сам. Мне нужно уехать отсюда, но судьба вампира мне крайне любопытна, поэтому забрасывать дела я не хочу. Я представлю тебя заказчику, скажу, что ты мой представитель. Все раскопанные материалы по делу я скину тебе на комм или планшет, что там у тебя.

– Инфоимплант, – уточнил Джахи.

– А разве они не запрещены? – полюбопытствовал я.

Инфоимплант – это нечто вроде миниатюрного квантового компьютера, отображающего информацию напрямую на сетчатку глаза и управляемого глазными мышцами.

По Сети до сих пор ходят слухи, что инфоимпланты сводят своих носителей с ума, превращая их то ли в зомби, то ли в кровожадных маньяков. В любом случае инфоимпланты были законодательно запрещены из каких-то медицинских соображений как чрезвычайно вредные для здоровья.

Да даже если бы были разрешены, я бы не решился вставить себе такой – кто его знает, как на него подействует естественный магический фон моего организма?

– Запрещены, – пожал плечами Джахи. – Но на тело и разум вампиров они действуют совсем иначе, чем на людей.

Кати завистливо вздохнула.

– Везунчики, – пробормотала она, переливая инфу вампиру. – Всегда мечтала о такой игрушке.

– Ну так и вставь себе такой, – неожиданно хмыкнул Джахи. – Или боишься?

Кати мгновенно вспыхнула:

– Боюсь? Я?

– Так, а ну прекратили, – сердито воскликнул я. – Джахи, у тебя есть задание, и на дворе уже сумерки, так что солнце тебе не помешает.

– Солнце мне вообще не мешает, – кивнул вампир и потянулся за маской, лежащей на столе возле обсидианового кинжала. Над оружием его рука дрогнула, но он не попытался его схватить. Я едва слышно выдохнул.

– Жди меня внизу.

– Мэтр, – глухо из-за маски произнес Джахи, накидывая капюшон и кивая.

Я кивнул в ответ, и вампир вышел из номера, беззвучно ступая по звонкому деревянному покрытию пола.

– Ну и чего ты повелась? – с укором спросил я Кати.

– Макферсоны ничего не боятся! – гордо тряхнула она шевелюрой.

Лекса с хитрой улыбкой спросила:

– И мышей?

– Оборотни-то? – иронично хмыкнул я, но Кати промолчала, и я удивленно посмотрел на нее. Лекса хихикнула.

– Серьезно? – не поверил я.

Кати, нахмурившись, бросила совершенно убийственный взгляд на Александру. Демонесса, невинно улыбаясь, похлопала ресницами. Я не отрывал от девушки недоверчивого взгляда, пока она наконец не кивнула с явной неохотой.

– Ладно, – пробормотал я, пребывая в глубоком шоке от фантастической загадочности женской природы. – Давайте слетаем и посмотрим на подаренную мне землю.

Я надел куртку и, вытащив из кармана комм, набрал номер Джошуа Крайнца.

– Мистер Крайнц?

– О, господин Эмрис. Вы вовремя, я как раз собирался вам звонить.

Я удивленно спросил:

– А что случилось?

– Это не телефонный разговор, – замялся он. – Давайте прямо сейчас встретимся внизу, в холле. Вам будет удобно?

– Да, вполне, – озадаченно произнес я.

– Ну вот и прекрасно.

Честно говоря, я наполовину ожидал, что вампира тут не обнаружится, – слишком уж быстро и неожиданно развивались последние события: драка возле бара, Патриарх, создание клана… Но Джахи, как я и приказал, ждал меня в холле, с удобством устроившись на шикарном велюровом диване. Он смотрел куда-то в потолок, закинув голову на спинку дивана, однако я почему-то не сомневался, что он следит за каждым моим движением. Маску он держал в руке.

Кати кивнула куда-то в сторону лифтов.

– Вон он. – Она поморщилась. – Аж отсюда запах его одеколона слышно.

Я проследил и заметил мистера Крайнца, выходящего из служебного лифта.

– Ладно, я пошла готовить глайдер, подожду тебя на стоянке, – сказала Кати и вышла на улицу.

Кивнув Джахи, я быстрым шагом направился к своему заказчику, помахав ему рукой. Вампир неслышной тенью пристроился за моим левым плечом.

– Добрый день, господин Эмрис, – поздоровался мистер Крайнц. – Вы, кажется, хотели со мной о чем-то поговорить?

– Да, – я вытащил комм. – Отчет о проделанной на текущий момент работе. Дыра обнаружена.

– Прекрасно! – с видимым облегчением выдохнул он. – Что же касается Сирилла…

– В данный момент я как раз собираюсь заняться его исчезновением и… – Я протянул руку, чтобы хлопнуть вампира по плечу, представляя его заказчику, но тот вдруг затрясся. Я даже не сразу понял, что это заказчик так кивает головой.

– Нет-нет, – вскинул он руки. – Не надо, работу можете считать выполненной. Я передам эти данные в полицию, и они разберутся…

– Но… – нахмурился я.

– Не спорьте, мистер Эмрис, – улыбнулся Крайнц одними губами. Глаза его были совершенно серьезны. – Вы свою работу сделали – и сделали это первоклассным образом. Я обязательно буду рекомендовать вашу фирму своим знакомым.

– Хорошо, – пожал я плечами и выжидающе посмотрел на него.

Он с непониманием нахмурился, но тут же хлопнул себя по лбу:

– Ах да! – Он достал шикарный комм – стоимостью с личную космическую яхту – и застучал по экрану. – Ваша плата, как и договаривались.

Я вежливо улыбнулся:

– Рад был сотрудничать.

– Взаимно, взаимно, – сказал он, отирая пот со лба шелковым платочком.

Попрощавшись, Крайнц пошел к служебному лифту, а я задумчиво смотрел ему вслед, затем перевел взгляд на систему климат-контроля – двадцать два по Цельсию, с чего бы ему так потеть?

– Джахи, он тебя прежде видел? – спросил я.

– Уверен, что нет, мэтр.

– А чего же он так испугался-то?

Вампир пожал плечами.

Я задумался.

– Так. Первоначальное задание остается в силе, – негромко сказал я наконец. – Теперь мне еще любопытнее, что тут происходит.

Вампир кивнул.

– Сразу же свяжись со мной, как что-то узнаешь.

– Слушаюсь, мэтр. – Джахи кивнул и почти театральным жестом поднес маску к лицу.

Меня вдруг посетило ощущение, что я что-то забыл, но я не смог вспомнить, что именно, и убрал эту мысль на задворки сознания.

На улицу я вышел, терзаемый сомнениями и любопытством. Сомнения относились к Джахи: не то чтобы я не доверял ритуалу, который описала мне Лекса, но как-то было бы неприятно узнать, что за последние две или сколько там тысяч лет вампиры нашли-таки способ обойти такой ритуал.

Любопытство же касалось причины испуга Крайнца. Я отчего-то сильно сомневался, что он заявит в полицию. Скорее всего, произошло что-то, что заставило его отказаться от дальнейшего расследования, – поначалу он был весьма решительно настроен на выяснение причин исчезновения своего сотрудника.

– Может, на него надавили? – мысленно спросила Лекса.

– Кто? – машинально спросил я вслух и тут же про себя возмутился: – А ну не подслушивай чужие размышления!

– А ты не думай так громко! – отрезала демонесса.

Я тяжело вздохнул и быстрым шагом направился к месту на парковке, приписанному к моему номеру в отеле.

– Эй! – послышался откуда-то сзади крик Кати. – Сюда, я здесь.

Я обернулся и увидел девушку в шлеме, машущую мне рукой. Судя по струящимся из-под днища аппарата прозрачным ручейкам перегретого воздуха, глайдер был уже готов к полету.

– Я перегнала глайд поближе ко входу, – объяснила она.

Я замер, напряженно вглядываясь в поляризованное защитное стекло, пытаясь разглядеть черты лица.

– Что-то не так? – Кати сняла шлем и недоуменно посмотрела на меня.

– Да нет, просто задумался, – промямлил я.

Проклятье, так же и самым настоящим параноиком недолго стать, если подозревать подставу в каждом незначительном событии.

– И ничего в этом плохого нет, – прокомментировала мою мысль Лекса. – Магу просто необходимо быть немного параноиком, а не таким безалаберным раздолбаем, как ты.

Я почесал пальцем переносицу, но не нашел, что возразить.

– Тогда садись, – улыбнулась мне Кати и протянула второй шлем.

Надев шлем и усевшись на пассажирское сиденье глайдера, я обхватил девушку за пояс, пропустив в голову, признаюсь, пару-другую пошлых мыслишек, которые, впрочем, резко испарились, стоило мне только вспомнить предыдущую поездку.

Кати плавно подняла машину в воздух и рванула на запад, к Йормунганду.

По дороге я вновь с любопытством оглядывал город – скоростная междугородная магистраль проходила прямо через его центр, оставляя космопорт далеко в стороне. Проекционные экраны всех мастей, огромные рекламные голограммы, звуковые оповещения различных видов – все это уговаривало насладиться новыми вкусами минеральных вод, купить новые модные штаны или спустить все свои деньги в «самом честном казино Асгарда». Впрочем, надо признать, если не обращать внимания на настойчивость рекламы, выглядело это все просто феерично – на «Черной радуге» рекламы такого масштаба я никогда не видел. Огромные голографические замки, иллюзорные девушки, прекрасные картины немногочисленных пляжей Норда… Возникло ощущение, что вокруг меня множество сказочных миров, каждый из которых живет своей жизнью.

Я почувствовал, что меня клонит вправо: мы по боковому ответвлению магистрали разворачивались на юг. Девушка уверенно вела глайд вдоль направляющих силовых экранов магистрали. И хотя мощные генераторы электромагнитных полей, установленные вдоль экранов, не дали бы машине врезаться в направляющую, я за всю дорогу так ни разу и не услышал предупредительного писка электромагнитных датчиков о приближении к границе магистрали – Кати уверенно вела машину строго по центру.

Офисные кварталы сменились жилыми, затем пошла парковая зона, а вдалеке уже виднелась полоса воды – ровно по центру пояса-Йормунганда протекала широченная – около пяти тысяч километров в самом широком месте – река Сиф, или, как ее еще называли, – река-море. На ее берегах раскинулись шикарные курортные отели, пляжи, частные виллы и прочие доступные далеко не всякому обывателю заведения.

На самом деле Йормунганд проявился под нами как-то незаметно: город вдруг исчез, и потянулись джунгли, с проплешинами отелей и частных вилл; а за ними неотвратимо, словно тень от облака, приближалась огромная полоса реки Сиф, фиолетово-оранжевая в лучах закатного солнца.

Как мне рассказала Кати, среди экологов и прочих умников уже долгие годы тянулись споры о том, является ли Сиф искусственной рекой, – слишком уж странно выглядит водная карта планеты, будто кто-то специально проектировал максимально эффективную ирригационную сетку, да забросил на пару миллионов лет, так и не доделав.

В научные тонкости этого глупого, на мой взгляд, спора я не вникал, но зато выглядела эта река, словно пресловутый край земли – почти ровной полосой берег заканчивался, и начиналась бескрайняя водная гладь.

Я испытал чувство почти детского восторга – все свое детство я прожил на берегу моря, да и башня Мерлина находилась недалеко от океана. Но за последние восемь лет видел его только на экране терминала, да еще на голографических рекламных буклетах.

Соленый запах моря накрыл меня с головой, и только теперь я понял, как сильно мне его не хватало.

Забавно, что когда я жил у океана, я воспринимал это все – воздух, соль, брызги – как должное. Иногда, конечно, даже ночевал на берегу, но всерьез не задумывался о том, что жить возле моря на самом-то деле очень хорошо.

А сейчас я вспомнил все эти ощущения – и восторженно любовался игрой заходящего солнца на далеких волнах далеко впереди.

Глайдер замедлился – Кати увела машину с межгородской магистрали и направила в один из боковых «рукавов». Метров через сто рукав закончился, и мы оказались на свободе.

– Красиво тут, – произнес я мысленно.

– Почти как дома, в Аргейле[11]11
  Графство в Шотландии.


[Закрыть]
, – подтвердила Лекса.

– А разве твой дом не в Греции? – подколол я ее.

– А мой дом там, где меня кормят.

– Тоже мне кошка нашлась.

– Мяу, – самодовольно произнесла она.

Вам никогда в голове не мяукали мысленно?

Я аж дернулся оглянуться в поисках нахального животного и чуть не свалился с глайда, чудом удержав равновесие.

– Что-то случилось? – спросила, не оборачиваясь, Кати через встроенную в шлемы радиосвязь.

– Все в порядке, заснул просто, – ответил я.

Ветер донес до меня ее смех.

Мы приземлились на небольшой площадке правильной прямоугольной формы, недалеко от каменистого пляжа. На поверхности еще были видны следы разметки посадочной полосы, а возле деревьев высились две постройки, видимо служившие ангарами для приземлившихся орбитальных шаттлов.

– Это здесь? – недоверчиво спросил я, с удовольствием оглядывая старое, местами потрескавшееся, но еще прочное и надежное покрытие из армобетона, поросшее кое-где мелкой растительностью на нанесенном ветром грунте.

– Именно, – довольно потерла ручки Лекса. – Пляж тоже входит в территорию.

– В таком случае это поистине королевский подарок, – покачал я головой. – Как-то даже не верится.

– Дареному коню в зубы не смотрят, – пожала плечами Лекса.

– Но к ветеринару на всякий пожарный водят, – мрачно сказала Кати, глядя на один из ангаров. – Вот в этом вот кто-то живет.

– Ты кого-то увидела? – Я присмотрелся к ангару, но ничего особенного не заметил.

– Запах еды услышала, – пояснила девушка.

– Оборотни… все бы им пожрать, – пробормотала Лекса. – Я слетаю на разведку.

Я кивнул.

– Наверняка какие-то бездомные обосновались…

– В лесу, который служит клану Макферсонов охотничьими угодьями? – иронично вздернула бровь Кати.

– Эй, стоп! – Я возмущенно взглянул на девушку. – То есть тут по ночам будут бродить оборотни? А меня они не тронут?

– Лови! – Она кинула мне небольшой камешек.

Я поймал его в ладонь и от неожиданности выронил на армобетон – камень был холодный, будто кусок льда.

– Что это? – спросил я, подняв артефакт, – а в том, что это был артефакт, я уже не сомневался.

– Считай это ключ-картой, – засмеялась Кати. – Оборотни не тронут тебя с этим.

– А Джахи? – полюбопытствовал я. – Возможно, он тут будет частым гостем.

– Джахи я дам такой же, – нахмурилась девушка. – Но, чтоб ты знал, это в высшей степени неэтично – приводить вампира на территорию клана оборотней…

– Это моя территория, – перебил я ее, вдруг ПОЧУВСТВОВАВ, что этот клочок земли действительно принадлежит мне. – И я никому ее не отдам.

Кати одобрительно кивнула и широко улыбнулась:

– Хорошо сказано. Из тебя получился бы неплохой вервольф. Не хочешь, случаем, сменить амплуа?

– Нет, спасибо, – вздрогнул я, представив себе картинку, как я, голый и волосатый, бегаю по лесу и жру несчастных оленят. Хрен его знает, откуда появился этот образ, но он был настолько ярким, что я аж головой замотал, пытаясь выкинуть его из головы.

Она пожала плечами.

– Все равно это невозможно. Оборотнями не становятся, ими рождаются.

– Ну и слава богу, – вздохнул я. Кати бросила на меня сердитый взгляд, и я поспешил добавить: – Не то чтобы я плохо относился к оборотням, но я слишком уж привык к домашнему уюту.

– Городские, – хмыкнула девушка.

– Деревенские, – поправил я ее.

Она удивленно раскрыла глаза:

– Какие?

– Деревенские!

– Это как?

– Ну я родился в деревне.

– Где? – Она непонимающе нахмурилась.

– Ты не знаешь, что такое деревня? – изумился я.

– Понятия не имею, – покачала она головой.

– Такой маленький городок, где большинство людей занимается только сельским хозяйством.

– Колония, что ли?

Я сдался:

– Да, колония.

– Ну так бы и сказал, что из колонистов, – проворчала девушка. – Они – да, не такие мягкотелые, как те, что живут в городе.

Я предпочел не спрашивать, как она выясняла мягкотелость тех и других.

– Эй, идите сюда! – крикнула Лекса, наполовину высунувшись из стены ангара.

Вблизи постройка показалась более прочной, чем издалека. Судя по размерам, она была предназначена для пассажирских шаттлов, грузовые были намного больше, к тому же одноразовые: предполагалось, что материал, из которого сконструирован грузовой шаттл, будет использован колонистами как сырье для постройки зданий или создания необходимых инструментов. Кстати говоря, сами эти ангары – скорей всего, бывшие грузовые шаттлы.

Я внимательно оглядел стены ангара – в отличие от армобетона посадочной площадки, они выглядели куда более сохранившимися. По крайней мере, антикоррозийное покрытие на стенах было цело, и вся эта ветхость не проржавела насквозь.

– Подумать только, – Кати задумчиво прикоснулась ладонью к нагретому лучами солнца металлу стены. – Это строили мои далекие предки, почти триста лет назад.

– Триста? – Я с сомнением оглядел постройки и на всякий случай просканировал на предмет магической обработки – сам факт столь долгого существования постройки без применения магии вызывал у меня вполне обоснованные сомнения. Впрочем, я ничего магического не обнаружил, хотя вот общий фон… Словно попытка замаскировать какое-то заклинание. Может, среди колонистов были маги?

Было бы здорово покопаться в архивах клана Макферсонов – глядишь, нашел бы своих коллег по ремеслу.

– Почуял? – хмыкнула Лекса, появляясь перед нами.

– Ага. Что это?

– Не что, а кто. Тут живет кто-то из Малого Народца.

Я невольно нахмурился, расставшись с надеждой найти современного мага, а Кати недоверчиво посмотрела на демонессу.

– В самом деле? На нашей территории? Ты не ошибаешься? Может, это кто-то из наших?

Лекса фыркнула:

– Да чтоб я и не узнала оборотня? Нет, это кто-то другой, и, кстати, судя по отголоскам магии, кто-то весьма сильный. Но кто именно – не могу сказать… есть что-то знакомое в следах ауры, но не знаю, что конкретно.

– И зачем он прячется?

– Судя по всему, он живет здесь давно.

– А вдруг это «она», а не «он»? – спросила Кати.

– Какая разница? – не понял я. – Хоть «оно», если оно меня не захочет сожрать.

– Большая разница! – отрезали Лекса и Кати в один голос.

Бред какой-то. Женская логика такая женская!

– Проехали. – Я покачал головой. – Лекса, что еще ты чувствуешь? Я не настолько силен, как ты, в различиях оттенков ауры.

– Хм, – буркнула она. – Похоже, оно недовольно, но вроде бы пока нападать не собирается.

Я нахмурился и зашел в ангар, приготовившись к возможному нападению.

Внутренняя часть пространства оказалась перегорожена какими-то металлическими решетками непонятного назначения, из них же был создан импровизированный второй этаж с грубой лестницей и стальными плитами.

– Шаттлу тут, пожалуй, стоять будет негде, – произнес я, оглядывая тесное пространство.

– Думаю, кто-то из колонистов переоборудовал этот ангар в жилое помещение или мастерскую, – неуверенно предположила Кати, постучав костяшками пальцев по перилам лестницы, ведущей на второй этаж.

Словно в ответ на ее действия, перила с ужасающим скрежетом изогнулись и ухватили руку девушки, будто веревочным арканом.

– Что за?.. – воскликнула Кати, дернувшись.

Металлический брус, из которого были сделаны перила, жалобно хрустнул, но не поддался. Зато стальная решетка, которая до этого момента спокойно лежала на полу, внезапно зашевелилась и поползла к девушке, зловеще стуча краями по армастиловому полу.

– Одушевление? – спросил я, глядя на происходящее магическим зрением.

– Нет, это вообще не магия. Точнее, магия, но не заклинание.

Кати сердито посмотрела на нас.

– Ребята, я не знаю, что тут происходит, но было бы неплохо, если бы вы прекратили вашу философскую дискуссию и вытащили меня отсюда.

– Сейчас сделаем. – Я подошел к перилам и, прислонив к ним ладонь, начал переливать в них огненную энергию. Металл бруса стал медленно нагреваться.

– Что ты делаешь? – спросила Кати настороженно.

– Тут какой-то тугоплавкий металл, – ответил я, закрыв глаза: так было проще сосредоточиться на высвобождении энергии. – Это займет какое-то время.

– Давай быстрее, – сказала Кати, оттолкнув носком ботинка уже вплотную подползшую решетку. – Эй! Горячо же! – воскликнула она через несколько мгновений.

Я выругался, прекратил нагревать арматуру и включил наконец мозги. Если попытаться ее переплавить – то крайне неприятный ожог Кати обеспечен. Она его, конечно, залечит с помощью быстрой регенерации, присущей всем оборотням, но обиду на меня наверняка затаит.

Вдруг вспомнив уроки дяди-кузнеца – до моего ученичества у Мерлина отец пытался меня пристроить в подмастерья к дяде Освальду, – я изменил полярность энергетического потока, и почти раскаленный металл под ладонью моментально покрылся изморозью.

– Ломай, – коротко приказал я, тряся обожженной, а затем обмороженной рукой и бормоча лечебные заклинания.

Кати напрягла мышцы и что было силы потянула руку в сторону. С громким звоном, будто порвалась гигантская струна, металл сломался в месте перегрева, и девушка, увлекаемая инерцией собственного усилия, брякнулась задницей прямо на решетку. Та немедленно обхватила ее всеми четырьмя углами.

– Неплохая юбочка, – хмыкнула Лекса.

Кати сердито рванула решетку, но разогнуть не смогла. Встать у нее тоже не получилась – тяжелая решетка спеленала ее ноги, словно одеялом.

– Вот как тебя избавить от этого – я не знаю, – честно признался я. – Может, так и походишь? Будешь законодателем новой моды на стальные решетки. Их, кстати, будет удобно украшать цветочками всякими…

– Еще слово, – процедила девушка, – и тебя будут искать по всему берегу Сифа. По мелким таким клочочкам.

– Понял, понял, незачем так нервничать, – сдерживая смех, сказал я.

– Бальтазар, он совсем рядом, я его чувствую, – почему-то прошептала вдруг Лекса.

Я огляделся – и никого не увидел. Даже не почувствовал.

– Выходи, мы не причиним тебе вреда.

Ангар буквально зашелся скрипом – мне показалось, что он вздохнул.

– Слушай, а живые дома бывают? – зачем-то тоже шепотом спросил я у Лексы.

– Может, это какой-то новый вид фэйри? – неуверенно предположила она. – Или призрак, вселившийся в дом?

– Маловероятно, – покачал я головой. – Призраки жрут эмоции людей, а тут людей днем с огнем не найти.

– УХОДИТЕ! – раздался вдруг протяжный вой со всех сторон сразу.

– Почему? – озадаченно спросил я.

– ПОТОМУ ЧТО! – убедительно аргументировал тот же вой.

– Нам тут не рады, – вздохнул я. – Предлагаю снести к чертям этот ангар и построить тут нормальный дом.

– Э, ПОГОДИТЕ-КА… КАК СНЕСТИ?

– Ну вот так, – развел я руками. – Земля эта принадлежит мне, ангар, следовательно, тоже. Захочу – снесу.

– А Я В НОВЫЙ ДОМ ВСЕЛЮСЬ! – неуверенно и намного тише произнес голос.

– А я тебе не позволю, кто бы ты ни был.

– И КАК ЖЕ ТЫ ПОМЕШАЕШЬ?

Я щелкнул пальцами, и над моей рукой завис маленький огонек.

– Запечатаю в этом ангаре и сожгу на хрен со всем, что внутри.

Строго говоря, я блефовал, потому как я понятия не имел, как изгнать духа из дома. И уж подавно не был уверен, что смогу его сжечь.

– МАГ? – В голосе прозвучало безмерное удивление.

Внезапно у меня в глазах словно помутнело, и прямо передо мной появился… старик. Ну вроде бы старик – по крайней мере, его длинной седой бородой впору было двор мести. Одет он был в шорты, гавайскую рубашку и плетеные шлепанцы. Из-под белой шляпы-панамы выбивались густые седые кудри, стянутые сзади в неаккуратный хвост. В руках он держал бамбуковую трость и зажигалку.

В общем, обычный дедушка-турист, если бы только не был мохнат сверх меры: седая поросль на загорелых руках и ногах придавала ему комичный вид помеси человека и йети.

– Экая неожиданность, – буркнул старик, сбив шляпу на затылок. – И чегой-то тут делает самый всамделишный маг? Я уж, почитай, годков четыреста ни одного не видел.

– Я не знаю, что это за фэйри, – мысленно произнесла Лекса.

– А кто это тут у нас? – встрепенулся старик, жестом фокусника вынимая из воздуха косяк и раскуривая его электрической зажигалкой. – Призрак никак?

– Демон, – оскорбленным тоном поправила его Лекса. – Точнее, демонесса.

– Бесовка, значится? – хмыкнул старик.

– Сам ты бес! – вспыхнула Александра. – И вообще – а ты кто такой?

– А ты не серчай, не серчай, до демона тебе еще расти и расти, сама знаешь.

Лекса что-то неразборчиво буркнула и обиженно отвернулась.

– Что тут происходит? – подала голос Кати.

– И псина, значится, с вами, – сердито нахмурился седобородый жилец ангара, показав тростью на Кати, чтобы никто не усомнился, кого конкретно он имеет в виду. – Ох, и надоели вы мне, блохастые.

Девушка вспыхнула от ярости и едва сдержалась, чтобы не броситься на старикана с кулаками.

– Ты ведь тот самый брауни, из-за которого Макферсоны тут не появляются? – спросила она, прищурившись.

– Брауни?! – заорал вдруг спокойный с виду старик. – Сама ты брауни! Домовой я! До-мо-вой! Достали уже своим «брауни»! Ты не поверишь, сынок, – пожаловался он мне, – ведрами молоко с медом таскали да по блюдечкам разливали, пытаясь задобрить. Я ж вам не кошка какая-то, тьфу, прости Господи! Нет чтобы табачку подбросить али трубочку новую… Каждый день молоко жрать! Тут любой брауни озверел бы!

– Ну так а почему же ты так им и не сказал, что, мол, не хочешь?

– Да я пытался! – сплюнул в сердцах домовой. – Так они, когда увидели, разбежались с воплями, дескать, кто брауни увидит – тому не жить скоро! А одна сердобольная так вообще слегла с обширным инфарктом. Ну я их и прогнал отседова… Потому как домовому положено съедать все, чем хозяин угостит, а молочка я нахлебался так, что весь этот ангар затопить можно было бы.

– Ну а не любишь-то их почему, если с ними не живешь больше?

– А ты думаешь, приятно ихний вой раз в неделю да всю ночь слушать? Нет чтобы, как приличные песики, пожрать молча, так они воем воют, чтоб, значится, все слышали. Тьфу, нечисть. Лучше бы каравоке это дурацкое устроили, хоть ритмично выли бы.

Кати, сердито прищурившись, посмотрела на деда.

– Сними с меня эту гадость! – Она показала на свою железную набедренную повязку.

– А ты волком не смотри, тоже мне, Каштанка нашлась, – хмыкнул он, хлопнув в ладоши. Решетка нехотя отпустила девушку и приняла свою первоначальную форму. – В моем доме тебе со мной не совладать.

– А вот тут, дед, у нас конфликт интересов, – вздохнул я. – Потому как дом-то этот мой.

– Ну так и что? – неожиданно усмехнулся старик. – Я же оно супротив хорошего-то человека и возражать не буду. Парень ты вроде толковый, так и я по хозяйству помогу, ежели чего.

– Но один из этих двух ангаров я хотел бы перестроить под нормальный дом.

– Ну так и чего? – пыхнул старикан самокруткой. – Так и перестраивай. Я пока в соседнем поживу, а потом, коли пригласишь, вселюсь и в новый дом.

– Лекса, что ты знаешь о домовых? – спросил я мысленно.

Дедок попыхивал своим косячком и ехидно косился на меня глазом, словно догадываясь о нашем мысленном диалоге.

– Очень мало. Домовые – что-то вроде славянских брауни, только привязываются к дому и людям, которые в нем живут. Кажется, еще стареют наоборот, но только пока живут с людьми. Защищают дом от воров, помогают по хозяйству.

– Хм, и что думаешь?

– А что тут думать? Это же самая настоящая удача. Нормального работящего брауни все равно сейчас не найдешь, а домовой все же намного лучше, чем вообще ничего.

– А что, если бы я снес оба дома сразу? Ты же без крыши над головой не можешь?

– Ну почему не могу, еще как могу, – пожал плечами домовой. – Только вам же хуже было бы – я бы к землице прикипел… Оно тяжелее, да работа не по нутру… Но зато и построить тут уже ничего и не дал бы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю