290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Курс молодого мага (СИ) » Текст книги (страница 8)
Курс молодого мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Курс молодого мага (СИ)"


Автор книги: Алексей Самылов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 21 страниц)

Идущая впереди, его сестра, имела крайне гордый вид.

–                   Ты уже наигрался? – с усмешкой спросила девушка. – А то уже вечер...

–                   Как я мог забыть! – хлопнул себя по лбу Тайфол... Аринэль. – Господа! Дамы! Ваше высочество. Позвольте откланяться. Нам пора на ужин.

Он подошел к сестре и был немедленно ухвачен за руку. А эта пигалица! Она бросила на Юлису и подошедшую к ней Антарию взгляд, полный превосходства и иронии! Такое ощущение, что еще чуть-чуть и язык бы показала! Принцесса нахмурилась. Она проводила взглядом троицу, ее взгляд при этом уцепился почему-то за плащ Тайфола. Старомодный, сейчас птица изображается немного не так. Так изображали герб Алестис еще тогда, когда Грестос не были правящим Родом. Точно такой же плащ она видела на стуле, в своем кабинете, поэтому знала это совершенно точно.

Надетая на нее мантия почему-то показалась принцессе тяжелой, неудобной. Она неловко стянула ее, посмотрела на какую-то задумчивую Антарию. И честно призналась самой себе, вышло все это как-то глупо. Точнее, странно, непонятно... Вот. Именно это. Она этого непоняла. А это значит... Это значит, что она снова, как та кута. Видит только корыто и ядра стручовника. И край забора. Юлиса стиснула зубы.

«Придется опять много бегать, много думать и много запоминать» – принцесса посмотрела на потолок.

«Мама, а ты знаешь все-все?» – вспомнился ей свой вопрос, заданный матери.

Императрица по-доброму улыбнулась, погладила тогда пятилетнюю дочь по голове.

«Всего не знает никто, Юлиса, – произнесла она. – Но если ты не знаешь, оглянись. Вокруг всегда найдутся те, кто знают. Или хотя бы знают, у кого спросить. Не стесняйся, разговаривай, спрашивай. Лучше прослыть надоедливой, чем глупышкой».

Юлиса покосилась на Антарию. И зловеще осклабилась. Тария в ответ удивленно вскинула брови.

–                   Сестра моя, – произнесла вкрадчиво принцесса. – А почему бы и нам не пройтись? И не поговорить по пути?

* * *

Шераон шел хмурясь. Ему сильно не нравилось происходящее. Во-первых, он натолкнулся на, безусловно, мастера. Возможно даже прошедшего Оэнэ Шина.

(Оэнэ Шина – ритуал посвящения в воины у эльфов и дроу. А они просто умеющего махать мечом через такой ритуал не проводят).

Это не удивительно, Тайфол сильно похож на эльфа, наверняка в первом поколении. А это значит, что у него и учителя могли быть и из самой Зеленой Стражи. Только... Какие-то странные мастера. У этого Тайфола стиль вообще... неправильный. Он будто даже и не следует никакому стилю, а просто использует то, что считает уместным в данный момент. Но вот применение в бою кулаков – это точно от эльфов. Учитель часто поругивался, что лесные обожают при случае приложить по лицу, причем могут и ногами. Правда, это он говорил в контексте, что дерра побить вряд ли удастся, а значит и смысла изучать рукопашные приемы, нет никакого. Киратон Уннарэ вообще был странным... дроу. Прожить десяток лет у моря, в их небольшом поместье. А потом вдруг сорваться на родину, в свое королевство, когда ему пришло письмо о том, что Мать погибла. Мать, это у них как глава рода. А она, между прочим, его и выставила за что-то.

Шераон усмехнулся. Киратон вообще видел свою жизнь в том, чтобы убивать дерра. И его учил именно этому. Непонятно, как он оказался аж на другом конце империи, на скалистом мысе... Хотя, возможно, именно потому, что пейзажи баронства Эли напоминала ему родные места.

–                   Эй, Эли, – раздался голос, когда Шераон проходил мимо здания Гвардейского Корпуса, направляясь в Карантин.

Парень остановился. Уже было довольно поздно, вечер плавно переходил в ночь. И Тени постепенно расширялись, становясь ночной мглой. Из полумрака возле стены Корпуса вышли трое. Двое знакомые, они ходят вместе с Сейрусом, третий, крепкий высокий парень, нет. Шераон опять нахмурился. А третьекурсники подошли к нему развязными походками.

–                   Нехорошо получилось, Эли, – заговорил Симон Зайрус, цедя слова через губу. – Тебя наняли победить, а ты проиграл. Нехорошо.

Шераон усмехнулся. Вид этих... третьекурсников его ни разу не пугал. Меч при нем, а эти... аристократики их даже не носят. Кстати, он не раз тут замечал, что так делают. Странная мода, как если бы не таскать нос. Или член.

–                    Нехорошо, – согласился он. – Вы сказали, что будет просто борзый юнец...

–                   Это и был борзый юнец! – перебил его Симон. – А ты должен был его выпороть! За наглость! А ты не оправдал возложенного на тебя доверия. А за это надо платить, Эли!

На губах Зайруса играла зловещая улыбка. Шераон же смерил его снисходительным взглядом. Ну, вот и подошли к главному. Шваль столичная.

–                   О, у меня есть отличное предложение, Зайрус, – насмешливо произнес баронет. – Как насчет железа в твоем брюхе? Нормальная оплата? Или надо добавить в твою воняющую пасть?

Симон слегка оторопел от такого поворота. Похоже, он его не ожидал, надо же.

«То-то Тайфол такой спокойный был! Тут совсем уже ошалели!»

–                   Ты... первак! Ты понимаешь, кому это говоришь? – все еще оторопело, удивленно произнес Зайрус. – Сейрус же...

–                   А его тут нет, – оборвал его Шераон и угрожающе качнулся к нему. – Ты говоришь от себя. Так и говори от себя!

Симон слегка отшатнулся, на его лице отразилось недоумение. А баронет скривился, презрительно сплюнул, покачал головой, пробормотал что-то на элварине и спокойно удалился в сторону Карантина.

–                   Ублюдок эльфийский, – прошипел Симон. – Ты еще пожалеешь об этом.

И мотнул головой остальным в сторону кампуса Гвардейского Корпуса.

* * *

Кампус Гвардейского Корпуса. Эдариан Сейрус.

Эдариан, поставив кресло прямо перед окном, сидел, смотря на уже темное небо, поставив локти на подлокотники и сплетя длинные аристократичные пальцы. Ему всегда так лучше думалось, когда перед ним было что-то необъятное, бескрайнее. Как море. Видимо, эта привычка появилась с того времени, как он выходил в боевые походы.

(Тут Эдариан слегка себе льстит. В походы он ходил, но большую часть времени провел внутри кораблей, а не смотря на «бескрайнее море»).

Он почти не замечал убогую обстановку вокруг. Осталось потерпеть еще два дня и три ночи, и он снова будет жить в особняке Сейрусов. Дурацкая традиция, что абсолютно все ученики до торжественного построения должны жить на территории Академии. Но это мелочи. Это вполне терпимо.

(То есть великий мыслитель сейчас сидел и думал о том, как ему хорошо живется в особняке. Аринэль бы сейчас завернул что-нибудь этакое на тему малохольных аристо!)

«Да, этот сагонов эльфенок доставил проблем, – раздражение все-таки прорывалось на лицо Сейруса и он морщился. – Двадцать золотых... Пускай и не мои, но все равно... Неприятно».

Еще в прошлом году, даже третьекурсники старались не переходить дорогу наследнику Сейрусов. Потому что за ним были люди. Была команда. Эдариан четко усвоил наставления отца, что один человек, даже наследник Рода, мало что может сделать. Именно поэтому, еще до начала обучения Эдариана, в Академию и Артезиус вообще, стали прибывать люди из Кантоса.

Эдариан снова поморщился. Венцом этой деятельности должна стать Юлиса Грестос. И станет, никуда не денется эта венценосная дурочка, мнящая себя великой интриганкой. Все ее интриги заключались в стравливании нескольких аристократов. Сейрус усмехнулся. И снова нахмурился, вспомнив этого получеловека, Тайфола.

«Нельзя ему давать развернутся. Пока... Пока он еще никто».

Сейрус, несмотря на раздражение, прекрасно отдавал себе отчет в том, что новости о недавней дуэли распространятся быстро. Быдло, пусть даже с гербами, оно любит неудачи тех, кто выше. Это будут смаковать, будут ухмыляться. Но это все брызги.

«Хм, а это даже можно использовать, – на губах Эдариана промелькнула змеиная улыбочка. – Да-да! Это будет весьма показательно! Значит, подсунуть этому лесному недочеловеку пару-тройку, а можно и больше, более-менее бойцов, но чтобы не очень сильных. Вытащить его на пьедестал. А потом...»

Сейрус довольно ухмыльнулся. После этого вообще никто не посмеет даже глаз поднять. И да, да! Дорога в императорский дворец будет просто легионным трактом!

Эдариан самодовольно улыбнулся.

«Вот так, из, казалось бы, мелких событий и выстраивается интрига, Юлисочка! А не эти твои нашептывания и намеки! Именно, скинуть этого Тайфола... А потом прибрать. Не напрямую, конечно. Отец... Вряд ли потерпит в окружении наследника золотоволосого типа. Да и не нужен он близко, слишком своеволен. А вот накинуть поводок... Хм, Эрдария... Эта расчетливая самка может очень пригодиться. Да и надоела уже. К тому же, если говорить прямо, что-то она стала в стороны посматривать. Вот чуйки у нее не отнять, понимает что максимум до конца курса и дальше под зад получит. Ну, вот и пусть рядом с этим эльфенком потрется, потом посочувствует... Через нее можно будет направлять. Дополнительная веревка, она никогда не помешает. Как ее подвести? Напрямую, если этот Тайфол не совсем дебил, не получится. А судя по событиям, он все-таки думает. Пусть и...»

Сейрус опять усмехнулся. Да, Тайфол думает, но по прямой. Другого трудно ожидать от пограничного барона. «Мечи вон! Вперед!». Для тупого вояки, со стены не слазившего, он еще очень умен. Даже можно сказать, чуть ли не гениален.

«Хм, вояка. Да. Вот именно...» – Эдариан застыл, боясь спугнуть пришедшую мысль. А точнее план.

«Подвести нему именно напрямую Эрдарию. Восхищенную дурочку у нее получается изображать крайне правдиво. А Тайфол, пусть и неплохой боец, но еще все равно пацан. Ему внимание третьекурсницы польстит. Пускай он даже, вначале, будет опасаться. Все равно. Опять же это добавит эльфенку очков, все же знают, что Форус типа моя. А потом плюсом его победы, не забыть позлиться, даже можно поорать или еще чего-нибудь. А по пути посмотрим, что он такое. Подберем нужного бойца. И трагически оборвется жизнь юного, но пылкого рыцаря... Где-нибудь за городом. Тогда и бойца особого не надо. Стрелка надо! И мага».

В дверь комнаты негромко постучались. Эдариан покосился назад. Вздохнул.

–                  Да, – коротко произнес он и в его голосе проскользнули властные нотки.

Дверь открылась и в комнату вошел Зайрус.

–                  Он все понял? – спросил Сейрус.

Симон молча отрицально помотал головой. Эдариан приподнял брови. Хмыкнул.

–                  Зайрус, это твои проблемы, – произнес Сейрус. – Тебе дано задание. Если ты не выбьешь эти деньги с Эли, заплатишь сам. Все ясно?

–                  Да, командор, – Симон низко поклонился. – Но... Он не прост.

–                  Естественно, – выгнул бровь Эдариан. – Поэтому я и послал тебя. Или мне необходимо лично разбираться со всеми мелкими проблемами?

–                  Нет, командор, я справлюсь, – Симон так и не разгибался.

–                  Но ты в чем-то прав, – задумчиво произнес Сейрус. – Можешь привлечь братьев Стойре. Но только без большой крови, Зайрус. Ты меня понял?

–                  Да, командор, благодарю, – Симон поклонился еще чуть ниже и распрямился.

Эдариан сделал небрежный жест, отпуская Зайруса. Когда за ним закрылась дверь, Сейрус нахмурился и потер переносицу. Новая проблема. И эту спускать на тормозах никак нельзя. Одно дело подготовленный смазливый золотоволосый мальчик для битья и совсем другое выходец из Кантоса, который решил выступить. Вот это уже будет потерей репутации, причем не в глазах каких-то подростков, думающих, что если надели форму, то стали сразу взрослыми. А в глазах серьезных людей. Да банально могут и остальные подумать, что так можно делать. Эли, как ни крути, из его команды. А Тайфол нет. Эдариан опять вспомнил отца, который постоянно говорил, что нужно держать своих подчиненных в кулаке. Потому что мозги – это командир. Именно он знает, как лучше. А быдло... Ему лишь бы пожрать, поспать и бабу. Ну, или мужика. И как только отпустишь вожжи, все тут же сядут и ничего не будут делать. И вот империя наглядно демонстрировала это утверждение герцога Кантос.

Сейрус откинулся на спинку кресла. На небе уже вовсю высыпали звезды, мерцая в темноте, словно огни маяков.

«Когда-нибудь сын, ты взглянешь на все это с высоты балкона замка Тэйдэяхан. И увидишь, насколько империя размякла. Она как старая жена, привыкшая к размеренной спокойной жизни. Ей не нужны потрясения и достижения. Всем и так хорошо. И они, все они, будут за это цепляться всеми силами, но ничего для этого не будут делать. Надо просто забрать эту власть из слабых рук. Возглавить, заставить и направить. И будет очень хорошо, если ты сможешь это сделать, а не я»

* * *

4-й день осени. Утро. Карантин Магического Корпуса. Комната Аринэля Тайфола и Эдмонта Сонте.

Это было странно, что тут не было никакой процедуры подъема. Ари даже как-то не озаботился этим вопросом, просто в голову не пришло, что так может быть. Но так было. Он проснулся сам. А если учесть, что вчера Саманта за каким-то лядом показывала ему комнату, где она будет жить. Как будто комнаты чем-то отличаются. Так же вход посередине, две кровати, два стола в их изголовье, рядом с которыми стоят стулья. Ну и два кресла в ногах кроватей. Разве что входы в туалет и ванную были слева, а шкафы соответственно справа, а в комнате Ари наоборот.

... Соседкой сестренки оказалась Будзин, та самая девушка с длинными черными волосами. Сначала она только удивленно посмотрела на сестру и брата, после того, как Аринэль попросил прощения за вторжение. И продолжила разбирать свои вещи.

В этот момент проявилось коварство Саманты, которая привлекла к разбору шмоток брата. И ничего не попишешь, Аринэль отстегнул ножны с мечом и стал помогать. Потому что кроме чемодана, тут стоял чуть не сундук, это вещи отправленные в Академию заранее. И почему, скажите на милость, тогда было нельзя отправить ВСЕ вещи заранее? Нах... Зачем он таскал этот чемодан?

В процессе развешивания и складывания в шкаф вещей, Саманта, как бы между делом поинтересовалась, что братик сказал тому баронету.

–                  Его обучал дроу, – ответил Аринэль, вещая на палку (что-то типа плечиков) легкое пальто. – Вот я спросил кто. Вдруг знаю.

–                   И? Ты знаешь? – поинтересовалась Саманта, нагло уклоняясь от работы, сидя у сундука.

–                  Нет, конечно, – усмехнулся Ари. – Откуда? Я же в степи жил, а не в горах.

Он посмотрел на Анти. Покосился на ее соседку, которая разложив вещи на кровати, сидела у стола и читала какую-то книгу, видимо ожидая, пока закончат Тайфолы (шкафы были рядом и они, шкафы эти, были не огромные. В том смысле, что возле них пришлось бы толкаться). Вздохнул.

«А вам не кажется, дорогой друг, что нас беспардонно используют? Причем, хвастаясь этим?»

–                  А он что, из Эшмаэна? – удивилась Саманта.

–                  Сестра моя, а мне-то откуда знать? – Аринэль подошел к сундуку.

Саманта с готовностью подсунула стопку одежды. Ари выгнул бровь, увидев... Скажем так, несколько... очень личные предметы в этой стопке.

–                  Просто положи, – поспешно добавила Анти, увидев на лице брата готовность высказаться на счет происходящего.

Аринэль вздохнул, покачал головой, взял стопку и пошел к шкафу.

–                  Ну, ты же с ним говорил, разве нет? – продолжила прерванную беседу Саманта.

–                  Трудно назвать беседой диалог типа: Кто твой учитель? Ты готов? – заметил Аринэль.

–                  Жаль, – произнесла Анти и довольно жестким тоном добавила. – А мне хотелось бы узнать, где учат так подло бить в начале боя.

Ари и Саманта не заметили, как замерла Будзин и покосилась на них.

–                  Скорее, это неожиданно, – хмыкнул Аринэль и потрогал место, где был порез (его залечили, как только он явился обратно в карантин. Причем та самая воспитательница, Марикава. Захотелось сходить обратно и еще раз порезаться).

–                  Это подло, – твердо отрезала Саманта. – И бил по лицу. Урод.

Будзин уже не скрываясь посмотрела на Тайфолов. Оценивающим взглядом пробежала на Аринэлю, остановила взгляд на его мече, который стоял прислоненный к стенке.

–                  Ему надо было победить, – пожал плечами Ари. – А так один удар и противник кончился.

–                  Но ты же не кончился? – в голосе Анти все еще звучали злые нотки.

Аринэль ласково улыбнулся сестре.

–                  Ари, я хотела тебя попросить... – начала было Саманта и тут, видимо, вспомнила, что они в комнате не одни и покосилась на Будзин. – В общем, будь поаккуратнее.

–                  Хорошо, сестренка, – усмехнулся Ари.

–                   Простите, – вдруг заговорила Будзин. – Я правильно сейчас поняла, вы участвовали в дуэли?

Анти покосилась на девушку с неудовольствием. Зачем тогда вообще начала этот разговор?

–                  Скажем так, это было что-то типа того, – ответил Аринэль.

–                   Это была дуэль, – буркнула Саманта. – И, кстати, где золотые? Неужели тут так нагло обманывают? Я была лучшего мнения об империи.

–                  Ну, уже почти ночь, – Аринэль посмотрел в окно. – Может завтра принесут?

–                  А если не принесут, я напомню! – воинственно заявила Саманта.

–                   Если речь о ставке, – заговорила снова Будзин. – То ее всегда приносят на следующий день.

–                  Вот, – Аринэль указал в сторону соседки сестры. – Видишь, принесут завтра.

–                  А если не принесут? – поинтересовалась уже Анти.

–                  Такого не бывает, – уверенно ответила Будзин. – Если, конечно, Род не слишком мелкий.

–                  Сейрус, – сказала Анти. – Этот не слишком мелкий?

Будзин смерила удивленным взглядом сначала Саманту, потом Аринэля.

–                  Нет, очень даже не мелкий, – медленно произнесла она. – Так у вас, господин Тайфол, была дуэль с графом Сейрусом?

–                  Точнее с тем, кто его заменил, – ответил Ари. – Ладно. Анти! Давай ты дальше сама, ладно? Мне еще и свои вещи разбирать!

Саманта слегка надулась. Ари улыбнулся ей в ответ, склонил голову в сторону Будзин, развернулся, подхватил клинок и вышел за двери...

...Из-за прихотей Анти свои вещи Аринэль раскладывал уже в потемках, так как сосед уже спал и включать свет Ари посчитал хамством. И поэтому же поздно лег. А проснувшись, увидел, что сосед уже вовсю входит в новый день. А именно, отжимается.

–                  Доброе утро, – слегка недоуменно произнес Ари.

–                  Доброе! – весело ответил парень, продолжая «толкать палубу».

Хм, и в голосе не слышно одышки. Молодец. Не мешая товарищу заряжаться, Аринэль, поднявшись, прошел в туалет.

Когда он вышел, сосед уже обтирался полотенцем, видимо, приняв малые водные процедуры.

–                  Эдмонт Сонте! – сверкнул он улыбкой. – Очень приятно!

–                  Взаимно, – усмехнулся Аринэль. – Аринэль Тайфол.

–                  О-о, ваше имя мне уже известно! – тоже усмехнулся Эдмонт.

–                  Да? И откуда? – поинтересовался Аринэль проходя к своей кровати. – И давай на ты, а то как-то слух режет.

–                  Так любой, кто немного интересовался произошедшим в сквере его знает! – жизнерадостно проинформировал парень.

–                  Н-да, не скажу, что это меня радует, – вздохнул Аринэль. – Ладно. Завтрак тут как проходит, не знаешь?

–                  Знаю! – и Эдмонт опять улыбнулся. – Хочешь, пошли вместе?

–                  Ну, пошли, – ответил Ари, смотря на соседа слегка вопросительно. – А ты всегда такой позитивный?

–                  Девушкам больше нравятся улыбки! – воздел палец вверх Эдмонт.

–                  О, да вы знающий человек, сударь! – ухмыльнулся Аринэль. – Почему бы нам не обсудить эту интереснейшую тему за завтраком?

–                  Полностью поддерживаю вас! – сверкнул улыбкой Сонте.

Глава 7

4-й день осени. Графство Артезиус. Городок Сате.

Ранним утром, по улочке типичного имперского провинциального городка, то есть такого, где мостовая была только у здания ратуши и на короткой торговой улице, ехала карета, поднимая пыль. Это был как раз не центр города, тут не было домов выше двух этажей, вдоль заборов был проложен с одной стороны тротуар, но судя по его не слишком презентабельному виду, довольно давно. Но за заборами были все же не халупы, а более– менее приличные дома, здесь проживали работники речного порта и мастерских, то есть люди уважаемые среди простолюдинов.

Судя по внешнему виду кареты, насквозь утилитарному, и соответствующему значку в виде перекрещенных пера и меча, это был транспорт вигилов. Об этом же говорило то, что карета была разделена на две части. Просто пассажирскую спереди и отсек тоже для пассажиров, но уже не совсем свободных, сзади, куда имелась отдельная дверца с зарешеченным окном. Сидящий на козлах вигил позевывал, время было действительно очень раннее. Но приехавший из Артезиуса сыщик хотел немедленно прибыть на место происшествия.

Карета остановилась возле местного кабака, низкого, но довольного большого здания. Тут уже стояли мрачные вигилы, глазели несколько зевак (в прямом и переносном смысле этого слова), любопытствующих, чего это сотрудники правопорядка тут охраняют.

Из кареты выбрался худой мужчина, среднего роста, с сухим, костистым лицом, прямыми жидкими волосами до плеч и цепким неприятным взглядом, одетый в синий дорожный плащ и темно-коричневый костюм под ним. На плаще сзади опять же имелся герб Корпуса Вигилов. А в руках мужчина нес небольшой саквояж.

–                     Господин Арде, – подскочил к прибывшему старший, со стилизованным мечом на плаще и фибуле. – Доброе утро. Сюда, пожалуйста.

–                     Вряд ли это утро можно назвать добрым, – голос у сыщика оказался на удивление, для его внешности, приятным. – Вкратце, что удалось узнать?

–                    Этот человек...

–                    Все-таки человек? – тут же уточнил Арде.

–                     Человек, но очень похож на дроу, – ответил десятник. – Волосы очень светлые, смуглый, черты лица тонкие. В темноте легко перепутать.

–                     По всей видимости, и перепутали, – мрачно сказал Арде. – Карточку нашли?

(Как выглядит упомянутая карточка, можно найти в дополнениях к работе – прим. автора)

–                    Да, – кивнул десятник и поморщился. – И до нас докатилось.

Мужчины зашли за цепь вигилов и пошли вглубь узкого переулка, который был стиснут с одной стороны зданием кабака, с другой высоким забором. И тут Арде остановился, смотря под ноги.

–                    Вы затоптали? – неприятным тоном поинтересовался он.

–                     Не только, – вздохнул десятник. – Но дальше видно лучше, я как прибыл, сразу приказал, чтобы не ходили.

Арде смерил десятника прищуренным взглядом. И кивком предложил продолжить путь. Но через десяток шагов он снова остановился, а потом и вовсе присел, поставив рядом саквояж. Десятник замер, чуть пройдя вперед, но промолчал, наблюдая за сыщиком. А тот коснулся пальцами земли, потом вскинул голову, посмотрев на забор и зачем-то ткнув в его сторону пальцем.

–                    Так, напали на него здесь, – сказал Арде. – Сзади. Двое. Довольно здоровые. Причем оба. Он успел развернуться, вот тут след от проворота каблука. Но это ему не помогло. Его так ударили, что он врезался в забор.

Сыщик встал, подошел к забору и нагнулся, внимательно рассматривая доски. Потом он протянул руку и вытянул из забора застрявшую там нитку.

–                     Собственно, все, – произнес Арде. – След волочения. Он либо потерял сознание, либо был в полной прострации. Надо будет опросить, видел ли кто-нибудь двух крепких мужчин, примерно одного роста и комплекции.

Десятник кивнул. Арде же, шагнув к саквояжу, подхватил его, и пройдя дальше, дошел до трупа молодого парня, лежащего на спине. Невидящие остекленевшие глаза того были направлены в небо, руки и ноги были разбросаны по сторонам. Одежда обычная, то есть светло-серый камзол, распахнутый на груди, далеко не первого года носки. Когда-то белая, а теперь сероватая рубашка, тоже расстегнутая, темно-серый плащ, который был скомкан под телом, штаны из грубого материала, когда-то синего, а теперь больше опять же серого цвета. Изрядно стоптанные сапоги, подошва на одном слегка отходила сбоку.

–                    Да, он был еще жив, – произнес сыщик, присаживаясь возле тела на корточки. – Руки и ноги были вдавлены в землю. Синяки на запястьях. Его удерживали. Так, было больше двух нападавших. Как минимум... Хм, как минимум четверо.

–                    Четверо? – переспросил десятник, приподняв вопросительно брови.

–                    Именно, – уверенно кивнул Арде. Руки...

Он показал на следы.

–                     Руки держали так, как они сейчас лежат, – пояснил свою мысль сыщик. – Значит, их держали каждую по отдельности. Еще один сидел на ногах. Да, вот его следы рядом с коленями.

Арде наклонился, едва не коснувшись носом ног покойника. И помрачнел.

–                     Опять эти тонкие подковки! – буквально с ненавистью пробормотал он, сморщив нос и чуть вздернув верхнюю губу, в намеке на оскал.

Сыщик выдохнул. Поиграл желваками.

–                     И один стоял возле головы, – показал он на землю рядом с телом. – Он, скорее всего, и нанес удар.

Арде показал на рану, которая имелась на груди парня. Она была длинной, с три пальца.

–                     Целители скажут точнее, – продолжил сыщик. – Но предполагаю, что это был пехотный меч. Или широкий кинжал.

–                    Возможно боевой нож? – предположил десятник.

Сыщик еще раз осмотрел рану, потом поглядел на следы возле головы.

–                     Вряд ли, – произнес Арде. – Тогда бы след от каблуков был смазанный. Потому что они бы оторвались от земли, если удар был нанесен ножом. Убийца должен был при этом присесть, а потом снова встать и каблуки бы коснулись земли еще раз. А тут мы видим более-менее четкий след. Значит, тот, кто наносил удар, имел оружие длиннее, чем нож. Карточка у вас? И где ее нашли?

Десятник кивнул на первый вопрос и полез в карман.

–                    На животе, – ответил он, подавая карточку сыщику.

Арде взял карточку и выдохнул с досадой. А потом, так и оставаясь сидеть на корточках, принялся рассматривать ее. Она была пурпурного цвета с лицевой стороны, где имелись слитые воедино две буквы. «Д» и «Т». И светло-коричневая с обратной. Сыщик, чуть не касаясь карточки носом, внимательно изучал ее, потом поднял и рассмотрел ее на фоне утреннего солнца. А затем даже понюхал.

–                    Такая же, – пробормотал он и на его скулах вздулись желваки. – Дерра меня сожри.

Он открыл саквояж, достал оттуда небольшой конверт и бросил карточку в него.

–                    Труп целителям, – произнес Арде, кладя конверт в саквояж. – Опросить всех соседей. Надежды, конечно, мало, но все же. Кстати, когда и кто нашел труп?

–                    Да парень возвращался с гулянки, забрел сюда... по малой, – ответил десятник. – Ну и пришел на пост. Парень местный, на рыб.заводе работает.

Арде поднялся и еще раз посмотрел на лицо убитого. Довольно приятной наружности, совсем молодой. Волосы да, очень светлые и до плеч. Возможно и в самом деле были в предках дроу или эльфы.

–                    Хорошо хоть не аристократ, – пробормотал Арде и вздохнул.

* * *

4-й день осени. Академия. Карантин Магического Корпуса. Комната Аринэля Тайфола и Эдмонта Сонте.

Аринэль, выходя из комнаты, привычно (уже привычно, черт возьми, прям как раньше кобура!) хлопнул себя по левому боку, где должна была быть рукоять меча. И слегка тормознул, когда ладонь с ней не встретилась. И только потом сообразил, что оружие здесь не носят.

Что-то... его напрягла проявившаяся привычка. Скорее всего, она просто наложилась на старую. И вот это интересно, как вместе... Ну, видимо, вместе с душой с чем же еще, переместились и привычки тела? Хотя... Сознание же тоже переместилось.

Аринэль даже поморщился и поспешно отбросил столь высокие мысли. И нахрена он в эти эмпиреи лезет? С чем пришло, почему пришло... Как будто думать научился.

Вслед за Эдмонтом он вышел в коридор. Жили они на втором этаже из четырех, в отдельном секторе общего круга здания. Вход в карантинный сектор был на первом этаже, и, судя по тому, что дверка там была серьезная, железная, а со стороны карантина оббита чем-то мягким, всем им предстояло что-то весьма занимательное.

Первый этаж карантина был не жилым, в смысле, не для учеников. Что там было, Ари еще не знал, но это, думается, была вовсе не самая важная проблема. А проблема стояла напротив двери в их комнату, у окна спиной к стеклу. Стройная такая проблема, на ней был серый камзол мужского покроя, то есть заканчивающийся чуть ниже пояса, которые совершенно не прикрывал, а скорее подчеркивал приятные очертания бедер и длинных ног, затянутых в темно-серые штаны из плотной ткани. Белая рубашка без кружевных воротника и манжетов рукавов, то есть тоже мужская, причем утилитарно мужская. Серая ткань камзола обрисовывала небольшую грудь. Тонкие черты лица... Совершенно без эмоций на нем. Прямой чуть длинный нос, небольшие губки, брови вразлет, голубые глаза смотрят опять же без всякого выражения. Но четко остановились на Аринэле, когда он вышел из комнаты.

–                    Доброе утро, – озадаченно произнес Эдмонт.

Кирана, а это была именно она, на мгновение перевела взгляд на него, а потом снова вернулась к разглядыванию Ари. И стояла она как-то вот... Просто. Руки чуть не по швам, ноги слегка расставлены в стороны, для устойчивости.

–                    Кирана, что-то случилось? – спросил Аринэль.

Девушка, не меняя выражения лица, то есть, вообще ничего не показав, молча отрицательно мотнула головой.

–                    Мы идем завтракать, идем с нами? – предложил Аринэль.

Кирана несколько секунд смотрела на парня. А потом кивнула.

–                    Руку не предлагаю, ты же сзади опять пойдешь? – произнес Аринэль.

В ответ опять кивок. Ну, было бы предложено. Тем более, что сестра не простит, если он уйдет один, без нее, это раз. И если кто-то из дам, кроме нее, будет сопровождать, это два.

«Кстати, надо что-то с этим делать. Анти же реально притопила, как приехали. Так она себе точно никого не найдет».

Эдмонт было пошел в сторону лестницы, но Аринэль его остановил:

–                    Слушай, ты не будешь против, если с нами пойдет и моя сестра? – спросил он.

Его сосед чуть приподнял брови.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю