290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Курс молодого мага (СИ) » Текст книги (страница 4)
Курс молодого мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Курс молодого мага (СИ)"


Автор книги: Алексей Самылов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 21 страниц)

Форус в ответ улыбнулась, слегка сощурившись.

–                    О, граф, неужели вы не привезли с собой из дворца ту, которая могла бы вам с этим помочь? – кокетливо стреляя глазками, произнесла девушка.

«Вот! Оставить им интриги и... постель! И ничего более!»

–                   Не нашел никого лучше вас, госпожа Эрдария! – ответил, усмехнувшись Эдариан.

Парни, глядя на это, понимающе усмехнулись. Маиса Ковье натянуто улыбнулась и в ее взгляде, брошенном на Эрдарию Форус проскользнула злость.

* * *

Наследная принцесса Юлиса Сейрус Грестос Алестис. Кампус Юлисанского Корпуса.

Ученикам позволялось жить не только на территории академии, но и в собственных особняках в Артезиусе, если таковые, конечно, имелись. Но все представители, всех веток Рода Алестис всегда жили именно в академии, причем на общих основаниях. То есть, в двухместных комнатах кампуса Корпуса. В Юлисанском корпусе он располагался в правом крыле. Это еще нормально, в Центральном он был прямо в здании карантина, так как Центральный корпус использовался еще и для общих занятий всех корпусов.

Юлисе повезло. Мама рассказывала, что делила комнату каждый год с разными ученицами. Юлиса все это время жила с одной. С Антарией Эридис. А это значило, что она могла делиться, пусть и не всем, но многим, а самое главное и обсудить сказанное. Антария, конечно, не сильно пока вникала во все хитрости политики и управления, но знала достаточно. А еще у нее была схожая проблема с противоположным полом. В том смысле, что они не могли просто познакомиться с парнем тут, в академии.

Юлиса, одна, без сопровождения (проникнуть в академию, к тому же в Корпус, это... не тривиальная задача) поднялась на третий этаж, где будет жить в этом году. Номер новой комнаты сообщили еще внизу, на посту. Подойдя к двери, принцесса почему-то вспомнила лицо Эдариуса Сейруса, когда уходила. И улыбнулась. Хоть и мнит себя холодным аристократом, а на самом деле еще такой наивный. Стукнув в дверь для приличия, Юлиса вошла. Соседки еще не было, что логично. Ей надо было еще добраться от общей пристани сюда. Антария любила ездить пусть и дорогим, но общим колесником. Путешественница– мечтательница. Естественно, Юлиса знала мечту соседки и родственницы.

Комната была абсолютно такой же, как и предыдущая. Прямоугольник шагов шесть (пять метров) в ширину, шагов двенадцать (десять метров) в длину. Одно окно, рядом дверь на балкон. Две идеально заправленных серыми покрывалами кровати посередине длинных стен. Правда, на этот раз двери в туалет и ванную были справа, возле кровати Юлисы, а шкафы слева, в изножье кровати Антарии. Трюмо с большим зеркалом и пуфиком перед ним, стояло у кровати принцессы.

За кроватями по небольшому письменному столу. Над столами по две книжные полки, для учебников и другой литературы, которые ученик получит или возьмет в библиотеке. На столах «грибки» магических светильников, стандартный письменный прибор с тремя самописками, баночкой чернил и белой тряпочкой. В ящиках столов еще лежит чистая бумага, конверты и прочая канцелярия. Большой чемодан с вещами Юлисы уже был тут, возле ее кровати.

Новая форма, с цифрой «Три» на левом плече, уже висела в шкафу. И принцесса, не откладывая дело в долгий ящик, принялась переодеваться. По пути нахлынули воспоминания, когда она еще была на первом курсе, в карантине. И стояла, растерянная, над только что собственноручно постиранной формой и утюгом. А в форме имелась прожженная дыра. Все-таки Юлиса Эридис была абсолютно права, когда основала корпус своего имени. Принцесса лично наблюдала истерики многих «лядей», когда их заставляли делать их нежными ручками грубую физическую работу. Да, карантин Юлисанского Корпуса – это нечто. Пусть их не загоняли в отдельное здание, как в других Корпусах, но многим хватало и того, что их заставляют жить самостоятельно.

Переодевшись, Юлиса подошла к зеркалу, огладила форму. Из зеркала на принцессу глянула девушка в строгом костюме, который делал ее старше и серьезнее. Принцесса с удовлетворением отметила, что цвет формы идеально подходит к цвету ее глаз. Думается, Вторая Императрица, Юлиса Эридис, которая тоже была зеленоглазая, не просто так выбрала именно такой цвет формы учеников.

Принцесса рукой стянула волосы в хвост. Хмыкнула. А потом подошла к своему чемодану, взгромоздила его на кровать. И тут в дверь постучали.

–                    О, ты уже приехала! – радостно произнесла, входя, Антария.

Вслед за ней вошел один из работников академии, неся чемодан. Антария дождалась когда мужчина выйдет, а потом шагнула к принцессе и обняла ее.

–                      Ну что, ваше высочество, – произнесла с улыбкой Тария (так сокращается имя Антария), отстранившись. – Последний год?

Юлиса ответила слегка грустной улыбкой.

–                    О, неплохо, неплохо, – оценила форму на соседке Антария. – Словно принцесса... Ой, да ты же она и есть!

–                       Шутка уже настолько плоская, что ей можно мясо резать, – заметила Юлиса, улыбаясь.

–                     Традиция! – сверкнула улыбкой Антария. – Ладно, я тоже переодеваться буду. Не подсматривай!

А вот это было легкое и если только вот так, то есть между ними двумя, то шутливое напоминание об одном вечере, после бала, в прошлом году. Это когда у Юлисы слегка перемкнуло (а еще она выпила лишнего) и она натурально чуть не завалила в постель Антарию. Что поделать, гормоны на статус внимания не обращают.

Юлиса достала из чемодана расческу и шнурок для волос. Подошла к трюмо и села на пуфик перед ним.

–                     Слушай, Тари, – сказала она, водя расческой по волосам и наблюдая за Антарией в зеркало. – А ты чего этот раз не в представительской каюте была? Я тебя там высматривала, а тебя нет. Только какие-то парни с Аванти.

–                     Да, просто забыла заранее выкупить! – махнула рукой Антария, снимая юбку. – А забыла, значит...

–                    Сама решай, – закончила за нее Юлиса с понимающей усмешкой. – Знаем, плавали.

–                      А я вот тебя, кстати, видела, – посмотрела на принцессу Тария и со значением добавила. – С Эдарианом Сейрусом.

–                     Это из той же истории, – вздохнула Юлиса и более низким голосом произнесла. – Наследная принцесса Дома Грестос не может прибыть в академию одна.

–                     Понятно, – Антария легко догадалась, кого копирует принцесса и тоже понимающе улыбнулась. – А все-таки?

Юлиса нахмурила брови. А потом, наклонившись к зеркалу вплотную и что-то рассматривая на носу, сказала:

–                     Сначала семь-восемь из десяти, – вздохнула девушка, примяв носик в сторону. – А потом максимум четверка. И то, если не вглядываться особо. Мужлан, сноб, подхалим и что– то еще подленькое проскакивает.

–                     Ну, это я и так могла тебе сказать, – хмыкнула Антария, снимая блузку и оставаясь в одном нижнем белье.

Юлиса покосилась на нее.

–                    Неплохо, неплохо, – произнесла она. – Ты что, вообще с салата не слазила все лето?

–                    Ты это о чем? – не поняла Антария.

–                     Я о твоих поплавках! – усмехнулась Юлиса и обернулась, при этом выставив руки перед собой, словно бочку пыталась обнять. – Они же снова выросли!

–                    Да? – Тария приподняла грудь руками. – Вроде такие же.

–                      Ой, хватит тут хвастаться! – фыркнула принцесса, отворачиваясь к зеркалу. – Одевайся уже, скрой это непотребство!

Антария смерила Юлису ироничным взглядом. А та положила расческу на столик перед зеркалом и перехватила платиновую гриву серебристым шнуром. Отпустив получившийся хвост, она повертела головой, наблюдая, как это будет смотреться. И осталась довольна. Только еще вытащила несколько длинных прядок из прически и пустила их возле лица.

–                     Да красивая, красивая, – к Юлисе подошла Антария и наклонилась рядом так, что их лица оказались на одном уровне.

Юлиса улыбнулась, смотря на Тария в зеркале. Действительно, как еще зеркало не треснуло от двойного давления прекрасного. Две очень красивые дамы, с тонкими чертами лиц, одна золотистая, другая платиновая блондинки. У Антарии проскальзывают эльфийские черты, например, в разрезе глаз. Они у нее были миндалевидные, чуть вытянутые к вискам. Юлиса была именно классической имперской аристократкой, то есть прямой нос, большие зеленые глазищи, высокие скулы, безупречный овал лица и тонкие губки.

–                    Мы красивы, сестра! – с удовлетворением произнесла принцесса. – А теперь пойдем вносить сумятицу и шок в ряды противника!

* * *

Академия. Аринэль Тайфол.

В тени стало гораздо, гораздо легче! Аринэль просто растекся от кайфа по лавочке и его губы раздвинула улыбка наркомана, получившего приход. Он не спеша отпил воды и передал бутылку Анти. Судя по тому, что щечки сестренки вернули себе здоровый оттенок, Саманта тоже приходила в себя. Аринэль покосился на Даяну, которая встала рядом с лавкой. И решил пока не заморачиваться. Все равно их скоро запрут по разным каме... зданиям.

Роннар стоял горой напротив лавки. Его спутница, казалось, окаменела рядом с парнем. Интересная парочка.

–                     Это где вы так? – спросил Роннар, имея в виду, понятно, вид Тайфолов и еще одной дамы.

Дариан, который на лавку садиться тоже не стал, а встал за ней и облокотился на довольно высокую спинку, усмехнулся.

–                     Да, отмечали со своими, из Та-Релии, приезд, – махнул рукой Аринэль. – И... слегка увлеклись.

Роннар понимающе усмехнулся. Ветерок шумел кронами умэй. Да, сквер тут состоял сплошь из них.

–                    Ты в каком учиться будешь? – спросил Аринэль.

–                    Я в Гвардейском, – ответил Роннар. – А Кинара – одаренная.

–                    Ага, значит мы с Анти с ней учиться будем, – кивнул на сестру Аринэль. – А Даяна с тобой. Ну и еще вон тот недодроу.

Аринэль махнул в сторону Дариана. Парень иронично посмотрел на него в ответ. Мимо прошли несколько учениц, в форме, и с некоторым удивлением смерили взглядами перваков, расположившихся на скамейке.

–                    Похоже, мы что-то не то делаем, – заметила Саманта, как бы ни к кому не обращаясь.

–                     Ну, мы еще никаких правил не знаем, – усмехнулся Аринэль. – Так что можем чуть– чуть расслабиться.

–                     К тому же, когда это вам мешали какие-то правила? – вставил Дариан и иронично добавил. – Эр.

–                     А вот это уже наглый поклеп, – отреагировал Аринэль, откинувшись на спинку и прикрыв глаза. – Мы чтим закон... если его знаем.

–                    Удобно, – насмешливо прокомментировал Дариан.

–                    Эр? – недоуменно повторил Роннар.

Его руки коснулась Кинара и молча показала на плечо, а потом кивнула в сторону Аринэля.

«Какой-то совсем не наблюдательный парень, – про себя усмехнулся Аринэль. – Как можно было плащ не заметить?»

Он приготовился нести обычную чушь, про добив и удачу, как в беседу вмешались.

–                     Интересно как, Антария, правда? – раздался мелодичный и насмешливый голос. – Ведь они только прибыли, а уже ведут себя столь развязно.

Роннар, который повернул голову, смотря на новых действующих лиц, абсолютно заслонял обзор. Поэтому Аринэлю пришлось выглянуть из-за него. Две девицы. Красивые. Очень. В форме учениц... Третьего курса. А еще чуть в стороне стояли четверо парней и две девушки. Аринэль нахмурился. Первые две дамы и один из парней казались смутно знакомыми... Но думать вообще не хотелось. Вот совсем. Поэтому Аринэль поднялся, отвесил учтивый поклон.

–                     Позвольте поинтересоваться, госпожа, – произнес он. – Что вы имели в виду под развязным поведением?

–                     Я имела в виду... Что? – платиновая блондинка удивилась и взметнула брови. – Вот это да! Юноша, вы хоть понимаете, что за плащ вы нацепили?

Теперь уже Аринэль приподнял бровь. И уже хотел ответить, как в разговор вмешался один из парней, который подошел ближе.

–                     Ва... Госпожа Юлиса, – произнес он. – Думаю, это дело лучше оставить на нас. Все– таки именно гвардейцы третьего курса выполняют в академии роль патрулей.

Платиновая смерила говорившего почему-то ироничным взглядом. А потом скользнула не менее ироничным взглядом по Аринэлю.

–                     Думаю, тут не нужен патруль, – произнесла она. – Людям... с окраин простительно желание быть патриотом и выглядеть при этом красиво. Юноша, этот плащ является почетным знаком, который вы, в силу молодости, просто не могли заслужить. Сейчас же снимите его и больше никогда не надевайте... В цивилизованных местах.

Этот парень, который тут решил в патрульных поиграть, изобразил на лице вялую попытку сделать учтивое выражение в сторону этой дамочки, зато Аринэля буквально облил презрением и высокомерием. Да что там облил, буквально втоптал в землю взглядом!

Нахмурился Роннар, пока еще не понимая, что происходит, но зато четко видя какое-то нехорошее отношение к новым знакомым. Его спутница зачем-то сместилась вбок, наверное, чтобы видеть всю картину происходящего целиком. Саманта, уже тоже стоящая на ногах, буквально затвердела лицом. Даяна сделала шаг, оказавшись сразу за левым плечом Аринэля. С лица Дариана, который секунду назад улыбался, сползло, как кожура, все веселье. Парень сощурился и положил левую (пока) руку на рукоять меча.

Аринэль хмыкнул и посмотрел этой Юлисе прямо в глаза. По его губам пробежала еле заметная, злая улыбка. Девушка же, видя такую реакцию на свои слова, которую она совсем, похоже, не ожидала, как-то выпрямилась, словно хотела стать выше. И придавила Аринэля взглядом. То есть... Попыталась это сделать.

–                     Юноша, – упали слова девушки. – Что в слове «снять» вы не расслышали? Этот плащ символ рыцарей Замка Тэйдэяхан. Незаконное ношение этого символа приравнивается к воинскому преступлению.

–                    Быстро снял плащ, деревенщина! – прорычал тот парень.

–                     Господин Эдариан! – припечатала Юлиса, повернув голову в его сторону. – Я хочу попросить вас воздержаться от подобных слов в моем присутствии!

Этот Эдариан побагровел... А потом чуть не со скрипом склонил шею.

–                      Я прошу прощения, ва... госпожа Юлиса, – произнес он тоном, явно далеким от раскаянного. – Больше такого не повториться.

–                     Я надеюсь, господин Эдариан, – заморозила воздух девушка и снова повернулась к Аринэлю. – Простите, юноша, за эти резкие слова. Но вы своим поведением...

–                      Простите, а почему вы отвечаете за этого... человека, – холодно поинтересовался Аринэль. – Он сам что, не может? Вон как резво только что оскорблял. Меня не устроят простые извинения, после столь публичного поношения. Или вы решили вместо него выйти на ристалище?

На дорожке сквера повисла тишина.




Глава 4. Часть 1

Артезиус. Академия. Юлиса Грестос Алестис.

Надо же было так «удачно» выйти, чтобы попасть прямо на компанию во главе с Сейрусом. Но, хвала магии, тот лишь вежливо поклонился, а за ним и остальные.

–                               Свита делает императрицу, – негромко заметила, слегка поморщившись Антария, когда они пошли впереди, а компания графа чуть позади. – Интересно, они намерено так сделали или это просто совпадение?

Это Тария оценила момент, что парни вокруг Эдариана были словно фон для него любимого. И то, что две девушки в этой компании шли с ним под ручки.

–                             Намеренное совпадение, – слегка улыбнулась Юлиса. – Мальчик хотел показать мне, что у него все хорошо. Вот поэтому и четыре балла максимум. Он же еще подросток совсем, хотя с виду вроде кажется достаточно взрослым.

–                              Как представлю, что мне тоже предстоит подобное, – вздохнула Антария. – Одна надежда, что у меня не тот уровень.

–                              Уверяю тебя, – слегка иронично произнесла Юлиса. – Ты попадешь ровно на тех же. Мы же из одного Рода.

Принцесса тяжело вздохнула.

–                              Пойдем через фонтаны, – предложила она. – А то у меня ощущение, будто мне в спину гвозди заколачивают.

Девушки свернули на диагональную дорожку парка и не спеша пошли между аккуратно подстриженными живыми изгородями, из кустов арании (Арания – кустарник, с тонкими ветками и небольшими листьями с красными прожилками. Цветки лиловые. Из-за неприхотливости к почве часто используется в качестве декоративных насаждений). Этот парк пользовался неизменной любовью со стороны учениц Юлисанского Корпуса и также очень любим парочками, за романтический флер. Девять фонтанов – восемь круглых, поменьше, окружали один фигурный, большой. Тут даже в самый сильный зной никогда не бывало сильно жарко и это не из-за фонтанов, а из-за искусной работы магов всех направлений, который сумели создать такой ландшафт, что прохлада от источников воды буквально растекалась по дорожках и тропинкам. Естественно, в парке стояло множество лавочек и при этом все они были разные. В том смысле, что весь этот парк: все эти фонтаны, кустарники, лужайки, дорожки, светильники на столбах; все это сделано руками самих учеников. Само собой каждый старался оставить тут что-то свое. Кто-то делал свою лавку, кто-то выкладывал из камней мостовой рисунки, кто-то баловался теми самыми ландшафтными изысканиями создавая в там, где он работал какой-нибудь особенный климат. В результате получился легендарный «Кюйтанэ арли». Парк, которому приписывали странные мистические свойства. В нем искали тайные беседки, секретный десятый фонтан, который можно увидеть только в день начала весны, если будут цвести умэйи, с ним связывали свои удачи и неудачи. И помнили всю жизнь, как переливался всеми цветами радуги воздух над прозрачными букетами из водяных струй...

Так и идут за нами, – заметила Антария, покосившись назад.

–                     Да, я это чувствую, – с легкой грустью улыбнулась Юлиса. – Понимаю, что это всего лишь мелкая месть, но настроение от этого не повышается.

Девушки вышли на круглую площадку с фонтаном. Как и все остальное, каждый фонтан был индивидуален. Сходством у них были только размеры. У этого крайние струи били под наклоном к центральным и перекрестно друг относительно друга, форсунки в среднем круге выдавали каждая множество тонких струек, который подхватывали получавшуюся водяную пыль от разбивающихся друг об друга струи с краев и возносили ее, создавая своеобразное обрамление для колонны мощных центральных струй, бивших вертикально вверх. Всю красоту этого фонтана можно было увидеть ночью, когда все это подсвечивалось разноцветными светильниками.

–                      Ты же видела Аванти, – вдруг спросила Юлиса, прерывая задумчивое созерцание. – Там, на колеснике?

Антария слегка удивленно посмотрела на принцессу.

–                     Да, конечно, – ответила она.

–                      С кем они были? – продолжила Юлиса.

–                      Мне даже стало интересно, с какой целью ты интересуешься, – хмыкнула Антария.

–                      Да ты знаешь, в этом году я неприятно удивилась, – ответила принцесса. – Мне казалось, что я знаю большинство Родов, которые... Скажем так, хоть что-то из себя представляют. А в это лето я вдруг увидела совершенно незнакомые фамилии. И знаешь, мне это сильно не понравилось. Получается, мне видна картина лишь вот...

Юлиса обвела рукой вокруг.

... – Я вдруг ощутила себя кутой, – продолжила девушка. – Вышло так, что я вижу только наш столичный загончик.

–                      То есть ты почувствовала себя принцесской? – в голосе Антарии проскользнули ироничные нотки.

Слегка ехидное выражение на ее лице сменилось серьезным. Они обогнули тем временем фонтан, и пошли дальше по диагональной дорожке, огражденной подстриженными кустами.

–                      Знаешь, я что-то типа такого же ощущаю, – продолжила Тария. – Кажется, что все в порядке, все везде так же, как и с тобой рядом. А потом попадается разумный, который вообще другой. Для него твоя жизнь совершенно непривычна, а его выглядит дикой для тебя.

–                     Ты, часом, не влюбилась, сестра? – Юлиса, прищурившись, разглядывала Антарию. – И кто этот несчастный?

–                      Знаешь, а я бы хотела, – совершенно серьезно ответила Тария. – Как... Вестфолен, помнишь? Чтобы раз и навсегда, без вариантов и сомнений.

–                      Ты нашла, кого вспомнить, – усмехнулась Юлиса. – Она хоть и была помощником у инструкторов, но в первую очередь была боевиком. Именно им, а не принцессой. Да и там какая-то мутная история, десяти если не пятнадцатилетней давности. Похожая на банальный рыцарский романчик.

–                      Кому не хочется немного романтики, – вздохнула Антария.

–                      Ну, хватит мне еще больше настроение портить, – поморщилась Юлиса. – Мне вон Сейруса для этого вполне хватает. Так что, ты знаешь?

–                      Ты про Аванти? – Антария все еще пребывала в слегка отстраненном состоянии. – Нет, совершенно. Но развлекались они явно неплохо.

Тария усмехнулась. Девушки вышли к большому фонтану. Он был сделан гигантским цветком, но сейчас работали лишь центральные струи, но совсем едва и не крутились. Какие-то люди в рабочей одежде и высоких сапогах ходили по фонтану, о чем-то деловито переговариваясь.

–                      Ладно, расспрошу саму Талию, – произнесла Юлиса и усмешкой добавила. – Мне-то она не откажет. Заодно пусть Сибилла голову поломает, зачем это мне понадобилось. Она такая забавная в своем стремлении вылезти из кожи.

Антария на это поморщилась. Такие развлечения родственницы она не разделяла. Но и упомянутую Сибиллу, в ее вечных попытках выглядеть лучше, чем она есть, тоже не поддерживала.

–                       Слышала, уже какой-то первокурсник успел устроить драку? – съехала с темы Антария, когда они вышли с площади главного фонтана и углубились по дорожке ведущей прямо к канцелярии академии. – С кем-то из гвардейцев со второго. Из-за девушки. Первак оказался ее женихом, а она тут успела себе найти.

–                      Если искала, значит не такой уж он и жених был, – заметила Юлиса. – Ну, и не сильно умна, раз до того не решила все проблемы с первым.

–                      Иногда сложно сказать о таком, – произнесла Тария.

–                      Да, лучше все запустить, вдруг само рассосется! – иронично сказала принцесса. – Парень, жених ее, если не дурак, то сам ее бросит. И второй, если с головой дружит, тоже.

–                      Какая-то ты слишком радикальная приехала, – чуть усмехнулась Антария.

–                      Когда посмотришь на два десятка «лучших из лучших», от которых то смеяться, то рыдать хочется, я на тебя погляжу, какой ты будешь, – сморщилась Юлиса и искоса посмотрела назад. – И не то чтобы все прямо придурки. Просто не те. Но легче от этого не становится.

Дамы вышли из парка и пошли по поперечной аллее сквера, который отделял административное здание от парка. Сквер был здесь разбит тоже не просто так, а служил фоном для романтическом атмосферы «Кюйтанэ арли», скрывая утилитарные очертания канцелярии академии.

–                      Даже интересно посмотреть, кто же по твоему мнению «тот», – сказала Антария. – Хочется, понимаешь, при жизни увидеть этот идеал.

–                      Да причем тут идеал! – Юлиса испытала то самое раздражение, какое было у нее во дворце. – Просто условия слишком разнонаправленные! Вот и начинаешь выруливать, чтобы он хоть немного соответствовал в чем-то одном и не был нулем в другом, что тоже важно. Знаешь, вот кого-то типа герцога Аассена надо. Но, как-то так получается, что подходящие они уже заняты в других, не менее важных местах и женаты чуть не поголовно. И все время бьешься в этот замкнутый круг и пытаешься угадать на перспективу, увидеть того самого перспективного. Так уже это надоело!

–                      Может все-таки поискать пошире? – хмыкнула Антария.

–                      Например? – с досадой поморщилась Юлиса. – Среди вон таких как эти?

Антария проследила взглядом туда, куда смотрела принцесса и увидела на одной из лавочек живописную компанию. Какой-то подросток, с длинными золотистыми волосами убранными в хвост, полулежал на лавке и даже вроде спал. Рядом с ним стоял здоровый детина, выглядевший так, словно только что снял тяжелые доспехи. Его камзол и штаны в самом деле, имели вставки из кожи, как поддоспешник и были какие-то потертые. За лавкой стоял еще один парень, его волосы имели характерный, насыщенно белый цвет, как у дроу и он тоже был очень молодой.

Было четко понятно – это перваки. И еще более четко, что даже не из ближайших территорий. Одежда старомодная, все при оружии. То есть перед ними был результат новой политики престола в отношении учеников академии – разумные с окраин. Да, у них имелись гербы, но они были именно такие, которые получали вчерашние простолюдины. То есть щиты, мечи, ключи. Ну и да, странно было ожидать от таких соблюдения каких-то правил, тем более неписанных.

–                        Интересно как, Антария, правда? – громче, чем нужно и с явной насмешкой произнесла Юлиса. – Ведь они только прибыли, а уже ведут себя столь развязно.

Принцесса сейчас не сделала ничего предрассудительного. Все даэхоны всегда, сколько была академия, были обязаны следить за сайонами. Да, это не было написано в правилах, но если сайон выйдя в город, будет себя безобразно вести, то лекции, долгие, нудные, сопровождаемые, например, у гвардейцев общим построением, будут обеспечены всем. А при особо выдающихся достижениях, за дело бралась сама госпожа Велакрус и тогда в зрительские коробки на плацу гвардейского корпуса попадали и маги, и воспитанники Юлисанского Корпуса и все преподаватели. Поэтому частью второй и большинство с третьего курсов гвардейцев и те, кто выбрал боевую подготовку из других корпусов, патрулировали академию и прилегающую к ней территорию города, наблюдая за соблюдением правил учениками.

Подросток, который полулежал, сел на лавке и выглянул из-за здоровяка. О, магия, да он же совсем ребенок! И как он сюда попал?! Ему же максимум лет четырнадцать! Но на груди у него имелся герб. Парень встал, сделал несколько шагов к Юлисе и Антарии, поклонился, причем на удивление изящно.

–                     Позвольте поинтересоваться, госпожа, – произнес он мелодичным голосом. – Что вы имели в виду под развязным поведением?

Юлиса насмешливо смотрела на парня.

–                     Я имела в виду... и тут она заметила, что за плащ висит на плечах этого... – Что?! Вот это да!

Юлиса даже как-то растерялась. Парень распрямился и на его груди обнаружилась фибула с птицей. Не такая, как носят сейчас рыцари Тэйдэяхан, но вполне понятная, хоть и старомодная! Принцесса даже растерялась на время. И поэтому стала говорить практически то, что в этот момент думала.

–                      Юноша, – процедила, сощурившись принцесса, одновременно стараясь не сказать что-нибудь грубое. – Вы хоть понимаете, что за плащ вы нацепили?

В груди Юлисы поднималась волна гнева. Всему же есть свой предел! Как можно не знать о таком?! Пусть они и с глухомани какой-нибудь, но про это знают, наверное, даже болотники! Принцесса старалась, чтобы на ее лице ничего не отразилось... Но чувствовала, скоро начнет карать. Парень удивленно приподнял брови и уже открыл рот для ответа, как позади раздался надменный, холодный и властный голос Сейруса.

–                      Ва... Госпожа Юлиса, – он споткнулся, когда чуть не назвал ее по титулу, а не как положено в академии. – Думаю, это дело лучше оставить на нас. Все-таки именно гвардейцы третьего курса выполняют в академии роль патрулей.

У Юлисы на миг возникло острое желаниеотдать приказ. Чтобы этого юнца взяли под белы руки, сдернули плащ и популярно объяснили, что такое рыцарь Тэйдэяхан и почему нельзя рядиться под него. Она с трудом перевела выражение на лице в иронию (потому что иначе это был бы оскал) и смерила взглядом Сейруса.

«Магия, какой же он придурок, все-таки!» – скользнула мысль при виде напыщенного парня.

–                     Думаю, тут не нужен патруль, – Юлиса перевела взгляд на юнца, который стоял перед ней. – Людям... с окраин (принцесса едва успела поймать себя за язык, чтобы не сказать что-то более резкое) простительно желание быть патриотом и выглядеть при этом красиво.

Юлиса все-таки подпустила в голос металла и продолжила:

–                     Юноша, – холодно произнесла она. – Этот плащ является почетным знаком, который вы, в силу молодости, просто не могли заслужить. Сейчас же снимите его и больше никогда не надевайте... В цивилизованных местах.

Она не удержалась от финальной шпильки. Но эта наглость, она просто поражала. Он же явно даже не понимал, в чем дело! Похоже, просто напялил то, что выглядело красиво!..

...А вот дальше Юлиса напряглась. Этот юнец, вместо того, чтобы смутиться или даже разозлиться, просто нахмурился. В его пронзительно синих глазах возникла не досада, не злость, ни даже не недоумение. Его взгляд сделался ледяным. Самое интересное, что и остальные, с кем он был, как-то не так себя повели. Здоровяк тоже нахмурился. Высокая девушка оказалась за плечом этого пацана, сведя брови к переносице. А еще в поле зрения оказалась изящная, невысокая аристократка, вполне привычной фактуры и, как и стоящий напротив пацан, очень молодая.

Впервые в жизни принцесса Юлиса Грестос ощутила, как на нее давят не во дворце. Не матушка, не старшие родственники из других веток. А какие-то безвестные мелкие провинциальные аристократы! Юлиса даже не заметила, как она перешла в образ венценосной особы и наследной принцессы, который до этого использовала только на официальных мероприятиях и во дворце. В груди поднялась знакомая тяжесть осознания стоящих за плечом предков, выпрямила спину и раздвинула плечи облеченность властью.

–                     Юноша! – произнесла наследная принцесса Рода Алестис Юлиса Сейрус Грестос Алестис, будущая Шестая Императрица империи Алестис и ее голос, казалось, даже заставил стихнуть ветер, а слова падали, словно каменные скрижали законов. – Что в слове «снять» вы не расслышали? Этот плащ символ рыцарей Замка Тэйдэяхан. Незаконное ношение этого символа приравнивается к воинскому преступлению.

–                  Быстро снял плащ, деревенщина! – прорычал Эдариан Сейрус.

Наследная принцесса не спеша повернула голову. Под ее взглядом еще секунду назад крайне гордый собой граф Сейрус побледнел, вытянулся и даже, кажется, перестал дышать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю