290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Курс молодого мага (СИ) » Текст книги (страница 3)
Курс молодого мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Курс молодого мага (СИ)"


Автор книги: Алексей Самылов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 21 страниц)

–      Вспомни, как твой отец с мамой себя ведет, – произнесла Свеарис, усмехнувшись и положила руку на талию подруги. – Вот так, да?

–      И что, обязательно должен обнимать? – в тоне Ати проскользнули нотки недоверия.

–     Поверь, что-то такое он бы обязательно сделал, – уверенно сказала Свея, убирая руку. – Это на уровне дышать или уметь ходить.

–       То есть, если у меня будет парень, он будет меня все время тискать что ли? – озадаченно сказала Атиана.

–      Смотря какой парень, – улыбнулась Свеарис. – Они же тоже разные!

–      Хм, а вот не разрешу и все! – фыркнула Атиана.

–      Вообще-то, тебе самой это будет нравиться! – иронично сказала Свея.

Атиана задумалась. У нее так бывает, иной раз начинает размышлять над чем-нибудь очевидным.

–     Свей, а у тебя есть парень? – вдруг спросила она и подняла на подругу нетипично для нее серьезный взгляд.

–      А что, похоже? – с легкой грустью произнесла Свеарис.

Ага, парень. И гулять под луной... в сопровождении десятка-другого сыщиков папеньки. Или вот, стражей дедушки Атианы. Как только узнавали, чья она дочь, так даже желание просто поговорить у парней как-то пропадало. Это у аристократов. А с ноха (простолюдины) ... Тут уже Свеарис была против. В смысле, просто поговорить, пожалуйста. Но что-то большее...

–      Знаешь, похоже, – ответила Атиана. – Ты как будто вообще замужем побывала. А я...

Тут Ати нахмурилась. Свеарис, зная историю подруги, обняла ее. Атиана большую часть жизни провела в поместье вовсе не из-за того, что хотела побыть одна. Лет с восьми из-за ее неправильно работающих каналов, Ати часто проводила время в заклинательной комнате. Естественно, в одиночестве. Свеарис мягко улыбнулась и обняла подругу.

–      И ты всему этому научишься, невелика наука, – сказала Свея. – Парни... они не шибко сложные.

–      Ты же говоришь, что они разные? – буркнула Атиана.

–      Разные, но всем надо ровно одно, – улыбнулась Свеарис.

–      Это что? – сдвинула бровки Ати.

–      Пообнимать, – усмехнулась Свея.

От станционного дома донесся звон. Паренек лет десяти самозабвенно лупил молотком по небольшой металлической болванке, закрепленной на здоровой деревянной чурке, покрашенной в зеленый цвет. Такой же цвет, как и все здания на станции.

–        По каретам! – разнесся зычный голос старшего возчика. – Через десять нунсов отправляемся! По каретам!

* * *

2-й день осени. После обеда. Колесник «Сатая». Юлиса Грестос Алестис. На подходе к Артезиусу.

Колесник, который использовался для разъездов правящей династией империи, был относительно небольшим. Пятая императрица, как и ее дочь, не любили излишний (а самое главное, неоправданный) пафос. Для каких-то официальных поездок, когда требовалось показать величие, серьезность, в общем, капитально пустить в глаза пыли, использовался большой, в два раза больше, чем пассажирский, колесник «Закатная Леди», построенный специально по заказу престола на верфях Кантоса.

«Сатая» имела одна каюту для венценосных пассажиров, большую, на несколько комнат, крайне удобную, оборудованную всем необходимым, от рабочего кабинета до небольшой залы для приемов. Около десятка обычных кают, для прислуги и охраны. И одну гостевую каюту, в противоположном от хозяйских апартаментов конце надстройки. На этом настояла императрица, обосновав необходимость такого конструкторского решения фразой: «Не всегда те, кто едет на одном со мной корабле, желаемы в качестве соседа». Имя колеснику тоже дала она, использовав для этого имя своей помощницы. И матушка же настояла, чтобы Юлису в путешествии сопровождал мужчина. Выбор она предоставила дочери, но: «не может наследная принцесса Дома Алестис (императрица любила называть род на эльфийский манер) прибывать в академию одна». Юлисе, скрепя сердце, пришлось выбрать меньшее из зол, а именно Эдариана Сейруса. Дефенте сам активно уклонялся вообще от пребывания во дворце, а Эмиль Конте даже не понял намеков... И честно говоря, Юлисе просто не хотелось потом перешептываний за спиной. Даже у наследной принцессы имеется рейтинг в «дружном» женском коллективе. Это матушка, естественно, тоже прекрасно понимала, поэтому довольно толсто намекала на отпрыска Сейрусов.

К легкому удивлению Юлисы, Эдариан не стал проявлять ретивость, используя такую возможность. Поздний ужин, состоявшийся вчера после отплытия, прошел в довольно легкой обстановке, Эдариан вел себя крайне учтиво, полностью следуя своему статусу высокородного аристократа. Завтрак Юлиса провела в одиночестве (и даже как-то заскучала) и сама отправила слугу, пригласить Эдариана на обед. И теперь парень стоял рядом с Юлисой на палубе, но не вровень, а чуть позади, демонстрируя уважение к Роду Алестис.

Колесник принцессы прибыл одновременно с «Фарианом» и на когда корабли заходили на рейд, то «Сатая» некоторое время шла в кильватер за пассажирским судном. Когда же первый начал править к молу общего порта, их курсы, разумеется, разошлись и колесник принцессы обошел «Фариан» справа. Когда они поравнялись, то Юлиса заметила на верхней палубе (которая была для пассажиров представительской каюты) несколько незнакомых лиц. Это было несколько... не удивительно, но странно. Она ожидала там увидеть Антарию Эридис, которая должна была плыть этим кораблем. А там стояли какие-то незнакомые... Эльф? И темный? Юлиса узнала сестер Аванти, но парней, стоящих рядом она не знала. Видимо, какие-то новенькие. И именно это было странно. А именно сочетание незнакомых лиц, верхней палубы и вполне известных Аванти, которые очень вряд ли стали бы путешествовать с кем-то, кого они не посчитали хотя бы ровней.

–       Эдариан, вы знаете этих молодых людей? – спросила Юлиса.

–        Совершенно не знакомы, ваше высочество, – судя по задумчивому лицу, Сейрус размышлял примерно о том же, что и принцесса. – Как и третья девушка.

–      Вы уже высматриваете новую жертву, граф? – слегка иронично произнесла Юлиса.

–       Жертва, ваше высочество, это когда без согласия, – ответил, слегка улыбнувшись, Эдариан. – Уверяю вас, в моем случае такого не было никогда. Мне абсолютно это неинтересно. Это как охотиться на компара (крупная хищная рыба, обитающая в Огненном море), ты его выслеживаешь, готовишься к броску... А он плавает кверху брюхом.

–      Да вы заядлый охотник, Эдариан! – улыбнулась Юлиса.

–         Уверяю вас, ваше высочество, – ответил, слегка поклонившись, граф. – Если понадобиться, я могу охотиться только на дерра.

(Что имеет в виду Сейрус. У императрицы может быть только один муж. А у него, только одна официальная жена. Естественно, любые амурные дела принца-консорта не допустимы. В свое время именно из-за этого, Вермилия Эридис, наследная принцесса империи, так и не стала Четвертой императрицей. Суть тут в том, что наследная принцесса, официальный ребенок, то есть, тоже должен быть только один. Детей может быть больше, наложницы и других женщины с похожим статусом имелись у консортов. И даже были прецеденты, когда именно они признавались наследными (например, Белая принцесса), но Грестосы тут пошли на принцип. Чтобы вот так же, как родственники, не сдать престол, а самое главное, не допустить каких-либо возможностей для борьбы за власть. То есть у консорта может быть только одна женщина. Естественно, адюльтеры случались. Но во дворце было достаточно целителей, чтобы не допустить зачатие лишнего ребенка, как от консорта... Так и императрицей. Не стоит сразу осуждать нравы. Венценосные особы крайне редко выходят замуж и женятся не то, что по любви, а даже хотя бы по симпатии. Например, представленные Юлисе Грестос кандидатуры, прежде чем быть, собственно, представлены, прошли, если говорить прямо, процедуру селекции. Опять же, это очень опасно, если у императрицы родится ребенок, не соответствующий заданному уровню. Почему Юлиса после этого все-таки выбирает сама супруга? Потому что это уже ее дело и даже обязанность, строить свое будущее).

–        Я это учту, Эдариан, – слегка улыбнулась принцесса. – Но все же, кто эти люди? Я удивлена, что не знаю их.

–       Думаю, ваше высочество, – ответил Эдариан. – Что это эйлады (эйлад – аристократ, знатный – элварин) откуда-то с королевств.

В голосе парня проскочили легкие, едва уловимые нотки презрения. Казалось бы, что такого? Но. Вряд ли Сейруса не учили владеть собой. А значит, на самом деле, презрение было вполне весомым, раз даже прорвалось через умение сдерживать порывы. Юлиса продолжала слегка улыбаться и держать на лице благостную маску, но только мгновение назад это выражение на ее лице было почти настоящим. А сейчас настроение принцессы пошло вниз.

«А тетушка Лария (Лария Эридис – бывшая герцог Эридис, магистратор корпуса Вигилов) даже не преувеличивала. Да, мы что-то стали забывать, уверились в том, что все хорошо. Слишком уверились»

Но именно для этого Род Алестис находиться на престоле. Точнее, именно потому, что всегда видит настоящую цель, невзирая на то, какой путь желают подданные или, если быть точнее, какого хотят избежать. Именно поэтому последние указы и распоряжения престола стали касаться привлечения аристократов с окраин, и не просто с окраин, а оттуда, где эйлады видят дерра не на картинках, а за стенами собственных замков.

Настроение Юлисы снова пошло вверх. А вот Эдариану Сейрусу она только что выставила весьма невысокую оценку. Если он находиться в плену таких... элементарных стереотипов, то делать ему рядом с троном нечего. Возможно, мальчику просто нужно побывать не только в столице. Да, он бывал на палубе боевого корабля, но может ему стоит столкнуться с дерра лицом к лицу, а не находясь за броневыми листами бортов?

«Но определенно, в этом году будет веселее!» – про себя улыбнулась Юлиса.

Аристократы, как сказал Сейрус, с окраины, раскладов сил не знают. Напугать их... Вряд ли это будет просто сделать. Но в интригах они тоже не искушены. Это будет крайне интересно!

Юлиса улыбнулась уже искренне. Колесник же, не спеша, входил в крайний правый рукав реки. Пристань, к которой шел корабль, естественно находилась возле самой академии.

«Ладно, пускай хоть напоследок пустит пыль, – думала принцесса, искоса посматривая на Эдариана. – Мальчик!»

* * *


Глава З

2-й день осени. Колесник «Фариан» палуба представительской каюты. На подходе к Артезиусу.

Да, Артезиус впечатлял уже отсюда. Со стороны насквозь утилитарной, то есть портовой. Аринэля удивил порядок, с каким суда причаливали. Они словно самолеты, сначала шли по дуге, а потом выстраивались в очередь. И неважно, были это небольшие парусные яхты или вот их корабль. Порядок наводили небольшие колесники, чуть не велосипеды, с ярко-желтыми флагами на стеньгах, снующие по рейду. Они подплывали к каждому приходящему кораблю, даже если тот сам вставал в очередь и некоторое время следовали впереди, показывая, что надо делать.

Аринэль покосился на девушек, стоящих рядом. А если быть совсем точным, на Талию Аванти.

«Почему, как случается пьянка, у меня выходит какой-то хренов конфуз? Вообще что ли не пить теперь?»

Да, если говорить честно (себе-то зачем врать?), вчера у него были... эти мысли. Но совершенноточно не в сторону Аванти! Ни одной! Нафига эти приколы? Это аристократки, тут «ой» не скажешь. Хорошо хоть хватило... остатков мозгов не доводить дело до горизонтального положения. Долбанный джентльмен! На кой было провожать их до каюты? Брата бы им вполне хватило!

Аринэль опомнился в тот момент, когда уже его руки уже активно исследовали женское тело и... Дьявол, что это за навыки такие прорезались? Еще бы чуть-чуть и прямо там, на палубе... А сейчас Талия ехидно посматривает в его сторону. И словечки такие. «Эр Аринэль, это был незабываемый вечер!», «Называй меня по имени, зачем эти условности!» Ага, и с намеком так, мол, нам-то уже чего куртуазничать? Благо, Аринэль четко помнил, что завел ее в каюту и совершенно точно ушел оттуда. Сразу ушел!..

...А в своей каюте его ждал сюрприз. Видимо, у него карма такая, что ему приходиться возиться с пьяными женщинами! Сначала сестренка, которая, пока он гостей... провожал, оставшись без контроля, ударным темпом повысила уровень кондиции. И ладно сама! Она же Даяну напоила! Заходит, значит, Аринэль в каюту, уже в «отличном» настроении (честно говоря, в тот момент он думал не о последствиях, а о том, что «обломилось») и видит двух пьяных вдрабадан особ. Саманта что-то рассказывает Даяне, причем активно изображая лучника, то есть, имитируя выстрел из лука. Собеседница сестры кивает и удивляется.

–                               Да ты знаешь, кто он такой? – ткнула пальцем в грудь Даяны Саманта. – Ты же вообще еще ничего не видела! Хотя...

Сестренка зачем-то еще потыкала в упругость груди собеседницы.

–                              Думаю, скоро увидишь! – хищно улыбнулась она. – Так будет даже лучше. Да! Это просто отлично!

–                             Гос... ик... жа, – пьяно кивнула Даяна. – А... Пчему?

–                              А не скажу! – помахала пальцем перед носом девушки Саманта, при этом хватаясь за стол, чтобы не свалиться. – Эт скрет!

–                              По... нятно, – Даяна застыла. – Мне надо...

–                             Куда? – удивилась Анти.

–                            Туда, – Даяна махнула гривой куда-то в сторону.

И попыталась встать. И тут вестибулярный аппарат сказал ей «прости». Аринэль рванул вперед.

–                             Милорд! – расплылась в улыбке Даяна, очутившись в руках парня. – А может мы еще потан... Ой...

–                            Тысяча антов! – рыкнул Аринэль. – Вы тут чего творите?

–                             Братик! – Саманта помахала рукой.

–                             Ага, братик! – скривился Аринэль. – Сестра моя, какого ху...дожника? Вы когда успели так набраться?

Сам-то Ари немного проветрился на палубе. А то что-то лишняя дурь в голове появилась.

–                             Милорд! – простонала Даяна. – Мне... плохо...

А между прочим, она была совсем не легонькой! Аринэль вздохнул. Путь был уже ему известный.

И вот сначала он прыгал с вассалом, которая постоянно извинялась, а потом опять молилась богу Буэ. Потом его бросило в пот, когда он, выглянув на минутку из ванной, не обнаружил в гостиной сестры. Нашлась Саманта на палубе, сладко спящей. Оставлять ее там было нельзя, кто знает, что ей в голову взбредет, поэтому Аринэль утащил сестру в спальню. Вернувшись в ванную, он увидел Даяну, которая сидя, собственно, в резервуаре, зачем-то поливала себя холодной водой, подставляя руки лодочкой под кран, а потом поливая на голову. Кстати, ванная была большая, можно было спокойно и втроем там посидеть... Но нет! Нужно было вытаскивать водяного из его стихии!..

...Теперь Даяна стояла стабильно пунцовая. Потому что именно Аринэлю пришлось ее раздевать, причем она при этом вначале брыкалась, а потом распахнула свои глазищи и смотрела слегка испуганным взглядом, бормоча про какие-то нежности. А затем завод у нее кончился, и пришлось ее натурально переть на кровать. Вот так, две красивые девушки спали на кровати, а он на диване в гостиной, как лох. И не скажешь никому, что вообще и ни хрена не было! Вон, Талия, посматривает с ехидством, на него, на Даяну. Тут слепой бы только не заметил «Что было что-то». Уставший парень, рдеющая дама. Аринэль едва не выругался в голос.

– О, смотрите, колесник принцессы, – сказала Мариан.

Мимо их корабля действительно сейчас проплывал небольшой колесник, темно-синего цвета. На флагштоке трепетел фиолетовый флаг со знакомым гербом – летящей птицей. А на носовой палубе стояла платиновая блондинка и пижонистый парень.

«Другой мир, – подумал Аринэль, оценивая красавчика рядом с принцессой. – А ылита везде... одинаковая».

Колесник вскоре ушел вперед, забирая вправо. А их корабль не спеша направился к пристани...

...– Будем рады видеть вас еще, эр! – это пожелание сказала лично Марита Дорр.

Надо было соответствовать ранее заявленной роли добродушного человека, поэтому Аринэль постарался вымучить улыбку. Получилось откровенно плохо, но женщина смотрела на него понимающе. Аринэлю даже показалось, что она хочет сочувственно похлопать его по плечу.

Пассажирский порт располагался рядом с Академией, поэтому сестры Аванти бодро пошагали вперед. Словно и не пили вчера вместе. А Аринэля жара натурально придавила к мостовой. Да, тут была вымощена мостовая. От которой, казалось, тоже несло жаром. И где тот чертов дождик, который был в Даннеране? Вот бы его сейчас. Еще и плащ этот, словно шуба, такое ощущение... Одно хорошо, тут тоже имелись крепкие молодые люди, которые брались за переноску вещей. Вручив все, кроме меча и чехла с луком носильщику, Аринэль тащился вслед за отвратительно бодрыми Аванти.

–                             Чтоб я еще раз пил, – сипел парень, облизывая сухие губы.

Рядом с ним выражала лицом полное согласие Даяна. Честно говоря, это Ари немного радовало. Что не ему одному так плохо. Саманта, на удивление, выглядела хорошо, только была чересчур бледна. А вот нефиг было так пить!

Когда они уже подходили к довольно высокой стене, которая окружала территорию Академии, их обогнала колонна тех самых черных дилижансов. Оттуда смотрели любопытные молодые физиономии. И опять все возмутительно свеженькие!

–                             Парень, стой, – сказал Аринэль носильщику.

Тот остановился. Он сочувственно глядел на Ари, который принялся рыться в своей сумке.

–                             Слушай, тут есть, где купить, чего-нибудь попить? – спросил Аринэль.

–                             Как не быть, господин... то есть, эр, – ответил паренек, махнув рукой в сторону. – Вон, на той стороне улицы лавки.

–                               Просьба, сходи а? – произнес Аринэль, доставая серебряный из кошеля. – Все что сверху будет, твое.

Парень просиял.

–                             Не извольте беспокоиться, эр! – бодро ответил он. – Сейчас сделаем!

Он поставил сумки и чуть не со скрипом подошв рванул через дорогу. Аринэль же, даже не пытаясь что-то сделать с сумками, плюхнулся на скамейку, ряд которых шел вдоль набережной, махнув Аванти, чтобы они их не ждали. Рядом с ним присела Саманта, издав еле слышный стон. Даяна, помявшись, присела на краешек лавки с другой стороны от парня.

–                            А мы не опоздаем? – с кротким видом спросила Анти.

–                                Сестренка, лучше опоздать, но вообще прийти, чем, если нас унесут, – ответил, морщась от солнца Аринэль. – Черт, какой-то сегодня светильник слишком яркий!

Саманта посмотрела на брата и слегка улыбнулась. Они сидели лицом к реке. Справа был порт, слева берег поворачивал, образуя полуостров, на котором и находилась академия. Как уже говорилось ее территорию окружала белая стена, высотой примерно в два роста. Над ней возвышались здания. Крыша ближнего была лишь чуть выше стены. Дальше были корпуса повыше. И тут они проведут как минимум три года...

...Возле ворот, куда зашли Аванти, было что-то вроде КПП. Носильщик донес вещи до этого места. Дальше предстояло совершать подвиг Сизифа Аринэлю. Повесив свою сумку на плечо и подхватив чемодан сестры, парень двинулся к открытым воротам.

Охраняли их, ворота, вполне себе серьезные дяденьки, которые были экипированы в доспехи, отдаленно напоминающие римские. На груди кирас у них была выбита цифра «шесть». На поясах короткие широкие мечи. И они их остановили. Сначала просто остановили, а потом увидели плащ на плечах Аринэля и опять сделали это жест, бахнули кулаками по груди.

–                             Эр, назовите ваше имя, – произнес мужчина в годах, на доспехе которого, под горлом, имелась картинка со стилизованным мечом.

Рядом с ним стоял молодой парень, без доспеха, в зеленом одеянии, с гроссбухом руках и с любопытством смотрел на Ари.

–                            Аринэль Леваннар Тайфол, – хриплым голосом представился Ари. – Барон.

Стоящий рядом с десятником (точнее, тут же, как его... децерион) парень открыл свой талмуд, полистал страницы. И кивнул. Также следом проверили и девушек.

–                               Господин децерион, – обратился к военному Аринэль. – Подскажите, дальше нам куда?

Децерион смерил Ари сначала слегка насмешливым взглядом, а потом наткнулся на фибулу плаща и сделал серьезное уважительное лицо.

–                             Все прямо идите, эр, там за зданием все и собираются, – ответил он

–                             Благодарю, господин децерион, – произнес Аринэль и мотнул головой. – За мной, мои верные подручные.

Сестренку тоже явно угнетала жара. Точнее, догнали последствия вчерашнего. Нет, она это, разумеется, не показывала. Только еще бледнее стала. И лицо окаменело.

Они прошли КПП и дальше дорожка шла между двух зданий. И, разумеется, никакой тени, все по закону подлости, солнце светило точно в проход. Строение справа было без окон, то есть вообще. Высотой где-то в три этажа и с плоской крышей. Какое-то хранилище что ли? Слева здание было нормальное, с окнами. Сильно походило по виду, на какое-нибудь советское НИИ. Разве что красноватые кирпичи, из которых оно было сложено, были короче и толще, чуть не кубы.

Саманта на ходу, молча, протянула руку. Аринэль, также молча, вытащил из своей сумки глиняную бутылку с подкисленной водой и подал ей.

Когда они вышли из прохода, то мимо них проехали дилижансы. Уже пустые, разумеется. Они поворачивали налево, на широкую... хм, улицу? и ехали вдоль парка, который был разбит справа от прохода, перед зданием без окон. Аринэлю остро захотелось пройти в этот самый парк, под сень деревьев... И прикорнуть на пару часиков в тенечке. Но нет. Слева, перед «НИИ» гудела толпа, в которой сплошь были молодые лица. И им определенно надо было туда.



Большая часть молодежи была в зеленой... хм, форме. На парнях что-то вроде пиджаков. Спереди этот пиджак был чуть ниже пояса, а сзади до бедер. Этакий фрак. На правом плече у каждого имелась цифра, от двух до пяти. Чем больше цифра, тем больше лет. Ну и брюки, со стрелочками, белые рубашки... О, галстуки разные. Не классические галстуки, а что-то вроде пионерских. У тех, кто носил на плече цифры два и три, галстуки черные. А вот у «четверок» и «пятерок» разноцветные. Красные (ага, пионэры все-таки тут есть!), темно-синие, серые и голубые. Надо полагать, цвет соответствует направлению.

У девушек форма была более вариативна. Часть были опять же в брючных костюмах, похожих на мужские, только камзолы были не «фракообразные», а просто с длинными полами. Часть дам была в юбках, тоже зеленых, естественно, длиной немного ниже колена и плир... Тьфу. Плирсил... Короче, в складку! Сверху был все тот же камзол, белая рубашка и галстук.

Вообще, Аринэль смотря на учеников, ощутил дежавю. Да-да, по армии. Правда, на земную форма студентов походила лишь отдаленно. Ни погон, ни подворотничков... Да и цвет. Какой-то слишком зеленый. Даже можно сказать, празднично зеленый, ни разу не хаки. Да и фасон у них, словно у концертных костюмов.

Увидев Дариана, Тайфолы и Ко, подошли к нему. Тот смерил страдальцев насмешливым взглядом.

–                    А Талия с Мариан где? – спросил Аринэль, поставив чемодан Саманты на землю и облегченно выдохнул.

–                    Переодеваться пошли, – ответил Дари, кивнув куда-то в сторону. – Им-то положено в форме быть.

Аринэль кивнул и оглядел толпу. Ученики постарше как-то сливались в один фон. А вот первокурсники были еще в гражданке и смотрелись пестрой клумбой. Аринэль оглядел будущих сокурсников. Интересно. Их явно больше, чем «зеленых». В смысле, чем каждого курса по отдельности. Новичков примерно столько же, сколько и «старичков». Примерно по три, может четыре сотни. Это что, тут такой процент выбывания? Вроде ни мама Саятана, ни Криста про это ничего не говорили. Да и сестры Аванти вроде такого не упоминали.

Здание, то самое «НИИ» возле которого они стояли, было буквой «П». Тут имелось широкое и довольно высокое крыльцо, сходство с вышеназванным зданием подчеркивало остекление входной группы. В том смысле, что она, группа эта, была почти полностью стеклянной. Над входом висел здоровый прямоугольный щит зеленого цвета, на котором был изображен фиолетовый ромб, с вписанным в него глазом, зрачок которого был черным с алым центром, а склера голубой. Странный какой-то герб. Даже интересно, что он обозначает.

Напротив этого здания, которое, скорее всего, было административным, имелся еще один парк. Хотя, это скорее был сквер.

–                   Слушайте, давайте пойдем в тенек, – произнес Аринэль, кивая в сторону сквера, узрев там лавочки. – А то тут, я чувствую, могу не дождаться начала.

–                   Тайфол? – раздался чей-то довольно грубый мужской голос.

Ари повернул голову на звук. И увидел перед собой здоровенного детину, метра под два ростом, с широкими, как перрон, плечами и грубыми чертами лица. На мощной груди имелся герб. Раздвоенная гора, на ее фоне стилизованный орочий ятаган и перекрещенный с ним полуторный меч. Клинки были красными. Аринэль поскрипел мозгами... И оставил эту бесполезную затею. Сегодня оборудование было недоступно. Ари поднял, практически запрокинул голову, чтобы поглядеть в лицо этому великану.

–                   С утра был он, – сказал он. – С кем имею честь?

На лице громилы отразилось удивление.

–                   Так, Танарус я, – ответил он, слегка подняв брови. – Роннар Танарус.

Аринэль выдохнул с тоской. Вот почему именно в тот момент, когда вместо мозгов мучная болтушка, все хотят проверить его на сообразительность и умение сопоставлять факты?

–                      Они стоят западнее, – пришла на помощь Саманта... слабым голосом. – За Аронтайром, в долине Мельдара.

Что-то забрезжило у Аринэля в памяти. Хм, вроде тоже крепость, как у них. Между тем здоровяк смерил Ари слегка недоуменным сомневающимся взглядом. Ну да, по сравнению с этой машиной для убийства, Тайфол просто ребенок. У этого громилы руки, чуть не как у Аринэля ноги. Кулаки вон, с голову. И, видимо, он ожидал увидеть кого-то себе подобного, а узрел совершенно, абсолютно другого человека. Который сегодня еще и просто на человека слабо похож. Скорее смахивал на свеженького зомбака.

Тут рядом с Роннаром обнаружилась еще одна личность. Даже удивительно, как Аринэль ее раньше не заметил. Хотя... Он, сегодня, может пропустить проезжающий мимо танк на форсаже.

–                   Госпо... Тьфу. Роннар, А как зовут вашу спутницу? – поинтересовался парень.

–                     А. Это Кинара. Дэйфол, – спохватился Танарус, но на его лице все еще было недоумение. – Она тоже...

Парень почему-то помрачнел. А девушка, не меняя выражения на лице, то есть, оставив его бесстрастным, молча кивнула.

–                   Очень приятно. А теперь пойдемте уже в тенек, – Аринэль подхватил стоящий рядом чемодан и двинул в сторону сквера.

* * *

Артезиус. Академия. Граф Эдариан Кантос Сейрус.

Эдариан шел по академии, ничем не показывая того бешенства, которое клокотало в груди. Эта сучка... Она же просто использовала его, как декорацию! Фон для себя любимой! Она шла с ним под ручку от порта, улыбалась встречным, здоровалась. А потом, у Юлисанского корпуса «Спасибо, граф!» и просто ушла! Словно слугу отослала! Стерва! Алестистийская шлюха! Все время...

Парень взял себя в руки. Глубоко вздохнул. Собственно, сетовать не на что. Он и так знал, кто такая Юлиса Грестос. Но это не значит, что она может вести себя с наследником Рода Сейрус, как с «еще одним»! Правильно говорит отец, эти твари на троне просто пребывают в иллюзии, что им все позволено. Что они могут крутить аристократами, как игрушками.

«Натащили в свой дворец любовников и устраивают игрища!» – Эдариан чуть не сплюнул.

Правильно сделал тот вигинтил, что буквально сбежал из этого вертепа, именуемого Замком Тэйдэяхан.

«Женщины не могут разобраться в своем гардеробе, – словно наяву прозвучали насмешливые слова отца. – Нет, Алестис, они не дуры. Но их хватает только на управление в условиях мира. Это у женщин получается, вести то, что уже есть. А вот преумножать, рисковать и побеждать, этого они сторонятся. Это в их природе. И когда политика государства зависит от женского календаря – это тоже большой вопрос. Когда правитель несколько дней раз в сороковник ведет себя не так, как обычно... Да, они умеют крутить интриги, сталкивать и сводить. И этого у никто отнимать не собирается. Но курс должен прокладывать тот, кто не зависит от перепадов настроения в связи с физическим состоянием».

За мыслями Эдариан не заметил, как прошел через территорию Центрального Корпуса и подошел к родному, Гвардейскому. На плацу перед корпусом уже был народ, разбившись на группки. Кто-то был уже в форме, а кто-то еще нет. По графу Сейрусу скользнули несколько благосклонных женских взглядов и немало завистливых, мужских. Настроение Эдариана стало подниматься. Он словно вернулся домой. Только сейчас он ощутил, насколько устал за эти три десятины. Там, во дворце Алестисов, среди всех этих... бабских ужимок, он даже как-то отвык от нормальной атмосферы. Все эти полунамеки, двойные смыслы. Магия! Как же здесь легко дышится!

К сокурсникам подошел уже прежний Эдариан Сейрус. Слегка насмешливая улыбка на губах, уверенный вид, расправленные плечи, дерзкий взгляд, вскинутый подбородок.

–                   Всем троекратное! – громко произнес он. – Ну что, за лето никто не потерялся?

В ответ раздались нестройный приветствия. Сбоку от Сейруса тут же оказалась Эрдария Форус светлорусая симпатичная девушка и как будто всегда так стояла, прихватила Эдариана под руку.

–                   Арье я не видел, – усмехнулся Симон Зайрус.

Довольно высокий, стройный выходец с прибрежного графства провинции Кантос.

–                    Может, до него все-таки дошло? – хохотнул коренастый Касодин Ганобал, еще один представитель провинции Кантос.

–                     Говорят, – понизив голос произнесла Маиса Ковье, довольно высокая и крепкая девушка, которую можно было бы назвать симпатичной, если бы не тяжелый, мужской подбородок – Что его видели с девушкой.

–                   Наверняка, с простолюдинкой, а то и вовсе с орочихой! – оскалился Симон Зайрус.

–                    Так, ладно, господа, мне еще переодеться надо! – поднял руку Эдариан. – Госпожа Эрдария, вы не поможете усталому мужчине облачиться?

«Три десятины! И ведь даже не хотелось, настолько выматывали эти стервы!» – одобрительно скользнул взглядом по аппетитным женским выпуклостям парень.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю