290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Курс молодого мага (СИ) » Текст книги (страница 20)
Курс молодого мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Курс молодого мага (СИ)"


Автор книги: Алексей Самылов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 21 страниц)

Глава 16

8-й день осени. Ближе к вечеру. Карантин МК. Изолятор

Лязгнула дверь и Саманта, которая вот уже битый час ждала под дверью, вскинула голову. Из дверей вышла старший инструктор Айфолен, окинула Анти холодным взглядом. Ее взор с чего-то задержался на девушке, глаза слегка сощурились... И она прошла мимо. Саманта с подозрением посмотрела ей вслед.

–                              Госпожа Тайфол, – пригласила Анти Сидзуна Марикас. – Прошу.

Они прошли по такому же, как наверху, коридору, дошли до одной из дверей. Сидзуна негромко постучала. За дверью послышались шаги.

–                             Госпожа Марикас? – раздался удивленный голос Аринэля.

И тут Саманта уже не выдержала. Она, чуть не оттолкнув женщину, шагнула в комнату, распахнув дверь. И стиснула Ари в объятиях.

–                             Анти! – удивился, но явно радостно, парень.

И поклонился Сидзуне. Женщина слегка улыбнулась.

–                             Как ты? – спросила Анти, поднимая голову, но не размыкая рук.

Аринэль закрыл дверь и с улыбкой посмотрел на сестру.

–                              Есть определенные проблемы, – ответил он. – Но они решаются.

–                              Что за проблемы? – тут же деловито поинтересовалась Саманта, отстраняясь, чтобы посмотреть в глаза Аринэля.

–                             Ну, это быстро не расскажешь, – ответил Ари. – Так что садись.

Он показал в сторону кровати. Саманта нахмурилась, отпустила брата и чуть не строевым прошагала к кровати.

– У меня тут есть сладости и травяной... – начал было Аринэль.

–                             Какие сладости?! – буквально прошипела Анти. – Давай, рассказывай!

Парень слегка приподнял брови и усмехнулся. Он сел на кровать напротив, посмотрел на сестренку.

–                             Источник к счастью, стабилизировался, – произнес Аринэль. – И тут такое дело...

Он посмотрел на Саманту. В прошлый раз, в той камере, он почти ничего не рассказал. Просто был слегка не в том состоянии. А теперь нужно признаваться. Саманта внимательно смотрела на него, с серьезным личиком.

«Начнем, что ли с личного».

–                             Во-первых, Анти, – произнес Аринэль. – Прости, но я...

«Черт, а что так сложно-то?!»

Прям в горле пересохло! И словно спазмом стянуло. Хотя, если задуматься... Он тут таких слов еще никому не говорил. Ари стиснул зубы.

–                              Короче, Саманта, – через силу произнес Аринэль. – Это неправильно... наверное. Но ты для меня больше, чем сестра. Понимаешь?

Саманта сначала замерла, словно окаменела. А потом вздохнула. И пристально посмотрела на брата.

–                             Нет, не понимаю, – спокойно сказала она. – Скажи нормально.

Аринэль слегка улыбнулся. И в этом вся Анти.

«А что если она сейчас пошлет? Не, правильно я начал с личного. Пошлет, значит... Значит завалишь хлебало, умник, и будешь изображать преданного брата!».

–                             Люблю я тебя, Анти, – произнес Аринэль. – Люблю не как сестру. Как девушку. Теперь понятно?

–                            Теперь понятно, – повторила словно эхо Саманта, кивнув.

Черты ее лица сделались острыми.

–                             А если я скажу, что не потерплю других баб? – спросила она. – Вообще. Ни служанок, никого?

Взгляд Аринэля сделался тяжелым. Синева глаз стала какой-то грозовой.

–                               Просто бросить я их не смогу, – ответил он после паузы. – Я, как не крути, за них отвечаю. Я им обещал. Но спать я с ними не буду.

–                             И как это ты так провернешь? – чуть насмешливо спросила Саманта.

–                            Скажу так, как есть, – сухо ответил Аринэль.

–                            Да, чтобы они все дружно меня возненавидели? – иронично спросила Анти.

Аринэль слегка улыбнулся. Только без веселья.

–                             Ну, не без этого, – ответил он. – Потом я постараюсь найти им достойных мужчин.

Саманта с каким-то удивлением посмотрела на брата.

–                                    То есть ты, собственноручно, отдашь ту же Цеси другому мужику? – поинтересовалась она.

–                               А почему она должна маяться рядом со мной, если это бессмысленно? – ответил Аринэль. – Она что, не имеет право на счастье? А ребенок?

Аринэль удивил сейчас Саманту. Она по-новому взглянула на насквозь вроде бы знакомого Ари. Такого ответа она как-то не ожидала.

«Замолчи!» – буквально крикнула она себе мысленно, обрывая очередной каверзный вопрос, что будет если она не захочет... Ну, быть с ним.

Он ведь ответит. И скорее всего, в таком же ключе. И уже ответил... Вот что значила та фраза в камере!

«Отойду» – это словно рвануло сердце девушки, будто острая сталь.

Он отойдет. Этот... упрямый и прямолинейный... дурак, и вправду отойдет! Саманта, тяжело дыша, поднялась. Подошла к Аринэлю.

–                               Я тебе отойду! – зловеще произнесла она. – Запомни! Ты мой! Ант с ними, бабами твоими! Куда их девать-то! Но...

Она нагнулась и с упоением, с чувством уверенного собственника, завладела его губами.

–                             Я всегда буду первой, понял? – сверкая глазами, произнесла Анти.

–                             Предельно, – тихо ответил Ари.

Саманта ласково улыбнулась и провела ладошкой по щеке брата... Нет, любимого! Все– таки она смогла... По сердцу девушки потекла весенним ручьем радость.

–                             Это еще не все, – произнес Аринэль, возвращая Анти из состояния созерцания.

Его лицо было серьезным. И Саманта тоже нахмурилась. Но никуда не стала отходить. Она села рядом, прижавшись к Ари боком.

–                             Первое, самое важное, – заговорил Аринэль. – Ты знаешь, что такое харборер?

–                             Хм, – задумалась Анти. – Ну, не подробно, но поняла, про что.

–                             Мне предложили его установить, – произнес парень.

–                             Зачем? – тут же спросила Саманта. – Ну-ка, давай полностью. У тебя что, проблемы с источником?

–                                Можно сказать и так, – вздохнул Аринэль. – Проблема в том... Что он оказался слишком силен.

–                            Слишком... – Анти нахмурилась, не понимая, к чему ведет Ари. – Это как?

–                             Если коротко, – ответил Аринэль. – Мне сказали, что я потенциальный магистр.

Саманта вздрогнула. Некоторое время она сидела молча, потому что мысли у нее натурально спутались.

–                             Магистр? – сипло произнесла, наконец, Анти.

Ари молча кивнул. И покосился на девушку. А та будто забыла, как говорить. Просто сидела и смотрела на парня. И внезапно ее лицо словно заменила маска Темного Властелина. Такая улыбочка расцвела на губах Анти. И глаза! Словно смотрят на приготовленных жертв! Саманта вдруг рассмеялась, да таким смехом, все злодеи бы от зависти удавились!

–                             Магистр!!! – Саманта вцепилась в плечо Ари. – Ты?! Магистр?!

–                             Эм, Анти? – опасливо произнес Аринэль.

А девушка снова от души расхохоталась.

–                              А-а! Да! Да!!! Да!!! – похоже, перед глазами Саманты сейчас шагали вдаль на фоне закатного солнца бесконечные легионы.

А за спиной развевался чОрный плащ. Видимо от избытка чувств, Анти вскочила... И замерла, смотря куда-то в полоток.

–                             А зачем тогда этот харборер? – злобным голосом спросила она. – Это что же? Кто-то не хочет, чтобы ты был магистром?!

Она повернулась к Аринэлю и на ее лице сейчас была лютая злоба. А ее глаза, без всяких почти, слегка светились.

–                            Спокойно! – Аринэль реально заволновался. – Послушай меня!..

...Анти, выслушав рассказ брата, задумалась. Крепко. Она молчала минут пятнадцать. Кстати, она так и продолжала стоять.

–                             Проклятье! – выдала, наконец, девушка. – Теперь я понимаю отца.

–                             Я тоже, – скривился Аринэль. – Кстати, родителей вызвали сюда.

–                               Ну, это естественно, – Саманта убрала растрепавшиеся слегка волосы за спину. – Слушай, так тебя, поэтому тут держат?

–                              Нет, не поэтому, – усмехнулся Ари. – Хотя, я думаю, даже если бы у меня и не было проблем с источником, их бы придумали.

–                            А что у тебя за проблемы? – тут насторожилась Саманта и подошла ближе.

Аринэль вздохнул... И обнял девушку за ноги, прижавшись к ее животу лбом.

–                              Скажем так, идет привыкание тела к источнику, – ответил он. – Отсюда нарушение какой-то фигни в организме. Следствие – резкие смены настроения и иногда неадекватность.

–                              Да вроде не вижу ничего такого, – Саманта взяла лицо Ари в ладошки и, подняв, внимательно всмотрелась. – Обычный похотливый взгляд. Все нормально.

–                             Ну, спасибо! – усмехнулся Аринэль. – Могла бы сказать, я не знаю... Умный взгляд.

–                              А зачем мне тебе врать? – подняла брови Саманта. – Он у тебя умный становится, когда ты думаешь про очередную юбку. И то, на пару мгновений.

–                             Не, как будто я прям за каждой встречной волокусь! – даже чуть-чуть обиделся Ари.

Саманта иронично подняла бровь. А потом поставила ногу между ног парня и слегка потерлась... о то место.

–                              Не показатель! – с некоторой досадой на свою реакцию, произнес Аринэль. – Ты же мне нравишься! Это нормально!

–                              Кэйфолен, Эридис, – тут же сказала Саманта с иронией. – Эта рекуриаторша еще за нами таскается.

–                             И что? – недоуменно произнес Ари. – Ни с кем из них ничего не было.

–                             Но мысли-то были, признайся? – сощурилась Анти.

–                             Мысли к делу не пришьешь! – слегка возмутился Аринэль.

–                              О, я пришью, – с угрозой произнесла Саманта. – Чьи-то веки зашью к анту, чтобы на других не пялился, бабник!

Аринэль не выдержал и осклабился.

–                              Вот именно, – Саманта поняла, что сейчас братик подумал о том времени, когда не видел.

И о Цеси. Тут даже гадать нечего. Слишком похабная сейчас была у парня улыбка.

–                              Я займусь твоим воспитанием... бра-тик! – последнее словно Анти выделила с каким маньячным тоном и сверкнула глазами. – Подожди пару дней!

–                            А что будет через пару дней? – наморщил лоб Аринэль.

–                             Моя инициация, – усмехнулась Саманта. – Я тоже буду обитать здесь. И никуда ты от меня не денешься!

Она наклонилась и со смаком впилась в губы Аринэля.

* * *

9-й день осени. Раннее утро. Пристань около Академии.

По традиции, пришедшей с тех времен, когда дроу нашли в империи новый дом, императрицу охраняли их лучшие воины. Точнее, воительницы. Со временем, этим стал заниматься один их Род. Ираннэ. Это был довольно большой Род, из нескольких Семей и эти дроу на постоянной основе проживали в Империи и конкретно в замке Тэйдэяхан, а также в родовом замке Эридис – Абьёрн и Айтарис – Сатхорн. Собственно, Семьи входящий в род Ираннэ так и назывались, по названию замков.

Воины дроу из Рода Ираннэ были личными телохранителями всех Алестис. Они приносили клятву верности исключительно действующей императрице, как главе правящего Рода. И имели право даже отменять какие-то поездки, посещения, если считали, что это опасно. Внутренние покои замков Родов Алестис также охраняли исключительно они. Род Ираннэ стал этаким орденом, со своей философией, традициями. И в отличие от остальных дроу, они не давали клятву вернуться в Эло-Ёль...

Нэйрана Грестос прошла по причалу, который был оцеплен дроу и, остановившись у самых сходен, посмотрела на сопровождающего ее герцога Аассена.

–                             Мне жаль, что я оставляю тебя разбираться с этим делом, – произнесла императрица.

–                                Нэя, – негромко произнес Хагер. – Я давно выбрал сторону. Причины я тебе озвучивал. Не надо... лавировать.

Женщина слегка усмехнулась.

–                              Знаешь, вот скажу тебе честно, – сказала она, также вполголоса. – Это не нравится лично мне.

–                             Мы оба понимаем, что если ты будешь разговаривать с Тайфолами, – ответил Аассен. – То это будет разговор империи с подданными. А нужно понимание.

Нэйрана невесело усмехнулась.

–                               И где тот прямолинейный юноша, который нахамил мне при знакомстве? – она поддалась минутной слабости и коснулась кончиками пальцев плеча герцога.

–                              А где та дерзкая девчонка, которая не полезла за словом в карман? – усмехнулся Аассен.

Они несколько мгновений стояли молча, глядя друг другу в глаза.

–                                 Я оставила Сабрине Квантум Орат, – сказала, наконец, императрица. – Как поговоришь с Тайфолами...

–                             Конечно, – улыбнулся Аассен. – Я сразу расскажу.

Нэйрана Грестос вздохнула. И слегка нахмурилась...

...Едва «Сатая» вышел на фарватер, к нему тут же присоединились несколько небольших, но явно боевых кораблей. А еще Аассен знал, что на озере судно императрицы ждет большой колесник, тоже не мирный. Быть может Ираннэ, и излишне страхуются, но этих дроу не переубедит даже пробуждение Атэёль. Кстати...

Герцог нахмурился, вспомнив о племяннике. Разговор с Браном предстоял весьма непростой. Вполне может последовать предложение от тех же эльфов, что хранитель мэллорна может пройти обучение у них, в Эло. И это предложение, скорее всего, озвучит мать Аринэля. Но тогда хранителем мэллорна будет не имперец, а полуэльф. То есть размежевание между эльфами и остальными разумными Империи станет сильнее.

«Нет, тут надо выкладывать Брану все факты, – думал Аассен. – Это должно быть их решение. Он должен понять, после того, что сделал».

Но тут еще был момент с тем, что у эльфов даже мастеров нет. Вот одаренных чуть– чуть не дотягивающих до первого ранга, вот этих у них очень много. Но даже аколитов у них просто единицы. А маг уровня мастера ровно один. Точнее, одна. А тут, пусть и не эльф полностью, но потомок в первом поколении! И магистр! Герцог покачал головой, представив, как предстоит извернуться императрице, разговаривая с эльфами.

Аассен вернулся в мыслях к Брану. А точнее, к его стойкой неприязни политики. Всегда он был такой. Не признавал авторитетов, предпочитая самостоятельно разобраться.

«Надеюсь, с ним приедет не только Вайлири, но и Саятана»

* * *

Карантин МК. Комната Саэко и Саманты.

Саманта вела себя как-то странно. Вчера, вернувшись от брата, она буквально порхала. На ее губах постоянно играла довольная... и какая-то одновременно злая, что ли улыбка. А потом опять случилось это. Причем Анти вела себя как-то грубовато что ли. Изнее прямо– таки перла какая-то властность... А еще она будто где-то возбудителя напилась.

Саэко слегка приподняла брови, когда услышала, что Саманта в ванной принялась напевать. Она и подскочила ни свет, и заря.

Вскоре Саманта вышла из ванной... Голышом. И прошествовала до своей кровати в таком виде, словно императрица, держа полотенце в руке. Плюхнувшись на кровать, она принялась вытирать волосы.

–                            Ты не пойдешь? – поинтересовалась Анти, кивнув на ванную.

–                             Я с вечера ходила, – ответила Саэко.

–                            Ах да, ты была чистенькой! – ухмыльнулась Саманта.

Будзин помолчала, глядя на соседку. А та словно сидела в одежде, ни грана смущения.

–                             Слушай, а если кто-нибудь зайдет? – спросила Саэко.

–                               Ну, так вылетит обратно, – хмыкнула Саманта. – Тут две одаренные, а ты еще и сильная.

Саэко слегка смутилась, вспомнив, как вчера Анти буквально исследовала ее тело.

–                             Вчера что-то случилось? – спросила Будзин, наконец.

–                              О да! – на губах Саманты заиграла мечтательная улыбка. – Очень, очень хорошее! Пока не могу сказать – это не моя тайна. Но, поверь, нам всем будет хорошо!

–                             Нам всем? – слегка удивилась Саэко.

Тут Саманта опустила руки с полотенцем и смерила Будзин каким-то холодным, оценивающим взглядом.

–                                Да, это правильный вопрос, – медленно произнесла Анти. – Скажи, а что ты собираешься делать после Академии?

Саэко сделала непонимающее лицо.

–                             Вернусь в ППД, – ответила она, пожав плечами. – Магов всегда не хватает.

–                            То есть плана у тебя нет? – поинтересовалась Саманта.

На лице Будзин опять отразилось непонимание.

–                             Слушай, а ты не хотела бы съездить в гости? – задала следующий вопрос Анти.

* * *

Кабинет главы Академии. Чуть позже.

Сабрина сидела в своем кабинете и документ на столе перед ней просто лежал. Женщина его не читала. Она все думала о том, что так и не смогла почему-то рассказать императрице о том, что произошло под куполом мэллорна. Точнее, о финале произошедшего.

Женщина откинулась на спинку кресла, смотря в потолок. Рядом с ней никогда не было мужчины, который был бы сравним по уровню дара. Эдмонт был зачат... По предварительной договоренности. От обезличенного донора, выбранного целителями. Естественно, это происходило не обычным, естественным путем.

Сабрина нахмурилась, поймав себя на том, что у нее появляется раздражение от того, что она теперь знает, почему Саэта Айфолен приехала в Академию. Приглядывать, да. Только не за сыном друзей, а за любовником, получается!

Да уж, интересный парень, ничего не скажешь. А судя по тому бою, который состоялся в изоляторе, это еще надо посмотреть, кто кому будет преподавать, инструкторы Тайфолу или он им. Тринадцать лет! Парень еще только вступил во взрослую жизнь, а уже имеет столько талантов! Даже если бы не его уровень дара, он бы и так не смог слиться с общей массой учеников. А потом еще выясняется, что ко всему этому прилагается и мозги. Совсем не подростка.

Харборер. Вот что еще не давало покоя главе. Теоретически он подходил любому магу. Но только теоретически. Да, Шенфарус был уверен, что ему удастся настроить артефакт. И будет следить за Тайфолом. Но.

«Но. Но. Но!» – глава откинулась на спинку кресла.

А потом резко села прямо, смотря в вбок и обдумывая пришедшую в голову идею. Хм. А вот тут намерение императрицы можно очень неплохо дополнить! И эльфы наверняка пойдут навстречу. Сабрина вспомнила, как себя чувствовала после инициации, и сколько ушло энергии. В груди внезапно кольнула какая-то бешеная радость. Велакрус даже удивилась такой реакции. А потом обратила внимание, что стол перед ней внезапно стал выше. Женщина несколько мгновений удивленно смотрела на мебель. А потом, спохватившись, взяла свою магию под контроль. С глухим стуком массивный стол приземлился обратно на пол.

* * *

Королевство Та-Релия. Даэрон-Мерия. Замок Меридис. Королевский дворец Церантон.

Вира Ираннэ не в первый раз выполняла функцию почтальона. Но вот так, в составе пятерки, это происходило очень редко. Четверо сестер сейчас ждали в приемной, а она стояла перед королем Вестфоленом, который, хмурясь, читал письмо Императрицы.

–                               Госпожа Ираннэ, – произнес, наконец, Вестфолен. – Рад вам сообщить, что ваше поручение выполнено досрочно.

Бира чуть приподняла бровь.

–                            Дело в том, – король поднял взгляд на дроу. – Что Саятана Тайфол сейчас находиться здесь.

В этот момен в кабинет зашла служанка.

–                            Фиц, пригласи госпожу Тайфол, – произнес Вестфолен, на что служанка поклонилась и вышла. – Я же правильно понял, вам необходимо вручить послание лично в руки?

–                             Все верно, ваше величество, – отвесила учтивый поклон Бира.

Она покосилась на мужчину со шрамом на лице, который стоял за спиной короля и который на входе контролировал сдачу оружия. Бира не ощущала к этому мужчине ничего, а значит, он был предельно опасен. А тот смотрел на нее и одновременно как бы сквозь. И стоял, вроде бы за креслом Вестфолена, но одновременно так, что буквально в одно движение мог оказаться между ней и королем. И шрам. Очень умно. Он буквально притягивал взгляд и менее подготовленный разумный неизбежно будет на него отвлекаться. В общем, Бира бы не подпустила подобного человека к королеве даже связанным.

Король сделал жест в сторону гостевых кресел, снова возвращаясь к довольному большому, на шести листах, письму императрицы. Бира прошла, куда было указано, и присела. Потянулись минуты ожидания.

–                            Так, – вдруг раздался голос короля.

Бира посмотрела на Вестфолена (отметив, что его телохранитель приготовился). А тот буквально впился взглядом в лист бумаги, который держал в руках.

Стук в дверь и в кабинет вошла красивая женщина, одетая по последней имперской моде. То есть в бежевое платье, с небольшим декольте, правда без здорового стоячего воротника. Женщина изящно поклонилась.

–                             Отдайте ей послание, – тут же произнес, практически приказал Вестфолен.

Саятана Тайфол, распрямившись, приподняла бровь и перевела взор на дроу, сидящую в гостевом кресле. Вира же встала, достала из-за пазухи фиолетовый конверт. Точно такой же, как несколько ранее был отдан королю Та-Релии.

–                             Госпожа, – подошла дроу к аристократке. – Вы Саятана Тайфол?

Женщина посмотрела на конверт в руках Виры. И ее глаза сузились.

–                             Все верно, – ответила она и повторила. – Я СаятанаЭан Тайфол.

Разумеется, Вира узнала эту женщину. Она бы узнала любого из Рода Тайфол, потому как ей перед отправкой были показаны портреты всех тех, кто мог получить письмо. Поэтому она достала из-за ворота массивный медальон, в виде цилиндра, с кристаллом на одном конце. И коснулась герба Рода Алестис, в центре конверта.

Послышался легкий треск. Изображение птицы задымилось и в получившемся круглом отверстии на месте герба, стал виден еще один конверт. Обычный, коричневый. Вира молча подала конверт Саятане Тайфол.

–                             Госпожа Тайфол, – заговорил Вестфолен. – Я хочу, чтобы вы прочитали письмо здесь.

Вира дождалась, пока Саятана Тайфол вытащит второй конверт из фиолетового и откроет его. Оттуда выпал небольшой металлический диск, на котором был отчеканен опять же герб Рода Алестис.

–                             Послание доставлено, – сказала Тайфол.

Вира молча поклонилась и направилась к выходу.

–                               Госпожа Ираннэ, – остановил ее голос короля. – Я могу просить вас о том, чтобы вы доставили мое послание ее величеству?

Вира обернулась и плавно кивнула.

–                             Я не заставлю вас долго ждать, – произнес Вестфолен.

Выходя из кабинета, Вира отметила, что Саятана Тайфол присела на то кресло, где до того сидела она и читает письмо.

* * *

9-й день осени. После обеда. Купол над Атэёль.

Внутренняя дверь тамбура открылась и глава, в сопровождении завкафедрой Плантор, Арианы Эльвари, шагнула внутрь купола. Эльфийка, кстати, шла очень задумчивая. Потому как только что, в тамбуре, глава озвучила, зачем хочет пообщаться с мэллорнами.

Императрица вчерне ее намерения одобрила. Во-первых, когда-нибудь говорить дроу о том, что их мэллорн пробудился, придется. Но вместо просто молчания, лучше сказать о том, что он еще очень слаб. Как убедить горных в том, что не нужно немедленно идти и отвоевывать для своего Древа Родину? Правильно, показать то, что немного подождав, они станут гораздо сильнее. А потом в этом их поддержит Империя и их лесные братья. Нужно только подождать, когда хранитель полностью будет подготовлен. Магистр на войне – это весьма весомый аргумент. Плюс, пока они сами могут начинать готовиться к своему походу на юг. К тому же, не надо им прямо всем срываться, раз будет поддержка Империи. А еще у Сабрины имелся еще один очень важный вопрос к мэллорну.

Под куполом с того памятного вечера ничего не изменилось. Внешне. А вот ощущения были другими. Очень сильно походили на то, как человек чувствует себя в Эло. Сабрина с трудом сдержалась от того, чтобы поставить щит.

Мэллорн был все такой же, черный, будто обгорелый. Лишь три листочка ярко зеленели на черном фоне ветвей.

–                              Я не знаю, – заговорила Ариана. – Эвиэн Тельвани крайне редко покидает пределы

Эло.

–                             Поэтому я должна поговорить с мэллорнами, – произнесла глава.

«Что происходит?» – отмечала она тем временем.

Раньше она ощущала энергию Эло, как нечто давящее, тяжелое, окутывающее, словно туман. А сейчас... Этого не было. Но в то же время она ощущала изменение, отличия в магофоне, от обычного. Они подошли к мэллорну. И в голову Сабрине вспышкой пришли воспоминания. Те самые. Черные ветви мэллорна. И ее... стон. Сердце забилось чаще.

Внезапно раздался женский веселый смех. Сабрина заозиралась. И вдруг увидела юную девушку-дроу. Она с улыбкой смотрела на главу. Девушка была в полупрозрачном зеленом одеянии.

–                                Добрый день, – сказала Велакрус, чтобы как-то начать разговор. – Вы... и есть Атэёль?

Девушка ничего не ответила, только склонила голову набок.

–                             Вечных дней, – вдруг заговорила стоящая рядом Ариана.

Сабрина посмотрела на нее и увидела уже знакомую картину. Глаза эльфийки были полностью зелеными и светились. Глава снова посмотрела на дроу. Как все-таки они мало знают о мэллорнах!

–                                 Почему я не ощущаю давления? – спросила вдруг Сабрина совсем не то, что собиралась.

В ответ снова раздался этот серебристый смех. Дроу искренне развеселилась.

–                               Проводник не может быть чужим, – заговорила Ариана, правда совершенно ровным тоном, в котором опять звучали множество голосов. – Ты сплела свою суть с Эло. Эло тебя знает. Ты помогла хранителю. Ты друг.

Сабрина чуть вскинула брови.

–                            Тогда, – произнесла она. – Прошу выслушать меня...

... Когда глава закончила, дроу, стоящая перед ней, задумалась.

–                                Нам надо посоветоваться, глава магов людей, – заговорила Ариана. – Мы поняли твое беспокойство. И мы скажем Эвиэн о твоем желании.

–                                Выход есть, – голос эльфийки стал чисто женским, высоким и звонким. – Вопрос, справиться ли Атэёль.

–                             Я справлюсь, – прозвенел уже совсем юный голосок.

Дроу приняла воинственный и почему-то одновременно смешной вид. Сабрине даже пришлось сдерживать улыбку.

–                            Ты слишком долго спала, сестра, – теперь голос был мужской.

–                              Проводник поможет мне, она сильная, – дроу подошла к главе и посмотрела женщине прямо в глаза.

Сабрина поглядела в ответ на нее. И кивнула.

–                            А еще у хранителя есть Спутница, – опять сказала Ариана тонким голоском.

–                            Спутница? – голос стал мужским.

–                            Только она еще маленькая, – дроу, стоящая перед Сабриной слегка погрустнела.

«По всей видимости, это про сестру Тайфола» – подумала глава.

–                             Речь идет о сестре... хм, хранителя? – спросила Сабрина.

Дроу посмотрела на нее.

–                             Если о ней, то эта девушка завтра будет проходить инициацию, – заговорила глава.

Атэёль повеселела...

...Дроу улыбнулась еще раз и зашла за дерево. В этот же момент стоящая рядом Ариана осела на землю. Сабрина, уже ожидавшая этого, успела подхватить эльфийку.

«Что же, возможно проблема будет решена» – подвела итог глава.

Ее смутили только последние слова Атэёль. Что нельзя напиться наполовину. При этом дроу хитро улыбалась.

Ариана открыла глаза и посмотрела мутным взглядом на Сабрину. Глава слегка улыбнулась эльфийке.

* * *

9-й день осени. Девять часов (до конца дня, то есть три часа дня). Спортзал изолятора.

В один из моментов помощь Сидзуны все же понадобилась. Это Аринэль решил узнать, насколько же может приплющить после нагрузки. Ну и с турника без перехода кинулся бежать, чтобы отходняк не успел наступить. И сразу перешел на спринт, выжимая максимально возможную скорость. Пробежал пять кругов... А очухался на полу. Сидзуна при этом сидит, хмурит брови и руками над ним водит.

–                               Надо было заранее сказать, – укоризненно произнесла женщина. – Я же целитель, а не чтец мыслей. А если бы ты на полном ходу в стену врезался?

–                            А я в стену что-ли... того? – спросил Аринэль.

Женщина покачала головой. И, наклонившись, ощупала лицо Аринэля.

–                                  Припухлость к вечеру спадет, – произнесла она. – Не делай так больше, без согласования.

Аринэль поднял руку, которая была словно свинцовая и потрогал свое лицо. Ага, вот почему кажется, что он левым глазом будто прищурился.

–                             Соглашусь, – слегка усмехнулся и тут же поморщился парень.

С помощью воспитателя, Аринэль поднялся. Доковыляв до стены, поддерживаемый Сидзуной, парень плюхнулся на низенькую скамейку.

–                                   Но прогресс уже виден, – произнесла воспитатель, стоя рядом. – Просто предупреждай о таких экспериментах. А так ты делаешь все правильно.

Аринэль чуть-чуть улыбнулся и кивнул. Он потрогал лицо, слегка поморщился. А Сидзуна села рядом. Ари покосился на нее.

–                                Скажи, – заговорила женщина. – А почему ты так серьезно занимался военной подготовкой?

Ари снова посмотрел на женщину. Чуть нахмурился. А потом криво улыбнулся.

–                             У нас аристократы со Стены не уходят, – ответил парень.

Женщина в ответ оглядела его долгим изучающим взглядом.

–                             Знаешь, – заговорила она. – Когда я увидела твою сестру, то даже вздрогнула.

Аринэль приподнял бровь.

–                              Я словно снова увидела Саятану Брагис, – пояснила Сидзуна. – Мы учились вместе с вашей мамой.

Аринэль хмыкнул. Все же маги – это довольно замкнутая группа. Многие друг друга знают лично.

–                              Но Саманта немного другая, – продолжила Сидзуна. – Саятана на первых двух курсах была очень... категорична в отношении мужчин.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю