290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Курс молодого мага (СИ) » Текст книги (страница 16)
Курс молодого мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Курс молодого мага (СИ)"


Автор книги: Алексей Самылов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 21 страниц)

Восторг и желание наполнили ее. Она полностью отдалась на волю ощущений... А песня, этот голос, он еще больше увлекал куда-то далеко, высоко, туда...

Пик пронзил тело, вытягивая его и вырывая из нее крик. Энергия, ничем не сдерживаемая, рванула в стороны буйным потоком, смывая остатки разума и увлекая в ослепительную вспышку безудержного удовольствия...

...Саманте снился странный сон. Она стояла возле какого-то черного дерева без листьев. Все было вокруг серым.

–                        А ты кто? – раздался голос позади.

Анти обернулась. Перед ней стояла незнакомая дроу и с интересом глядела на нее.

–                          А знаю! – неожиданно звонким голосом сказала дроу и хлопнула в ладоши. – Какой интересный у меня хранитель! Но тебе пока рано, подруга...

...Саманта села на кровати, тяжело дыша. В груди кололо так, словно клинок вонзили. Девушка буквально скрючилась, упираясь ладонями в край кровати.

–                         Эй, Анти! – раздался встревоженный голос Саэко. – Что с тобой?!

Боль постепенно проходила. Саманта криво улыбнулась и, смахнув выступившие слезы, с трудом разогнулась. Рядом стояла соседка, в одних трусиках. Будзин почему-то терпеть не могла ночные рубашки.

–                         Уже нормально, – вымученно усмехнулась Саманта.

–                             Какое же это нормально, – покачала головой Будзин. – Тебе надо целителю показаться.

И тут вдруг Анти часто задышала, покраснела. И прямо на глазах удивленной Саэко, Саманта Тайфол буквально сдавила область... хм, между ног и ее затрясло. Будзин растерялась, не зная что делать, а Анти, сидя на кровати, выгнулась и тихонько застонала на одной ноте. Саэко наклонилась над ней... И вдруг к ее губам прижались прохладные губы Саманты. И этот порыв соседки был настолько стремителен, что Саэко буквально остолбенела. А между тем Саманта уже забралась в ее трусики...

... Вайлири Тайфол внезапно шагнула к мужу. На ее губах играла хищная улыбка. Мужчина даже удивиться не успел, когда эльфийка натурально сдернула с него штаны и повалила его на кровать. Бран ошеломленно смотрел на жену, которая забралась сверху. Ее глаза продолжали светиться зеленым светом.

–                         Я люблю тебя!!! – выкрикнула Вайлири, когда восставшая плоть мужчины оказалась у нее внутри...

* * *

Утро следующего дня. Изолятор карантина Магического Корпуса.

Аринэль проснулся и недоуменно огляделся. Он сел на кровати, продолжая озираться.

«И как я тут очутился?»

Он помнил, какие-то картинки. Корабль, пристань. Потом сюжет на тему любви и верности. А потом его, видимо из-за воздержания, таки накрыло порнофильмом. Причем, с участием последней женщины, которую он видел. Надо же. С главой Академии! Вот был бы прикол, да...

Лязгнула дверь и в комнату зашел Конрад Шенфарус.

–                        Доброе утро, господин Тайфол! – жизнерадостно произнес целитель...

...– Что же, констатирую прогресс, – произнес целитель после обследования. – Ваш источник достаточно стабилен. Но вы пока, все же, некоторое время сильно не активничайте с магией, хорошо?

–                        Да без проблем, – хмыкнул Аринэль. – Выходить-то мне отсюда уже можно?

–                          Даже нужно! – поднял палец Шенфарус. – На данном этапе вам крайне показаны физические нагрузки.

–                         Ну, наконец-то, – облегченно выдохнул Аринэль.


Глава 12

7-й день осени. Раннее утро. Порт Академии

Императорский колесник «Сатая», не спеша, подошел к пирсу. Позевывающие рабочие приняли с судна концы и глухо стукнул трап о борт корабля

С «Сатаи» тут же начали сходить пассажиры. Первым шел высокий, плечистый мужчина, в черном дорожном костюме и с гербом на груди. На гербе была изображена черная башня, герб Рода Кайрас. За мужчиной шла невысокая девушка, в длинном синем платье, с воротником под горло. Маяна Нокт изображала крайнюю скромность и все бы ничего, но иногда она бросала по сторонам цепкий, острый взгляд серых глаз. За первыми двумя пассажирами по трапу спустились два воина, но не брутальные двухметровые амбалы, а мужчины среднего роста, не сильно мощно выглядящие, в черных кожаных эльфийских плащах, поверх бригантин. А на поясах у каждого висели по два кривых клинка дроу. Лица у мужчин были совершенно среднестатистические имперские, незапоминающиеся.

Прибывших встречали. И не кто-то, а секретарь императрицы – Фироэль Сентор Дайрис. Красивая женщина невысокого роста, которая создавала впечатление этакой улыбчивой, смешливой и не сильно умной дамы. Это впечатление подчеркивала эффектная внешность. Чуть не ангельское личико, голубые глаза, чувственные губки, высокие скулы, аккуратный носик и круглый подбородок. Лицо обрамляли длинные белокурые вьющиеся волосы. Фироэль к тому же любила более откровенные, чем принято, наряды, вот и сейчас на ней было светло-голубое длинное платье с довольно смелым декольте.

–                        Дорогой герцог! – промурлыкала Фироэль и без стеснения подхватила подошедшего мужчину под руку. – Я так рада вас видеть!

–                      И я тебя, Фира, – улыбнулся Хагер Аассен. – А ты с каждым днем все красивее.

–                       Ох, герцог! – изобразила смущение женщина. – А вы все также стремитесь вогнать в краску бедную девушку!

Мужчина усмехнулся. Сопровождающие Аассена, в том числе и секретарь, слегка приотстали от них, чтобы не мешать беседе.

–                     Тебя вгонишь – негромко произнес герцог, улыбаясь, и обвел подбородком Академию.

–            Помню, это ты всегда так делала.

–                         Какие славные были дни, – по губам фироэль скользнула слегка грустная улыбка. – Кстати, твой внучатый племянник, по всей видимости, решил пойти строго по твоим стопам, Хагер.

Мужчина слегка приподнял вопросительно бровь.

–                        К счастью, он не в одном корпусе с отпрыском Сейруса, – продолжила Фироэль. – Но уже успел знатно потоптаться на его поле.

–                     Для этого потребовалось мое присутствие? – поинтересовался герцог.

–                          Конечно, нет, – ответила женщина, неуловимо сменив, и интонацию, и манеру держаться.

Сейчас рядом с Аассеном шла именно секретарь императрицы, а не давняя подруга... и такая же давняя партнерша по горизонтальным утехам.

–                        Все гораздо серьезнее, – продолжила Фироэль и на ее лице отобразилась редко кем виденная хмурость. – Сын Брана оказался... скажем так, слишком одарен.

–                      В каком смысле? – не понял герцог.

–                       Знаешь, во всех, – ответила женщина. – В первый же день пребывания в Академии, он уже успел поучаствовать в дуэли. Причем именно с младшим Сейрусом.

–                     Тот жив? – отрывисто спросил Аассен.

–                        А ты, я вижу, очень хорошо знаешь своего племянника, – посмотрела на мужчину Фироэль. – К счастью, дуэль велась на деньги. И Сейрус выставил вместо себя секундария.

–                        Я очень хорошо знаю его отца, – ответил герцог. – И сейчас мы словно говорим о Бране.

–                      Ну, я знала еще одного... юношу, – Фироэль многозначительно посмотрела на Аассена.

–           Которого тоже было трудно упрекнуть в излишней скромности и нерешительности.

Поднявшись наверх по мощеной дорожке, они вошли через небольшие ворота на территорию Академии и, пройдя между Госпитальным зданием и жилым корпусом для преподавателей, они вскоре подошли к канцелярии. Все это время они молчали, потому что тема для беседы была не та, которую можно обсуждать свободно.

–                        Что-то я не вижу учеников, – поинтересовался герцог. – В наше время даже ночью кто-то бегал.

–                       Новый распорядок, – отозвалась идущая рядом женщина. – Из корпуса теперь нельзя выйти просто так до восемнадцати (имеется в виду восемнадцать часов до конца дня, то есть шесть утра).

–                      Понятно, – Аассен слегка нахмурился.

Естественно, он знал о готовящихся изменениях. Но несколько не ожидал, что их уже применят.

Они не пошли через главный вход, а свернули к небольшой двери черного хода, которую открыли при их подходе. Сделавшая это девушка дроу, из личной охраны императрицы, обежала герцога и Фироэль холодным оценивающим взглядом и молча посторонилась.

Аассен и секретарь императрицы прошли через полутемный тамбур, поднялись по лестнице, которая была сразу же возле выхода и попали в пустой коридор. Шагов через пятьдесят коридор был перегорожен и возле двери стояла еще одна дроу. Ведомый Фироэль,герцог подошел к одной из дверей, секретарь открыла дверь, заглянула внутрь, а потом обернулась и кивнула Аассену.

–                     Доброе утро, Нэя, – произнес герцог, когда за ним закрылась дверь.

* * *

7-й день осени. Ближе к обеду. Карантин Магического Корпуса. Изолятор

Аринэль было обрадовался, что покинул ту камеру, а не тут-то было. Перевели на этаж выше, как сказала старшая воспитательница, этот уровень предназначался для всех одаренных, прошедших инициацию. И теперь уже тут предстояло пробыть сколько-то времени, а за ним понаблюдают. А еще в свете произошедшего у Аринэля возникло стойкое ощущение, что его попросту скрывают.

Новая комната ничем не отличалась от таковых наверху. Только окна не было, понятно. А так, все то же самое. Две кровати, два стола, кстати, на полках имелись книги, хоть какое– то развлечение. Ванная комната. Вот она, кстати, чуть побольше. Потому что ванна была больше. Квадратная такая, в нее человека четыре влезет. Интересно было то, что воспитатель Минамис все это показывала лично.

–                         Если что-то будет нужно, Аринэль, – говорила женщина. – Скажешь дежурному воспитателю.

–                      Понятно, – кивнул парень.

–                     А теперь пойдем, я покажу тебе спортзал, – сказала Минамис.

–                     Тут и такое есть? – слегка удивился Аринэль.

–                        Иногда одаренные находятся тут до самой весны, – пояснила воспитатель. – Этот уровень оборудован всем необходимым, в том числе спортзалом, термой, есть столовая.

–                      Шикарно, – хмыкнул Ари. – Только наружу не выйти.

–                       Вспомни, в каком ты был состоянии после инициации, – мягко произнесла Минамис. – У тебя это проявилось вот так. У некоторых наблюдается боязнь открытого пространства или резкая смена настроений. Например, повышенная агрессивность. Или...

Женщина с сомнением поглядела на парня.

–                      Или? – поинтересовался тот, в этот момент проверяющий мягкость ложа.

–                           Повышенное влечение, – произнесла в сторону Минамис. – Или наоборот, радикальная неприязнь. По-разному бывает. Поэтому необходимо наблюдение.

Аринэль слегка усмехнулся и встал.

–                          Пойдемте, посмотрим, что тут за спортзал, – произнес он. – А то мне были рекомендованы нагрузки. Да и честно говоря, что-то я застоялся...

...Они прошли совершенно обычным коридором (только опять без окон), миновали столовую, опять такую же, как наверху. И пришли на Т-образный перекресток.

–                          Вот тут терма, – произнесла Минамис, показав влево, на довольно массивную деревянную дверь. – Она на две половины, мужская и женская. Сразу поясню, попытки проникнуть на женскую половину будут жестко пресекаться.

–                     А на мужскую? – улыбнулся Аринэль.

–                     То же самое, – без тени улыбки ответила воспитатель сурово сдвинув брови.

«Однако» – про себя удивился Ари.

–                         Спортзал, – кивнула Минамис в сторону правого коридора, который упирался в большие двухстворчатые двери, чуть не ворота.

Следуя за воспитателем, Аринэль попал сначала в коридор, где были две двери, друг напротив друга.

–                      Раздевалки, – пояснила на ходу воспитатель.

А далее они вошли в самый натуральный зал. Весьма серьезное помещение, ярко освещенное к тому же. Причем на потолке были не светильники. Точнее... Там были и светильники, но сейчас они не горели.

–                          Система зеркал, – пояснила заинтересовавшемуся парню Минамис. – Ученики должны получать солнечный свет.

–                      Хм, продумано, – заметил Ари.

Размером зал был солидным. Длиной в половину стрелища(100 метров), шириной в четверть. И он был не четко прямоугольный, а такой, со скругленными углами. Потолок был на высоте метров пяти.

Посередине зала, внутри беговой дорожки были установлены несколько самых обычных турников, разной высоты. Имелось несколько огороженных фехтовальных дорожек и тоже круглая площадка, тоже огороженная, по всей видимости, тоже для поединка, раз рядом с ней имелись стойки с деревянными тренировочными клинками.

–                        А там что? – поинтересовался парень, показав на несколько солидных, железных дверей.

–                      Заклинательные комнаты, – пояснила воспитатель.

Аринэль покивал. Минамис в этот момент достала из кармана контей (часы).

–                      Пойдем, Аринэль, – произнесла она. – С тобой хотели поговорить.

–                      Опять поговорить, – вздохнул парень. – Я-то хотел опробовать это.

Он сделал жест, обводя зал.

–                      У тебя еще будет время, – слегка улыбнулась воспитатель.

–                     Да уж, – опять вздохнул Аринэль.

Они развернулись к выходу.

–                        А такой вопрос, – произнес Ари, когда они вышли из зала в коридор. – Мне бы оппонента. Ну, на учебный бой.

Минамис задумалась. Бросила на парня взгляд искоса.

–                      Хм, я поговорю с инструкторами, – сказала она.

* * *

Комната для посещений в карантине была сделана так, чтобы снаружи в нее нельзя было войти, без желания тех, кто был внутри. Кроме того, она была достаточно изолирована и в чисто физическом, и в магическом смысле. А все потому, что одаренные, обучающиеся в академии в большинстве своем исходили из знатных родов, и иногда им было необходимо вот такое помещение для приватных бесед. И да, в том числе для встреч со своими подругами, друзьями, а иногда и с женами, мужьями. Но зайти сюда без согласования с дежурным воспитателем было нельзя, у него и был ключ.

Минамис дошла до тяжелой массивной двери. Достала из кармана ключ. Сыто лязгнул замок, женщина с усилием потянула дверь на себя. Створка отошла медленно и величаво, словно дверь банковского хранилища.

–                      Подожди пока, – кивнула в сторону комнаты воспитатель. – Скоро придут.

–                      Ну, выбора у меня нет, – криво усмехнулся Аринэль.

–                      Выбор есть всегда, – Минамис вдруг заговорила жестко и сухо. – Запомни это.

–                     Да? – посмотрел на нее Ари. – То есть я могу сейчас выйти отсюда?

–                   Да, можешь, – ответила воспитатель и в ее голосе звякнул металл. – Но и за последствия этого шага ты тоже будешь отвечать сам. Мы не тюремщики. Вас, господин Тайфол, никто здесь не запирал. Эти двери...

Минамис мотнула головой в сторону выходной двери.

–                  Они закрываются не для того, что вы не могли выйти, – продолжила женщина. – А чтобы, первое, не могли побеспокоить вас, а во-вторых, удержать одаренных от поспешных и спонтанных решений, так как недавно инициированные часто не отдают себе отчета в своих действиях.

–                     Тогда логично разделить нас по одному, нет? – произнес Аринэль.

–                 Что и было сделано с вами, вспомните, – слегка прищурилась, пристально смотря на парня воспитатель. – Но никто не будет держать вас в изоляции больше, чем это нужно. Вы не наказаны, а проходите обучение.

–                      Хм, разумный подход, – заметил Ари. – А если случиться конфликт здесь?

–                   Господин Тайфол, любые конфликты в пределах изолятора запрещены, – строго произнесла Минамис. – Если вы не можете удержать себя в руках, по каким-то причинам, то тогда вас обследуют и выдадут рекомендацию, что делать дальше. Это же правило, кстати, действует в отношении одаренных на всей территории Академии. Поймите, господин Тайфол. Вы можете нанести сильный вред здоровью, как окружающим, так и себе. Вы одаренный, это не только сила, но и ответственность.

–                 Не всегда конфликт можно разрешить словами, – осторожно сказал Аринэль. – А если начал его не я?

–                  Пока вы не примените магию вне специальных помещений, никаких претензий к вам не будет, – Минамис слегка сбавила напор. – И все-таки, постарайся не встревать ни во что, хорошо?

–                     Да я только за, госпожа Минамис, – хмыкнул Ари. – Я уже все себе доказал на Стене.

Женщина несколько мгновений смотрела на парня и в ее взгляде было какое-то такое выражение, словно она что-то вспоминала, не очень приятное.

–                 Рада, что ты так настроен, – в голосе женщины проскочило тепло. – Если что-нибудь будет нужно, даже просто поговорить, мои двери всегда открыты.

Аринэль слегка поклонился в ответ. На губах Минамис появилась почему-то слегка грустная улыбка.

Комната была относительно большой. И явно использовалась не только для бесед, иначе зачем тут вторая комната, в которое стоит здоровый траходром?

Шагов десять в длину и шесть в ширину. Посередине здоровый стол, но не письменный, а трапезный. Возле него с пяток стульев. Дверь, а точнее проем во вторую комнату в левой от входа длинной стене. А возле правой этакий мягкий уголок. Небольшой бокальный столик, окруженный диванами. Там Аринэль и устроился. Ну а чего, сколько можно по шконярам кантоваться? Кстати, Минамис дверь оставила открытой, словно подчеркивая, что он волен в своем выборе. Да уж, волен. Видимость свободы.

«Что, буяним?» – усмехнулся про себя Аринэль.

Не иначе гормоны восстают, что так потянуло на «свободу». Какую свободу? Нет, семья примет, конечно, но это же глупость. Осталось только начать косить под затосковавшего по дому. Аринэль усмехнулся и, вытянув ноги, откинулся на спинку дивана.

«Спокойно, боец! Мы и тут неплохо устроимся! Вон, уже с императрицей удалось побазарить!»

Тут Аринэль нахмурился, вспоминая вчерашнее посещение одного деревца. Особенно его финал. Уж больно реалистичный приход был...

Лязгнула дверь и парень вскинул голову. В комнату вошла глава Академии и сейчас, заперев дверь, повернулась к парню. Аринэль тут же вздернул себя на ноги и поклонился.

–                     Госпожа, – произнес он, не разгибаясь.

В ответ глава не сказала ничего, только шаги раздались. Аринэль выпрямился. Женщина, подойдя, пристально смотрела на него, словно он провинился в чем-то. А потом, также молча, жестом, предложила присесть. Сегодня Велакрус была в темно-синем длинном платье, с воротником под горло. И что-то лицо ее было суровым, как будто она собиралась его допрашивать.

Молчание затягивалось. Глава в конце концов опустила взгляд.

«Слышь, братан! Что-то мне это не нравится! Это же был глюк?! Это же, мать его, был глюк ведь, да?!»

–                     Я пришла рассказать тебе о том артефакте, про который говорила ее величество, – заговорила, наконец, Велакрус, так и не поднимая взгляда.

И поправила воротник платья. Аринэль аж застыл!

«Мать моя эльфа!!!» – это Ари вспомнил один момент из вчерашнего... видения?

Следы на изящной шее. Те самые! Аринэль сглотнул. Да не. Где он и где глава Академии?!

–                     Сразу скажу, речь не идет о том, чтобы уменьшить твои способности, – продолжила глава. – Это не негатор, а скорее фильтр. Более того, мы ранее использовали этот артефакт для того, чтобы стабилизировать состояние учеников, у которых дар выше среднего.

Она подняла на Ари взгляд. И у парня аж сердце удар пропустило. Он совершенно четко помнил эти голубые глаза, этот взгляд... Вплотную!

Велакрус вздохнула и нахмурилась.

–                    То... женщина запнулась. – Что произошло под куполом...

«Да ну нахер!!!» – Аринэль неверяще уставился на главу.

А у той обострились черты, она свела брови, стиснула зубы, словно в бой собралась.

–                       Я понимаю, что вы были несколько не в себе, господин Тайфол, – заговорила Велакрус. – И не могли давать отчет своим действиям. Вся вина за произошедшее лежит на мне.

«Чё?!» – Аринэль недоуменно уставился на главу, которая сейчас напоминала изваяние.

–                     Я приношу вам свои извинения, – глава изящно склонила голову. – Я понимаю, что этого недостаточно...

–                      Прошу меня простить, – хрипло заговорил Аринэль. – Если вы не против... Я бы предпочел, чтобы это осталось в тайне.

Женщина подняла взгляд, смотря парню прямо в глаза. Ее бровь, та самая, правая, разделенная маленьким шрамом, слегка дрогнула.

–                     И простите, я не смогу этого забыть, – теперь уже Аринэль вежливо поклонился. – И прошу прощения, если доставил вам неприятности.

Глава с тем же каменным лицом смотрела на Ари. А потом неуловимо смягчилась.

–                     Хорошо, – произнесла она и по ее губам промелькнула легкая и почему-то грустная улыбка. – Если вы так желаете.

На несколько мгновений они словно выпали из реальности, смотря друг на друга. А потом глава отвела взгляд.

–                     Я взяла на себя смелость, – заговорила женщина. – И отправила сообщение вашим родителям.

«Так, спокойно. Нам еще тринадцать, это логично».

Аринэль согласно кивнул.

–                     Кроме этого, сегодня в Академию прибыл ваш дядя, – продолжила Велакрус. – Герцог Аассен.

–                      К сожалению, я не встречался с ним ранее, – ответил Аринэль. – Так что думаю, лучше дождаться моих родителей.

–                     Тем не менее, он тоже хотел с вами встретиться, – произнесла глава.

–                     Не вижу препятствий для этого, – пожал плечами парень. – Только...

Он сделал многозначительную паузу, показав на себя.

–                     Герцог в курсе произошедшего, – ответила Велакрус.

–                     Полностью? – поднял бровь Аринэль.

Глава остро посмотрела на парня.

–                     Нет, не полностью, – ответила она. – О том, что произошло под куполом, знаем только мы с вами. Герцог знает, что вы хранитель Атэёль. Но никто не знает о том, что вы были, похоже, полностью запечатлены.

–                    А я был полностью... ну вот это самое? – спросил парень.

–                      Как я уже и говорила, – со вздохом произнесла Велакрус. – Всего о мэллорнах не знают даже эльфы. Поэтому и рано говорить что-то, пока все не проясниться. Но судя по уровню напряженности, которая была под куполом...

–                       Вы меня простите, – Аринэль позволил себе перебить главу, потому что у него натурально заныли зубы от всей этой теории. – Я это еще слабо понимаю...

...– Вы меня простите, – Тайфол поднял глаза на Велакрус. – Я это еще слабо понимаю.

И опять этот парень действует не так, как ожидается от его возраста. Признать, что ты чего-то не понимаешь... Ну и да, вчера, во время... этого, что-то было непохоже, что он, собственно, мальчик.

–                      Я пока не говорила никому, – не спеша заговорила глава. – Но буду вынуждена рассказать ее величеству.

«И как он на это среагирует?»

–                     И зачем вы мне это говорите? – поинтересовался Тайфол, слегка приподняв бровь. – Это же логично.

Сабрина слегка сузила глаза.

–                    Скажите, господин Тайфол, – также не торопясь произнесла глава. – А что вы думаете о ее величестве?

–                     В каком смысле? – сделал слегка недоуменное лицо парень. – Я всего один раз имел честь разговаривать с ней. И жил не в Империи.

–                     Хорошо, тогда что вы думаете насчет того, – Велакрус осторожно подбирала слова. – Что она вам предложила?

–                     Хм, а о чем я должен думать? – спокойно ответил Тайфол. – Я еще ничего не знаю.

–                     Но вы уже пообещали ее величеству, – напомнила Велакрус.

И тут парень слегка удивил главу. Он вздохнул и посмотрел на женщину каким-то таким взглядом... Странным. Точнее, странным для тринадцатилетнего парня. Так глядят ветераны, когда новики задают им вопросы.

–                     Я верно понимаю, что являясь аристократом, магом, но самое главное – военным, – заговорил Тайфол. – Я обязан подчиняться главе Империи, как командиру?

–                      Да, ее величество является главой вооруженных сил, – подтвердила глава, уже начиная понимать, куда клонит парень, вспоминая его вчерашние слова.

–                    Тогда я не понимаю сути вопроса, – холодно произнес Тайфол. – Командир обозначил проблему и путь ее решения. Значит, она имела для этого резоны.

–                     Все так, – глава кивнула. – Но... Государство – это не армия. Точнее – это не только армия.

Тайфол недоуменно нахмурился, смотря на Велакрус.

–                      Я тебе уже говорила вчера, что в империи не все в порядке, – продолжила глава, незаметно для себя перейдя на «ты». – И твой потенциал неизбежно привлечет нездоровое внимание. Поэтому так важно, чтобы ты принял осознанное и именно свое решение.

Тайфол вздохнул. И наклонившись, поставил локоть правой руки на колено, уперев в сжатый кулак подбородок.

–                      Решение уже было принято, – произнес он, смотря своими ярко-синими глазами на женщину. – До того, как я дал согласие. Но если хотите соблюсти формальности, то я еще раз повторю, иерархия придумана не для того, чтобы обсуждать приказы. Даже если они мне не нравятся. Если командир сказал стоять здесь и умирать, значит, я буду стоять там, где он сказал. Потому что ему виднее. Потому что он видит картину, а я нет. Для чего эти вопросы?

–                     Потому что легионер, который верит в то, что делает, – спокойно произнесла глава. – Делает то, что поручено, гораздо лучше.

–                     Меня не нужно мотивировать, – спокойно ответил парень. – Я не новик.

Глава смерила парня оценивающим взглядом.

–                      Хорошо, ты не новик, – произнесла она мертвенным каким-то голосом. – И ты подчиняешься приказам. Что ты будешь делать, если императрица прикажет тебе, лично тебе...

«Убить твою сестру» – хотела сказать Велакрус.

Но не стала. Этот парень... На такую простую провокацию может просто не поддаться. Тем временем Тайфол вопросительно поднял бровь.

–                     Жениться, к примеру, на мне? – с легкой иронией произнесла глава.

–                     Не слишком удачный пример, – вернул иронию парень, едва заметно улыбнувшись. – Вы красивая женщина, почему нет?

Велакрус вернула улыбку. И сощурилась.

–                    А если наоборот? – сказала она. – Запретит жениться на ком-нибудь?

–                     Мы все еще говорим про армию? – усмехнулся Аринэль. – Знаете, у меня пока голова на месте, чтобы я вызвал такое неудовольствие ее величества.

–                     Мы в Академии, – заметила глава. – И здесь учатся дочери самых знатных родов Империи.

–                     Спасибо за предупреждение, – по губам парня скользнула усмешка.

Велакрус слегка сощурившись в который уже раз оценивающе оббежала парня взглядом.

–                      Вернемся к Харбореру, – произнесла глава и пояснила в ответ на вопросительное выражение лица Тайфола. – Так называется артефакт, о котором идет речь...

* * *

Двумя часами ранее. Магический Корпус. Кафедра «Ремедиатор». Кабинет Конрада Шенфаруса.

Кабинет главы кафедры Ремедиатор был каким-то чуть не закутком, в который едва влез большой письменный стол. Когда-то этот стол был произведением столярного искусства... Но это, по всей видимости, было очень давно. Сейчас стол был в таком состоянии, что его можно было принять за приготовленный к выбросу хлам, заваленный бумагами. Но этот стол скорее отражал отношение декана Водного Направления к собственной личной жизни. В лаборатории, которая соседствовала с кабинетом, был просто– таки идеальный порядок.

Кроме стола в кабинете имелись три стула, стоящие у стены. На одном из них сидела глава Академии. Главный же целитель сидел в кресле за столом и, хмурясь, смотрел в чашку с травяным напитком. Только что он доложил о состоянии Аринэля Тайфола... И выслушал о необходимости применить Харборер.

–                      Какой в этом смысл? – спросил он. – Источник парня просто идеально проходит стабилизацию. Еще дней десять и можно будет совершенно спокойно выпускать его из изолятора.

Глава молчала, зная, что Шенфарус сейчас просто ворчит. И все прекрасно понимает. Целитель же сморщился, будто съел что-то весьма кислое.

–                    Такой проект, – с досадой произнес он. – И опять... Чертовы тайны.

–                     Никто не мешает вам продолжить ваши исследования, – заметила Велакрус. – Просто пока оглашение результата будет крайне несвоевременно.

Шенфарус остро посмотрел на главу. О чем-то подумал, подвигав челюстью.

–                      До стабилизации источника я против применения Харборера, – произнес он. – Категорически. И производить его активацию потом буду я сам. Лично.

–                        Разумеется, Конрад, – слегка склонила голову Велакрус. – Я понимаю вашу обеспокоенность.

Целитель на это лишь вздохнул. И смерил главу мрачным взглядом.

–                  Но до этого, простите, я хочу иметь на руках разрешение от родителей парня, – произнес он. – Особенно от Саятаны Бра... Тайфол и его кровной матери – эльфийки.

–                 Сообщение мною уже отослано, – ответила Велакрус. – Присутствие родителей все равно было необходимо. Особенно в свете того, что и второй их ребенок показывает способности выше средних. Кстати, Конрад. Что по приготовлению к ее инициации?

–                Не раньше чем через три дня, – ответил целитель. – Слишком мало помощников.

Он укоризненно взглянул на Велакрус.

–                Вы сами понимаете, в чем причина, – спокойно ответила глава.

 * * *

7-й день осени. После полудня. Гвардейский Корпус. Комната Эдариана Сейруса.

Эдариан, сидя в кресле, которое стояло спинкой к окну, внимательно слушал парня, сидящего на стуле у стены, у которого на левом плече формы была цифра «пять», а воротник подпирал синий галстук. Ученик кафедры Ремедиатор.

–                Шрамы на руках? – уточнил Сейрус. – Те самые?

Его собеседник молча кивнул.

–                Сделанный, значит, – слегка презрительно произнес Эдариан. – Ну, другого и не...

Он жестом предложил продолжать.

–                 На инициации, как мне сказали, его пришлось вытягивать, – заговорил дальше второй парень. – Несмотря на красный, он, по всей видимости, очень нестабилен. Наверное это из– за того, что...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю