290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Курс молодого мага (СИ) » Текст книги (страница 1)
Курс молодого мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 12:00

Текст книги "Курс молодого мага (СИ)"


Автор книги: Алексей Самылов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Глава 1

90 день лета. Королевство Та-Релия. Пограничный замок Танарус. Баронет Роннар Стайра Танарус.

Полуденное солнце било прямо в глаза. Ветер дул со стороны леса, снося пыль в сторону замка. Люди и орки в силах тяжких двигались привычной дорогой. Привычной для конницы в баронстве Танарус.

Не спеша, чтобы лошади не поломали ноги, конница пересекла реку. Первыми на другой берег вылетели лучники и глаза мужчин одобрительно цеплялись за формы орчанок. Вслед за стрелками двигались королевские гвардейцы, в числе которых был и Роннар. Пусть он и не служил в гвардии, но его экипировка были как раз такой же, то есть серьезные доспехи, седло с упором для копья и собственно, само копье. Ну, еще и отцов друг в командирах.

За гвардейцами ехали орки. Копий они не держали в принципе, их сила в длинных и тяжелых ятаганах, которые с одного удара располовинивали анта. Тактика простая, как лом. Первыми в бой вступают лучники, уступая затем место для таранного удара гвардейцев, за которыми в орду антов влетали орки.

Благодаря вовремя доставленным сведениям от Тайфолов, лучники больше не подъезжали к антам вплотную и начинали отворачивать на половине стрелища от противника. А еще антов было удивительно мало, орда даже не заполняла полностью долину перед замком.

Со стороны замка поднимались столбы дыма. Сестра Роннара, недавно вернувшаяся в замок после академии, существенно усилила оборону.

«Мы сильны!» – разлилась в груди парня гордость.

На замке затрепетали алые полотнища. Сотник, дублируя приказ, привстал на стременах, крутя красной тряпкой. Стрелки, с улюлюканием полетели вперед. Отчего-то этот крик дарил правильную, радостную такую злость.

Здоровые кони гвардейцев не спеша стали набирать разгон. Знакомое чувство мощи стало охватывать душу Роннара. Копыта, словно барабаны, стучали, казалось, в сердце.

Лава стрелков завернула влево, к горам. Бесшабашные орчанки все равно лезли чуть не вплотную, чтобы убить как можно больше антов. А теперь настал черед тяжелой конницы, показать антам, кто хозяин на поле боя!

–       Вниз!!!

Копья опустились. Их наконечники сначала погуляли, а потом выстроились чуть не в одну линию, это бойцы уперли задники копий в специальный упор на седле. Сами всадники пригнулись к лошади, чтобы весь вес коня и бойца передался на острие копья.

С неотвратимой неизбежностью лава накатывала на врага. Хрипели лошади, позвякивали доспехи, топот копыт слился в один сплошной перестук. На лице Роннара расцвела злая усмешка.

Страшный треск, глухие тупые звуки, ржание коней, какого-то анта подбросило в воздух! Конница вломилась орде во фланг и, оправдывая свое предназначение, прокатилась по антам железным катком, оставляя после себя прореху, в которую залетели орки. И теперь в воздух начали взлетать уже отдельные части тел врагов...

...Впервые за долгое время, люди пировали после вторжения орды. На этот раз антам даже не удалось перелезть через стены. Отец, на памяти Роннара, впервые набравшийся до состояния «сижу, но не встану», радостно щерился.

–         Смотри, Канна! – громыхал Антерис Танарус. – Каких детей мы вырастили! Одна жжет антов одной левой, второго не стыдно отправить в империю!

Пауза.

–       Санжи бы порадовалась, – глухо произнес он.

Канна, мать Роннара, похлопала мужа по плечу. Сидящая напротив Роннара сестра помрачнела. В небольшой трапезной замка воцарилась тишина. Снаружи доносились крики, все радовались успешному исходу. Обычно после орды приходилось восстанавливать жилища, стены. И хоронить тех, кому целители не смогли помочь.

–      Видать, Тайфол славно врезал этим тварям! – со злостью произнес Антерис Танарус. – И мы врежем!!!

Он махнул кубок вина, как воду...

...Роннар доехал до становища орков. Здесь тоже было все по-другому. Возле шатров сидели компании, бегали с шальными глазами дети.

–      Танарус! – проревел один из мужчин, поднимая мех с кумысом.

Роннар улыбнулся, подняв приветственно руку. Но с лошади спускаться не стал, высматривая в толпе...

Парень перекинул ногу через седло спереди, съехал на землю. И оказался перед двумя девушками, которые целенаправленно шли к нему. Когда дамы подошли вплотную, Роннар по-хозяйски подтащил их к себе за талии.

–         А мы думали, что славный воитель уже нашел себе другие утехи! – произнесла язвительно Зараяна.

–      Или уже уехал в свою империю, – попеняла вторая девушка, Мита.

–      А если бы уехал, – ухмыльнулся Роннар. – Нашли бы другого?

–        А если бы уехал, – Зараяна уже сама притянула к себе парня и сквозь зубы произнесла. – Догнали бы! И стрел бы в задницу напихали!

Роннар ухмыльнулся в ответ. Жизнь прекрасна. Он силен, молод. Вот только бате вбилась в голову эта академия...

* * *

1-й день осени. Империя Алестис. Даннеран. Замок Тэйдэяхан. Малая Синяя трапезная. Обед.

Юлиса с грустью вспоминала те времена, когда она ужинала с матерью и на нее обращали внимание, пусть и как на принцессу, но еще как на ребенка. Мужчины, сидящие за столом, делали ей комплименты, как взрослой, но все понимали (а потом и сама Юлиса начала это понимать), что делается это именно из-за умиления детским очарованием юной принцессы. И, конечно, из-за желания подольститься к императрице.

Трапезная называлось малой только в сравнении с большими торжественными залами дворца, а так бы сделала честь в качестве главной многим замкам. В длину шагов тридцать и в ширину двадцать, в двух стенках, создавая ощущение эркера имелись большие окна, который начинались едва не от пола, а заканчивались лишь немного не доходя до довольно высокого потолка. Эта гостиная в свое время была сделана для Третьей Императрицы, которая очень любила ощущение простора. Именно поэтому стены не были отделаны деревянными панелями, а были просто покрашены в синевато белый цвет. Занавески на окнах полупрозрачные, голубого цвета и такие, что казалось, будто между наблюдателем и стеклом дрожит легкая дымка. Большой вытянутый в длину стол со скругленными углами, почти овальный. Он стоял посередине трапезной и на нем была светло-голубая, ближе к белому скатерть. Два десятка стульев вокруг него, естественно, синего цвета, с высокими спинками и гербом на этих спинках.На паркетном полу имелся причудливый геометрический рисунок, выложенный покрашенными с опять же в синий деревянными планками

Небо над столицей начало хмуриться с утра, а к обеду полил пусть и не сильный, но явно надолго зарядивший дождь. Природа словно в подтверждение того, что наступила осень, выдала самую что ни на есть осеннюю погоду. И в трапезной, несмотря на огромные окна, из-за этого было темновато, поэтому слуги зажгли светильники с бирюзовыми абажурами.

Стол был очень большой, поэтому получалось так, что за ним были две компании, которые почти не общались друг с другом. С одной стороны во главе сидела императрица, с другой принцесса в окружении шести парней.

Юлиса откровенно скучала, конечно, никак не показывая это внешне. Трое из шести кавалеров были самой, что ни на есть, серостью. Посредственностью. И не спасали их ни дорогие одежды, ни карманные контеи. Для уровня графства, поспокойнее, их уровень был вполне достаточен. Там, наоборот, требовалось не блистать, а день за днем делать муторную, нудную работу. И да, чтобы довольствоваться тамошними нехитрыми развлечениями, делать эту саму работу, брать в жены женщин именно с того уровня, наоборот, нужно быть этой самой посредственностью. Но двое из этих трех серостей, имели претензию на оригинальность и «нетаковостькаквсе». Слишком привычно они себя чувствуют в дорогой одежде и за столом с венценосной особой чувствуют себя более-менее свободно. То есть серость, но таковой быть не желающая. Юлиса даже больше симпатии (то есть чуть больше, чем к статуе) испытывала к третьему середнячку, на котором одежда из пуана (близкая к шелку ткань) сидела, как на легионере-ветеране свадебный наряд юной красотки. Да и парень явно сам тяготился своей ролью, часто посматривал на часы и на принцессу почти не глядел.

Другие трое молодых людей были чуть лучше. Эдариан Стейнфос Кантос Сейрус, граф Кантос, сын герцога Демиона Сейруса и его наследник. Довольно высокий, поджарый, неплохо развитый физически, явно знающий, что делать по обе стороны меча молодой аристократ. Весьма неглуп, приятной наружности, одевается со вкусом, дорого и стильно. Единственный его серьезный минус перевешивал все плюсы. Он был хитер и изворотлив. В том смысле, что эти его качества, даже будучи скрываемыми, принцессе было видно, а значит лежат в числе прочего, в основе характера. Никогда не вступает в прямой спор, всегда уступает, едва намечается какой-то острый момент. При этом совершенно определенно имеет амбиции и не желает оставаться на вторых ролях. То есть, склонен к действиям за кулисами и способен на подлость.

Виконт Змиль Сольвеус Аране Конте. Ученик пятого курса академии, дашин-воздушник, маг-дуктус. Его отец, граф Канир Конте, принцип тылового принципата сухопутных войск. Эмиль очень эрудированный юноша... и очень застенчивый. Черты лица тонкие и он весь какой-то хрупкий и нежный. Если бы не короткая прическа, то его вполне можно принять за девушку. Длинные тонкие пальцы если и касались когда-то рукояти меча, то только для общего развития.

Виконт Георг Саус Такриус Дефенте, вигинтил (старший лейтенант по уровню) второго легиона. Полная противоположность Эмиля. Крепкий, высокий парень, гладкое волевое лицо, в отличие от легкого пушка на губой у Конте. И, к сожалению, если боевого опыта ему явно не занимать (иначе бы его тут не было), то... Нет, он не был глупым. Просто он был совершенно приземленным. И это нормально для потомственного военного. Георг Дефенте был сыном графа Мариуса Дефенте, легата первого легиона. Всю эту обрушившуюся на него светскую жизнь он отказался принимать сразу. На его лице, с того момента как он оказался тут, постоянно промелькивало непонимающее выражение. Он старался поменьше разговаривать, при первой же возможности покидал дворец и когда возвращался очевидно об этом жалел. Георгу очевидно не нравилось тут. Он и сейчас сидел, в своей парадной форме, словно пику проглотил, с недоумением смотря на подаваемые блюда.

Вот если бы соединить изворотливость и что там лукавить, внешние данные Эдариана Сейруса, жизненные принципы Георга Дефенте и эрудированность Эмиля Конте, то это был бы уже реальный кандидат на консорта. А пока... Пока Сейрус был самой реальной кандидатурой.

Беседа за их половиной стола была практически диалогом принцессы с Эдарианом. Дефенте, как обычно, если к нему не обращались напрямую, молчал. Трое середнячков тихо переговаривались между собой, явно отдав пальму первенства Сейрусу. Эмиль витал в каких-то своих эмпиреях...

...– Как жаль, ваше высочество, – говорил Сейрус, когда Юлиса сообщила о своих планах на завтрашний день. – Я лелеял надежду сопровождать вас в академию.

–      Мне тоже иногда нужно отдыхать, граф, – заметила Юлиса и подбавила в голос легкой усталости. – От государственных дел.

Намек на то, что именно вот они, парни, девушке надоели, Эдариан Сейрус, естественно, понял. Правда, похоже, он один. Вигинтил чем дальше, тем больше хмурился и играл желваками. Эмиль поглядел на принцессу с участием, милый он, но совершенно птенчик. Симпатичный, много знающий... Но совершенно лишенный амбиций, необходимых консорту. Сейрус на фоне других, выгодно отличался. На самом деле, хитрость и изворотливость не самые плохие качества для консорта. Но разумный, который будет очень долгое время находиться не просто рядом, а сбоку (игра слов – сбоку в кровати, сбоку в тронном зале, то есть совместная жизнь), должен хотя бы немного нравиться, иначе свою жизнь можно в превратить в гнездо дерра (местный аналог ада). Эдариан Сейрус Юлисе не нравился. То есть вообще никак. Не бесил, не впечатлял. Ровно. Пусто. Ничего. Может быть это оттого, что и он, скорее всего, не рассматривает ее сейчас, как женщину? Секретов тут нет никаких, и он, и она рассматриваются сейчас как инструменты главами Родов.

–       Эмиль, вы о чем задумались? – поинтересовалась принцесса у опустившего снова взгляд юноши.

Парень опомнился и застенчиво улыбнулся.

–        Ничего серьезного, ваше высочество, – ответил он. – Я просто размышляю, что недавно появились сведения о том, что у империи скоро появиться еще один портал.

«Надо же. Думает о серьезных вещах» – слегка удивилась Юлиса и с интересом посмотрела Эмиля.

Тот тут же отвел взгляд.

–       И что же с порталом? – спросила принцесса, обозначив движение бровью и кладя столовые приборы вдоль тарелки.

За ее спиной тут же возникла служанка, ловко убрала тарелку. С другой стороны, другая служанка, поставила перемену блюд.

«Опять этот вареный «по-особенному» желток яйца» – со вздохом подумала Юлиса, рассматривая блюдо

На тарелке лежало пол-шарика желтка, политый соусом. То есть, «нежным соусом из сливок молока, специально выращиваемых кобыл». Юлисе вдруг остро захотелось грубого, недожаренного куска мяса, чтобы угли на зубах хрустели, вместо этой «Весенней горы».

–        Этот портал расположен слишком далеко на юге, – заговорил Эмиль и как всегда, в эти моменты, когда речь шла о магии, а точнее о магии высшего порядка, его голос окреп. – Как всем известно, кольцо нельзя увозить далеко от места последнего перемещения матки, что было подтверждено экспериментальным путем.

Юлиса хранила на лице выражение вежливой внимательности. А вот Эдариан Сейрус слегка усмехнулся, понимая, что разговоры о расчетах и истории, совсем неподходящая тема для беседы за столом с дамой. То есть Эмиль сейчас делает все, чтобы не стать реальным кандидатом.

«Как же нужен конкурент, – думала принцесса, посматривая на Эдариана. – Такой, чтобы этот самоуверенный Сейрус постоянно нервничал. А то что-то он чувствует себя хозяином положения».

Борьба, поединки взглядами, диалоги, где сражение ведется намеками и полунамеками, накал эмоций, чувств. Именно это любила Юлиса, именно это разбавляло будни, наполненные обязанностями наследной принцессы.

Нужно будет провести новые расчеты для всех действующих порталов, – все говорил и говорил Эмиль...

«Как же скучно. Надеюсь, в этом году в академии будет не так тускло, как в предыдущем».

Юлиса вспомнила свой второй год обучения. Вот тогда удалось развлечься! Этот сынок графа Праккуса. Здоровый, словно орк, тупой, как болотник, но очень настойчивый. Он на полном серьезе думал, что принцесса Дома Вестфолен должна быть рада, что сам Он одарил ее своим вниманием! Правда, пришлось прерваться почти у самой развязки, потому что вмешалась Велакрус. Точнее, вмешалась матушка, намекнув через главу, что проблемы с Та-Релией будут весьма не вовремя... Кстати! Юлиса хищно улыбнулась про себя. Можно же немножко поиграть! На самом любимом инструменте Юлисы Алестис – на нервах.

–        Граф, – обратилась она к Эдариану в момент, когда Эмиль прервался, чтобы смочить горло. – Как вы считаете, в этом году зима будет мягче, чем в прошлом?

Сейрус сначала слегка наморщил лоб, а потом бросил на принцессу слегка прищуренный взгляд. Если перевести с языка намеков, то Юлиса сейчас поинтересовалась, когда же сиятельный граф изволит сдержать свое обещание (брошенное в бешенстве) и таки жениться на младшей принцессе Дома Вестфолен (Зима бывает мягче, если дуют южные ветры. Та-Релия находиться на юге).

–        Южные ветры капризны, ваше высочество, – с легким поклоном ответил Сейрус. – К тому же, иногда они могут принести не только тепло, но и... запашок.

(Меня не интересуют взбалмошные дамочки, которые раздвинули ноги перед простолюдином)

А его это все еще задевает. Конечно, как это его предпочли какому-то пограничному барону! Даже не стал особо прятать смысл, чуть не напрямую сказал. Запашок.

–        Возможно, вы просто привыкли к морским просторам, Эдариан? – с легкой улыбкой произнесла Юлиса. – И вам кажется, что в воздухе витают какие-то неприятные запахи.

(Морские просторы – намек на провинцию Кантос, в которой строят и затем применяют боевые корабли, для защиты от морских дерра. То есть Юлиса сейчас пустила шпильку, намекая на то, что Эдариан Сейрус слишком полагался на свой статус наследника и проиграл тому самому «простолюдину», а теперь банально завидует).

Сейрус в ответ лишь вежливо улыбнулся. Но Юлисе хотелось еще немного его позлить.

–       К тому же, – мелодичный голос принцессы был спокойным, но легкая нотка насмешки проскочила. – Насколько я знаю, южные ветры в этом году будут приходить прямо с просторов равнины Айрат.

(Барон-то барон, но матку прибил и теперь уже граф. И портал. Так что, возможно, Вестфолен как раз поступила умно?)

–            Надеюсь при этом, они не принесут с собой гари, – ответил Сейрус, слегка усмехнувшись.

(Уехать в какой-то пограничный замок, туда, где дерра, словно соседи, приходят в гости и жить среди орков и всякого отребья. Прекрасный выбор!)

–      Гарь, бывает, приносит радость, – заметила принцесса, взяв столовые приборы.

(В прошлом, когда дерра спокойно разгуливали по равнине Морран, запах гари был знаком того, что воины империи победили и сжигают трупы тварей).

И опять Сейрус уклонился, не став продолжать эту пикировку и склонив голову, как бы признавая ее победу. Все-таки он слишком скользкий. И если его не поставить в жесткие рамки вообразит, что сможет творить свои делишки за ее спиной. А жесткие рамки – это другой самец, мужчина того же уровня. Вот только где его взять, этого мужчину? Неженатого аристократа, умного, сильного и самое главное, такого, который сможет взвалить на свои плечи ответственность и не пытаться при этом урвать себе больше, чем положено принцу-консорту? Юлиса, поворошила блюдо, поморщилась (едва заметно) и снова положила столовые приборы у тарелки.

«Вот так бы раз и сменить не подошедшего, как блюдо. И заказать то, что хочется»

***

Империя Алестис. Даннеран. Портальный храм.

Что тут можно сказать. Странно это было, в высшей степени странно. Пропало ощущение тела, он перестал чувствовать руки Саманты и Даяны. И ощущение нахождения рядом толпы людей тоже растворилось. Как будто от тебя остался один взгляд. Правда, смотреть было не на что. Ровное серое однотонное ничто. А потом пропало ощущение времени...

...Шумели кроны. Старый индеец, что-то мыча, растирал в ступке коренья.

–        Не твоя это судьба, эль ниньо, – негромко произнес старик. – Здесь ты словно зверь. Мечешься, пытаясь найти те прутья, которые надо сломать, чтобы почувствовать себя на свободе.

Он потянулся к бутыли, что стояла на полке. Раздалось бульканье.

–         Мир исторгает тебя, – продолжил индеец, поставил бутылку обратно. – Истончает струну.

Стук пестика. Словно тикание часов, размеренное, однообразное.

–         То, что ты ищешь, нет здесь, – голос старика стал каким-то одновременно тихим, шипящим и объемным. – Та грань, та черта, тот смысл. Лишь подобие, которое из-за того, что похоже, только хуже.

Пестик стукнул о стол. Индеец повернулся. Артем непроизвольно подался назад и хлопнул себя по бедру, где обычно была кобура. Глаза старика... Они были полностью черными! А потом парня словно пришпилило к полу хижины. Он не мог двинуть ни рукой, ни ногой. Только все больше нарастающий ужас рвал грудь тяжелым дыханием. Язык не слушался, шея словно замерзла! А старик подходил ближе, держа в руках чашу.

–        Когда погаснет мир, – шипящий голос старика наполнял, казалось, всю голову. – Дух покажет дорогу.

Он наклонился и прислонил чашу к губам Артема. Растительная масса с отвратительным вкусом, который был еще «оттенен» спиртом, потекла в рот. У Артема аж дыхание перехватило от этой дряни, из глаз мгновенно вышибло слезы. А старик что-то говорил нараспев.

Артем закашлялся и тут же буквально растекся по полу. Из тела будто кости вынули.

–          Воин должен умирать, – как обычно, загадкой произнес индеец, распрямившись и стоя над Артемом...

...– Воин долзен стремиться к смерти! – сказал Иоши на своей кривоватом русском, сидя возле ствола дерева и вытянув обрубок ногу без ступни, обмотанную окровавленным грязным бинтом.

Лицо японца было мертвенно бледным. Они оба понимали, что жить Иоши оставалось максимум до заката. Он потерял слишком много крови...

В глазах японца было то самое выражение непогрешимой правоты. Артем, тяжело дыша, вынул из разгрузки гранаты и положил их рядом с Иоши. Одну, как обычно, оставил при себе. А потом привалился рядом, положив винтовку на колени.

–           Ты так и не показал мне свою чертову Японию, самурай, – произнес Артем, прикуривая сигарету. – С тебя должок.

Иоши криво улыбнулся и протянул руку. Артем отдал ему сигарету. Где-то вдали ахнул взрыв. Вдали, но одновременно слишком близко.

–       Да нет там ничего, Аритём, – произнес Иоши и посмотрел на уже бывшего напарника. – Для нас нет...

Все закончилось внезапно. И довольно неприятно. Будто спрыгнул с нехилой высоты на прямых ногах. Словно Тверью земной по ступням ударили. По телу прокатилась болезненная волна, встала комком в груди, пробежалась по телу обжигающими ручейками. Рука, которая лежала на его руке, стиснула его, плечо тоже будто попало в тиски. Аринэль поморщился. И вдруг, именно вдруг, внезапно, резко, ошеломительно быстро, словно выключили, это серое ничто исчезло. Аринэль почувствовал... Для начала он почувствовал себя собой. Да вот такая интересная штука. Он понял кто он. Странное чувство. Можно сказать, обретение себя!

–      О, магия! – Саманту буквально скрючило.

С другой стороны зажала рот Даяна. Аринэль, схватил сестру левой рукой под руку, правой, в которой был чемодан, ухитрился прихватить пальцы Даяны и поволок девчонок прочь из круга камней.

–          Сюда, – направил его один из работников, опять в белой одежде и с деловитым лицом, стоящий в одном из проемов.

В помещение снаружи «Стоунхенджа» вдоль стены стояли длинные узкие корытца. И чуть подальше какая-то девушка уже прощалась с завтраком. Саманту, едва добрались, буквально сотряс спазм... Но сестренка умудрилась таки сдержаться. А вот Даяна не сумела.

–      Хорошо, что мы не позавтракали! – прохрипела Анти, вытирая губы платочком. – А ты

как?

Аринэль пожал плечами.

–      Да, вроде, нормально, – ответил парень.

–           Вот почему ты, мужик, нормально, а я так позорюсь? – буквально простонала Саманта.

Выпрямилась Даяна. Лицо девушки было болезненно бледным.

–      Все, я в порядке, милорд, – сиплым голосом произнесла Даяна.

–      Какое счастье! – язвительно произнесла Саманта, косясь на нее.

–      Анти, не буянь, – слегка улыбнулся Аринэль и огляделся.

Не они одни стояли возле места... хм, приема, хотя правильно сказать, выдачи пищи. Дариан тоже оказался здесь. И уже распрямлялся. Вот сразу видно правильного бойца. Да, ему было плохо. Но чемоданы он продолжал держать в руках. Точнее, донес их. Его сестры стояли рядом, с выражением превосходства на лицах. А все-таки их личики были бледными, несмотря на браваду.

Так, ну что, это уже империя? Об этом ничего вокруг не говорило. Все было абсолютно идентично храму в королевстве. Первый прибывшие, или правильно говоря, перешедшие, уже потянулись к выходу из храма. Шли все медленно и слегка неуверенно, словно контуженные.

–      Прошу проходить! – раздался зычный голос. – Напоминаю! Переход в Та-Релию!

«Интересно. А в другие места, как попадать?» – скользнула у Аринэля мысль на фоне.

В проемы между камнями потянулись люди. Аринэль какое-то время смотрел на них зачем-то. Точнее, он понял, что пялиться на людей без какого-либо смысла. Аринэль помотал головой, чтобы скинуть это странное отупление.

–      Лучше бы поезд сделали, – пробормотал он.

Он уже более-менее осмысленно огляделся. Так, Даяна вроде в норме, уже и щеки успела подкрасить. Дариан вроде стоит уверенно, в глазах, правда, проскакивает какое-то выражение легкой дебильцы. Зато сестренка явно очухалась, распрямила спинку, нацепила маску «Вы все пыль на моих ногах».

–      И теперь куда? – спросил Аринэль у сестер Аванти.

Талия махнула в сторону центрального выхода.

–      Там ждут дилижансы, – произнесла девушка и поморщилась.

Они двинули в сторону выхода. Дариан буквально пер чемоданы сестер. У него даже пот на лбу проступил. Талия и Мариан шли за ним следом. Аринэль тащил на буксире сестру, которая несмотря на то, что только сейчас хорохорилась, все-таки от помощи не отказывалась. Бандитка.

Талия вдруг замахала рукой. Тут же к ней подскочил молодой крепкий парень в оранжевой безрукавке, который стоял в группе таких же.

–      Неси за нами, – царственно распорядилась девушка, тыкая в сторону чемоданов.

Дариан, который упрямо тащил поклажу, когда эту самую поклажу подхватили, сначала дернулся, обдал помощника недоуменным угрожающим взглядом. А потом с явным облегчением отдал чемоданы. Ну и мы не хуже. Аринэль поднял руку.

–         Это я сам понесу, – пресек парень поползновения в сторону чехла с луком и своей сумки. – Даяна, отдай сумочку.

Девушка, не задавая вопросов, стянула с плеча лямку, протянула носильщику свою сумку. Взгляд при этом у нее был какой-то остекленевший. Она даже никак не отреагировала на то, что Аринэль взял ее за руку. Так и пошла, опустив голову и не обращая внимания, куда это ее ведут. Так и подмывало над ней подшутить.

«Слышь, шутник! Сам не свались, Петросян!»

Империя Алестис. Даннеран. Портальный храм. Графиня Свеарис Нойфолен Рунус Аккерман.

Отец ни капли не преувеличил. Действительно, первый переход – это то еще испытание. Свеарис взяла платок, поданный дворецким, Дереном, который сопровождал ее в академию.

–      Спасибо, Дерен, – поблагодарила девушка, а дворецкий в ответ учтиво поклонился.

У нее был и свой платок. И доехать до Академии Свеарис вполне могла и сама. Просто старик Дерен... В общем, ей не трудно, ему приятно. Девушка и так в детстве добавила ему седых волос.

Свеарис посмотрела вслед Тайфолам, который двинулись к выходу. Не узнать того парня, который стал причиной переполоха в обществе «Айли» она не могла. Мало того, что она его изображение уже видела, так еще на нем и рыцарский плащ был. Ненавязчивый посыл отца, который «забыл» папку с документами и этим намекал «присмотреться» она еще припомнит и отцу, и этому... рыцарю-недомерку. На Тайфоле сейчас буквально висели две девки, герой-любовник... Свеарис презрительно скривилась.

Столица империи встретила перешедших нудным мелким дождем и серым небом. Дерен тут же зарылся в сумку и вытащил легкий плащ.

–      Спасибо, – поблагодарила девушка, когда старик накинул плащ ей на плечи.

Тайфол с компанией отошли недалеко и что-то обсуждали. Свеарис узнала в этой компании младшего сына графа Аванти и дочерей его же. Парни оба были при оружии, видимо еще не натаскались, «настоящие воины». Оружие нацепили, а сами разодеты, словно пижоны. Хорошо хоть не в яркое что-нибудь. Да и то, наверняка старшие просто не дали нацепить модные шмотки.

Эта компания решительно двинула в сторону от дилижансов и подошли к извозчикам, которые стояли чуть дальше. Ну, естественно. «Настоящие» аристократы не поедут в одном дилижансе с простолюдинами. Свеарис покачала головой.

–      Свея! – раздался жизнерадостный голос.

Свеарис обернулась и увидела подбегающую к ней Атиану Мерфолен. Позади нее топал мужчина, в форме стража.

–      Здравствуй, Ати, – тепло ответила Аккерман. – Я думала ты еще вчера перешла.

–        Дед задержался с тем колесником, – улыбнулась Атиана. – А он так хотел меня проводить!

Атиане Дарфолен Стемис Мерфолен было уже семнадцать. Но выглядела она максимум на пятнадцать. Худенькая, небольшого роста и честно говоря, еще по-детски плоская угловатая фигура. Но Свеарис искренне симпатизировала Атиане. Она была, быть может, наивна, но никогда не унывала. Ее голубые глаза смотрели на мир с искренней радостью и интересом. А улыбка буквально заряжала оптимизмом.

–       Слушай, но этот портал, это нечто! – продолжала тараторить Ати. – Раз и все серое! Я даже своих рук не видела! А потом раз и я здесь! И меня едва не стошнило. А я еще думала, чего это дед мне сказал не завтракать!

«А кто-то проигнорировал советы», – укорила себя Свеарис.

–          А мы вот на этом поедем, да? – Атиана перевела внимание на ряд черных дилижансов.

–       Да, – с улыбкой ответила Свея. – Только не сразу. Сейчас еще учеников наберут и тогда двинемся.

Этот унылый скучный день уже не казался ей таким мрачным!

–       Слушай, а ты видела этого Тайфола? – поинтересовалась Атиана. – Дед говорил, что он тоже с утра должен был переходить.

–      Ну да, он был тут, – слегка поморщилась Свеарис. – Только уже уехал.

–          И какой он? – возбужденно спросила Ати, едва не подпрыгивая. – Здоровый, наверное, да?

–      Не сильно, – поневоле улыбнулась Свея. – Обычный парень.

* * *

Империя Алестис. Даннеран. Пристань.

Может, это и выглядело, как мажорство, понты и ребячество. Но почему нет? Трястись в каких-то дилижансах чуть не сутки, что за особая радость? Лучше путешествовать с комфортом. Поэтому, когда Талия с Мариан заговорили про колесники, Аринэль послушал, послушал. А потом взял и согласился. Дариан было засомневался, мол, какие-то традиции...

–       Братец, – насмешливо сказала Талия. – Какие проблемы-то? Приедем, потом пойдете к зданию канцелярии, там, где дилижансы будут выгружаться, да и все.

Дари все равно морщился. Видимо, имел какие-то указания от старших. Но Аринэль, честно говоря, желал комфорта. Он уже оценил эти дилижансы, по сути, коробка на колесах. Маршрутка. Тесно там, сто процентов.

–        На этих колесниках есть каюты, ну... – Аринэль покрутил кистью. – Для уважаемых людей? Очень уважаемых?

Талия и Мариан слегка приподняли брови.

–      Есть, – оценивающе оглядев Аринэля, ответила старшая. – Но ты же понимаешь...

–        Мы после окажемся в четырех стенах и надолго, – ответил Ари. – Деньги там мне вряд ли понадобятся. К тому же...

Он с нежностью посмотрел на Анти.

–         Мне нужно компенсировать неприятности, – произнес парень. – Короче, народ, погнали отсюда...

...Столицы они практически не увидели. Храм стоял не в самом городе, а немного на отшибе, точнее, на окраине. Они проехали через район, скажем так, для среднего класса, где были двух-трехэтажные дома. Кстати, крыши были односкатные. Интересно. И дома выглядели солиднее, стены каменные, явно толстые. Климат тут, судя по всему, похолоднее...

...И вот они стоят на пристани. Билеты продавали тут не в будке, типа сортир, а в небольшом магазинчике. Женщина, которая принимала деньги, сначала с сомнением поглядела на молодежь, но у молодежи были деньги, а тот, кто спрашивал самые лучшие места, вообще носил рыцарский плащ.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю