332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александра Салиева » Волчьи игры. Яд твоей любви (СИ) » Текст книги (страница 11)
Волчьи игры. Яд твоей любви (СИ)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 16:30

Текст книги "Волчьи игры. Яд твоей любви (СИ)"


Автор книги: Александра Салиева


Соавторы: Анастасия Пырченкова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Глава 20

Николас

За окном кабинета открывался потрясающий вид на сад виллы. Всё-таки у матери Рафаэля, моей тёти, были золотые руки. Создать такое великолепие не каждый сможет. Даже по прошествии многих лет растения по-прежнему хранили её тепло. Но даже оно сейчас не в силах было согреть меня. Я ничего не видел и не чувствовал. Хотя нет. Кое-что всё же ощущал. Ту самую безграничную боль, о которой говорил Аделии, приправленной нотами растерянности, неверия и горечи. А ещё я не знал, как лучше поступить.

С одной стороны, всё внутри меня вопило пойти к брату и рассказать о своих сомнениях в отношении Аделии. Но… Рафаэль скор на руку. Он эти самые сомнения просто выбьет из девчонки. Причём, в прямом смысле этого слова. Родственник и раньше не страдал терпением и дружелюбием по отношению к возможным врагам, а уж теперь, из-за Ангелины и своего сына и вовсе не станет заморачиваться понятием совести... которого отродясь не знал, в общем-то. С другой стороны, если не скажу, подставлю их всех под удар.

Какой-то замкнутый круг в моих размышлениях.

Возможно, я вообще, и правда, зря приплетаю все эти убийства к Аделии, но я ещё до них подозревал, что она что-то скрывает. И слишком складно выглядит вся её история с полутора годовалым отсутствием. Всё больше казалось, что мы не случайно теперь встретились. Не смогла бы она скрываться полгода от меня в Рио просто так. Лучший способ ко мне подобраться через неё. А если она связана...

Надо бы проверить её брата. Из него как раз можно выбить все эти признания, если они есть. Но опять же Рафу не расскажешь и потом не объяснишь, на кой хрен мне это сдалось, не наведя подозрений на свою волчицу.

– Рыжик-рыжик, что же мне с тобой делать? – пробормотал себе под нос, потянувшись к планшету.

Не сразу, но я всё же набрал сообщение Демону, перечислив все названные огненной волчицей фамилии. И вот с ним сомнениями на её счёт поделился.

"Это становится всё веселее", – стало мне ответом.

Аж скривился. Ну да, ему-то весело. А мне что делать, если мои подозрения оправдаются? Не на плаху же отправлять собственную пару?

– Да на кой же чёрт, Лия! – ударил кулаком по стеклу и, развернувшись, быстрым шагом направился прочь с виллы.

Надо было поскорее разобраться с семьёй для Эда и Аны. Не стоило им здесь больше оставаться. Не теперь.

Честно говоря, не знаю, откуда силы взялись куда-то пойти и поехать. В голове царил полнейший раздрай. И не столько из-за возможной вины Аделии, сколько из-за её рассказа про бордель. Я мог соврать ей. И солгал. Но от себя не убежишь. Её боль – моя боль. И пусть я не до конца верил в то, что тот остров стал местом её заточения, но стоило только представить, что её действительно пытали и пытались… планомерная ярость затапливала рассудок, грозя поглотить полностью, не оставив и возможности на спасение. Ни мне. Ни ей. Ни всем вокруг. И даже гул мотора мотоцикла с ветром не помогли мне вернуть привычное хладнокровие и спокойствие. Наоборот. С каждым мгновением внутри всё только сильнее натягивалось невидимая нить, грозя вот-вот лопнуть. И чем больше я отдалялся от виллы, тем хуже становилось.

Интуиция била по нервам похлеще любого высоковольтного удара током, вынудив в итоге замереть и прислушаться к себе. Волк во мне рычал и скалился, требуя вернуться обратно. Весь мир сузился до этого ощущения. И я поддался. Отпустил зверя на волю, позволяя ему вести туда, куда он так стремился попасть.

Неподконтрольный страх охватил душу и разум, вытесняя прочь все былые эмоции. Сердце билось, как заполошное, пока я разворачивал мотоцикл и возвращался домой. Чем ближе подъезжал, тем хуже становилось, хотя, вроде как, должно было быть всё наоборот. Так боялся не успеть. В разуме сразу предстала картина мёртвых обитателей виллы Оливейра, аж перед глазами потемнело.

Ворота я преодолел ещё до того, как они открылись. Просто снёс их. Частью сознания даже подумал, что это уже в привычку входит. Наличие охраны на своих постах тоже не успокоили мою внутреннюю сущность. Они были не интересны. Все мысли сосредоточились на той, из-за кого на самом деле я вернулся.

Я ещё осматривался, когда со стороны гаража послышались вскрики патрульных. Туда-то и рванул. Вовремя. Стоило только заехать за угол, как время словно остановилось.

И сам не знаю, каким чудом смог соскочить с едущего мотоцикла, прыгнув на нужную дистанцию. Но я поймал. У самой земли. Так и замер в преклонном положении, упираясь на одно колено. К другому – прислонил спасённую. Смотрел в фиалковые глаза и мечтал то ли придушить девчонку, то ли самому пойти и скинуть её с многоэтажки уже окончательно насмерть.

– Да чтоб тебя, Аделия! – выругался я, на деле прижав волчицу к себе и уткнувшись лицом в пушистые рыжие волосы, шумно дыша ею.

А самого всего трясло, как какого-то неврастеника.

– Надо было в самом деле выбирать нож, – произнесла она бесцветно.

– Сам тебе его воткну, сучка ты и даже не крашеная, – рыкнул я разъярённо, поднимаясь на ноги вместе с Лией. – Что на тебя нашло? Отвечай! – встряхнул свою ношу.

– Я же обещала тебе помочь. Вот. Помогаю. Избавиться от меня, – улыбнулась она вяло. – Но ты даже сдохнуть не даёшь, придурок! – психанула, отталкивая меня от себя в попытке освободиться.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Непроизвольно сжал её только крепче в своих руках, продолжая идти в спальню.

– Не раньше моего, придурок, – парировал я на это с ухмылкой.

Давящий на горло жгут страха отпустил, позволяя, наконец, нормально дышать.

– Иди, сдохни тогда где-нибудь, – устало вздохнула Аделия.

И если прежде она напоминала камень, то теперь начала дрожать. Сжалась вся, вцепившись в меня ногтями. По сердцу в очередной раз полоснуло острой болью. Вновь уткнулся лицом в шею девчонки, шумно дыша, понемногу и сам успокаиваясь.

– Дур-ра! – прорычал едва ли внятно, замерев посреди лестницы.

– Да пошёл ты! – нисколько не впечатлилась девушка.

– Вот сейчас до комнаты дойдём и всенепременно, цветочек, – пообещал ей шёпотом. – Всё, как ты скажешь, малыш, – прикусил плечо, продолжив наше восхождение.

От моего нового прикосновения к ней, Аделия дёрнулась, в который раз попытавшись освободиться. Затем и вовсе уставилась на меня с подозрением.

– Оливейра, ты ведь вроде уезжал куда-то. Тебе разве не надо туда всё ещё?

– Нет, – ухмыльнулся я понимающе. – Это всё может подождать. Хотел семью подобрать для Аны и Эда. Но теперь... Позже съезжу, – оскалился в предвкушении того, что собирался сделать. – А сейчас я весь твой. Будем работать над тем, что мне давно стоило сделать.

Вот теперь моя пара совсем напряглась.

– Давно стоило сделать... что? – подозрение в фиалковом взоре дополнилось опасением. – И мы с тобой ведь уже, вроде как, давно решили, что никаких “твой”, “твоя" не будет, – дополнила совсем тихо и неуверенно.

Одарил волчицу снисходительным взглядом.

– Мы? Решили? Давно? Это когда это? Просвети, будь столь любезна.

Вот теперь Аделия смотрела на меня уже в откровенном ужасе.

– А разве нет? – озвучила жалким полушёпотом.

Явно и сама уже в своих словах сомневаться начала.

– Не знаю, ты мне скажи, вредина рыжая, – заулыбался я ещё шире и свернул в левый коридор на третьем этаже, противоположный крылу Рафаэля.

Моя пара не ответила. Только продолжила смотреть на меня, как на воплощение самой преисподней. Я тоже промолчал, сделав вид, что ни на что не намекал. Да и, кажется мне, мы думаем о разных вещах. Так молча и дошли до спальни и уже там, поставив девушку на ноги у самой кровати, приказал:

– Раздевайся, Фиалка! Будем работать над нашим будущим!

Главное, не расхохотаться, глядя на шокированное лицо Лии.

– Оливейра, ты псих, ты в курсе? – прищурилась девушка, отступая от меня на пару шагов назад.

– Учитывая, что из нас двоих не я собирался покалечиться, сбросившись с пятого этажа, тут ещё вопрос, кто из нас действительно псих, – заметил я ничего не выражающим тоном. – Раздевайся, прелесть моя! – повторил свой ранний приказ.

Аделия отрицательно замотала головой, ещё и в полы моей рубашки на ней обеими руками вцепилась, продолжая отступать подальше.

– Я всё равно сделаю это, детка, к чему усложнять? – выгнул брови.

– Сделаешь... что? – мрачно постановила девушка.

– Раздену тебя сам, а ты о чём? – полюбопытствовал я, склонив голову набок.

– Зачем ты меня вдруг раздевать собрался? – посмотрела на меня исподлобья.

– А чего я там не видел?

– Это не ответ, Оливейра, – наконец, остановилась.

Просто уже успела дойти до окна и дальше как бы некуда.

– В общем, я тебя предупреждал, рыжик? – вздохнул наигранно тяжко, приблизившись к ней. – Предупреждал. И не раз, – припомнил. – А потому...

Ещё раз оценил её одежду и буквально вытряхнул из неё девчонку, выкинув всё в окно, к которому она так неосмотрительно подошла.

– Фетишизмом не страдать! – крикнул своей личной охране.

Знаю я их, потом найдёшь всё это вывешенным на каком-нибудь дереве. Те ещё приколисты, когда не надо. В общем, под стать своему альфе, да. Не повезло Фиалке, что тут скажешь.

– У меня другой одежды нет, придурок! – возмутилась тем временем Аделия.

– А зачем она тебе? Только мешает и мысли нехорошие в голову навевает. Так будешь ходить, – усмехнулся. – Но для начала.... На колени, детка, – взглядом указал на пол.

– Сам вставай на колени, если тебе так хочется, – огрызнулась моя пара, уложив руку на бедро в командной позе. – Извращенец, – припечатала мстительно.

– Ещё какой, – не стал спорить.

Более того, действительно опустился перед ней на колени. Да и стоило бы девочку выбить немного из колеи... так легче будет просчитать её.

– Ага, – едва слышно отозвалась Аделия.

Теперь уже смотрела на меня откровенно растеряно.

– Так что? – понизил голос, проводя ладонями вдоль ног к бёдрам. – Будешь послушной девочкой? – поцеловал низ животика, неотрывно глядя в фиалковые глаза.

Ещё какое-то время волчица рассматривала меня, явно не определившись, как поступить, а после... рвано выдохнула и положила ладони мне на плечи.

– Может быть, – отозвалась она.

– Тогда на колени, крошка, – уложил руки на тонкую талию и потянул девушку вниз.

Сопротивления не последовало. Аделия опустилась на пол, так и продолжая смотреть в мои глаза, словно пыталась там найти что-то определённое, одной ей известное.

– Умница, – похвалил волчицу, подался вперёд и снова прикусил плечо. – А теперь...

– толкнул свою пару на спину и одним резким движением перевернул на живот.

Хрупкие плечи напряглись, но противиться и на этот раз моя пара не стала.

– Теперь ты мне за все мои потраченные нервы ответишь, стервозина рыжая, -рыкнул гневно и одарил Аделию звонким шлепком по заду, на котором остался красный след от моей ладони. – Это тебе за то, что сбежала тогда, – снова ударил.

Девушка вздрогнула. И в первый раз. И во второй.

– Это за то, что не вернулась ко мне, – очередной шлепок, сильнее прежнего. – Это за то, что заставила пройти семь кругов ада, пока я тебя разыскивал, – ещё один шлепок.

.С-бётуб-Сдетело 1ихш_сюн.Лшкие пальчики-сжапись В-кудаки.

– Это за твой грязный язычок, что сквернословит по делу и без, – очередной удар. -Это за враньё, – два удара. – А это тебе за твою безголовость, – выдал последний самый болезненный шлепок, от которого девчонка вскрикнула.

И выругалась. Да. В своей обычной манере. С упоминанием моих умственных «способностей», которые не выше, чем у планктона.

– Чтобы никогда больше не смела так меня пугать, поняла?! – приподнял её за плечи и встряхнул. – Иначе ремнём выпорю в следующий раз! – пообещал на полном серьёзе. – Это додуматься надо было, сигануть с крыши! Ненормальная! -повысил голос, снова встряхнув тело волчицы, а после впился в пухлые губы злым поцелуем, прикусив нижнюю до крови в качестве дополнительного наказания.

Волчица едва уловимо зарычала, продолжая сжимать кулаки до побеления кончиков пальцев. И смотрела на меня... равнодушно.

– Мартинет, – произнесла сухо. – Лучше его бери. Ремнём не так больно.

И снова получила шлепок по своей шикарной заднице, отчего тихонько зашипела.

– К тому же, я тебе уже задолбалась объяснять, что я не сбегала, – продолжила, как ни в чём не бывало. – Так сложилось, Ник. Вот и всё.

Не то, чтобы я ей совсем не верил, но что-то изнутри по-прежнему царапало, не позволяя принять её слова за чистую правду.

– Ты могла оставить мне послание, конфетка, – прошептал ей на ухо, прикусив мочку. – И мне надоело слушать твои жалкие оправдания. Я им всё равно не верю, -уложил девчонку обратно на пол лицом вниз, подтянув ближе к себе за бёдра. – Так что оставь их при себе, если не намерена рассказывать обо всём, как есть. Твоя дозированность информацией слишком неправдоподобно звучит, – приспустил штаны. – В любом случае, скоро мы расстанемся, как ты о том мечтаешь. Так смысл в этом всём? – вторгся в её тело и замер так ненадолго, прикрыв глаза от наслаждения, а после просто не оставил ей ни единого шанса ответить, сорвавшись в бешеный темп. – Просто кончи для меня, – прошептал, намотав волосы на кулак, и притянул рыжую к себе.

И минуты не прошло, как Аделию накрыло волной оргазма. Только на этот раз не единого звука не вырвалось из неё, пока она снова и снова сжимала собой мой член.

– Давай ещё раз, аметистовая моя, – проговорил охрипшим голосом, выходя и входя в неё снова и снова на этот раз медленно, смакуя каждую волну удовольствия, впитывая в себя дрожь стройного тела подо мной, которое я уложил обратно на пол, нависнув сверху. – Mi capitolina (Моя волчица, исп.), – проурчал, целуя спину девушки.

Слегка отстранился, упираясь кулаком одной руки в пол, а второй провёл пальцами вдоль всего её позвоночника. Аделия выгнулась навстречу, негласно требуя большего контакта наших тел.

– Скажи, – намеренно замер, перехватив девичьи бёдра, не позволяя даже дёрнуться. – Скажи! – потребовал следом.

Девушка шумно втянула воздух. И снова промолчала. Ну, и я не спешил продолжать. Наоборот, принялся медленно покидать влажную глубину её тела.

– Скажи, рыжик!

Вот теперь она тихо застонала с уловимым разочарованием.

– Да трахни ты меня уже и вали ко всем чертям, альфа! – сорвалась девушка, ударив кулаком об пол в бессилии.

Провёл ладонями по загорелой и полной веснушек спине, пока не добрался до плеч, вдавливая тело подо мной в пол, увеличивая таким образом глубину проникновения, медленно, но верно подводя нас обоих к общему оргазму. И лишь на самом пике обхватил ладонью её шею, чуть сжав. Тело в моих объятиях задрожало и в который раз выгнулось, после чего девушка обмякла.

– Mi pareja (Моя пара, исп.), – снова перешёл на испанский при родном португальском. – Те am... – в последний момент оборвал себя на полуслове. -Дебил, – отругал себя уже на русском и отстранился от волчицы, усевшись рядом, прислонившись спиной к стене, глядя прямо перед собой.

– Si (Да, исп.), – донеслось тихое от Аделии, – у ahora vete, alfa (а теперь уходи, альфа, исп.).

с пола она так и не поднялась, но перевернулась на бок и подтянула к груди согнутые ноги, обняв их обеими руками. В них же и уткнулась носом, спрятав лицо за завесой рыжих локонов.

– Cuando llegue el momenta (Когда придет время, исп.), – отозвался в той же тональности, перетащив девчонку к себе на колени, крепко прижав к себе. – Когда придёт время, рыжик, – повторил уже на привычном португальском.

Глава 21

Аделия

Дни потянулись тоскливой вереницей. Вроде и сама прежде не страдала тем, чтобы постоянно тянуло куда-либо, но теперь факт того, что меня банально заперли на вилле Оливейра, влияло, как красная тряпка для быка. С ума сводило.

Возможно, если бы я пребывала в одиночестве, как раньше, то и сносить “заточение” было бы гораздо привычнее. Но нет ведь. И пусть прежде отдала бы многое, чтоб пережить некоторые из моментов рядом с огненным волком, которые становились реальностью, то теперь только хуже становилось каждый раз.

Тихий хриплый голос огненного альфы, наполненный страстью, желанием, нежностью, заботой… Совместные завтраки, его улыбка, что делала мягче суровые черты лица, и огонь во взоре цвета Атлантики, в котором хотелось сгореть без остатка… Совершенно невыносимо! Просто потому, что с каждым новым мгновением я всё больше и больше привязывалась ко всему этому. Хотя упорно делала вид, будто всё совсем не так. Но и о другой стороне нашей реальности тоже не забывала. Если не сама, то Николас напоминал.

“Mi pareja. Te am…” – буквально застыло в моём сердце.

Словно осколок льда в грудной клетке образовался.

Вот и сегодня я теряла ещё одну частичку тепла своей души.

Для Аны подобрали семью.

– ...и комната у меня отдельная! Во-о-от такая большая! – развела руками девочка, с восторгом рассказывая о своём новом будущем доме, где один раз уже бывала. – А ещё Матиас и Элена обещали повесить качели. И карусель! И горку!

– Да-да, весь комплекс развлечений, мы уже поняли, – покивал на это Эд.

Старшеклассник уже вовсю шёл на поправку, так что их переезд решили не откладывать. Пару оборотней, которая теперь будет о них заботиться, Ник подбирал лично. К тому же, Ана буквально влюбилась в них чуть ли не с первого мгновения. Впрочем, насколько я поняла, наличие двухуровневого шоколадного торта сподвигло бы её полюбить кого угодно. Та ещё сладкоежка.

Николас с племянником на руках на это только довольно ухмылялся. Витор уже поел и теперь попивал молоко из бокала-непроливайки, пребывая в полудрёме. И даже отсутствие родителей его нисколько не волновало. То ли привык к такому, то ли сам по себе просто настолько спокойный ребёнок, я так до сих пор и не разобралась. При этом мальчик до последнего отстаивал свои желания. Ему, как и его отцу, надо было, чтобы всё было по его. Истинный альфа.

– Прекраснейшая, а ты уже отдала свои подарки Аделии? – полюбопытствовал он, отпивая кофе из чашки.

– Нет, – хитро взглянула она на него в ответ. – Я думала, мы их вместе вручим! – заявила торжественно.

Я только обречённо вздохнула. В первый раз когда они успели сговориться “ради меня”, мне потом пришлось по всей школе расхаживать, словно меня в раствор с блёстками окунули, а вот в последний… Впрочем, оладьи с мёдом оказались вкусными. И я ими давилась только в первые секунды. От смеха. Когда поняла, что выложенная из запечённого теста фигурка – это мой “автопортрет”.

– Так ты бы что ли поторопилась тогда, а то Матиас и Элена уже скоро за нами приедут, – посмотрел на часы брат девчушки.

Та на это снова бросила хитрый взгляд в сторону ещё одного причастного к своему сюрпризу, а после вылезла из-за стола и унеслась с террасы.

– Пойду, помогу ей, – дополнил Эдуардо, поднимаясь на ноги. – Приятного аппетита, – пожелал следом.

Судя по всему, и он тоже был в курсе, что за подарок меня ожидал.

– Ты только постарайся не сильно смеяться над её выбором, – хмыкнул Ник. – Ну, или ужасаться, – добавил задумчиво. – Ангелина, конечно, постаралась пресечь излишнюю активность Аны, но сама знаешь… Эту девочку только танк и остановит. И то вряд ли, – устроил племянника у себя на коленях, чуть уложив.

Ребёнок уже почти спал и молоко пил больше по инерции, чем осознанно.

– Из тебя будет замечательный отец, – произнесла негромко, задумавшись о том, как умело у него получается справляться с детьми.

– Был бы, – поправил он меня, забирая бутылочку из рук окончательно уснувшего малыша. – Пойду уложу его, – поднялся из-за стола и направился к лестнице.

– После Лондона у тебя будет целых восемь веков, чтобы было иначе, – бросила ему вслед.

Оборотень не ответил, продолжив свой путь, так что на террасе я осталась одна. Успела даже кофе допить, прежде чем, неугомонная Марианна вернулась и потащила меня в гостиную. А вот там…

Две передвижные стойки с вешалками пестрили самыми разнообразными нарядами. С учётом, что я до сих пор так и разгуливала по вилле Оливейра преимущественно в мужских рубашках, то презент был очень кстати. И даже обилие пайеток и страз на цветастых платьицах меня не сильно напрягло. Ну, по крайней мере, так подумалось поначалу, пока не подошла к вещицам поближе.

– Это всё тебе! – торжественно сообщила Ана, как только мы остановились перед “сюрпризом”. – Меряй! – заявила, не дав мне и слова вставить.

Так вот в чём подвох...

– Их тут много, – призадумалась я.

– Ага, мы с Ником три часа выбирали, – отозвалась девочка, снимая со стойки первый из нарядов, который тут же всучила мне.

Безумно розовое платье довольно минимальной длины украшал серебристый поясок под уровнем груди, а подол-солнышко пестрил точно такой же расцветкой бахромы по краям... И так мне захотелось спросить у одного индивидуума, что за магазин такой ему “попался"!

– Ну, если целых три часа, – понятливо покивала я.

Ещё через пару минут в ядовито-розовое безобразие я всё же влезла. И даже в гостиную обратно вернулась, где меня встретили громкими радостными хлопками в ладоши.

– Я знала, что оно тебе подойдёт! – воскликнула Ана.

И вот что ей сказать?

– Ты у меня вообще умница, – прижала девочку к себе, а затем и вовсе чмокнула её в лоб. – Спасибо, моя хорошая. За всё.

И не только за одежду. Или оладьи.

– Да пожалуйста! – важно покивала девочка.

Конечно же, никакой подоплёки она не уловила. А ещё заставила меня перемерить помимо розового, ещё несколько нарядов самого разного кроя и оттенков, феерией чего стало нечто радужное, с очередной пышной юбкой, а ещё... волшебной палочкой и светящейся пластмассовой звездой прикреплённой к “короне", прилагающейся к наряду, вроде как феи.

– Вот теперь точно фея! – оглядела меня Ана.

– Только блёсток маловато, – хмыкнула я, покрутившись.

Не, ну, если так подумать, то довольно забавно и мило. А для кого-то смешно. С моими словами виллу Оливейра огласил громогласный хохот Николаса и Эдуардо. Оба, оказывается, всё это время сидели на лестнице и следили за нами сквозь кованые перила. Теперь же они едва не уткнувшись друг в дружку смеялись, утирая слёзы своего веселья

– Что?! – возмутилась Ана. – Красиво же!

И тут же насупилась, глядя на них обиженно.

– Вот да, ничего вы не понимаете в моде, – поддержала я девочку.

– Да это мы так, о своём. Не над вами, – поспешил успокоить девочку Ник, продолжая улыбаться излишне широко. – И надо было всё-таки тот парик тоже брать, – добавил и снова расхохотался.

– И те очки в виде звёзд, – поддержал его Эд.

– Ага, тебе бы они точно пошли. – усмехнулась я.

– И вообще, вы же сами сказали, что ей понравится! – обвинила обоих сразу уже Ана.

– Ей и нравится, разве нет? – выдавил сквозь смех Николас.

– Конечно, нравится, – поспешила заверить девочку. – Ему, кстати, тоже нравится, просто это он ещё не понял, – хмыкнула, двинувшись к мужчине.

– Очень нравится, – поспешил заверить тот. – Особенно, эта корона. Юбка, к слову, мне нравится больше всего остального, – заценил мои неприкрытые ноги.

Ничего не стала говорить на это. Поравнялась с альфой, схватила за руку и потянула за собой в гостиную. На удивление, он позволил себя вести, куда хочу. Я и отвела. Сперва на одно из кресел усадила, а потом и сама рядышком присела, на подлокотник.

– Ана, как истинная фея, заявляю, что моя пара не может выглядеть совсем не "по-фейски”, – сообщила всё ещё обижающейся девочке, придирчиво оглядывая имеющийся ассортимент вещиц, которые могли бы пригодиться. – Это надо срочно исправить!

Марианна тут же оживилась. А вот Эд снова расхохотался.

– Ну, нет, я в этом не участвую, – тут же пошёл на попятную оборотень, поднявшись с кресла, и выставил меня перед собой, прикрываясь, как щитом. – Тебе подарки, ты и даруйся, – заявил, всё так же смеясь.

Я тоже улыбнулась. Ласково. Нежно. Многообещающе. А ещё обняла его одной рукой, приподнимаясь выше.

– Что, испугался, мой альфа? – прошептала на ухо, намеренно задевая губами в подобии поцелуя.

Шумный выдох стал мне наградой, а ладони, удерживающие мои плечи, сжались сильнее.

– Нет, – так же тихо шепнул он мне в ответ. – Но если я сдамся вот так сразу, это будет не интересно.

– М-м-м... а если я буду очень настойчива и убедительна? – поинтересовалась ответно, окончательно разворачиваясь к нему лицом, обнимая и второй рукой, теперь уже за поясницу.

В сине-зелёных глазах вспыхнул уже знакомый голод.

– Насколько убедительна? – ладони с моих плеч переместились на шею, а сам альфа склонился к самым моим губам.

– Очень убедительна, – сама же сократила оставшееся между нами расстояние, прижавшись к уголку его губ. – И очень благодарна, – добавила совсем тихо.

– Звучит заманчиво, но хотелось бы конкретики, – на мои губы легли его пальцы, обведя их по контуру.

Не удержалась и поцеловала их.

– Всё, что пожелаешь. До самого заката.

На губах Оливейра расплылась предвкушающая улыбочка.

– Заметь, милая, ты сама на это согласилась, – только и сказал он, и вместе со мной на руках уселся обратно в кресло. – Я весь ваш. дамы.

Ана радостно взвизгнула. К тому же, пока мы шепталась, она уже успела сложить на диване ворох одежды. Всё той же женской, конечно же. Мне осталось только восхититься таким энтузиазмом.

– Ты будешь самой прекрасной феей, – пообещала я своей паре.

Вскоре тот самый серебристый ремешок от розового платьица украшал брюки огненного альфы, пышная лиловая бутоньерка – мужское запястье. На шею мы с Аной обоюдными усилиями повязали один из бантов, а ещё попытались натянуть на непомерно широкие плечи пиджак свободного кроя.

– Какой же ты толстый, – посетовала я на возникшие трудности.

– Это не я толстый, это ты плохо стараешься и обеспечиваешь мне некачественные занятия спортом, – парировал с глумливой улыбочкой Ник, даже не думая помогать нам в нелёгком деле.

Ана между тем с кряхтением продолжала натягивать рукава вещицы на стальные мускулы этого... который толстый и спортом занимается некачественно. Неудивительно, что в итоге ткань треснула по швам.

– Теперь еще из-за тебя моя любимая вещь испортилась, – обвинила я тут же оборотня без зазрения совести.

– А ты перед сном молись лучше, – посоветовал мне Оливейра со всей серьёзностью, хотя уголки губ заметно подрагивали в намеке на улыбку.

Где-то позади нас снова начали откровенно ржать. А вот еще одна участница этого бедлама просто-напросто удивилась:

– А ты молишься? – посмотрела на меня. – Кому? Луне?

Совершенно некрасивый хохот подростка стал только громче.

– Вряд ли Луна оплатит всё это безобразие и восполнит утраченное, – выдавил из себя альфа, нагло усадив меня обратно на себя, уткнувшись лбом мне в спину.

Его трясло от смеха. И меня вместе с ним по инерции. Я же тяжело вздохнула, бросив демонстративно тоскливый взгляд на девочку.

– Нет, хорошая моя. У меня с недавних пор появился другой Бог, которому молиться приходится, – сказала, надеясь, что она и дальше не поймёт.

Ана и не поняла. Просто кивнула, с подозрением глядя на альфу, а то ведь он все еще не успокоился. Зато пиджак, наконец-то, был одет! Наполовину.

– Бог, значит, – донеслось едва слышное за спиной. – Я учту, рыжик.

Пальцы мужской руки, обнимающей мою талию, ласково погладили по животу.

– Не сомневалась, – отозвалась в той же тональности, перехватывая чужие ладони, разворачиваясь к оборотню. – Ну, всё! Заканчиваем, Ана! – скомандовала следом, пересаживаясь лицом к мужчине, помогая своей сообщнице с оставшейся частью.

Пиджак на альфу мы всё же одели. Правда, тот окончательно порвался.

– А теперь надо сфотографироваться на память! – порадовалась итогу второклашка.

– Тогда надо и Эда приодеть для полноты картины, – неожиданно заявил Николас.

Вот теперь всё веселье парнишки как ветром сдуло. Его и самого тоже, по сути. Быстренько взбежал по лестнице выше, выкрикнув напоследок:

– В другой раз!

А мы... переглянулись. Над побегом размышляли недолго.

– Лови его! – скомандовал альфа.

Ана словно только этого и ждала, с визгом бросившись следом за братом. Правда, её в один прыжок догнал Ник, подхватил на руки и вторым прыжком преодолел сразу целый пролёт, приземлившись на втором этаже. Эд к тому времени успел добраться до третьего. Вот только это его не спасло, потому что как раз оттуда начал спускаться ещё один альфа вместе со своей парой.

– Раф, лови мальчишку! – крикнул старший Оливейра тут же, оценив удачное появление брата.

Пара секунд только прошла, а Эдуардо уже “взяли в плен".

– Ну, вот, прекраснейшая, теперь в твоей власти не один, а двое рыцарей-фей! -торжественно произнёс Ник, в ещё один прыжок оказавшись рядом с теми, о ком говорил.

И если пойманный пленник только поднял ладони в жесте капитуляции, то вот другой...

– Хм... А тебе идёт, Никки-детка, – оценил внешний вид брата Рафаэль.

– Не переживай, тебе тоже пойдёт, Сладкий, – вернул ему обращение тот.

Стоящая неподалёку Ангелина прислонилась к стене, зажала рот руками и беззвучно смеялась.

– Огонёчек, я тоже... хочу... себе... фея... в пару, – выдавила, наконец, из себя, окончательно сползая по стене на пол.

Теперь уже она смеялась в открытую. Да и я недалеко ушла, поддавшись всеобщему веселью. Аж до слёз хохотала.

– А мы фотографироваться собирались! – напомнила о насущном Ана.

– О-о-о... – протянула серая волчица, тут же подскочив на ноги. – Раф, ты просто обязан это сделать! – заявила бескомпромиссным тоном, захлопав в ладоши.

Тот возражать не стал. Правда, выполнил не сразу. Долго ещё от смеха отходил. Да и потом его пара просто потащила вниз, ухватив за руку. Ну, и мы тоже последовали за ними, где приодели остальных.

Эду в итоге повезло больше всех. Ему досталась только моя корона со светящейся пластмассовой звездой. А вот Рафаэлем занималась сама Ангелина, а она подошла к этому делу со всей ответственностью. Ей ещё и Ана помогала. В общем, у того появились два хвостика на голове, на шею ему накрутили шарф, прошитый золотой нитью и украшенный такого же тона бабочками из пайеток. А ещё девушка умудрилась на него натянуть пышную балетную юбку в цвет шарфа.

– Красавчик! – постановила она, довольная сотворённым безобразием, и буквально повисла на шее своего супруга, поцеловав в подбородок.

Тот прижал свою пару крепче, одарив её ответным поцелуем в губы.

– Весь мой новый гардероб растащили, – сокрушённо проговорила уже я. – Придётся нам с тобой, Ана, потом ещё раз за покупками сходить, – заодно пообещала девочке.

– Да? А когда? – оживилась девочка.

– А это ты у своего любимого Ника спроси, как он нас отпустит, – перевела стрелки на виновника ограничения своей свободы.

– Думаю, через пару недель уже сходите, – чуть поразмыслив, ответил Николас, предварительно переглянувшись с братом.

– Ну вот, раз всё равно за новым гардеробом пойдёте, мы этот можем и дальше разорять, – сообщил Рафаэль, подхватив свою пару за бёдра, поставив её ногами на диван. – Стой смирно, солнечная, – пригрозил следом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю