332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александра Черчень » Курсовая работа по обитателям болота » Текст книги (страница 18)
Курсовая работа по обитателям болота
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:12

Текст книги "Курсовая работа по обитателям болота"


Автор книги: Александра Черчень






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Да, ты мне нравишься, – призналась я, стараясь не краснеть от такой откровенности. – Интересный, властный, ироничный, умный, сильный – мечта, а не мужчина.

– Но? – понятливо сообразил «мечта».

– Но, – подтвердила выводы зеленой сказочки. – Это, конечно, все замечательно, но не настолько, чтобы с ходу бросаться тебе на шею, как только ты решил, будто я тебе подхожу. Даже не ты, а твоя… бабушка,  – я хихикнула, наверняка очень противно и снисходительно.

– Не надо пытаться придумать мне хоть один недостаток, – рассмеялся Феликс. – Ну а, если серьезно, я что, похож на барана, которому сказали – он поверил и сделал, как велено?

– Как вариант, – согласилась я. – Ну, ты и бессовестная, – недовольно фыркнул болотник. – Юля, решение было мое, и поверь, я все взвесил. Сначала я не воспринимал тебя, как женщину, притом, надо сказать, намерено. Но расставаться с тем, что я чувствую, когда ты рядом – не хотелось. Именно поэтому и принял решение сделать тебя «кошкой – риале». Казалось бы, всем хорошо… Но ты оказалась очень непоседливой зверушкой.

– Когда ты решил жениться-то? – недоумевала я. – Ведь на речке эта мысль не вызывала у тебя никакого энтузиазма!

– И сейчас не особо вдохновляет, – спокойно признал Кик, рассеянно поглаживая мою ладонь. – Но я много думал. Понял, что удержаться в рамках приличий не смогу, а по отношению к тебе это неправильно. Да и… на меня давят со всех сторон. Потому, это показалось идеальным выходом. И еще… я давно такого не испытывал. Как с тобой.

– Это как-то связано с твоей бывшей невестой? – предположила я, расслабляя пальцы, так как уже не видела смысла сопротивляться. И, правда, зачем?

– Верно, – вздохнул Феликс. – Скажем так… эта нехорошая девушка очень красиво мне отомстила. И в плане чувств я с тех пор слегка… замороженный.

Он замолчал. Спустя минуту я спросила:

– Как понимаю, интересоваться подробностями я пока не имею морального права?

– Рано…

– Ты мне даже подумать не даешь… – развела руками я. – Более того, активно этому процессу препятствуешь. Кик, вот допустим, я согласилась, мы поженились, и все для тебя идеально. Задавил авторитетом, я такая, какой тебе вижусь в мечтах, и что?

– Знала бы, какой ты мне видишься, – мысли зеленого явно ушли не в ту сторону.

– Помечтай чуть дальше брачной ночи! – сердито рявкнула я. – Я тебя не люблю! Понимаешь? Да, нравишься, но строить отношения только на этом… И знаешь, что еще немаловажно? Ты тоже меня не любишь! Только хочешь, – опасаясь, что он прервет, я сбивчиво говорила дальше. – Даже если у нас все будет хорошо… но представь, если кто-то из нас влюбится?! Мы же не сможем разойтись из-за твоего статуса! И вообще, насколько я поняла, институт брака в этом мире весьма устойчив. И еще один момент. Не кажется ли, что на тебя мог повлиять неправильный ритуал и лалы? Сам сказал, что это браслеты для влюбленных!

– Я понял, – Кик развернул меня к себе, прижал ближе и немного устало сказал: – И, как вижу, пытаться разубедить – дохлый номер. Твои предложения?

– Для начала подождать три месяца и снять лалы.

– Хорошо. Что еще?

– Никакого соблазнения.

– Никакого секса, – откорректировал Феликс. – Это все, что я могу тебе обещать.

«Соблазнению – да, сексу – нет!» Эх, такой лозунг пропадает…

– Кик! – возмущенно взглянула на него, но продолжить качать права не смогла. По той простой причине, что он ухватил меня за подбородок и закрыл рот поцелуем. Так как я не торопилась отвечать, он оказался коротким.

– Вот именно поэтому, – «очень понятно» пояснил Ла-Шавоир. – Юленька, давай сойдемся на том, что я оставляю за собой право на ухаживания.

– Это ухаживания?! – нервно рассмеялась я. – Кик, это совращение! Ухаживание – это нежно и трепетно, когда не решаешься коснуться даже руки, не говоря уже о чем-то большем…

Я мечтательно закатила глаза.

– Так это у девочек, – с удовольствием спустил меня с небес на землю Кик. – Поверь, даже если мальчики не решаются коснуться руки, то в мыслях, они уже давно как раз только этого и не сделали. Ибо не интересно и слишком невинно.

Я возмущенно уставилась Кика.

– Ну, поцелуй меня, – мурлыкнул болотник, склоняясь все ближе. – Неужели надо всегда прибегать к мерам, чтобы ты перестала морозиться и хоть немного меня побаловала?

– Мерам! – отпихнула Феликса, который уже ласкал губами скулу, спускаясь все ниже. – Ты хоть раз без мер добился от меня ответа?! И отпусти уже, наконец, почему надо разговаривать сидя у тебя на коленях?!

– Потому что мне так нравится, – лаконично ответил Ла-Шавоир, прищурив светлые глаза. – И, Юля, «меры» – всего лишь чуть более откровенные ласки. Это не преступно! И заметь, я тебя не лапаю за… – он выразительно взглянул на грудь.

– Мы так не договоримся, – опустошенно признала я.

– Давай сменим тему? – в голосе мужчины энтузиазма было не больше, чем в моем. Да, мы доблестно запутали друг друга.

– Давай, – покладисто пошла навстречу и попыталась заставить голову соображать. – Почему вы не вышлете посольство из Малахита, если начались такие проблемы.

– Потому что нельзя. Это не первый раз, когда мы с Аквамарином пытаемся наладить взаимоотношения, и всякий раз что-то мешает. В прошлый, умыкнули родственницу Гудвина. В этот, диверсионные действия проклятых теневиков вообще приобрели угрожающий размах.

– Не поняла…

– Кто-то пытается обострить отношения межу нечистью и эльфами.

– Так у вас тут не так много кандидатов, – развела руками я. – Получается, или Охра, или Янтарь дергают за ниточки.

– Юль, ты такая наивная, – рассмеялся Феликс. – Неужели думаешь, что абсолютно все подданные придерживаются сходных с правителями взглядов?  Да и, «игроков» на аренах каждого сектора немало. Только тех, о ком я догадываюсь… про закулисных кукловодов вообще можно промолчать, – тут он вздохнул и встал, опустил меня обратно в кресло, а сам обошел стол и сел напротив, пояснив: – Я отвлекаюсь.

Немного смутилась, когда поняла, почему и на что, но заставила вернуться к прежней теме:

– Но чего вы ждете? Заключайте нужный договор, и все!

На меня посмотрели, как на полную дуру.

– Юля, а что потом? Союзный договор подразумевает посольство в столице, посла во дворце и большое количество представителей дружественного государства на территории нашего! КАК это все соблюсти, если в присутствии эльфов начинается массовая истерия у женщин и повальные приступы необоснованного доверия у мужчин?!

– Ох, вашу маму… – пробормотала я.

– Именно, – досадливо поморщился кикимор. – И сейчас это все носит не такой угрожающий размах, как могло бы. С трудом, привлекая менталистов, эмпатов и просто травников, мы справляемся. Но что будет, если ситуация усугубится?

– А если не заключать договор?

– Изоляция государств еще ни к чему хорошему не приводила.

– Ну, да… – я нервно переплела пальцы и вполголоса проговорила: – Потом наслоятся какие-нибудь несущественные обиды, и через несколько поколений благополучно забудутся истинные причины закрытых границ и придумаются новые. Политически выгодные разумеется.

– Вот-вот…

– А это точно не дело рук остроухих интриганов?

– Была версия, – признал кикимор. – Но оказалась нежизнеспособной. Это точно не официальное правительство, хотя Многоцветный и его приближенные тот еще паноптикум.

– Кстати, расскажи, что они из себя представляют, – решила воспользоваться ситуацией и

немного расширить свой кругозор. – Желательно не только общеизвестные данные, но и твое личное мнение. Как понимаю, ты знаком с ними, верно?

– Конечно, – усмехнулся Феликс. – У Теней Гудвина разный статус, некоторые не видны «на свету», а другие – принимают активное участие. Я подпадаю под вторую категорию… По поводу Аквамарина. Правитель – Тангир Многоцветный. Немолодой даже для эльфа, но это почти не чувствуется, так как он один из немногих, кто рискует «чистить» свою память, – тут он взглянул на меня и неожиданно предложил: – Сможешь угадать, что это значит?

– Как полагаю, задачи, с которой я не могу справиться, ты бы не дал, – усмехнулась в ответ. – Потому попробую… – задумалась, рассеянно поглаживая гладкую поверхность стола, скользя взглядом по комнате, рассеянно отмечая, что на бежевом ковре лежат золотисто-красноватые лучи, свидетельствующие о том, что за окнами пылает закат. Уже закат… Кик не торопил, внимательно глядя на меня с легкой улыбкой на чувственных губах.

Чистка памяти… для долгоживущего существа, вряд ли это понятие может быть многогранным, тем более название более, чем говорящее. То есть…

Я еще немного посидела, сопоставляя известные мне факты об этом мире, и то, что я слышала в своем. Да и, как ни странно, знания человека 21 века, в чей обиход прочно вошли компьютеры, тоже пригодились.

– Память этого народа просто великолепная, верно? – осторожно начала я, и получив кивок кикимора, а стало быть, первое подтверждение моей теории, продолжила уже с большим воодушевлением. – То есть, мозг фиксирует и запоминает все, что видел и знает. Рискну предположить, что резервы «памяти» не бесконечны, и, наверное, именно с этим и связано старение… я слышала, что долгожители сначала умирают разумом, а уже потом телом. Но, если «удалять» все ненужное, то…

– Хотя немного не так, суть ты уловила верно, – одобрительно хмыкнул Феликс, вытянул вперед руку и критически оглядел светлые пальцы. Недовольно поджал губы, и прикрыл глаза, закаменев. Я, жадно глядя на него, подалась вперед, потому что он перетекал из одной формы в другую. Все же в зеленом виде, кикимор немного иной, чем в человеческом. Черты лица более тонкие, даже излишне, но вместе с этим и резкие, что придавало ему хищный и чуждый вид. Яркие голубые глаза только усугубляли впечатление. Вот уж точно, нечисть…

Я поежилась, машинально обхватив себя руками, и вернулась к беседе:

– А что известно о приближенных Многоцветного?

– Хозяева, – Феликс понимающе хмыкнул, видимо, отметив мою реакцию на перевоплощение, но поднимать эту тему не стал. – Алзар – Хозяин Золотой горы, номинальный правитель своего города, на деле в граде почти не бывает, предпочитая путешествовать. Как правило, инкогнито.

Я удивленно округлила глаза и спросила:

– Но ведь ему присущи особенности Хозяина, верно?

– Да, страшный, как смертный грех, – спокойной подтвердил мои выводы Кик. – О-о-очень специфический. Но, кроме того, что владеет зачатками магии иллюзий, он еще и замечательный гример. Так наштукатурит, если захочет, что сам Миал Двиндалин, первый красавчик остроухой расы, будет посрамлен! Впрочем, прекрасных дев, Алзар тоже умудрялся оставлять с носом…

– Как это? – шокировано осведомилась я.

– На спор, – улыбнулся Феликс. – Он тогда поспорил, что его протеже любого пола выиграет эльфийский конкурс красоты. Женский. Но это дела давно минувших дней, да и было всего один раз.

– И кто был протеже? – вдруг заинтересовалась я.

– Не более привлекательный ликом тип, поверь, – расхохотался Ла-Шавоир, и, судя по довольно блестевшим глазам, риалан при этом присутствовал, и ему явно там было весело.

М-да… нииичего себе развлечения тут!

– Золотого в те периоды, когда его умудряются отловить, запихивают в кресло начальника аналитического отдела, добиваются прогноза по интересующим Многоцветного направлениям, и вновь отпускают в свободное плавание. Политика Алзара не интерисует уже лет пятьдесят. Правда, до этого он развлекался знатно…

Как именно развлекался Золотой, я сейчас не стала уточнять, так как куда больше заинтересовал совершенно другой вопрос.

– Кик, а сколько тебе лет?!

– Чуть больше восьмидесяти, – безмятежно улыбнулся болотник.

Ваааааай! Я как-то думала, что он помладше. Может, и не те тридцать, на которые выглядит, но не к сотне же!

– Так и знала, что ты ненормальный, – непонятно почему припечатала ни в чем, кроме своих пристрастий неповинного кикимора.

– С чего это? – опешил мужчина.

– То, что ты мной увлекся!

– Психика у нас иная, взрослеем не так быстро. Совершеннолетие в сорок лет, – тут он хитро на меня взглянул и вкрадчиво продолжил: – Да и ты выглядишь отнюдь не ребенком…

– Я про мозги!

– С этим у тебя тоже все в порядке, – заверил меня зеленый. – Поверь, моральным извращенцем я себя не чувствую.

Так хотелось сказать «А зря!», но я доблестно не пошла на поводу у своих желаний!

Да и, вообще, разговор снова ушел в какие-то совсем не те дебри…

– Что с остальным окружением? – прозрачно намекнула на то, что нам желательно вернуться к прежней теме.

Феликс скользнул по мне медленным взглядом, усмехнулся, но решил побыть джентльменом.

– Серебряная Хозяйка занимается финансовыми вопросами государства, но на таких же основах, что и Золотой, разве что к делу подходит более ответственно. Медного же, последние десять лет забавляет игра на политической сцене.

О, да, я заметила, что Элливир подходит к дипломатическим вопросам с огоньком и выдумкой!

– Забавно у вас тут, – хмыкнула и, подавшись порыву, и скинула туфли на ковер, чтобы с ногами забраться в кресло.

Кик, весело на меня глядя, изогнул бровь и картинно полуприкрыл глаза:

– Какое пренебрежение этикетом!

– Молчал бы, – беззлобно отозвалась я. – А то вспомню про твое недавнее поведение!

– Вспомни, – чуть хрипловато ответил Феликс. – Я не против.

Возмущенно взглянула на бессовестного.

–Мы же договорились!

– О чем? – неподдельно заинтересовался Ла-Шавоир.

– Ну, ты и… – не отыскала цензурных слов для характеристики риалана.

– Я замечательный! – не замедлил «придти на помощь» зеленый.

– Невыносимый, – обиженно взглянула на него я.

– Как скажешь, – судя по усмешке, Кик великодушно решил соответствовать моим предпочтениям. Странной такой усмешке… почти порочной. Кажется, я сейчас покраснею…

– Так! – решительно вскочила, обулась и заявила.

– Ты мне обещал магазины. И вообще, где Ришаль?

– Я за нее, – невозмутимо отозвался Феликс, перестав так смущающее себя вести.

– Сойдешь, – критически оглядела риалана. – Пойдем в книжный! Надеюсь, они еще не закрыты.

– Некоторые, – Ла-Шавоир тоже поднялся, следуя моему примеру. – Ну что, риале… идем познавать мир!

С этими словами он подал мне руку, и мне ничего не оставалось, кроме как принять ее.

Вечер прошел просто чудесно. Кикимор вел себя корректно и больше не позволял себе вольностей, наоборот был предельно вежлив и заботлив. Но, судя по взглядам и мимолетным прикосновениям к… рукам и волосам, мои слова о периоде ухаживаний некоторые запомнили и, кажется, решили исполнять.

И да, что уж говорить, он умел быть восхитительным.

В итоге, мы сначала посетили букинистический магазинчик, где набрали полдесятка книг, а потом меня галантно пригласили поужинать в одном замечательном местечке. При этом он прямо посмотрел мне в глаза, не отрывая взгляда, перехватил руку и поднес к губам с тихими словами:

– Тебе понравится…

Я, как завороженная, кивнула.

Но Кик не обманул… и правда, понравилось.

Уже поздним вечером мы шли по ярко освещенным улицам веселого, радостного и доброго города.

Воспоминания о работе и невеселой ситуации несколько приземлили, и почему-то вспомнилось очень правдивая просьба-мольба, с которой обращалось к небесам очень много поколений людей.

«Лишь бы не было войны».

Потому что над всем этим радостно-светлым миром висела смутная тень недоброго предчувствия.

Эпилог

Далеко-далеко…

В огромном полутемном зале почти оглушал шум водопада, в сверкающих водах которого замерла темная фигура высокого мужчины. Свет, вместе с водой проникающий в эту пещеру, лишь немного тронутую руками искусных каменщиков, искрился в прозрачных водах невероятно холодного горного источника, играл серебряными искрами в белоснежных мокрых волосах, скользил по обнаженному телу.

Он стоял тут уже давно, но не мерз, как и другие представители его народа. Но немногие из них выбирали такой экстремальный способ релаксации. Ведь воды изначального источника как никакие другие гасили их темный огонь.

Но вот этому мужчине так лучше думалось. И, по его мнению, это была достаточно весомая причина для того, чтобы часами стоять в водопаде.

С чуть слышным шорохом отъехала большая каменная плита, открывая арочную дверь, сквозь которую стремительно прошел невысокий брюнет. Он подошел почти вплотную к маленькому подземному озерцу и почтительно произнес:

– Господин, вы просили напомнить сегодня…

– Да, – спустя несколько секунд лениво согласился мужчина в водопаде. – Есть новости?

– Без изменений.

– Правда? – в бархатном голосе блондина проскользнули нотки удивления. – Совсем никакого шевеления?

– Совсем, – опустил взгляд новоприбывший, и уголки губ дрогнули в попытке сдержать улыбку.

Плеснула вода, и, спустя секунду, любитель экстремальных купаний вышел из-под бурного потока. Вышел из озера, потянулся и хмыкнул:

– Нет, ну они просто-таки провоцируют меня на дальнейшие действия!

– Несомненно, господин, – согласился слуга, уже не тая усмешку.

Светловолосый направился на другую сторону пещеры, ни капли не смущаясь того, что был обнажен. Светлая татуировка сверкала чуть заметным серебристым светом, который стремительно потухал, словно впитываясь в кожу мужчины.

– Какие будут распоряжения? – спросил брюнет.

Его господин наклонился, подхватывая черное полотенце, и начал не торопясь сушить волосы. Потом решительно бросил:

– Усилить резонатор!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю