156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Санта-Муэрте (СИ) » Текст книги (страница 1)
Санта-Муэрте (СИ)
  • Текст добавлен: 13 февраля 2018, 19:30

Текст книги "Санта-Муэрте (СИ)"


Автор книги: Александр Рыскин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Рыскин Александр
Санта-Муэрте


Конец декабря, гор. Энск

– Варвара Сон, – представилась она.

Горелов едва сдержал ухмылку. Хотя, казалось бы – что такого?

Ну, девушка, ну, кореянка. Майор из Москвы...

– Как долетели?

– Нормально. Ваш человек – Анисимов, кажется? – меня встретил.

Горелов нажал кнопку селекторной связи:

– Жень, кофейку нам организуй.

– Не стоит..., – смутилась она.

– Стоит-стоит! – улыбнулся Горелов. – Кофе замечательный!

Через пару минут 'кажется, Анисимов', он же Женя, просочился в кабинет с подносом, на котором стояли две чашечки ароматного напитка.

– Спасибо, Женя. Будь другом, позвони Терентьичу, пусть зайдет.

Горелов вздохнул тяжело.

– Так и живем... Старший лейтенант у меня за референта, Терентьич – эксперт-универсал: и по оружию, и по отравляющим, и по всему остальному. По-хорошему, ему бы на пенсию, да заменить некем.

Приезд сотрудника столичного УВД в городок на юго-западе был связан с чередой убийств подростков.

Жертвами преступника (или преступников) стали две девочки и три мальчика. Что и дало местным сыщикам повод говорить о серийном маньяке.

На совещании в администрации было принято решение попросить помощи центра. Горелов возражал, но к нему не прислушались – слишком серьезными могли стать оргвыводы в случае, если бы в столице сами обратили внимание на печальную статистику (на пост начальника УВД Горелов был назначен недавно и аппаратного веса еще не обрел).

Оказавшись в гостиничном номере, Варвара скинула с себя одежду и залезла под душ. Выйдя, завернулась в махровое полотенце (не гостиничное, а привезенное с собой) и, усевшись в кресло, обхватила руками большую керамическую чашку, с которой тоже не расставалась в командировках. Чашка дымилась зеленым чаем – лучшим её лекарством от усталости.

Майор Сон размышляла...

Из рассказов Горелова и Раковского (которого местные сыщики по-свойски называли Терентьичем) складывалась общая картина...

С 8-го по 22-е декабря, то есть, в течение двух недель, совершено было пять убийств. Все тела обнаруживались на кладбище – в четырех случаях на них наткнулся поутру местный сторож, а последнюю жертву увидел бомж, искавший место для ночлега. Таким образом, убийства происходили в ночное время.

Варвара прикрыла глаза, откидываясь в кресле, и скрипучий голос Терентьича снова зазвучал у нее в голове...

'Старшей, Свете Зотовой, шестнадцать было. Еe первyю нашли. А Игоря, ее двоюродного брата, через два дня... То есть, 11-го. Почти на том же месте. Потом был перерыв, и только 17-го обнаружили Аркадия Незлобина. 19-го – Валю Зеленину, а 23-го – Пашу Сибирякова'.

'Засаду оставляли?'

'Да, после второго убийства. Но он как раз перерыв сделал. Кладбище немаленькое, повсюду деревья... Нужно много людей, чтобы перекрыть всю территорию. Видно, он что-то почуял...'

'Понятно. А после третьего убийства не возникло мысли снова устроить засаду?'

'Возникло. Но людей было недостаточно. И они его проморгали'.

Она прошлась по комнате. Размотала полотенце, облачилась в махровый халат. Человек, наблюдавший за Варварой с помощью скрытой камеры, в этот момент протянул руку к монитору и провел пальцем по изображению девушки, сверху вниз...

**

– Вчера вы упорно повторяли в разговоре – 'он, он'. Откуда известно, что убийца один, что он – мужчина?

Терентьич пожал плечами.

– Так, предположения... Маньяки ведь в основном, мужчины? Группами действуют редко.

– А по следам – точно ничего? Он ведь не призрак... По способу убийства?

– Удушение, – ответил Горелов. – Веревка или шнур... Точнее определить не сумели. У нас ведь здесь – не столичные возможности.

– А по поводу свидетелей? Что сторож говорит?

– Савелий? Пропащий человек, – подполковник щелкнул себя по горлу. – Ну, почудился ему силуэт при Луне, фигура в серебристом плаще. Так ведь он давно с 'белочкой' дружит.

– Ну, а бомж, который обнаружил последнюю жертву?

– Исчез.

– Исчез? – удивилась Варвара.

– Да, он же бомж. Сегодня здесь, завтра там. Его удалось допросить лишь один раз, а потом уже найти не смогли...

– Значит, никаких зацепок...

– Почему же? Кое-что есть, – кряхтя, улыбнулся Терентьич.

– Ой, вот только не надо про этого... мифического мексиканца! – с раздражением проговорил Горелов. – К нам серьезного человека прислали, а ты...

– А я бы хотела послушать, – мягко произнесла Варвара. – Если вы, Роман Ильич, не возражаете.

Терентьич покосился на своего начальника. Тот неохотно кивнул.

– Тут дело вот какое...

Варвара слушала, стараясь не выдать своего удивления. А причина для удивления была...

Согласно городской легенде, в начале ХХ века появился в Энске загадочный иностранец, родом из далекой Мексики, и звали его Хосе-Мария Кадавьер, то есть Хосе-Мария Мертвец.

То ли имя сыграло свою роль, то ли чужеземец был не из общительных – а только местные его сторонились. Как оказалось, правильно делали.

Этот Хосе-Мария создал нечто вроде секты, заманивая в нее молодых людей, лет пятнадцати-шестнадцати. По ночам они собирались на кладбище и проводили ритуалы, поклонялись Смерти. На родине Хосе-Марии этот культ носил зловещее название "Санта-Муэрте", "Святая Смерть".

До поры, до времени местные закрывали глаза на чудачества синьора Кадавьера.

Однако среди учеников Хосе-Марии оказались и отпрыски известных людей города – чиновников, фабрикантов. Oни-то не стали мириться с "проказами" своих детей и решили проучить смертепоклонника. Для начала договорились с полицмейстером, чтобы тот им не мешал. А затем – развернули настоящую охоту на Кадавьера.

Погромщики ворвались в усадьбу, которую занимал мексиканец. Ho тому удалось скрыться. А вскоре один за одним погибли дети тех, кто ополчился на Хосе-Марию. Кто-то заманил их на кладбище и задушил. Троих мальчиков и двух девочек...

– ...А было это как раз под Рождество. И потом долго еще в нашем городе почти никто не справлял рождественские праздники, – закончил рассказ Терентьич.

– И вы считаете, что всё это – не более, чем байки? – спросила Варвара, обращаясь к Горелову.

– Да, именно так я считаю! Нет никаких – я повторяю – никаких фактов, которые бы подтверждали всю эту... жуткую историю.

– Конечно, их нет, – крякнул Терентьич. – После революции многие архивы сожгли, усадьбу мексиканца разграбили, а участники событий погибли, либо по заграницам разъехались. Вот и осталось всё на уровне бабских сплетен.

– Да, но... Совпадения... Особенно меня беспокоит число жертв. Две девочки – три мальчика. А у нас? То же самое!.. – Варвара поднялась. – С вашего разрешения, пойду перекушу. За едой легче думается.

Она вышла из здания УВД. И увидала Женю, гореловского помощника, который как раз садился в новенький кроссовер. Варвара махнула ему рукой. Он предложил:

– Я – обедать. Давайте со мной?

Она села в его машину. Ту самую, которая не далее, как вчера днем доставила ее из аэропорта.

– И давно управление получает такой транспорт? – полюбопытствовала Варвара.

– Управление? Это моя..., – с легкой обидой в голосе ответил Женя.

Они припарковались у кафе со странным названием 'Старая Лисица'. Витрину украшала небрежно нарисованная лиса с пушистым хвостом. Интерьер был декорирован в новогоднем стиле – елочка, 'дождик' с потолка, и даже официантки сновали между столов в красно-белых колпачках, на манер Снегурочек.

Женя был тут постоянным клиентом.

– Здесь неплохо кормят, – заметил старший лейтенант, с аппетитом поглощая жареную рыбу.

– Женя, скажите... Вы что-то слышали о мексиканце, который жил в Энске много лет назад и исповедовал культ смерти?

Анисимов замер на секунду, не донеся вилку до рта.

– Ну да... Я ведь здесь родился. Думаю, что все это – выдумки 'желтой' прессы. Надо же им о чем-то писать.

– А что вы думаете о схожести событий? Юрий Терентьевич довольно подробно рассказал ту историю, и мне кажется, кто-то копирует события столетней давности. А если так, то, возможно, этот кто-то имел доступ к материалам.

– Вряд ли, – покачал головой Анисимов. – Материалов как таковых не существует.

– Вы уже пробовали копать в этом направлении?

– Терентьич настоял, чтобы мы проверили эту версию – секта, и всё такое... В городском архиве ничего не оказалось.

– А кто-нибудь обратил внимание на то, что все погибшие были знакомы между собой? Подробно ли опрашивали родителей?

– Товарищ майор, – укоризненно произнес Женя. – Они все были в шоке – какие тут разговоры? А эта несчастная семья Зотовых – они ведь потеряли и Игоря, и Свету... Я, кстати, знаю отца Игоря, Петра Семеновича, он был педагогом в школе, где учились погибшие. Городок у нас маленький, неудивительно, что они между собою были знакомы.

– Был? То есть, сейчас он там не работает?

– Уволился. На него очень подействовала гибель племянницы и сына.

Женя покончил с рыбой и принялся за десерт.

– Понимаю. Все же я обязана поговорить с родителями ребят. Не забывайте: если наш убийца все же копирует того чокнутого мексиканца, то могут быть еще жертвы.

– Все будут праздновать Новый год, а мы..., – задумчиво проговорил Женя, помешивая ложечкой сахар.

– Такая уж у нас работа, – Варвара достала кошелек.

– Я заплачу! – запротестовал было Женя. Но майор Сон проявила твердость.

– Да, и вот еще что... Мне нужно встретиться со следователем, который ведет это дело. Его фамилия Вольф, я не ошибаюсь?

– Не ошибаетесь. Виктор Геннадьевич сейчас в больнице, а прокуратура пока не назначила никого на замену.

' Опять облом, – зло подумала Варвара. – Еще немного, и я окончательно поверю, что тут заговор'.

– Хорошо, Женя. Подготовьте справку о родителях потерпевших. Это-то вы можете сделать?

**

Поговорить удалось не со всеми.

Учитель Зотов был в перманентном запое, а жена его (мать погибшего Игоря) от общения отказалась. Родители Светы Зотовой давно были в разводе. Отец Светы, который приходился Петру Семеновичу младшим братом, проживал в соседнем городе с новой семьей. Его бывшая жена находилась в больнице после нервного срыва.

Оставались еще Незлобины, Зеленины и Сибиряковы.

Аркашу Незлобина воспитывала тетка – его родители погибли в автокатастрофе много лет назад.

Валя Зеленина росла без отца; от ее матери, наркоманки со стажем, Варвара ничего вразумительного не добилась.

Что же касается Паши Сибирякова – его родители согласились поговорить, но ничего принципиально нового сообщить не смогли. Да, неплохо учился. Дружил с остальными потерпевшими, особенно – с Валей, хотя она и была постарше. Вместе они посещали частные уроки рисования. Нет, никаких наркотиков или спиртного, Боже упаси...

Следующий вопрос, который волновал Варвару – были ли у ребят мобильные, планшеты, ноутбуки? Как оказалось, были, и все они изъяты следствием. Ничего подозрительного спецы из техотдела не обнаружили.

'Странно. Я почти уверена, что была секта... И ребята эти чем-то были связаны между собой. Чем-то... Или – кем-то?..'

Неясная тревога заставила Варвару, сидящую в кресле у себя в номере, поднять взгляд наверх. Человек, сидящий за монитором, встретился с нею глазами. И улыбнулся...

1 января

– Спасибо, конечно, за поздравления, – вздохнул Виктор Геннадьевич, грустно взирая на традиционные апельсины. – Впервые Новый год на больничной койке встречаю. Хотите поговорить – давайте пройдемся. Снег обещали только к вечеру, ветра тоже нет, так что...

Следователю Вольфу было под шестьдесят. Выглядел он неплохо, учитывая, что неделю назад угодил в больницу с симптомами острого отравления.

– Врачи говорят – мне еще повезло, – сказал Вольф, когда они с Варварой медленно прогуливались по припорошенной вчерашним снежком аллее.

– На банкете я был, по случаю юбилея вице-мэра. И вдруг... Потемнело в глазах, боль... 'Скорая'... Потом уже плохо помню. Траванули меня чем-то. А вот чем? И самое главное – кто? Яд, говорят, быстро распался, определить в точности, что это было, не смогли.

– А что вы ели-пили на банкете?

– То же, что и все. Шампанское, фрукты... Я вообще не гурман, пью мало. Может, это и спасло...

– Значит, на данный момент вы ведете только дело кладбищенского маньяка? – уточнила майор Сон.

– Ну да. Получается – кому-то нужно, чтобы я не смог довести его до конца? Но я и не продвинулся по сути – догадки одни...

– А вот насчет догадок, Виктор Геннадьевич, я вас попрошу поподробнее.

– Это не догадки даже, а... Понимаете, гуляет по городу одна история, про мексиканца, поклонника Смерти. Значит, возможно, что тот, кто копирует его убийства – а на это очень похоже – мог бывать в Мексике и приобщиться к этому культу. А много ли жителей Энска когда-либо ездили в Мексику? Я подал запрос в ОВИР, и всплыло одно имя... Вадим Войнов. Однако реального человека с такими данными, который вроде бы проживает в Энске и часто бывал в Мексике в период новогодних отпусков, я так и не нашел...

Учитель рисования был человеком пожилым, но выглядел значительно моложе своих лет.

– Паша и Валя вели себя в последнее время как-то... странно, что ли. Хотя, я ведь не специалист по подростковой психологии. Как учениками, я был ими доволен. Оба собирались в Москву, в институт.

– А других погибших ребят вы знали?

Антон Юльевич задумался.

– Незлобин Аркаша приходил ко мне как-то на урок. Вот, полюбуйтесь...

Хозяин квартиры достал из стола лист плотной бумаги с рисунком.

– Довольно неплохо, вы не находите? Хотя и мрачновато. Деревья без листьев, надгробья, кресты... И – фигура в серебристом одеянии. Лицо скрывает капюшон.

– Когда он это нарисовал?

– Вам точно надо? – он принялся листать календарь. – Пятнадцатого числа.

– А шестнадцатого его убили...

– Вы видите здесь какую-то связь?

– Не знаю, Антон Юльевич. Вы позволите, я временно позаимствую у вас рисунок?

Говорить с начальством Варвара предпочла из вестибюля – народу в ранний час там не наблюдалось, если не считать заспанную администраторшу за стойкой.

– Как успехи? – раздался в наушнике голос полковника Корниенко.

– Нормально, Федор Григорьевич. Я вопросы по Вотцап послала. Желательно прояснить.

– Проясним, не переживай. Работай спокойно. И поосторожнее там. Жениху-тo твоему привет передать?

– Обойдется! – фыркнула Варвара. – Спасибо, шеф. До связи!

**

'Женихом' Варвары Корниенко шутя окрестил Васю Скрябина из научного бюро, который то и дело, краснея и бледнея, приносил майору Сон роскошные букеты цветов. А вот об осторожности полковник упомянул не зря. У московского главка имелся материал на Горелова, речь шла о коррупции. Но назначению его решили не препятствовать, из каких-то хитромудрых политико-аппаратных соображений.

Горелов мог догадаться об интересе к своей персоне и воспринять визит Варвары в Энск как угрозу.

3 января

Он позвонил рано, едва она вошла во временный свой кабинет.

– Вы визитку оставляли... Мне нужно поговорить с вами.

– Конечно, приходите в управление, я тут весь день. Спросите майора из Москвы, пропуск я закажу.

Она ожидала увидеть Зотова-старшего таким, каким запомнила его в свой первый визит к нему – неопрятным, небритым, с запахом перегара. Однако порог ее кабинета перешагнул, казалось, совсем другой человек. Горе, конечно, оставило на лице его свой отпечаток, но... Бывший учитель был выбрит. Пах дорогим одеколоном и облачeн в хороший костюм.

– Извините меня, Варвара...

– Можно без отчества.

– Извините, – смущенно повторил Зотов. – В нашу первую встречу я... был не совсем в форме.

– Я все понимаю. Присаживайтесь.

– Я, собственно...

– Петр Семенович, Вы правильно сделали, что пришли. Я вас внимательно выслушаю.

– Я по поводу сына своего, Игорька... И насчет Светы. Племянницы, значит... Супруга моя, Анюта, меня отговаривала, но... Правда-то, она... Я подумал – вдруг это поможет найти убийцу? Ирода проклятого...

Варвара уже начала потихоньку терять терпение, но постаралась ни в коем случае не показать этого Зотову, понимая, что сейчас может услышать нечто важное.

– Игорь-то мой со Светой, они... В общем..., – Петр Семенович вздохнул тяжело и опустил взгляд. Но Варвара уже и сама догадывалась, что – 'они'.

– И как вы узнали? – спросила она.

– Да как... Светка матери рассказала, а она – Анюте моей. Вот так... Понимаете, они ж с детства вместе...

– Понимаю. Спасибо, Петр Семенович. Вы нам очень помогли.

Дежурные слова... А что еще скажешь в такой ситуации? Вопрос – как это знание может реально помочь следствию?..

Факты, факты... Как их связать воедино?

Пятеро убитых подростков... Исчезнувший бомж-свидетель... Следователь Вольф, отравленный на банкете у вице-мэра...

Загадочный тип по фамилии Кадавьер, который то ли существовал, то ли нет...

Фигура в серебристом одеянии на рисунке одного из ребят...

А теперь еще и близкая связь Игоря и Светы.

И потом, этот внедорожник 'Ниссан', который полицейскому Жене Анисимову явно не по карману.

Варвара открыла справочник в Интернете и набрала нужный номер.

– Приемная вице-мэра, – ответили ей.

– Майор полиции Сон, из московского уголовного розыска. Мне необходимо переговорить с господином вице-мэром...

**

– Вам конверт оставили, – сказала администраторша, когда Варвара попросила у нее ключ от номера.

– Кто?

– Мальчишка какой-то забежал, положил на стойку. И удрал..., – женщина выложила перед нею конверт из серой бумаги.

'По крайней мере, не бомба', – подумала майор Сон и, поблагодарив, поднялась к себе.

В конверте оказался CD. И записка, корявыми печатными буквами: 'Сегодня ночью, в 2 часа, на кладбище, зап. аллея'.

Диск Варвара вставила в свой ноутбук. На нем был единственный видеофайл...

'Снимали откуда-то сверху. Мебель типовая... Гостиничный номер... Cкрытая камера?..'

Короткий фрагмент запечатлел сцену любви на узкой гостиничной кровати. Действующие лица Варваре были знакомы. Она даже нажала на 'Паузу', чтобы убедиться, что глаза ее не обманывают.

И убедилась, что зрение в порядке: на записи действительно были покойная Света Зотова и помощник Горелова Женя Анисимов...

Савельич – тот самый, который обнаружил четырех погибших подростков – дремал в своей будочке. Варвара не сомневалась, что он опять потерпел поражение в битве с 'зеленым змием'. Она прошла мимо и, ориентируясь на указатели, двинулась по западной аллее.

Было темно, холодно и тихо. Слабого света от уличных фонарей едва хватало для того, чтобы не сбиться с пути.

– И как далеко я должна идти? – вполголоса произнесла Варвара, оглядываясь по сторонам.

Словно бы в ответ на ее вопрос, хрустнули кусты.

Варвара достала из кобуры пистолет. Прислушалась, медленно поворачиваясь вокруг своей оси и держа оружие в вытянутых руках.

Кусты хрустнули опять. Варвара рванулась на звук, хотя куртка немного стесняла движения.

Вдалеке, за деревьями, ей почудилась фигура в серебристом балахоне.

– Стой! – хрипло закричала она.

Фигура исчезла; Варвара обнаружила себя на небольшой поляне. Практически в полной темноте. Если бы не лунный свет, то она, наверное, не увидела бы и собственных рук.

Именно по рукам она и получила – палкой или чем-то похожим.

От удара пистолет вылетел. На втором замахе Варвара среагировала: перехватила его запястья и повела в сторону, заставляя совершить кувырок в грязь. Незнакомец был в маске, изображавшей череп.

Лишившись своего орудия, некто в серебристых одеждах вскочил, как мяч, и без единого звука шмыгнул в густые заросли.

Варвара стала озираться в поисках своего 'Ярыгина' – преследовать врага безоружной было безрассудством. К счастью, ствол отыскался. А вот в погоне смысла уже не было.

Вернувшись на аллею, Варвара набрала номер дежурной части Энского УВД...

4 января

– Некто в серебристой одежде, с куском водопроводной трубы..., – задумчиво произнес Горелов. -'Пальчиков' на трубе нет – значит, он был в перчатках. Что скажете?

– Темно было очень. Плюс маска у него... быстро всё случилось. По-моему, это был молодой парень. Ростом где-то..., – Варвара неопределенно пожала плечами. -...Метр-восемьдесят. Жилистый, веса небольшого, может, килограммов семьдесят. По следам обуви что?

– Сорок четвертый, спортивная, – сказал Горелов. – Такие же точно, как и на месте последнего убийства.

– Последнее – это 22-е число, Паша Сибиряков? Который дружил с Зелениной?

– У вас хорошая память, – заметил подполковник.

– И еще я помню, что в остальных четырех случаях со следами – путаница. Нет единой картины. Да и дождь помешал – лил почти все дни, как по заказу убийцы. Вы извините, Роман Ильич, мне нужно отдохнуть. Ночка выдалась – сами понимаете.

– Да-да, конечно, – сразу же закивал Горелов. – Женя вас отвезет.

Анисимов подбросил Bарвару до гостиницы.

– Поднимешься ко мне в номер?

– Вы серьезно? – удивился Женя, подумав, видимо, о чем-то своем.

– Это по делу, – уточнила Варвара. – И ненадолго.

Войдя в номер, Варвара предложила гостю присесть на диван. А сама, взяв стул, отправилась с ним в угол комнаты.

Анисимов с удивлением наблюдал, как она, встав на этот стул и вытянув руки, принялась колдовать с вентиляционной решеткой.

– Вот! – Варвара выложила на стол то, что ей удалось извлечь из воздуходува.

– Что это такое? – хмуро спросил ее гость.

– Мини-видеокамера. А сейчас... Ты совсем удивишься. Товарищ старший лейтенант!

Достав из шкафа ноутбук, Варвара развернула его экраном к Анисимову и включила присланную ей запись.

– Если ты скажешь, что всё монтаж, фейк, постановка – я покажу это Горелову. И предъявлю тебе обвинение в пяти убийствах. А также в нападении на сотрудника полиции при исполнении. По приметам ты идеально подходишь – рост, вес... Какой у тебя размер обуви, лейтенант? Сорок четвертый?

– Старший лейтенант, – машинально поправил Анисимов, глядя в одну точку. Вид у него был унылый; Варваре показалось – он впал в прострацию.

– Я жду, – жестко сказала она, садясь на край стола напротив него.

– Я не... убивал, – выдавил из себя Женя.

– Верю. Потому что ты слизняк. Какие, к черту, пять убийств? И с трубой на меня бросался не ты. Тебя хотят подставить, пользуясь некоторым внешним сходством. Тогда кто виновник?

На Анисимова жалко было смотреть. Он сглотнул и медленным, каким-то механическим движением достал из кармана платок, чтобы промокнуть бледный лоб.

– Я не знаю..., – тихо вымолвил он.

– Что-что? – Варвара наклонилась вперед, делая вид, что не расслышала ответ. – Не знаешь, значит? Даже не догадываешься? И про секту – ни сном, ни духом? И про следака отравленного?..

– Мы не... Не знали, кто это. Он... Всегда в балахоне и в маске – ну, череп, значит. А голос... Он его менял все время... Велел порошок следаку подсыпать, сказал – мол, не умрет он, это всего лишь предупреждение. Я ждал удобного случая, и вообще хотел порошок этот выкинуть! А потом...

– Страшно стало, да?

– Да. А как вы про следака поняли?

– Позвонила вице-мэру и попросила список его гостей. Ты был там вместе с Гореловым, – скороговоркой ответила Варвара. – Ты давай не отвлекайся. Значит, секта все же была? И как ты в нее попал, чудак ты на букву 'эм'?

– Случайно, я... Со Светой Зотовой мутил, и она... Привела меня как-то. Они все в сети тусовались, и Верховый Адепт их заметил.

– 'Мути-ил...', – передразнила Варвара. – А ты в курсе, что Света мутила еще и со своим двоюродным братом?

Анисимов встрепенулся.

– Я не...

Опустил голову и добавил, совсем уже тихо:

– Да...

– Ну и нравы у вас тут, в Энске! Провинция, а страсти!.. Шекспир отдыхает. Ты хоть понимаешь, сколько статей УК на тебе висит? Кстати, про камеры скрытые ты в курсе был?

– Смутно догадывался.

– Вот как?

– Верховный Адепт говорил... Что он следит за нами. Света тоже говорила: он – страшный человек, ему нельзя перечить! Они ведь слепо ему верили! А он давал им пить какую-то гадость на этих собраниях, порошок разводил... Я только вид делал, что пью, а сам в платок сплевывал...

– Верховный Адепт, значит... А почему вскрытие не показало наркотиков в организме убитых?

– Да откуда я знаю! – дернулся Анисимов. – Говорю же, у него всё под контролем тут, в Энске.

– С чего ты взял? – будто бы невзначай спросила Варвара.

– Так я про следака Вольфа Горелову рассказал, не выдержал. А Роман Ильич сказал: не волнуйся, все уладим.

– То есть, ты ему сознался в преступлении, а он вот так отреагировал?

Женя закрыл ладонями лицо.

– Ну не мучьте вы меня, Варвара Максимовна! Непросто у нас тут, в городе. За одну ниточку потянешь – такое начнется...

'Я-то как раз в курсе, – подумала Варвара. – Со дня на день твоим шефом внутренняя безопасность займется. Если я раньше его не посажу...'

– А может, он и есть Верховный Адепт? Горелов, в смысле?..

– Кто – Роман Ильич? Да не-ет! Тот – молодой, высокий. Нет, – уверенно помотал головой Женя.

– Да, вот еще что... Твой 'Ниссан' – небось не на зарплату куплен, а?

Анисимов вздохнул с видом обреченного на казнь.

– Не парься – на это мне плевать, я не из собственной безопасности. Мне убийца нужен.

– Я, правда, не знаю, кто он... В последний раз на собрании был после того, как Игоря Зотова убили. Тогда-то Верховный Адепт и дал мне порошок для следака.

– И где же ваши собрания происходили? На кладбище?

– Нет, но... Рядом. Полуразрушенная одноэтажка.

'Вот и причина, почему ребят находили на кладбище. Убивали их в другом месте. В том доме, а переносили уже потом', – поняла Варвара.

– Сколько человек входило в секту?

– Я видел только ребят, которые... которых...

– Игоря, Свету, Аркадия, Пашу и Валю? – уточнила на всякий случай Варвара.

Анисимов кивнул.

– Ладно, свободен – пока! Если не дурак, и сказал мне сейчас всю правду – есть слабенький шанс, что выберешься из этой истории с минимальными потерями. Но слишком уж не обольщайся. И шефу своему – ни гу-гу, разумеется.

Анисимов закивал и порывисто поднялся.

– Погоди, – слегка придержала его Варвара. – Объясни, как ваш этот полуразрушенный дом отыскать.

**

Oбыск домика дал результаты. Можно сказать, довольно важные. Личность человека в серебристом плаще по-прежнему оставалась тайной.

Но у Варвары появилось стойкое чувство, что охота неотвратимо близится к концу...

Выйдя из полуразрушенного, забитого всяким мусором строения, она достала мобильник.

– Товарищ полковник? Я готова к финалу операции. Но мне нужна силовая поддержка.

– Так все серьезно? – спросил Корниенко.

– К сожалению, да.

– Ладно, – ответил шеф, поразмышляв пару секунд. – Сегодня к вечеру жди моих орлов. Кое-что на Вотцап скину. Там будет номерок один, смежников наших. ФСБ местное, значит. Только для самого крайнего случая...

До вечера оставалось время, и Варвара, запершись в своем номере, решила обдумать ситуацию.

Для этого требовалось сложить воедино сведения, полученные от полковника Корниенко, смутные подозрения следователя Вольфа и, разумеется, то важное, что сообщил перепуганный угрозой разоблачения Женя Анисимов.

Просмотрев найденные в полуразрушенном домике диски (а там были именно диски, упакованные в полиэтилен и уложенные в нехитрый тайник в одной из стен), Варвара поняла почти всё.

Оставался последний шаг.

++

– Ты настойчив в достижении цели. Это хорошо. Но пойми меня правильно – на следующую ступень ты можешь быть допущен, только если сумеешь повторить то, что сделал мой славный предок тогда, в России, много лет назад. Я и сам мечтал об этом, но... Мне за границу путь заказан, я уже много лет в списке Интерпола.

– Не волнуйтесь, учитель. Я сделаю все. Вы будете мною гордиться...

Часов в девять вечера к ней постучали. Достав пистолет, она на цыпочках приблизилась к двери.

– Кто?

– Мы от Федора Григорьевича, – произнес уверенный мужской бас, который был ей знаком.

На пороге высились двое.

– Здравствуйте, Варвара Максимовна, – сказал обладатель густого баса – капитан Еремеев. – Знакомьтесь – мой напарник, лейтенант Стоцкий. Мы прямо с самолета. Какие будут указания?

Они ехали по вечернему городу, украшенному новогодними гирляндами. В воздухе кружились почти невидимые глазу снежинки.

A вот ощущения праздника у Варвары не было совсем...

По дороге она изложила попутчикам свой план. К управлению их взялся подвезти Женя Анисимов, очень надеявшийся заслужить снисхождение за свои 'художества'.

– Вон те окна, – показала Варвара на фасад УВД. – Когда будет нужно, я подам сигнал.

– Какой? – уточнил Еремеев.

– В стекло выстрелю, – на полном серьезе ответила майор Сон. После чего вышла из машины и достала сотовый.

– Алло, Роман Ильич? Вечер добрый. Знаю, знаю – вы еще у себя. Можно к вам заглянуть? Э то срочно. Спасибо. Предупредите дежурного на входе.

– Проходите, Варвара, – произнес Горелов – без особого, впрочем, энтузиазма. – Я уже уходить собирался.

– Постараюсь вас надолго не задержать. Но... Как получится. Я по поводу убийств подростков – вы уже, наверное, догадались.

– Есть что-нибудь новое?

– Вообще-то – да.

– Присаживайтесь, излагайте. Могу чаю предложить. Замерзли, небось?

– Нет, спасибо, Роман Ильич. Мне не очень хочется повторять ошибки следователя Вольфа. История, прямо скажем, не новогодняя. Трэш, как сейчас принято выражаться.

Горелов слегка улыбнулся, развел руками – мол, что поделаешь?

– Ну, ладно..., – Варвара вдохнула и выдохнула, как перед прыжком в ледяную воду. – Позвольте мне поначалу обойтись без имен. Так проще.

– Как хотите, товарищ майор. Признаться, вы меня интригуете...

– То ли еще будет, – пообещала Варвара. – Речь пойдет об одной секте. Точнее, о группе ребят, которые по молодости лет поддались очарованию культа Смерти, Санта-Муэрте – он имеет популярность в Мексике и в США, среди латиноамериканцев, живущих там. Пожалуй, дело для них так бы и ограничилось перепиской по Интернету и вполне безобидными собраниями где-нибудь неподалеку от кладбища. Однако... На их несчастье, нашелся некто. Переписываясь с ними на форумах, он произвел впечатление глубокими познаниями в интересующей их теме. Этот некто на рождественские каникулы частенько ездил в Мексику, где и изучал вышеупомянутый культ. Подросткам же сообщил, что является Верховным Адептом Санта-Муэрте и готов посвятить их во все тайны жизни и смерти...

– Вы сейчас серьезно говорите? – с усмешкой перебил Варвару Горелов. – Какой-то мексиканский культ – в нашем Энске?..

– А что тут удивительного? История повторяется. С трудом, но мне удалось отыскать доказательства того, что загадочный синьор Кадавьер, действительно существовал. Я попросила своего непосредственного начальника в Москве поднять архивные материалы. Думаю, наш некто – будем называть его пока что Верховным Адептом – тоже был осведомлен о 'подвигах' иностранца, погубившего в свое время пятерых юных учеников. Скорее всего, 'слава' Кадавьера не давала ему покоя, и он решил повторить его путь.

– Это все звучит как домыслы. Неужели сами не чувствуете? Извините, коллега...

– Домыслы домыслами, но есть живой свидетель. Человек, посещавший собрания секты и видевший Верховного Адептa, – выложила Варвара свой первый козырь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю