332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Музалевский » Следопыт » Текст книги (страница 2)
Следопыт
  • Текст добавлен: 5 июня 2021, 21:02

Текст книги "Следопыт"


Автор книги: Александр Музалевский




Жанр:

   

Подросткам



сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 3 страниц)

«Вождь, профессор, Васко да Гама, и седой»

Разбудил меня раскат грома. Я открыл глаза в своей комнате на чердаке. В маленькое круглое окошко было видно приближающуюся черную как смола грозовую тучу. Я сел на кровать и увидел у входа мои грязные ботинки. Вспомнив события ночи, ухмылка расплылась на моем лице: «Было круто!». Взяв у прикроватной тумбочки полотенце и принадлежности для утренних процедур, я спустился на первый этаж. Войдя в туалет и бросив взгляд в зеркало, я испугался собственного отражения. Белое лицо в блестящем от света песке, а на лбу кровавого цвета две полосы, проведенные пальцами. «Буцефал» – гордо вспомнил я имя, которым меня назвали во время посвящения. Пришлось смыть весь этот боевой окрас. Тут я заметил, что коридоры и гостиная снова пустуют, ни единой души. Вся обувь на месте, флаг еще не поднят, трубачей не слышно. Тогда я надел спортивный костюм, обул кеды и вышел на улицу. Глубоко вдохнув свежий запах утренней росы, я трусцой побежал в сторону озера. Холодный ветерок от грозовой тучи обдавал мое лицо и колыхал верхушки сосен. На берегу озера я принялся разминаться и отжиматься на бревнах. Первые капли дождя ударили по водной глади. Я сразу собрался и побежал обратно к лагерю. На подъеме к территории лагеря скаутов, я поднял глаза и увидел поджидающего меня, подперев забор и скрестив руки на груди – вожатого.

– А я уже подумал, ты решил деру дать.

– Нет, сэр! – Переходя на шаг, ответил я.

– Ты, когда приехал сынок? – Строгий взгляд, но мягкий тон сбивал меня с толку.

– Вчера, в полдень. – Я выставил одно колено вперед, и облокотился на него, восстанавливая дыхание.

– Почему не зашел в домик вожатых?

– У меня были проблемы с поиском моей комнаты, а потом мне сказали, что вы увели ребят купаться на озеро.

– В следующий раз, такие отговорки не принимаются. – Вожатый развернулся и зашагал к флагу. Спина у него была широчайшая, как у гребцов или военных. Но он не был похож на военного. Глаза добрые, голос мягкий, не смотря на боевую внешность.

– Тебя как звать!? – Окликнул он меня с площади.

– Дастин!

– Так чего ты ждешь Дастин!? Ливень уже близок, помоги мне! – Я бегом устремился к вожатому.

– Флагшток отличная приманка для удара молнии. Мы же не хотим поджарить весь лагерь еще до его открытия?

– Нет, сэр.

– Тогда по моей команде, я приподниму столб, а ты выдернешь щеколду из ушка. Понял?

– Да сэр!

Он обхватил крепкими руками основание флагштока, я присел на корточки рядом с ним, ухватившись за щеколду.

– Давай! – Крикнул здоровяк и я дернул. Мы сработали отлично и, миновав ушко, как по маслу, щеколда выскочила.

– Теперь отойди сынок. – Скомандовала широкая спина. Я отошел, и вожатый отпустил флагшток. Белый, металлический столб упал на землю, отпружинив пару раз.

– Сними флаг и неси в домик вожатых. – Молча кивнув, я сделал всё как он и сказал. В одноэтажном домике вожатых пахло свежим кофе. По левую и правую стену комнаты стояли два больших стола. Над одним из столов висела карта местности с обозначениями. Я сложил флаг в треугольник, аккурат, когда подошел вожатый.

– Положи его в шкаф. – Он сел за стол, а я отнес флаг в шкаф со стеклянными дверцами.

– В какой комнате поселился? – Открыв журнал, и нацепив очки на край носа, спросил гребец-вояка.

– Сорок четыре В, сэр. – Вожатый оторвал глаза от журнала.

– А ты везунчик Дастин, когда-то давно и я там жил. С виду обычная комната, но она хранит вековую историю и кучу тайн.

– Каких?

– О, если комната захочет, она сама покажет тебе свои секреты. – Загадочно улыбнувшись, он вернулся к заполнению журнала.

– Я могу идти сэр?

– Меня если что зовут Дэвид Браун. Иди сынок, скоро в лагере подъем.

– Подъем? – Удивился я.

– Да, ты рано вышел на пробежку. – Вожатый подмигнул мне. Я вышел из домика и в этот момент раздался звук утренней трубы. Лагерь лениво просыпался под звуки дождя.

***

После завтрака распорядок дня изменился, в связи с проливным дождем. Вожатый Браун велел сидеть в домике и не высовывать нос на улицу:

– Иначе вас молния поджарит до хрустящих корочек! – Припугивая ребят за завтраком, он расхаживал между рядов. В нашей гостиной за журнальным столиком сидел Маркус и парень в очках, которому я помог во время ночной облавы. Они о чем-то яростно спорили.

– Привет Маркус. – Уселся рядом я. – О чем спорите?

– На следующей неделе приедут девчонки! – Заявил очкарик.

– И что? – Безразлично спросил я.

– Как что? Это самая главная новость… – Хитро ответил Маркус. – Всем известно, что достойный скаут – это бравый мужчина! Куда девчонки лезут?

– Вам по сколько лет? Какая разница? Еще скажите, что вы воевать собрались? – Недоумевал я.

– Я всё продумал… – Помолчав с четверть минуты, свое слово вставил очкарик. – Когда они все пойдут на озеро, Маркуса как обычно оставят в комнате, потому что он плавать не умеет…

– Ты не умеешь плавать? – Перебил я, повернувшись к Маркусу.

– Да врет он всё. Умею я. Я же не виноват, что Браун выбрал меня ответственным по домику.

– Ага. Болтай больше! – В разговор влез Джордж. – Спасите! Помогите! Блбхлхл! – И он показал тонущего Маркуса, так что я прыснул, сдерживая смех. – Да если бы не я тогда, ты бы не сидел тут с нами.

– Заткнись Седой. – Прошипел Маркус.

– Не важно. – Успокоил спор мальчик в очках. – Когда все уйдут, Маркус через окно женского туалета проберется к ним в домик и намажет все постельное белье красным перцем! Это будет умора! – Покатываясь по дивану от смеха, очкарик рухнул на пол и его место занял Джордж.

– Вам не кажется это слишком жестоким? – Спросил я.

– Не-а. – Почти хором ответили парни.

– Уж простите, но я в этом не участвую. – Я встал и направился в свою комнату. На лестничном пролете меня встретил высокий темноволосый парень.

– Как дела Буцефал? – Я узнал голос главного виновника ночного обряда.

– Классно вчера побегали. – Подмигнул я.

– Ты, наверное, не в курсе, но не все должны знать про вчерашний ночной забег. У нас есть определенный круг лиц допустимых до дел вне отряда, вне лагеря, вне стен этого домика.

– Я понял.

– Тебе повезло. Джордж сказал, что у тебя комната в гнезде. Ты выше всех, а значит, многое можешь увидеть. Нам пришлось взять тебя, но трепаться об этом каждому второму не стоит. Сегодня после обеда будет тихий час, мы все поднимемся к тебе. Будь готов.

– Хорошо. – Мы разошлись как шпионы. Я поднялся в комнату и убрал за собой лестницу.

– Что же ты скрываешь? – Спросил я у комнаты. Погладил все стены, дерево как дерево. Попрыгал на каждой дощечке в полу. Заглянул под кровать, за шкаф – ничего. Отчаявшись, я сел на пол возле кровати и откинул голову на стену. Обратив свой взгляд на потолок. «Что это там?». Я вытащил прикроватную тумбочку на середину комнаты и встал на нее ногами. На доске красовалась мелкая надпись: «С ума сойти можно, сидя в четырех стенах, повезло, что эта комната не даст тебе чокнуться». На моем лице застыл вопрос. Я осмотрел комнату – четыре стены.

– Хм… – Еще час я бился в поисках «пятой» стены, ничего не обнаружив, решил сделать сушилку для вещей. Вбив два гвоздя в параллельные стены, я загнул их как крючки и натянул веревку через всю комнату. Все принадлежности я нашел в гардеробе. Кто-то использовал его как кладовку. Часы в гостиной пробили полдень. Я спустился на обед. За обедом всё тот же вожатый Браун расхаживал между рядами:

– Напоминаю вам дети! На следующей неделе приезжает смена девочек. Помимо того, что мы должны подготовить лагерь к встрече, натянуть летний тент, расставить столы на улице и покрасить забор! – Он поднял указательный палец вверх. – Я хочу напомнить, что любая шутка, любая выходка, подстава, розыгрыш или что-либо подобное в сторону представителей женского пола, карается – ДОСРОЧНЫМ ВЫЕЗДОМ ИЗ ЛАГЕРЯ «СЛЕДОПЫТ»!

***

– Это возмутительно! – Возмущался Джордж, войдя ко мне в комнату с остальными ребятами. – Не имеет права выгнать из лагеря!

Он встал посередине комнаты, за ним зашел очкарик, Маркус, и длинный. Парень что встретил меня на лестничном пролете, положил свою руку на плечо Джорджу:

– Ну что, Буцефал. Знакомься, – Он левой рукой провел с головы до живота толстячка – Седой!

– Почему Седой? – Спросил я. Джордж скрестил руки на груди и, задрав подбородок ответил:

– Я в этот лагерь приезжаю уже пять лет подряд!

– Ничего себе… – Пробормотал я.

– Это Профессор, думаю объяснять не надо, почему Профессор? – Улыбнулся предводитель и указал на очкарика. Я тоже улыбнулся.

– Васко да Гама! – Маркус вышел из-за спины Джорджа. – Всё просто, во все лагеря я приезжаю самый первый, исследую местность, занимаю лучшие кровати, ищу тайные места.

– Похвально. Однако лучшая комната за мной. – Ответил я и он закатил глаза.

– Ну и, чтобы все эти бестолочи, не поколотили друг друга в вечных спорах и не заигрались с проказами, я их держу на коротком поводу. Я – Вождь. – Высокий черноволосый парень исполнил реверанс.

– Это всё хорошо. Но не называть же мне вас так всегда?

– Нет, конечно! – Вставил очкарик. Вождь взял слово на себя:

– С Джорджем и Маркусом ты уже знаком. Я – Питер, Профессор – Чарльз.

– Дастин. – Мы все пожали руки.

– И так, Буцефал. Через пять дней приедут девчонки. Воевать тебя с ними никто не заставляет, я, как и ты более разумный, чем эта троица. – Седой ударил в плечо Вождя. – Но, тем не менее, ты должен быть начеку. Девочки тоже строят против нас планы. Ты можешь стать жертвой сам того не подозревая. Сверху, тебе видно все тропы и всю округу, но не видно их домик. Поэтому, ты наши глаза, я – уши. У меня связи есть везде. А эти трое наши руки и ноги. Действовать будем сообща, тихо, чаще всего ночью, так что, остерегайся Филина.

– А кто это? И почему Филин? – Перебил я.

– Это наш завхоз. Бывший военный, говорят он контуженный, ловит нарушителей порядка. Ловит чаще всего ночью, бегая за детьми с огромными как у филина глазами, у него острый слух и голова крутится на все триста шестьдесят градусов. Если поймает, то ты будешь молить, что бы тебя просто отправили досрочно домой, чем попасть к нему в каморку. – Я громко сглотнул, и мурашки пробежали по всему телу.

– Не запугай новичка раньше времени. – Полушепотом сказал Маркус.

– Ладно. – Согласился Вождь – Плавать умеешь?

– Умею. И бег на короткие дистанции. А еще шахматы, метание ножей, узлы вязать умею, и плавать на спине.

– Отлично Буцефал. Оправдываешь свое имя. Ладно, нам пора. Сегодня дождь подпортил планы, будем ждать утра. Смотри в оба и не попадись Филину.

– Есть! – Я улыбнулся и приставил ладонь к виску.

– Да брось ты этот цирк. Только ярые фанатики устраивают эту белиберду с «военным положением» – И Джордж двумя пальцами обеих рук показал кавычки.

– Он прав. Не переусердствуй, ты в лагере, а не в армии. – Вождь ударил кулаком в грудь и ушел. За ним повторили все ребята и так же ушли. Я поднял лестницу и закрыл щеколду. Мысли метались в моей голове, я был просто в восторге.

***

К вечеру дождь прекратился. На смену тучам на закате дня вышло солнце. Лиловое небо медленно поглощало небесный шар, озарив линию горизонта кровавым закатом. С крыши домика падали капли и стучали по деревянному крыльцу. Кто-то из ребят вяло бродил по территории или ошивался возле спортивных снарядов. День тянулся мучительно долго, потому что не было возможности заняться делами. Даже вожатый Браун храпел у себя в домике, закинув ноги на рабочий стол. Усевшись на середину кровати, я начал разглядывать комнату по-новому. Над спинкой кровати едва выглядывал клочок белой бумаги. Подцепить пальцами я не мог. Найдя что-то походящее на пинцет, я вытащил смятый лист, на котором половина текста была размазана. «… выход быстрый, но о нем догадываются… Спустим с крыши прямо к озеру… Сладости в третьей от л.. гардероба» – это всё что я смог разобрать. Зайдя в гардероб, подумав над письмом, я сел на корточки:

– Раз, два, три – Мои пальцы отсчитали от левой стены третью доску. Я потянул – ничего. Надавив на один край, доска провернулась. В полу было углубление, забитое птичьим пухом, сухими иголками и накрытое носовым платком. Я поднял платок и увидел кучу сладостей, даже прошлого века.

– Вот это да… – Шепотом удивился я. «Так, это круто, но что такое быстрый выход и кто о нем догадывается?». Я отодвинул кровать, в стене из которой торчал край бумажки, выделялся явно вырезанный, но замаскированный контур квадрата. Размер был маловат. Я потянул на себя и открыл дверцу. Дверь вела куда-то вниз, я заглянул в пропасть – кроме темноты ничего не увидел. На дне пропасти я слышал шум ручья. Любопытство взяло верх, я по пояс окунулся в проем, пытаясь заглянуть как можно дальше. Удерживаясь изо всех сил пальцами за край дверцы, я увидел много бликов. «Что же это?» – спросил я себя, в тот же миг доска хрустнула, и я полетел вниз головой в пропасть. Выставив руки вперед, я кувыркнулся и очутился перед горным ручьем за забором лагеря. Лежа на спине и откашливаясь от пыли, я испытывал чрезмерное счастье. «Да я же теперь круче всех!».

Я встал, отряхнул штаны, вытащил паутину из волос и довольный направился в лагерь.

«Зелёный лягушонок на желтой траве»

Все последующие дни стояла после дождевая испарина, и мы активно готовились к приезду девочек. Я всё так же каждое утро бегал на озеро, делал физические упражнения и бежал обратно. Браун взял меня к себе в помощь, и мы занимались, как мне казалось самой тяжелой работой. Пока ребята расставляли лавочки и столы, мы натягивали тент между тремя соснами. Затем, мы ставили летний душ на холме перед сосновом бором. Солнце в этом месте палило до самого вечера, пока не пряталось за макушками деревьев. Маркус и Питер тянули разноцветные флажки от вывески «Следопыт» до самого крайнего домика. Браун мотивировал тем, что яркий цвет отпугивает медведей. В последний день перед приездом девочек мы красили забор.

– Эй, ставлю два цента, что Чарльз за всю смену так и не пригласит ни одну девчонку на танец! – Крикнул Джордж.

– Удваиваю! – Ответил ему Питер. Все засмеялись.

– Вот увидите! В этом году я подготовился по новой методике, из книги которую мне дал мой отец. Такого Чарли вы еще не видели! – Поправляя очки, возникал Профессор. Ребята еще больше покатились со смеху.

– Если твои руки в этом году потрогают хоть чью-то женскую талию, я дам тебе за это целый доллар. – Предложил деловито Маркус.

– Согласен! – Выпалил очкарик. – Вот я вам нос утру в этом году. А давайте, за каждую девчонку вы мне будете давать по доллару!?

– Ага, мечтай. – Прыснул парень, которого Джордж принес на руках с озера в первый день моего заезда.

– Том, а у вас с Джессикой теперь всё серьезно? – Спросил всё тот же любопытный Маркус.

– Я не знаю. – Поник Томас. – Она уехала в свой город. Не оставив даже адреса для письма.

– Потому что ты ей даром не сдался! – Сострил Джордж и тут же получил кисточкой с краской по плечу. – Ты чего!? Я же даже в озере теперь не отмоюсь! – Крикнул Седой и, взяв свою кисточку, тыкнул Тома прямо в обнаженный торс. Началась потасовка и уже все ребята брызгались и мазались краской, в том числе и я. Получив краской в ухо, я схватил банку, поднял над головой и стал кружить, поливая всех, кто попадался.

Через несколько минут мы все стояли в шеренге на поляне под строгим взором Брауна. Он, полный ярости молча расхаживал вдоль красно-сине-зеленых ребят, вгрызаясь взглядом в самую душу. На крыльце столовой стояли повара и, тыкая в нас пальцами смеялись, хватаясь за животы. Вожатый отошел на несколько шагов, чтобы видеть нас всех.

– Ну и кто открыл эту художественную мастерскую? – Глядя из-подо лба спросил Браун, едва заметно открывая рот. Все мы, поджав губы тихо смеялись.

– Долго вас пытать я не буду. Всё равно никто не сознается. Тогда мы поступим так. – Вожатый взял паузу на размышления. – Мистер Флойд выдаст вам одну банку ацетона, тот, на ком останется хоть пятно от краски и будет главным виновником. А что мы делаем с виновником? – Тут все перестали смеяться, всем стало страшно интересно.

– На сутки заселяем в домик к девочкам! – Крикнул вожатый и тут все ребята сорвались с места к завхозу, который держал над головой банку ацетона. Высокий Питер вырвал банку из рук и побежал в сторону озера, а за ним и вся наша шайка.

– Почему ты не бежишь Дастин? – Спросил Браун у оставшегося стоять на месте меня.

– Вы не давали команды идти отмываться от краски, сэр.

– Верно. – Вожатый почесал подбородок. – Пойдем со мной сынок.

Мы пошли в сторону столовой, Браун приказал мне ждать на крыльце. Через минуту он вынес мне склянку подсолнечного масла, кусочек старой казенной тряпки и достал из кармана маленький флакон одеколона.

– Масло поможет краске отойти от кожи, а одеколон смоет остатки без ожога кожи.

– Спасибо. – Поблагодарил я и удалился к летнему душу устранять последствия красочной бойни.

***

Ребята, которые убежали отмываться от краски на озеро, все до одного вернулись замученные, пропитанные запахом ацетона, и естественно, отмытых до чиста среди них не оказалось.

– Скаутами вас назвать еще рано. – Начал монолог вожатый Браун. – Вы самовольно без руководителя покинули территорию лагеря.

– Но Вы же…

– Молчать! – Оборвал Браун Джорджа, да так громко, что птицы взмыли вверх с дерева. Я и подумать не мог, что Дэвид Браун мог скрывать несколько личностей одновременно.

– Сначала вы устроили дебош на территории лагеря, последствием чего стала порча имущества скаутов. После этого, вы без моего разрешения покинули территорию лагеря, а это самоволка, что карается досрочным выездом из лагеря «Следопыт». И третье, никто из вас не выполнил условие, при котором мы выявим нарушителя порядка. Дастин Билл Армстронг единственный кто достоин моего уважения и внимания. Выйди, пожалуйста. – Я, понурившись, вышел из толпы, слыша недовольные перешептывания.

– Дастин, не тронулся с места без моего приказа и устранил все до единого пятна краски. Всех вас поселить в домик к девушкам я не могу. Поэтому, у вас есть целая ночь, чтобы привести все два этажа домика для девочек в настоящий замок для принцесс. Кто ночью будет отлынивать, утром получит новое наказание. Всем всё ясно?

– Да, сэр! – Хором ответили ребята.

– Тогда приступить к делу после обеда. А мы с Дастином, после обеда, сходим на озеро. – Ребята направились в сторону столовой мимо нас, а Браун наклонился и сказал мне на ухо:

– Разве мы не заслужили по стеклянной бутылочке газировки? – Я молча улыбнулся и кивнул головой.

За обедом наша пятерка села за один стол.

– А ты молодец Буцефал. Втерся в доверие к Шерифу. Теперь ты можешь проворачивать дела прямо у него под носом, а он и не заподозрит. – Сказал мне Вождь.

– Ну, я даже не знаю. – С набитым ртом ответил я.

– Всё будет гладко, тем более, Браун сам нам дал целую ночь для подготовки к заданию. – Рассуждал Профессор.

– А вы не боитесь, что если мы напортачим, завтра утром нас ждет наказание посерьезней? – Возник Седой, отскребая слой краски с локтя.

– У нас есть глаза – Толкнул меня в бок Вождь. – Мы всё сделаем тихо, никто даже и не заподозрит неладное, а когда заподозрит, будет уже поздно.

– И крайних не найдут, а выселить всех они не посмеют! – Стукнул по столу Профессор.

– Да тише ты. – Шикнул на него Васко да Гама.

– Дастин? Твои приятели закончили обед? – Спросил меня через ряд Браун. Я проглотил огромный кусок отбивной, который с трудом прошел у меня в горле:

– Нет, сэр!

– Поторопи их, пожалуйста! Или мне придется отправить их в женский туалет для специальных секретных работ! – Ребята без лишних слов уткнулись в свои тарелки и начали уплетать свой обед.

***

На озере, вожатый Браун достал из тряпичной сумки две бутылочки содовой. С собой он всегда носил швейцарский нож, и, разложив открывалку, протянул мне холодную бутылочку. Мы сделали пару глотков, одновременно сладко выдохнув.

– Завтра будет тяжелый день? – Спросил я Дэвида.

– Не совсем, но нельзя расслаблять ребят. Представь, если все будут перемещаться по лагерю по своей воле. Кто-то утонет, кто-то потеряется, кого-то порвет гризли. А отвечать то нам. – Я понимающе кивнул.

– Завтра прибудет вожатая Милли Маклафлин. Она внимательная и чуткая, но в тоже время, живет по уставу. Если я, на многое закрываю глаза, то она всё докладывает в штаб. – Я досадно поджал губы.

– Знаешь Дастин, у меня есть к тебе личная просьба. Я смотрю парень ты сообразительный и здравый. Я хочу назначить тебя внештатным вожатым вашего домика, с последующим присвоением звания Скаута второго ранга. Что даст тебе возможность быть полноправным вожатым в детских лагерях. – Не раздумывая, я согласился.

– Что ж, это смелый и ответственный поступок, но я в тебе и не сомневался. С завтрашнего дня, ты ведешь ваш домик.

– Да, сэр! – Я встал и, выпятив грудь вперед, приложил ладонь к виску. Дэвид Браун рассмеялся и закрыл лицо рукой.

– Кто тебя этому научил? У нас тут нет таких формальностей.

– А кто те ребята на проходной?

– А, эти два местных фанатика, живут тут уже пять лет безвылазно. Вот и придумали себе эту нелепость. Я могу позволить себе муштровку, что бы напугать вас и присмирить. Всё остальное пустые бредни. – Мне стало неловко от своей нелепости и я, зажмурив глаза выдохнул.

– Покажи мне свои навыки на воде. – Предложил вожатый. Я снял одежду и нырнул в озеро. Около часа я плавал на скорость, нырял на время, плавал на спине, и на дальние дистанции. Жестом Браун показал, что достаточно и пора вылезать на сушу. Он подал мне полотенце, я обернулся им, и мы пошли к лагерю.

Ребята выносили мебель из домика девочек, драили внутри полы и стены. Отдирали жвачки от тумбочек, у изголовья кроватей, собирали паутину по углам и выметали мусор. До ужина я занимался на спортивных снарядах, а после ужина поднялся в комнату, раскинувшись на кровати, я провалился в сон.

Ночью меня опять разбудил Джордж.

– Браун уснул. Настал час. – И он таинственно исчез. Я продрал глаза и спустился на первый этаж. В гостиной меня ждала знакомая пятерка.

– Шериф спит. Профессор достал немного опарышей. Я с Седым пойду на ночную рыбалку. Васко да Гама и Буцефал найдут лом для того что бы вытащить пару досок в полу домика девочек. Профессор, на тебе как обычно охрана, через твои бинокли следить за Шерифом можно и с озера. – Ребята тихо хихикали. Мы разделились и пошли по своим задачам.

– Ломик лежит в каморке Флойда. Я выманю его, а ты действуй быстро, иначе план ни к чему. – Сказал мне Маркус и исчез в темноте. Я обошел за столовой вдоль забора. Ночной ветер шумел в верхушках могучих сосен, вздымая мурашки на затылке и руках. Мой взгляд был прикован к окну каморки Флойда, и я ждал, когда его выманит Васко да Гама. Раздался звук битого стекла. Как цепной пес, Флойд выскочил на улицу с фонарем в руках и убежал в сторону общежитий. Я проскользнул в каморку. Ну и хлам тут. Было ощущение, что в такой маленькой комнате уместилось тысяча полок с тысячей инструментов. Глаза разбегались в поисках ломика. Вот! Под столом лежал красный пожарный лом. Я схватил его и выбежал в сторону соснового бора. Мгновение спустя, Флойд недовольно бурча себе под нос, вернулся в опочивальню. Радостный тому, что первая часть плана шла гладко, я по кругу, через летний душ пробрался к задней стенке домика девочек. Где же Маркус? Внезапно, как из-под земли он появился передо мной.

– Молодец Буцефал. Теперь за мной. – Днем он оставил окно туалета открытым. Мы беспрепятственно пробрались внутрь домика для девочек. Васко да Гама повел меня в первую женскую спальню:

– Отрывай доску. – Пальцем он указал на пол.

– Зачем? – Забыв уточнить этот момент, еще в нашей гостиной спросил я.

– Вождь и Седой наловят рыбы, мы положим ее под пол. Завтра, когда начнется жара, рыба затухнет и даст такой запах… – Он ехидно потер руки. Я, рассудив, что этот план более гуманный, принялся выполнять задание. Вместе мы зашли в пару комнату на двух этажах. Когда мы спустились в гостиную, в туалете раздался шорох – Питер и Джордж вернулись с уловом.

– Седой, Васко, сделайте все как надо, нам с Буцефалом надо кое-что обсудить. – Ребята кивнули и отправились завершать последний элемент пакости.

– О чем вы говорили на озере с Брауном? – Спросил Вождь, отведя меня в сторону.

– Да так, ничего интересного. – Безразлично ответил я.

– Мне ты можешь доверять. Я не болтну лишнего и не сдам тебя. – Я непонимающе промолчал.

– Ладно. – Глядя мне в глаза вздохнул Вождь. – Лгать мне, у тебя пока нет мотивации. Но помни, что уши это я, а глаза это ты. И глаза без ушей – это уже инвалидность. – Он постучал указательным пальцем по виску.

Операция прошла незаметно, и мы всем составом вернулись в домик. Отправившись спать по своим комнатам, мы с нетерпением ждали утра.

***

Я впервые проспал утренний забег. Разбудил меня Профессор, принеся из столовой спелое яблоко, булочку и жареный бекон, завернутый в газету.

– Прости, кофе принести не смог.

– Да чего ты, я же даже ничего не просил.

– Знаю, но мне кажется, ты больше достоин, быть Вождем, чем Питер. – Мне пришлось выдавить из себя улыбку.

– Мне надоели его вечные шуточки на счет моего зрения. – Поправляя очки, жаловался мне Чарльз. Он сидел на краю кровать, глядя на меня своими верными глазами. Мне стало жутко неудобно.

Запихнув в себя завтрак, я быстро оделся и вышел на улицу. На пригорке рядом с летним душем пара ребят заправлял бочку водой. На спортплощадке несколько ребят штурмовали канат, подвязанный к сосновой ветке. Троица во главе с Брауном, тертым мелом размечали площадь вокруг флага. Еще кто-то носил мусор к свалке у соснового бора. Все суетились и готовились к приезду девочек. Я натянул бейсболку на глаза, пряча глаза от утреннего солнца и скрестив руки на груди, наблюдал за работой.

– Эй, шериф младший! – Ухмыльнулся Питер. – Готов к встрече?

– Мне всё равно.

– Ну и зануда же ты Дастин. – Сплюнув наземь, он сунул руки в карманы брюк.

У ворот появился желтый школьный автобус. Браун построил всех у входа в лагерь и возглавил наш отряд. Двери автобуса раскрылись и по одной, элегантно, как истинные леди, начали выходить девчонки. Все они были нашего возраста, и казалось, что все они одного роста и одного цвета волос – каштановые. Ребята стояли в тишине и разглядывали прибывших, кто-то из задних рядов даже рот открыл. В дверях автобуса появилась самая яркая из всех девушек. Белые, длинные, волосы, вьющиеся из-под бейсболки. Желтый топик, на котором красовался улыбчивый лягушонок. Камуфляжные подкатанные до колен штаны и цвета охра походные ботинки. Она потянулась и вдохнула полной грудью свежий сосновый запах. Ее улыбка прибавила свет этому солнечному дню. Я не мог оторвать глаз. Она встала к своим сверстницам и скромно улыбнулась, встретив мой взгляд. Поймав себя на мысли, что я тоже стою, разинув рот, я взял себя в руки и встал по стойке смирно. Последней вышла вожатая Милли Маклафлин. Острые скулы разрезали её маленькое лицо, фигура была похожа на перевернутый треугольник, а строгий взгляд, подчеркивали черные, стянутые на голове в пучок волосы.

– Здравствуйте, мистер Браун. – Поприветствовала Милли нашего вожатого. Ее тонкие губы едва двигались, словно змея, она почти обвила Дэвида.

– Добрый день, миссис Маклафлин. – Поздоровался он.

– Наш домик уже готов к заселению? – Ехидно спросила она, убрав руки за спину и расставив ноги на ширине плеч.

– Конечно, вчера ребята под моим руководством превратили убогий сарай, в настоящие королевские апартаменты.

– Постарайтесь нас не разочаровать.

– Конечно, мисс. – Жестом, вожатый Браун пригласил вожатую Маклафлин проследовать к домику. Она построила своих девочек, и они отправились через площадь за Дэвидом Брауном. Перед уходом он дал мне право вести отряд к спортплощадке. Мы пришли к спортивным снарядам, и я дал команду разойтись. Ребята из нашей пятерки столпились у брусьев и стали ждать, когда же их план сработает.

– Ну что, Чарльз, уже приметил себе дамочку в очках? – Насмехался Джордж.

– Я приметил толстушку вроде тебя. – Сострил в ответ Профессор.

– Ах ты, мелкий жук! Я тебя задушу! – Но Чарльз уже вскарабкался по канату на ветвь и корчил морды.

– Хватит вам. – Прошипел Питер. – Не такие уж они и плохие. Особенно та блондинка. – И он тяжело вздохнул. Кажется, ему тоже приглянулась девочка в топике. Странно, но у меня проснулась ревность. Я подошел к Питеру и Маркусу со спины, закинув руки им на плечи:

– А как вам мисс Маклафлин?

– И не такие орешки разгрызали. – В легкой ухмылке растянулось лицо Питера.

– Может нам не стоит так в открытую стоять и ждать результата ночной шутки. Нас легко в этом заподозрит Браун. – Предложил я.

– Ты прав. – Согласился Васко да Гама. Мы разбрелись по спортивным снарядам. Как и предполагал Профессор, сразу никто ничего не понял. Мы пообедали, после обеда нас всех построили на площади, торжественно подняли флаг и открыли первую смену официально. Браун предложил мисс Маклафлин после обеденного сна отправиться на озеро. Девочки оживились от такого предложения, и ей некуда было деваться. Во время обеденного сна ко мне поднялись Джордж, Питер и Чарльз.

– Ну что, готов? Делаем ставки, кто из девчонок первой выбежит на улицу? Я думаю, что это будет очкарик. Точь-в-точь наш Профессор. – Засмеялся Седой.

– Не забудь прихватить купальник Джордж, а то с твоими сиськами у девочек будут комплексы. – Мы все засмеялись с шутки Чарльза.

– Мне тут план пришел коварный. – Внезапно начал Питер, скрестив руки на груди. Все мы повернулись к нему. – Как насчет того, чтобы спрятать всю одежду девчонок, и после озера, учуяв вонь рыбы, они выскочат на улицу в чем есть, а может и вовсе без ничего. – Улыбнувшись, он ждал нашей реакции.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю