332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Авраменко » Молот » Текст книги (страница 17)
Молот
  • Текст добавлен: 26 октября 2016, 22:59

Текст книги "Молот"


Автор книги: Александр Авраменко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Что-о?!

– Вы оба будете казнены! – припечатал Император. Затем взглянул на бледную Юмару. – Вы – подстрекатель бойни! Именно вы спровоцировали войну. Зачем, спрашивается? Что она дала вам? То, что светлые фэллы и тевтоны ослабли? Собирались уничтожить светлых?

– Мой повелитель…

– Значит, правда, – абсолютно спокойным тоном констатировал де Берг. – Ваше преступление слишком велико. За одно это вы заслуживаете смерти! Госпожа Саора, насколько мне известно, у вас есть брат. Он еще не женат?

– Нет, Ваше Величество, – пробормотала Саора, подавленная тем, что ее ожидало. – Но он…

– Ваш брат возьмет за себя дочь су Юмары и взойдет на трон темных фэлл! Су Юмара будет отправлена ко двору Метрополии, и там Трибунал решит ее судьбу.

– Темные никогда не примут к себе Повелителя от светлых! – в отчаянии выпалила Юмара.

– Тогда я напомню им, почему меня зовут Кровавым! – зловеще обронил де Берг.

И все, кто находился в апартаментах, вздрогнули. Одни – от ужаса. Вторые – от удивления.

– Господин фон Вальдхайм, дайте команду флоту Ордена вернуться на Тевтонию. Вы, су, прикажите своим войскам возвращаться. Господин магистр, не забудьте взять с собой вашу супругу… Су Юмара, вы остаетесь на борту «Вампира». Связь я вам предоставлю.

Император поднялся с трона и… усмехнулся:

– Пожалуй, еще одно, за что ваши подданные, су Юмара, будут вам очень благодарны. И ваши, су Саора, тоже. Отныне любой темный фэлл может жениться лишь на светлой фэлле. А светлый фэлл – взять за себя лишь темную. Этот указ будет действовать до Вторжения. А там – посмотрим на поведение во время войны. Если заслужат прощение своей доблестью, я отменю его!

– Но, Ваше Величество, ведь это – тысячи, миллионы трагедий! Любящие сердца будут разбиты!..

– Они должны будут благодарить вас, су! И скажите спасибо, что я не приказал выдавать ваших девушек за тевтонов! Меня уже начинает доставать ваша наглость и тупость, Правительницы. Впрочем, о чем это я?.. Бывшие Правительницы! Господин гроссмейстер получает теперь и право управления над светлыми фэллами как муж их Повелительницы. А госпожа Юмара – отдана под суд, следовательно, до вынесения приговора имперским трибуналом лишается всех прав! – И – совсем другим тоном: – Идемте, девочки. Наши гости покидают нас…

Многофункционалы проводили Юмару в камеру. Она вспомнила, каким взглядом смотрел на нее фон Вальдхайм на прощание, и вздрогнула: пожалуй, трибунал – не худшее наказание по сравнению с тем, что ждало бы ее, попади она в руки тевтона. Саоре придется много хуже. Император никогда не бросает слов на ветер, и уничтожить ее народ ему ничего не стоит. Миллионы убитых, когда он еще только строил Империю. Миллиарды – под его железной пятой, когда людям разрешается только работать, веселиться, учиться. И никаких свобод, никаких отклонений. За однополую любовь – смерть. За распространение, изготовление, употребление наркотиков – смерть. За работорговлю – смерть. За все, что не входит в имперский кодекс, – смерть. Железная пята Империи…

Она вспомнила, как казнили тех, кто увлекался несовершеннолетними партнерами. Жуткое зрелище, почему-то одобренное теми, кто видел трансляцию, практически единодушно. Их заклеймили как растлителей и заживо окунули в кислоту. Несчастные долго бились в муках, пока с них сползала кожа…

И вот эти подданные, одурманенные имперской пропагандой, готовы носить столь жестокого правителя на руках?! Им достаточно иметь крышу над головой, уверенность в завтрашнем дне, кусок хлеба на столе и безопасность для себя и своей семьи! А как же тайные желания?.. Стать богатым, получить наслаждение от запретных способов любви, познать высшее удовольствие от убийства?..

Юмара стиснула кулаки от бессильной злобы. Если бы не Вторжение… Она бы нашла способ стать императрицей. В конце концов, ее способности как Симбионта не так уж и малы. Но эти две фэллы рядом с ним… Почему именно они? Что светлая, что соплеменница – незнакомы ей. Да и сильно отличаются от тех, кто живет в их мире. Откуда же они? Практически человеческие черты, причем очень красивые по людским меркам. И потрясающие фигуры, подчеркнутые одеждой. Чем-то напоминают древние изображения, оставшиеся от смутных времен…

Дверь щелкнула замком, заставив женщину вздрогнуть, и в камере появилась одна из Симбионтов – та, о ком Юмара только что думала. Презрительно взглянула на бывшую Правительницу.

– Кто ты, и почему ты стала симбионтом? – спросила Юмара, не надеясь на ответ.

– Я – Мейя аун Альвария, из рода Сей Альвари, пятой ветви второго дерева Племени Поющих-под-Луной, – гордо ответила та.

– Сей Альвари? Второе дерево? Неужели…

Темная фэлла вздрогнула. Из какой же седой древности Император выкопал эту девушку?! Этот род и эта ветвь исчезла из Книги Народа почти пять тысяч лет назад! Последний из Сей Альвари умер на плахе, подняв бунт против правящего и ныне рода Сайонов и потерпев поражение…

– Да. Для меня тоже было неприятным узнать, что здесь прошло столько лет, хотя я попала на Запретный Мир еще младенцем, – сказала Симбионт, будто прочтя мысли заключенной. – Но гораздо страшней оказалось увидеть, что сделал род Сайонов с моим народом. Я не прощу тебе этого! Смерть – лишь самое малое, что достойно тебя. Прощай. Больше ты мне неинтересна! – Она развернулась, собираясь уходить.

– Постой! – взмолилась Юмара. – Ответь мне на последний вопрос: почему именно ты?

Мейя на миг замерла на пороге уже открывшейся двери, затем, не оборачиваясь, произнесла:

– Потому что я люблю его…

Замок вновь щелкнул, отсекая арестантское помещение наглухо и оставляя Юмару в одиночестве…

Сопровождаемый флотом Ордена «Вампир» вошел в систему Тевтонии. Весть о том, что вернулся Император, молниеносно разнеслась по планете, и миллионы людей бросились в столицу Ордена, чтобы воочию убедиться в этом. Военный космопорт окружало бескрайнее человеческое море, собственными глазами желающее увидеть прибытие сюзерена.

В небе возникла гигантская тень, сразу потемнело, но это не смутило никого. Главное доказательство, личный корабль Императора, спустился как можно ниже, чтобы продемонстрировать истину. Гулкий звук, столь отличающийся от грохота кораблей Ордена, возник в вышине. Робот-пилот вел челнок практически по отвесной орбите, лишь перед самой землей выровняв его, и мягко посадил на отмеченное место. Из-под днища ударили струи хладагента, мгновенно остудившие раскаленный камень плит, вымостивших посадочное поле. Плавно раскрылась мембрана, медленно выехала аппарель, покрытая пурпурным ковром. А затем на ней появились трое – сам Император и сопровождающие его Симбионты-супруги. Они спустились на алую ковровую дорожку и двинулись по мягкому ворсу к ожидающим их советникам Ордена, среди которых выделялась фигура гроссмейстера.

– Приветствую вас, господа! И – дамы.

Император отвесил легкий поклон ожидающей позади мужчин фэлле. Все тевтоны склонили головы в поклоне. Де Берг едва заметно улыбнулся:

– Уважаемый магистр, господа советники, я приглашаю вас на борт своего корабля. Нам необходимо многое обсудить сегодня вечером.

Обернулся было к супругам, но спохватился, бросив через плечо:

– Да, господин гроссмейстер, я буду рад видеть и вашу новую супругу тоже, вместе с дочерью. У меня есть подарок для вашей малышки, который моя жена Эйра хотела бы вручить лично.

Стоящая за его спиной Симбионт из светлых фэлл смущенно улыбнулась. Темная оставалась по-прежнему невозмутимой. Затем все трое развернулись и вновь вернулись на челнок, который тут же стартовал. Но никто из встречавших не расходился, пока гигантская тень, висящая над их головами, не начала уменьшаться в размерах, уходя в высоту…

Практически все тевтоны, кроме гроссмейстера и его супруги, на которой тот женился по приказу Императора, попали на борт супердредноута впервые, поэтому и размеры, и то, что они увидели внутри, поразило их до глубины души. Транспортные капсулы, огромные коридоры, могучие механизмы, боевая рубка и колоссальных размеров вооружение воздействовали на людей с нужным Императору эффектом. Так что когда все собрались в его апартаментах, перестроенных для предстоящего события, почва уже была готова, оставалось лишь бросить в нее необходимые семена…

После протокольного ужина, повинуясь незаметному знаку, Симбионты увели с собой Саору и трехлетнюю дочку фон Вальдхайма на прогулочную галерею. Император и тевтоны остались одни. Тогда-то и началось то совещание, ради которого де Берг сделал остановку в системе Ордена, а не поспешил на всех парах в Метрополию, как бы ни желал этого всем сердцем отца.

– Итак, господа, перейдем к делу. Вы ознакомились с «Вампиром» и составили представление о его боевой мощи. К сожалению, корабль такого класса в Империи лишь один. А нам нужны сотни, тысячи подобных ему! Тевтония – идеальное место для создания подобного флота. У вас практически нетронутые ресурсы, работящие, грамотные люди. Достаточно развитые технологии для копирования. Единственный вопрос: могу ли я доверять Ордену? Ведь получив монополию на строительство, а следовательно, и обладание подобными кораблями, не возгордится ли Тевтония и не пожелает выйти из состава Империи?

Вопрос был тяжелым, и люди задумались, переглядываясь друг с другом. Иван читал их мысли легко. Все отражалось на лицах. Незаметное с виду, чуть участившееся дыхание. На доли миллиметра расширившиеся зрачки. Забившаяся с большей скоростью жилка пульса…

– Я пришлю к вам своего сына после его излечения, для того чтобы ничего подобного не случилось. Поэтому не приказываю – прошу оказать ему всяческое содействие. Кроме того, для подстраховки в одну из соседних с вашей звездных систем будет отправлен имперский флот, который построит там военную базу. Данная система необитаема и находится вне сферы влияния и вашей, и фэллов. И этот решение обсуждению не подлежит. Это мой прямой указ!

Чуть заметная пауза, и Император продолжил:

– Далее. Все вновь поступающие кадеты будут проходить обучение в военных заведениях Империи. Все военнослужащие начнут проходить переподготовку по новым учебным программам, которые привезет прибывающий флот. Кроме этого, ваши солдаты получат новое вооружение, которое необходимо освоить в кратчайшие сроки. Скажу прямо, господа, у нас осталось всего семь лет! Через семь лет в наши миры вторгнется Враг, с которым начнется война не на жизнь, а на смерть. Цель Вторжения – полное истребление человеческой расы! Повторяю – полное! Именно поэтому я столь беспощаден. И церемониться мне некогда. Цель оправдывает средства. Моя цель – спасти род человеческий как вид!

– Даже так? – потрясенно произнес фон Вальдхайм.

Остальные тевтоны подавленно молчали.

– Именно так. Вы – моя основная ставка! И война с фэллами серьезно, но не критично нарушила ее. Все еще поправимо. Я уже ознакомился с полученными от вас данными и вижу возможности исправить случившееся. Именно потому мой приговор фэллам был столь беспощаден. Через поколение они станут единым племенем. Если, конечно, мы выиграем войну…

Один из советников мрачно спросил:

– Вы хотите использовать тевтонов как пушечное мясо?

Де Берг тоскливо усмехнулся:

– Мне придется использовать так всех. Без исключения. Мы все – мясо в будущей бойне. Ваш народ – моя главная линия обороны. Именно на вас возлагаю надежду, что нам удастся сдержать противника и начать переговоры о мире.

– Даже так?!

– Выиграть мы не сможем при всем желании. У нас слишком мало времени и сил, даже если мы будем работать без сна и отдыха и плодиться, словно кролики. Так что, господа, особого выбора у нас нет!..

Глава 8

На Метрополии бушевал, в прямом смысле этого слова, всенародный праздник. Подданные отмечали возвращение Императора. Конечно, кое-кто удивлялся, что повелитель отсутствовал три года, вернулся сразу с двумя женами, да еще одна из них была копией покойной императрицы Ююки. Но вопросы благоразумно держали при себе, тем более что прецедент уже был: адмирал флота Незуми также имел двух супруг и, похоже, ничто не омрачало счастливую жизнь военного. И, кажется, именно благодаря такому браку Император стал выглядеть моложе и веселее. К тому же сразу по возвращении сюзерена вышел ряд указов и распоряжений, делающих жизнь подданных лучше и приятней. А еще – три выходных в честь этого события. Словом, народ гулял…

Во дворце же после официальной церемонии возвращения власти и торжественного бракосочетания де Берга с Мейей и Эйрой кипела невидимая остальным работа. Первое, что сделал Иван, это отправил искалеченного сына на «Вампир», где тот сразу погрузился в гелевые объятия регенерационной ванны. В течение месяца ему будут восстанавливать утерянные из-за покушения ноги и руку вместе с глазом. С корабля сын вернется абсолютно здоровым. Тогда сердце отца хоть немного успокоится.

Следующим делом был полный отчет Искусственного Интеллекта Базы по состоянию дел в Империи. Хотя де Берг ожидал худшего, тем не менее дела оказались далеко не так плохи. Рэй Тарго, несмотря на беременность, в очередной раз доказала, что Император не ошибся, сделав ее министром экономики. Правда, ей, как обычному, немодифицированному человеку, было сложно уследить за всем, даже с помощью ИИ, но все равно то, что женщина совершила, без сомнения, можно было назвать экономическим чудом. Даже несмотря на войну между двумя провинциями, денежная единица Империи стояла твердо, не было ни дефицита, ни роста цен, ни спада производства. Так что за тыл в этой Галактике Император мог быть спокоен.

Третьим распоряжением де Берга была отправка разведывательных флотов по координатам, полученным от Ведающего в Запретных Мирах, а также строительство базы Империи в звездной системе тевтонов. Незуми и его семье пришлось отправиться туда практически сразу, не дожидаясь окончания официальных праздников. Впрочем, как и множеству солдат и офицеров флота…

Разрулив, образно выражаясь, неотложные дела, де Берг занялся текучкой. Впрочем, получив Симбионтов и полностью используя свои способности Прогноста теперь это занимало у него не так много времени, а решения были по-прежнему безошибочны. В семье тоже все наладилось. Супруги Императора наконец нашли общий язык между собой, да и, живя среди обычных людей, понемногу начали привыкать и уже не смотрели на «круглоухих» свысока.

Су Юмара, прежняя властительница темных фэллов, была отправлена на каторгу в один из осваиваемых миров, находясь под негласным надзором Тарго. Так что Ивану оставалось лишь дождаться выздоровления сына, чтобы отослать его наместником в Тевтонию, да ждать вестей от флотов, отправленных по новым координатам. И, конечно, следить за тем, как двигаются дела в Империи.

Время текло. Дни складывались в недели, те – в месяцы… Михаил вышел из регенерационного комплекса таким же, каким был год назад, до покушения. Если бы не глаза, говорящие о том, что этот юноша повидал многое на своем коротком веку, никто и не догадался бы, что месяц назад он был калекой, не желающим жить.

Разговор с отцом состоялся непростой. Впервые Иван поведал сыну о том, что произошло в Запретном Мире. Сообщил и о предстоящем Вторжении. Рассказать кому-то о горе – значит облегчить его вдвое – так гласила древняя поговорка. Но разделенное знание не всегда во благо знающим… Михаил думал, что нет ничего тяжелее, чем управлять Империей. Теперь же он узнал, что есть гораздо более тяжкая ноша – быть носителем тайны, о которой нельзя рассказать никому…

Михаил прибыл в Тевтонию и с невиданным рвением взялся за исполнение обязанностей наместника. Незуми тоже развернул бурную деятельность в своем секторе. Фэллы вели себя тихо и покорно, пораженные молниеносным и жестоким решением Императора. Его подкрепляла могучая эскадра, постоянно висящая на стационарной орбите планеты. Привыкшие к поклонению со стороны человеческих рас и вдруг в мгновение ока превратившиеся в изгоев, они пребывали в шоке. Особенно учитывая, что теперь получить потомство они могли лишь в ненавидимом ими смешанном браке, а попытка завести внебрачных детей каралась не менее сурово, чем наказание, постигшее их бывших Повелительниц.

Курт фон Вальдхайм поначалу был удивлен не меньше су Саоры таким необычным приговором Императора, тем более что, откровенно говоря, считал себя невиновным. И вдруг такой приказ… Но клятва верности заставила его подчиниться. И светлую фэллу тоже. Было опасение со стороны тевтона, что женщина попытается как-то навредить ему или дочери, но, к удивлению гроссмейстера, та вела образцово. Целыми днями возилась с ребенком, а ночами была горяча и страстна. Притворялась ли она либо просто находила в этом браке удовлетворение своих тайных пороков, тем не менее к концу второго месяца замужества фэлла обрадовала сурового недоверчивого гиганта тем, что им больше не грозит смертная казнь – она беременна. Впрочем, интересное положение ничего не изменило в их жизни. Такие же бурные ночи и такая же забота о дочери, только теперь еще и неожиданные проявления любви к самому Курту. То ли то, что он является отцом их общего ребенка, то ли просто привычка или неожиданная доброта сурового на вид гроссмейстера растопили ледяное сердце привыкшей к интригам женщины. Но постепенно их совместная жизнь становилась не браком по принуждению, а нормальной семьей…

Михаил оторвался от созерцания строительной площадки и убрал бинокль в сумку. Гигантский котлован под фундамент будущего завода силовых генераторов готовили ударными темпами. Тевтоны показали, что умеют не только воевать, но и работать. Аккуратно, на вид не спеша, но тем не менее качественно и быстро. Судя по графику, заливку стен можно будет начать уже сегодня ночью, что на четыре дня раньше срока.

Все же предложение того старика оказалось правильным: часть машин направить на отдельный участок, где, доведя глубину котлована до необходимой, сразу приступать к заполнению форм основания. Таким образом, работа производилась постепенно, участками. И когда роботы, или, как их называли на Тевтонии, големы, закончат полностью земляные работы, большая часть стен окажется уже на месте, и можно будет приступать к перекрытию крыши. Одновременно начнется и установка технологических линий для производства. Практически при постройке по этому методу окончание строительства завода произойдет одновременно с запуском станков…

«Надо бы поощрить старика», – подумал парень, усаживаясь в кресло гравицикла. Мотор мягко зашуршал, поднимая седока над землей, и машина сорвалась с места. Через некоторое время он остановился у небольшой площадки, где его ожидал глидер. С неприязнью взглянул на большую черную глыбу парадного лимузина. Гораздо милее Михаилу был обычный армейский вездеход в открытом варианте, но – увы. Положение обязывает. Да и уберечь в случае чего массивная броня машины могла намного лучше, чем тонкие борта армейского гравимобиля. А что это такое, Михаил знал не понаслышке…

Глидер замер во дворе резиденции наместника, и караул из тевтонских гвардейцев отдал салют. Сын Императора вылез из машины, собираясь войти в здание, но, заметив спешащего к нему командира охраны, остановился.

– В чем дело, Брат Бонифаций?

– Просители, господин наместник. Согласно распорядку дня.

– Много?

– Пятьдесят, как вы и распорядились.

– Хорошо. Через час начинай запускать по одному.

– Да, ваша светлость…

Тевтон удалился, а Михаил прошел в дом. Быстро отобедал, затем упругим шагом поднялся в кабинет, где обычно принимал посетителей. А их хватало! По самым разным вопросам. Кто-то искал близких, уехавших в Империю и не подававших оттуда вестей. Кого-то несправедливо обидели. Кого-то ложно обвинили… Михаил никому не отказывал, прибегая в сложных случаях к методу пси-допроса. Случалось, что приходилось извещать и Церковный Трибунал Ордена, чтобы те взялись за просителя всерьез… Словом, приходили всякие люди. И каждый надеялся на справедливость.

Вот и сейчас все шло как обычно. Привычный уже поток посетителей. Ничего сложного. Там – одно. Тут – другое. Пока в кабинет не вошла женщина в скрывающем лицо капюшоне. Низко поклонилась и приступила к изложению своей просьбы:

– Ваша светлость, я Амара аун Митор, фэлла. Меня привело к вам следующее: мою дочь Файру хотят направить в Империю для обучения. Я категорически против этого, тем более что у нее, согласно приказу Императора, имеется жених из светлых фэллов.

Михаил нахмурился.

– Чье это указание?

– Правителя, ваша светлость. Мой род находится в родстве с родом бывшей правительницы Юмары. Поэтому…

Наместник жестом остановил женщину.

– Почему на вашу дочь пал выбор правителя?

– Он утверждает, что у нее сильно развиты способности к математике.

– Насколько сильно?

Женщина замялась, потом нехотя ответила:

– На уровне хорошего логгера. Интуитивное вычисление.

– Тогда чего вы боитесь? В Империи очень ценят такие таланты. Могу заверить, что ваша дочь пойдет очень далеко…

– Но у нее есть жених, и здесь ее родина!

– Уважаемая су, ничего не могу поделать. Отменить высочайший приказ будет преступлением против Империи. Повинуйтесь его слову. Идите. Вы свободны!

Женщина склонила голову, покорно прошла к дверям, но вдруг, обернувшись, прошипела:

– Чтоб тебе никогда счастья не знать, круглоухий! – Рванула ручку двери и замерла – та не открылась.

Михаил поднялся с места и приблизился к фэлле.

– Счастья не знать?.. Да что ты знаешь обо мне! Ты!..

Он рванул капюшон с головы женщины и обомлел: на него смотрело испуганное полудетское личико. Эта су никак не могла быть матерью той, о ком только что шла речь. Значит, это она сама! Вовремя заблокировал замок, получается…

Не обращая больше на девочку-подростка внимания, Михаил нажал тревожную кнопку. Через мгновение в кабинет ворвалась охрана. Наместник указал на фэллу:

– Взять ее! Поместить под арест. И оповестите остальных, кто остался, что прием продолжится через пятнадцать минут. Мне – чашку кофе…

Оставалось человек десять, дела которых он решил быстро. Устало потянулся, заложил руки за голову. Наконец-то все на сегодня. Досадливо сморщился. Ах да! Еще эта фэлла… Наместник наклонился к селектору, отдал короткий приказ:

– Попросите Орден прислать мне отца-дознавателя из Церковного Трибунала. Нужно проверить кое-что.

– Будет исполнено, ваша светлость!

Отключившись, Михаил взглянул в окно. Ничего себе, уже вечер! Пора ужинать…

Едва он прошел в столовую, как на пороге появился гвардеец.

– Ваша светлость, прибыла сестра-дознавательница Агнесса цу Штемке.

– Как раз вовремя. Кнехт, пригласите ее в столовую и распорядитесь, чтобы накрыли еще два прибора.

Гвардеец отдал честь и вышел. Михаил подождал пять минут, чтобы дать слугам время исполнить приказание, затем вошел в столовую. Увидев сестру, присланную Орденом, он едва не выругался: что-то везет ему сегодня на девочек-подростков! Сначала полуребенок-фэлла, теперь эта тевтонка… Ладно. Положение обязывает. Он слегка поклонился, приветствуя девушку в черной форме:

– Фройляйн, прошу вас к столу.

– Но я… Господин наместник, я не голодна.

Михаил лукаво улыбнулся:

– Вы, может быть, и нет. А я и, больше чем уверен, тот человек, ради которого я вызвал вас, точно!

Тевтонка покраснела, что особенно было заметно на веснушчатой коже. Между тем молодой человек выдвинул стул:

– Присаживайтесь, фройляйн. – Дождался, пока девушка сядет, затем сел сам. Сделал отмашку слугам: – Приведите сюда фэллу из арестантской! – Перехватив удивленный взгляд дознавательницы, пояснил: – Эта девочка прикинулась собственной матерью, чтобы отказаться от направления на учебу в Империю. Хотя, по ее же словам, у нее имеются некоторые очень нужные в Метрополии способности. Я бы хотел проверить, так ли это. И какие на самом деле мотивы замешаны в причине ее отказа?

Дознавательница согласно кивнула. Буквально через минуту двери в обеденный зал распахнулись, и рослый кнехт ввел ту, о ком только что шла речь. Михаил вновь встал, подошел к стулу возле тевтонки, выдвинул его:

– Прошу вас сюда, су Файра…

Та испуганно взглянула на наместника и подчинилась. Ласковым голосом он продолжил:

– Присаживайтесь, не стесняйтесь. И не бойтесь моего титула. Я такой же человек, как и все вы. И даже – принимаю пищу, как простые люди. Вы, су, наверняка очень голодны? Так что – угощайтесь. Представьте, что вы дома…

Михаил перехватил острый взгляд дознавательницы и на миг опустил веки, давая разрешение действовать. Человек за едой невольно расслабляется и теряет самоконтроль до некоторой степени, так что Агнессе цу Штемке в подобной обстановке будет легче работать…

Ужин, как и привык Михаил, проходил практически в полном молчании. Тевтонка лениво попивала кофе, который появился на планете Ордена лишь после прихода Империи и к которому потомки германцев моментально пристрастились. Фэлла стыдливо ковырялась в своей тарелке. Один наместник орудовал столовыми приборами, словно землекоп лопатой на тройной ставке. Но поскольку приготовлено все было просто великолепно, то вскоре и Файра налегла на поданные к столу блюда по-настоящему. Тишина нарушалась лишь позвякиванием приборов по драгоценному фарфору да чуть слышным журчанием напитков, разливаемых слугами по бокалам…

Михаил украдкой наблюдал за обеими девушками, даже не понимая, зачем это делает. В преданности тевтонки он был абсолютно уверен, а вот зачем ему эта полудевочка-полуженщина, и сам не понимал. Если соотнести физическое развитие с девушками Империи, фэлле всего-то лет двенадцать – тринадцать… Так что правитель фон Вальдхайм абсолютно правильно поступил, отправив ребенка в Метрополию. Если у нее действительно способности к вычислениям, то тогда су прямая дорога под крыло тетушки Рэй, знаменитого имперского министра экономики. И та сделает из фэллы блестящего финансиста!..

– Господин наместник, а у вас всегда так тихо за столом? – Агнесса дала понять, что закончила проверку.

– Увы, да. Знаете, после церемониальных обедов в Метрополии так хочется побыть в покое и узком кругу…

Тевтонка повернулась к своей соседке:

– Су Файра аун Митор, не так ли?

– Откуда вы… – начала та дрожащим голосом, потом рассмотрела эмблему Церковного Трибунала на мундире сестры и побледнела, обреченно опустив голову. – О боги Тьмы!..

– Господин наместник, вам следует немедленно отправить эту фэллу в Империю. Под максимально возможным конвоем и лично к вашему сиятельному отцу! Только он может раскрыть все таланты этой девушки. Поверьте мне.

Незаметно от фэллы она сделала знак Михаилу, чтобы тот больше не задавал никаких вопросов. Де Берг прикрыл веки, подтверждая, что понял.

– Тогда я провожу вас, госпожа цу Штемке?

– Благодарю, господин наместник.

Он поднялся из-за стола, затем обратился к Файре:

– А вы, юная су, кушайте. Не стесняйтесь. Я сейчас вернусь…

Едва за ними закрылась дверь, как всю невозмутимость Агнессы словно смело метлой.

– Господин наместник, я не знаю, кто эта девушка и откуда, но ее мозговой спектр имеет большое сходство со спектрами вашего отца и его жен! И это – необъяснимо!

– Даже так?!..

Кто-кто, а сын знал, кем в действительности является и его родитель, и обе его половины. Только не подал вида, что это его заинтересовало.

– Госпожа цу Штемке, позвольте задать вам личный вопрос?

Девушка удивленно взглянула на него:

– Конечно, господин наместник, спрашивайте.

– У меня… также существует схожесть… с отцом?

– Конечно. Как же иначе? Просто ваш спектр как бы сдвинут по фазе. Такое ощущение, что вам всего лишь не хватает маленького толчка для того, чтобы он совпал с родительским.

– Благодарю… И еще: что вы делаете в воскресенье днем?

– Я?.. – Агнесса на секунду задумалась, наморщив лобик, потом лицо ее прояснилось: – После полудня я свободна.

– И чем собираетесь заняться?

– Господин наместник… Я замужем, и у меня чудесные десятилетние мальчики-близнецы. Если вы желаете пригласить меня на свидание, то сомневаюсь, что мой муж и мои дети одобрят это.

– Вы – замужем?! – Михаил удивился не на шутку – сестра-дознавательница выглядела словно четырнадцатилетний подросток.

– Конечно, господин наместник. Мне уже тридцать один год.

– Простите, ради бога… вы…

Женщина лукаво улыбнулась:

– Внешность обманчива. Так у нас говорят.

– Еще раз, простите…

– А вам, господин наместник, сколько лет, если не секрет?

Михаил уныло вздохнул:

– Как раз в воскресенье мне исполняется двадцать.

– О! А по вам и не скажешь! Что же, постараюсь поздравить вас, принц…

Ее ваген отбыл, а Михаил вернулся в дом, прошел в столовую, где перепуганная Файра ожидала решения своей судьбы. При его появлении она даже сделалась меньше, пытаясь сжаться в комок. Почему-то молодому человеку стало ее жалко, и он произнес:

– Идем со мной.

Протянул ей руку. Фэлла несмело взялась за нее, а он резким движением привлек девушку к себе, осторожно обнял и слегка дунул в светлую пушистую макушку.

– Не бойся. У тебя все будет хорошо…

Она всхлипнула.

– Мне страшно, господин…

– Просто не бойся. – И повлек ее наверх.

Гостевые покои были свободны. Михаил осторожно втолкнул ее в комнату:

– Располагайся. Это куда лучше, чем камера в подвале. И – приятных тебе снов!..

Вышел и аккуратно закрыл за собой двери. Пожал плечами, не понимая, что с ним такое, затем вернулся в свой кабинет, включил дальнюю связь, набрал короткий номер. Вспыхнула сфера голографического изображения. В следующий миг заработала система подавления помех.

– Отец, извини, что побеспокоил, но у меня есть новость. И довольно любопытная.

Император с любопытством взглянул на сына:

– И что же такого интересного ты обнаружил?

Михаил откинулся на спинку кресла:

– Что ты знаешь о людях, обладающих одновременно свойствами Прогноста и Симбионта?

Короткая, почти незаметная пауза, затем лицо де Берга изменило выражение.

– Это может быть только интуит… – И потрясенно: – Ты уверен?!

– Я попросил сестру-дознавательницу из Церковного Трибунала провести сканирование мозгового спектра одной молоденькой фэллы. Так вот, лучшая из их специалистов утверждает, что спектр мозговых волн этой девочки по гармоникам практически полностью совпадает с твоим и твоих Симбионтов! На всякий случай я проведу завтра полный осмотр под предлогом проверки способностей и сброшу результаты тебе. Хорошо?

Отец внимательно посмотрел на сына:

– Договорились. Правда, чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше. Если эта фэлла – интуит, то у нас появляется большой шанс надрать Бездне задницу! Причем с гораздо меньшими потерями для Империи, чем планировалось.

– Это хорошо. Но что ты скажешь, если узнаешь, что я тоже потенциальный Прогност? – Михаил грустно улыбнулся и вздохнул: – Мне тоже начинать искать себе Симбионта?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю