290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вход не с той стороны » Текст книги (страница 32)
Вход не с той стороны
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 02:30

Текст книги "Вход не с той стороны"


Автор книги: Александр Башибузук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 35 страниц)

22 год. 28 число 8 месяца, 07:00. Новая Земля. Свободная Африканская республика, г. Кейптаун

     Утром встретил Мари, прилетевшую не только с традиционными тремя сумками, – одной военной тяжелой и двумя легкими – но и с тремя небольшими контейнерами.

     – Максим! Рада тебя видеть, видишь, сколько подарков привезла! – радостно поприветствовала он меня, подставила щеку для поцелуя и прыгнула в машину.

     – Я тоже, что там? Тяжелое… – я еле пристроил контейнер в багажник.

     – В одном все снаряжение для Ревеки, во втором и третьем – БПЛА, электроника. Пол еще вам снаряги по мелочам собрал, и отдельно его подарок тебе. Как ты угадываешь с презентами? Он опять радовался, как мальчишка. Я скоро с вас буду брать процент за посреднические услуги. С тебя натурой, – ответила мне Мари и неожиданно, крепко поцеловала в губы.

     – Мари… ты считаешь… это правильно? – отдышавшись, поинтересовался я у нее. На поцелуй ответил, не смог удержаться.

     – Нет, Максим… это совсем неправильно, но мне сейчас так захотелось. А когда мне сильно чего-то хочется, я это делаю. Тебе противно? – Мари невозмутимо подкрашивала губы.

     – Наоборот, просто не вижу цели в этом с твоей стороны. Ты так хочешь меня приручить к себе? Или подсадить на крючок? – смысла продолжать с ней эту игру я действительно не видел, ничего, кроме неприятностей, она мне не принесет. Лучше сразу поставить все на свои места.

     – На крючок – нет, а вот насчет приручить интересная идея. Бросишь Ингу и Герду?

     – Ты знаешь ответ на этот вопрос.

     – Знаю. А если ты мне очень нравишься? А если я ничего с собой поделать не могу? – Мари говорила спокойно, но с едва заметными нотками злобы.

     – Мари, ты очень красивая и очень умная женщина. Ты мне тоже очень нравишься, но я, как и ты, не люблю делать глупые, а значит, совершенно бесполезные вещи. Я действительно люблю своих женщин, и не хочу делать им больно, как бы ты мне не нравилась.

     – Приостанови машину. Поговорим, – Мари закурила сигарету. – Я не претендую на тебя. Оставайся со своими женщинами. Но… я выберу время, и на это время ты все-таки будешь моим. Больше мне от тебя ничего не надо. Вреда это твоей семье не принесет, гарантирую.

     – Мари, наверное, я должен выбирать сам, так что мне очень интересно знать, каким это образом ты сможешь меня заставить?

     – Вот как? Тебя надо будет заставлять? – Мари потянулась как кошка и приникла ко мне. – Неужели я тебя не возбуждаю?

     – Я нормальный мужчина и, естественно, реагирую на красоту и сексуальность. Ты очень хороша, ты просто безумно хороша, но я уже расставил приоритеты. Как бы банально это не звучало, давай останемся друзьями… или начальником и подчиненным.

     – Ты уникальный мужчина, Максим. А еще ты уникальный дурак. Ты даже не догадываешься, от чего отказываешься. Ладно, проехали, каждый выбирает свою судьбу сам. Но я не оставлю своих попыток заполучить тебя… хотя бы на время, – сказала Мари. И, заметив, что я собираюсь ответить, добавила: – Жены ничего не заметят. И давай на эту тему больше не говорить. Сказала – заполучу тебя, значит, так и будет. И не делай глаза, как девственница перед обрядом дефлорации. Нам предстоит серьезная операция…

     Вот и поговорили.

     Дома я оставил девочек радоваться встрече, а сам потащил снаряжение в подвал. Я нешуточно разозлился на Мари и надеялся, занявшись любимым делом, успокоиться.

     Снаряжение оказалось довольно специфическим. На эту мысль наталкивали три гранатомета Мк-777 Аirtrоniс с разнообразными выстрелами, лежавшие в контейнере. Это обычный гранатомет РПГ-7, но произведенный и модернизированный американской фирмой. Модернизация в основном заключалась в замене деревянных частей на пластиковые детали, модулей управления на более современные и эргономичные, и оснащение современной оптикой. Как по мне, так кроме оптики, все остальные навороты были лишними.

     Снаряжение Ривы оказалось таким же, как и наше, с точностью до мелочей. Даже оружие в том же ассортименте – НК Мк-23, UМР и G-28, с полным дополнительным оборудованием. Я уже подготовил для него место и сразу все сложил.

     Пол еще подкинул пластита, взрывателей, патронов, гранат и восемь полных комплектов системы МВSS. В буквальном переводе это «морская баллистическая система выживания», а если еще понятней, то здоровенный баул, где лежит разнообразное защитное снаряжение, изготовленное американской фирмой Еадlе ind для NАVY SЕАLS, то есть для сил спецназначения морского флота, котиков и всяких подобных земноводных. И включал в себя этот комплект массу полезнейших вещей, от плейт-карриера с набором бронепластин и подсумков под все, что только можно, до тактических поясов с налокотниками, наколенниками и шлемом. Особенно порадовало, что четыре комплекта были черными, камки такого цвета для использования ночью у нас были, а вот все, что сверху, приходилось цеплять другого окраса. Похожие комплекты мы привезли с Нью-Хэвена, но они были немного устаревшей системы.

     Неожиданно я обнаружил шестиместную палатку с набором спальных мешков, тоже полезная вещь, и большой медицинский набор с вакцинами и даже хирургическими инструментами. Пол передал четыре тепловизионных прицела АТN Тhоr 3, тактические прицелы АСОG с переменной кратностью 1-6х48 и установленными прямо на них маленькими коллиматорами DОСТЕR, ночные бинокли той же фирмы АТN, мощную компактную рацию, целые коробки элементов питания к электронным приборам, в общем, превзошел сам себя.

     Меня лично он порадовал двумя десятками патронов СП-3АН, к моему отечественному бесшумному дерринжеру, и бундесверовским спецназовским ножом КМ-2000 с удобными тактическими ножнами.

     И в довершение подарил комплект из трех метательных ножей в специальных универсальных ножнах от знаменитой американской фирмы «Sрydегсо». Красивая стильная вещь, но, так как для себя я их считал совершенно бесполезными, то намеревался передарить Герде, метавшей все что угодно, как заправский ниндзя. По-моему глубокому убеждению, хороший пистолет с глушителем заменяет это баловство полностью. К примеру, нет смысла метать ножи в часового в каске и бронежилете. Это как для меня, но человек, в совершенстве овладевший этим мастерством, возможно, считает иначе. Герда кстати, гораздо ближе к этому совершенству, чем я.

     Я все распаковал, уложил и поднялся наверх, дамы уже сидели в беседке, где был накрыт стол.

     – Посмотрел, что ты привезла, и догадался, что мы будем отбивать атаку танкового батальона. Пол превзошел самого себя, снаряжение отличное, и, как я понимаю, жутко дорогое, – сказал я Мари, присев за столик.

     – Не смеши, подавлюсь… если бы против батальона, то привезла бы «Апач» с «Хелфаерами». Но пару бронированных коробочек вскрыть, возможно, придется. Не танков – бронетранспортеров. БТР-60ПБ, так они кажется, называются. Кстати, Пол предлагал еще миномет. А снаряжение… просто мне удалось незаметно перенаправить на наш склад хороший кусок из последней поставки для нужд патрульных сил. Ловкость в обращении с компьютером и никакого мошенничества. Естественно, все для вас, мои родные. И это еще не все, у него отложено оружие на мой следующий приезд. Я не хотела привлекать внимание большим грузом.

     – А вообще Пол заведует складом для чьих нужд?

     – Склад? Склад этот для сотрудников региональных представительств. Все сотрудники ордена фактически военнообязанные, и соответственно вооружены. А мы там так, как это по-русски сказать? Сбоку припека? Да, так, кажется. Надо брать, пока есть возможность. В ордене грядет штатное перераспределение и, возможно, мы на время будем отлучены от запасов. Надеюсь, на непродолжительное.

     – Заинтриговала, давай уже все рассказывай.

     – Даже поесть не дает, – пожаловалась Мари девочкам, но рассказывать начала. – В горах на границе с Халифатом Нигер и Судан есть небольшая лаборатория. Занимаются там опытами на людях, тестированием новых препаратов и прочими гадостями. Лаборатория не орденская, частная, сведений о ней очень мало. Есть фото с воздуха – год назад летал орденский самолет, делал картографическую сьемку, и случайно запечатлел непонятные строения. Я порылась в архивах и нашла эти фотографии. О том, что это лаборатория, я узнала от принца. Но он тоже толком ничего не знает, просто несколько раз отсылал туда рабынь, нерожавших женщин возрастом до двадцати лет, исключительно африканок, крепкого телосложения. Наводит на размышления, да?

     Так вот, надо разузнать, что там делают, захватить кого-то из персонала, желательно из руководящего звена, а лабораторию уничтожить.

     – Замысловатый способ ты придумала, чтобы нас угробить. Проще и дешевле прямо сейчас пристрелить, – заявила Герда. – Хотя бы об охране сведения есть?

     – Нет. Ничего нет, кроме фотографий с воздуха.

     – Почему бы не послать туда батальон ваших патрульных сил? – поинтересовался я. – Вполне логичное решение.

     – Одну похожую лабораторию патрульные силы уже уничтожили. Проще говоря, сожгли вместе с персоналом. Естественно, кто их крышевал, после такого установить не получилось. С этой произойдёт то же самое, и если даже кого-то возьмут живым, то или сразу после экспресс-допроса уничтожат, или же он попадет не в те руки, будет продолжать свои эксперименты в другом, ещё более секретном месте, а информация исчезнет. А нам нужны прямые доказательства на человека из Ордена. Другой цели у операции нет.

     – Покажи фото, – попросил я и взял у Мари глянцевые листы. На них был запечатлен маленький комплекс зданий в долине, скрытой в горном хребте. Прикинул масштаб – получалось, что территория площадью примерно сто на пятьдесят метров. Одно большое здание из сборно-щитовых конструкции и четыре маленьких. Окружено забором… непонятно из чего, не видно, но вышки по углам присутствуют. Соответственно охраны не больше двадцати человек, максимум двадцать пять. И вот, две маленькие коробочки, как раз те самые бронетранспортеры.

     – Охраняют, получается, частные контрактеры?

     – Получается так. Ручаюсь, орденских специалистов там нет. Это не структура ордена, он не занимается подобными делами, – Мари видела, как мы настроены и готовилась убеждать.

     – Как ты видишь эту операцию? – поинтересовалась Инга.

     – Выдвигаемся на вертолете в точку в десяти километрах от лаборатории. Скрытно подходим к комплексу, наблюдение, планирование операции и собственно операция. В сроках нас не ограничивают. Нас пять человек. Я тоже буду участвовать, и расклад получается совсем неплохой. Поверьте, бывают гораздо худшие варианты. Если все сделать правильно, проблем не будет. Зато какой приз! Можете быть уверены, он гораздо больше, чем заслуживает эта операция. Но о нем, собственно, после вашего согласия. К тому же, вы когда соглашались на эту работу, реально понимали, что не в куклы будете играться. Мое мнение: операция реально возможная, и мое участие в ней свидетельствует об этом. Вы же меня самоубийцей не считаете?

     – Никто еще ни от чего не отказался, идет необходимое обсуждение, и у каждого есть право высказать свое мнение. И таких мнений ты еще услышишь немало. На чем, кстати, нас туда повезут и увезут?

     – Частный вертолет. Он заберет нас в двухстах километрах от Кейптауна, там и оставим свой транспорт. Машину купим здесь. Вертолет сделает дозаправку в маленьком поселке у подножья хребта и доставит нас в точку. Затем вернётся в поселок, где и будет ждать сигнала.

     – И когда мы начнем?

     – Да хоть сегодня.

     Я посмотрел на девочек и увидел, как обе согласно кивнули головами. Было бы глупо, конечно, рассчитывать на, что наш хозяин будет подкидывать детские задачки, да и операция, честно говоря, при ближайшем рассмотрении, оказалась не такой уж самоубийственной, утешил я себя.

     – Что за приз?

     – За уничтожение лаборатории и личного состава без получения доказательств по пятьдесят тысяч на человека. Видите, наш руководитель рассматривает и вариант в полной невозможности захвата языка. А за уничтожение в комплекте с доказательствами и языком… все, что захотите.

     – Это как? – поинтересовалась Инга.

     – Так. Все, что захотите, кроме освобождения вас от работы навсегда. В разумных пределах, естественно, но пределы эти очень широки, – Мари смотрела на нас и ждала нашей реакции. Нашей бурной реакции. Хотя, честно говоря, особого эффекта эти слова на нас не произвели. Я так сразу бы и не сказал, чего мне захочется. Разве что отпуск на месяц? Все остальное у нас уже было. Инга и Герда были поизобретательнее меня, я даже разговаривал на подобную тему с ними, но оказалось, что мы уже можем себе позволить почти все на этой земле. Если, конечно, не желать звезд с неба, или не хотеть стать президентом Американских Соединенных Штатов. Но вообще-то такие предложения чаще всего делают, когда рассчитывают списать исполнителей. Тогда можно и царства земные пообещать.

     – Это понятие слишком широко для нашего немедленного согласия, – высказалась Инга, подтвердив мои мысли. – Надо подумать.

     – Слишком щедро, – добавила Герда. – Наводит на размышления. Максим, как ты считаешь?

     – Отчего такая щедрость, Мари? Либо нам придется штурмовать что-то вроде Форт-Нокса, либо на наше возвращение никто не надеется.

     – Вы ошибаетесь, – спокойно сказала Мари. – Просто таким образом подчеркивают важность варианта с захватом языка и сведений. Сведения могут оказаться настолько важными, что сильно перекроят расстановку сил в Ордене. В желательную для нашего руководства сторону. И к тому же, что такого невероятного вы можете попросить? Давайте подумаем вместе. Люди вы более чем разумные. Деньги? Миллион? На каждого? Вам они не нужны. На что вы их будете тратить? Здесь нет таких возможностей как в старом свете. Ладно, миллион вы освоите. Будем считать, даже незаметно для окружающих. Если больше, то это уже сильно выделят вас из общей массы, возникнут ненужные вопросы к вашим персонам и, соответственно, появятся многочисленные угрозы для вашей жизни. Оно вам надо? Ну что еще можно придумать? Я даже не знаю. Ладно, границу предложения я очерчиваю миллионом на всех. Отпуск захотите? Пожалуйста, но не более месяца, и только когда будет достаточный перерыв между заданиями. Скорее всего, после этой операции.

     Поймите, хозяин заинтересован в долгом, обоюдовыгодном, а не принудительном сотрудничестве. Он хочет, чтобы вы знали о его отношении к вам, и чтобы вы доверяли ему. На такое ваше отношение ответят достойно. И подумайте об операции с чисто человеческой стороны – вы прекратите совершенно мерзкие и отвратительные дела, накажете изуверов, недостойных жизни. Что может быть благородней? Еще и получите за это очень большие деньги… или чего там вы захотите.

     – Все это, конечно, так. Но я давно перестал верить в хорошие намерения больших людей. Может, они и есть, но обязательно попутно с собственными целями. Не столь благородными, – я посмотрел на Ингу и Герду. Инга слегка кивнула головой. – Считай, наше согласие у тебя есть. Надо еще поговорить с Ривой. Но думаю, она возражать не будет. Про наши условия я скажу позже. Не волнуйся, они будут выполнимыми. Давай работать. Я сейчас съезжу за Ривой, и по пути заедем с ней посмотреть машину. Возможно, сразу и купим.

     – Хорошо. Я выдам деньги на это.

     – Когда вернемся, будем все обсуждать и собираться. Вы пока вместе подумайте, что же мы особенного можем потребовать от нанимателя. А ты, Мари, подумай, что предложить. Ты все преференции Ордена знаешь лучше…

     Прежде всего я завез к отцу Евстафию автоматы с боезапасом для русских офицеров, а им самим передал данные по счетам, совершенно вогнав тех в ступор объяснением, что это такое. Потом нашёл Риву, поговорил с ней о предстоящем задании и прогнозированно получил полное согласие на участие. Все-таки везет нам на таких же сумасшедших, как мы сами.

     – Я согласна. Деньги лишними не бывают, к тому же я создана для такой жизни. Меня некому ждать, и я, кроме вас, ни к кому не привязана. Сильно разумной меня не назовешь, я имею в виду чувство самосохранения, так что все в порядке. Поехали за машиной.

     – Тебе не кажется, что мы все идиоты?

     – Так оно и есть, только не идиоты, а люди, наслаждающиеся жизнью и плюющие на смерть. Не знаю как тебя, меня это здорово возбуждает. Поехали.

     – Ну что же… только все равно идиоты. Ладно, поехали. У тебя совсем нет привязанностей и желаний? – поинтересовался я у нее. Рива до сих пор оставалась для меня загадкой, и я решил воспользоваться случаем и вытянуть ее на откровенность.

     – Есть, Максим. Но не слишком оригинальны. Деньги на все, что я захочу, а хочу я совсем немногого. Хорошо трахаться и не жалеть потом об этом. Ну, еще интересной жизни с приключениями и возможностью убивать арабов. Я не псих, но у меня очень большие счеты к ним, – очень спокойно ответила Рива и предложила: – Ты меня совсем не знаешь, так что спрашивай. Я отвечу максимально откровенно.

     – Да? Сама предложила. Я очень любопытный.

     – Вперед, – поощрительно улыбнулась Рива.

     – Что значит хорошо трахаться и не жалеть об этом?

     – Я так и знала, что тебя заинтересует именно это. Но отвечу, – Рива засмеялась. – Это значит – с человеком, которого я захочу. Для души, не для здоровья. Чтобы получать еще и моральное удовлетворение, во всех остальных случаях я жалею о происшедшем.

     – А как было в случае с солдатиками-геями в Лимпо?

     – Я не трахалась с ними. Это были мои друзья, которым захотелось поэкспериментировать, а я им просто помогла. Да и жить с ними было сплошное удовольствие. Они очень хорошие хозяева. Всегда чистенько, еда приготовлена, все постирано, кофе в постель. Макс, у меня нет особых пристрастий в сексе. Я абсолютно нормальная. Просто могу это делать как с женщинами, так и с мужчинами. И со всеми вместе. В Лимпо у меня ни разу не было секса, здесь соответственно тоже. Я жутко голодная. Давай потрахаемся! – совершенно неожиданно предложила мне Рива и серьезно посмотрела на меня красивыми глазами. – Инга и Герда ничего не узнают.

     Я чуть не выпустил руль из рук. Да что за день сегодня такой! Мужиков вокруг мало, что ли? Свет на мне клином сошелся? Мне, конечно, такое развитие событий страшно льстило, но и напрягало одновременно. Перебор это, и большие проблемы в будущем.

     – Ты же жалеть потом будешь, – вырвалось у меня.

     – Нет, я же тебя хочу, и ты мне очень нравишься. Все вы нравитесь. Хочешь, я разрешения у девочек попрошу? Они разрешат, они не жадные. Я же видела, как ты на меня смотрел на пляже, когда я разделась. Хоть чуть-чуть я тебе нравлюсь?

     – Как ты это себе представляешь?

     – Главное, сильнее меня обнимай…

     – Рива… Я не за конкретный случай. Я спрашиваю, за будущее. Мы обманем девочек. Нам захочется еще раз это сделать. Опять обманем. Потом еще раз. Это как-то некрасиво. Ты мне нравишься, и я бы с удовольствием занялся с тобой любовью, но как это будет выглядеть со стороны? Я их люблю, ты им подруга…

     – Ты прав… я не подумала. Тогда я у них спрошу разрешения, – решительно заявила Рива. – Мы в батальоне всегда делились своими парнями.

     – Делай, как знаешь, только скажи им честно, что я ответил на твое предложение, – мне даже стало интересно, что ей ответят Инга и Герда. Дай бог, не пристрелят ее, да и меня на всякий случай. Чтобы они ей не сказали, я решил отказаться. Благоверные могли заявить: – «Мы-то разрешили, но надеялись на твою порядочность, а ты…», и так далее, и в том же духе. Вообще я не хочу изменять женам – и точка. Прошли у меня эти лихие мысли, повзрослел, наверное.

     Проблему с машиной решили неожиданно быстро и недорого, купили отечественный Уазик – «Буханку», военного образца, с пристроенным уже в этом мире пулеметным гнездом сверху. Старенькую, но вполне работоспособную. У Ривы, в дополнение к талантам в области минно-взрывномго дела, обнаружились большие способности автомеханика, и она, облазив машину вдоль и поперек, заявила, что машина, за исключением внешнего вида, в полном порядке. Что меня полностью удовлетворило, машина как нельзя более подходила под наши задачи. Ездить на ней предстояло совсем немного, но груза возить порядочно, к тому же мы отлично в ней размещались. В кузове было три довольно комфортных кресла, и даже откидные кровати. Машину продавали два охотника-африканера, приспособившие Уазик для своих нужд, но переезжавшие на северный берег залива, а ее перевозка могла им обойтись дороже самой машины. Я без сожаления расстался с деньгами, сел в нее и с удовольствием прикатил домой. Даже ностальгия прохватила. Если «буханка» уцелеет, то отдам ее на курортный комплекс, охотников возить – машина лучше не придумаешь.

     Дома втиснул покупку во двор и поднялся к девочкам. Остаток дня, за исключением еды и душа, мы провели в обсуждении задания, а я еще и в подборе снаряжения. Задача оказалась непростой, необходимо было и снаряжение по потребностям задания подобрать, и остаться хоть немного мобильными. Конечно, немного упрощало дело наличие базового лагеря, где я планировал оставить тяжелое оружие и вернуться за ним в случае необходимости.

     Приходилось брать с собой палатку и спальники для ночлега, запас воды и продуктов минимум на неделю, возможности совершить операцию в первую же ночь, скорее всего, не представится, придется наблюдать и изучать обстановку несколько дней. Расширенную медаптечку с набором противоядий от всевозможных ядовитых гадов, водящихся в тех местах в великом изобилии. Рацию для связи с вертолетом. Гранатометы М-777 с термобарическими выстрелами, гранаты Ф-1 и английские фосфорные L-84. Все четыре ВСК, UМР и снайперку G-28 для Инги, ну и пистолеты, конечно. Приборы ночного видения, тепловизионные и ночные прицелы обязательно, не считая коллиматоров. Бронежилеты и шлемы. Просто целая куча добра. Кстати, Мари тоже привезла для себя снаряжение и оружие – пистолет USР Тасtiсаl и штурмовую винтовку FN SСАR с подствольным гранатометом, к моему удивлению, под отечественный патрон 7,62х39. Мне сразу захотелось заиметь на свою команду такие же.

     Выезд запланировали, на 07:00, поэтому быстро разбрелись по постелям. Я, естественно, с женами в супружеской спальне, Мари в гостевой комнате, а Рива в кабинете. Не знаю, как остальные, но мы смогли уснуть только после полуночи. Никак не могли оторваться друг от друга, казалось, сойдем с ума от охватывающей нас раз за разом дикой страсти, не знаю, что это было, может, ощущение близкой опасности и беды, а может, так мы уходили от неизбежных волнений и переживаний. Все-таки операция предстояла очень серьезная. Как бы то ни было, в 07:00 наша «Буханка» с зевающими пассажирами на борту бодро двинулась в путь.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю