290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вход не с той стороны » Текст книги (страница 23)
Вход не с той стороны
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 02:30

Текст книги "Вход не с той стороны"


Автор книги: Александр Башибузук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 35 страниц)

     – Освещение поместья какое?

     – Ночью над входом два масляных светильника, освещают только охранников. И в доме тоже светильники, но больше, вот на этой фотографии видно. Электричества нет.

     – Его раньше пытались убрать? – поинтересовалась Герда. – Странно, что мало охраны.

     – Два раза организовывал покушения нынешний президент. Первый раз из толпы выпустили очередь из автомата, когда он проезжал по городу. В Путе ни одна пуля не попала, убили только водителя и охранника. Стрелка разорвала толпа. Путе в Биафре – это небольшой городишко на юге – очень популярен. Второй раз группа президентских гвардейцев организовала засаду на дороге и расстреляла колонну из гранатометов. Ни одна граната в машину Путе не попала. Гвардейцев уничтожили. Это было год назад. После этого местные не покушались, поверив в неуязвимость Путе.

     – А не местные? – спросил я. Неуязвимость впечатляла, но не сильно. Куча подобных случаев в мире происходит постоянно.

     – Британцы. Он у них во врагах номер один ходит. Три вертолета с морскими пехотинцами вылетели из Кейптауна и должны были высадить десант на его резиденцию. Один упал в джунгли на подлете. Все погибли. Второй совершил успешную аварийную посадку, тоже в джунглях, но экипаж и десант пропали, связь с ними тоже. Во всяком случае, после этого они никак и нигде не проявились. Третий вертолет, несмотря на приказ возвращаться, решил продолжить операцию, но на подлете был сбит из РПГ. Несколько человек выжили и приняли бой, но, сами понимаете, шансов у них не было.

     После этого была еще попытка. Три штурмовика «Тукано» обстреляли НУРСами его базу возле границ Британской Индии, но за десять минут до того он с базы уехал. Планировалась также высадка с вертолетов большим отрядом в джунглях, с последующим пешим броском до базы, но операция осталась на уровне разговоров. У Путе большая армия, а бросить на него полк с тяжелой техникой у британцев нет возможности. Да её ни у кого здесь нет, даже у Ордена.

     – Орден решал уже вопрос с его ликвидацией? – спросила Инга.

     – Раз пробовали собрать группу независимых специалистов, но они, узнав подробности, оказались. Тогда еще не было информации об этой усадьбе.

     – Ну, что я могу сказать… собирайтесь. Поедем на природу. Мари, пожалуйста, возьми с собой все данные.

     Мы быстро собрались, заехали в столярную мастерскую, купили кучу деревянных реек, фанеры, на рынке обзавелись несколькими мотками бечевок. Потом выехали за город на пустынный пляж и устроили игры в войну.

     Воссоздали по контурам поместье, обтянули рейки веревкой, расставили фанерные листы на месте охраны и до самого вечера отрабатывали штурм. Мари прохлаждалась под зонтиком, а когда ей это надоело, встала к нам четвертой. Я сразу же ее прогнал назад. Мы слаживались, как группа из трех человек, и четвертому в наших наработанных схемах места не было. Тогда она повтыкала в песок веток и принялась палить по ним из своего Глока. Метко стреляла, следует отметить.

     Практически, судя по данным, проблем у нас не должно было возникнуть. Весь маршрут мы проходили вместе, разделяться необходимости не возникало. Охрана на входе убиралась элементарно. По территории они не ходили, а просто компактно сидели у входа. Я не понимал такую беспечность, но Герда сказала, что ни один африканец без разрешения в храм Вуду не зайдет, хоть его режь. К тому же этот культ, по словам Мари, превратился в Дагомее из довольно безобидного театрализованного представления в жуткий языческий ритуал с человеческими жертвоприношениями.

     Охрана внутри тоже убиралась просто, даже одним человеком. Мужики они, конечно, здоровенные, но экспансивная пуля сорок пятого калибра на габариты цели внимания не обращает. К тому же в храме всю ночь громко бьют барабаны, и как умрет охрана, там не услышат. Проблему могло составить только внутреннее помещение, где и происходил ритуал. Мы знали, что там может находиться до пятнадцати человек. Бросать туда гранаты или палить из подствольников особо не рекомендовалось, в километре от храма начинались пригороды столицы, где были расквартированы отряды Путе. Конечно, мы успевали уйти, но погоня до аэродрома нам была не к чему.

     Общий план операции выглядел так: мы вылетаем из Кейптауна вечером, три часа в полете, садимся на аэродроме в 30:00. По пути переодеваемся в орденскую военную форму. Нас уже ждет машина, и мы в составе колонны выезжаем в представительство в Манделу. Но, проехав два блокпоста местных революционеров, за два километра от усадьбы уходим из колонны и направляемся к заброшенной ферме недалеко от нее. Там опять переодеваемся и пешим порядком выдвигаемся к усадьбе. У усадьбы мы должны быть в 01:30. Мари остается в близлежащих развалинах и с ночным биноклем контролирует ситуацию. Мы делаем своё дело и вместе с ней несёмся назад к машине. Снова меняем шмотки, подаем сигнал, и в 03:00 вливаемся в колонну Ордена, уже возвращающуюся на аэродром. Там в самолет – и домой. Мари гостит у нас еще сутки и вылетает на Нью-Хэвен. Вроде все просто, но ничего простого, как известно, не бывает.

     Мы решили экипироваться автоматами UМР с открытыми коллиматорами, глушителями, инфракрасными целеуказателями, с боезапасом в восемь магазинов к каждому. Как дополнительное оружие – пистолеты Мк-23 с тем же набором оборудования, только без коллиматора, и дополнительных четыре магазина. Брали еще по дымовой гранате М-18 и по две осколочных М-67 на каждого. Шлемы с ПНВ и плейт-карриеры, черный камуфляж. Я подумал и решил прихватить ГМ-94 с восемью осколочно-фугасными гранатами. Он с боезапасом отлично размещался в легком ранце за спиной. Еще подумали и решили, что снайперская винтовка G-28 с боекомплектом и еще один ГМ-94 будут не лишними, но оставим их с Мари на наблюдательном пункте. То есть фактически использовать их не планировалось, но я не ожидал, что все пойдет гладко. Осложнений, конечно, не хотелось, но встречать неожиданности следовало во всеоружии. Если успеем, конечно, до того оружия добежать. Со всеми дополнительными нужными мелочами в карманах и ранцах мы оставались довольно подвижными, да и два километра передвижения в пешем порядке – дело не чересчур трудное.

     К концу дня проложили маршруты выдвижения к охранникам, очередность действий и роли внутри помещения. Всё, в принципе, получалось довольно слаженно даже с первого раза, но мы все равно продолжали работать, пока не попадали с ног. На завтра я запланировал тренировки со стрельбой, и мы укатили домой.

     Вечер, как водится, мы проводили в шезлонгах у бассейна, с бокалами местного вина в руках. Горничная до отвала накормила нас очень вкусным блюдом с непроизносимым названием, где удивительно гармонично соседствовали креветки, свинина, ананасы и картошка, и, выслушав похвалы, ушла домой. Садовник тоже нас дожидался для похвал за работу, которой его нагрузили мои женушки. Получил свою долю благодарности и тоже ушел. Вообще, мне кажется, мы им, как хозяева, нравились. Земфиру только не устраивало, что я ее не употребляю, как мужчина женщину. Руди, оказывается, естественно, втайне от Ольги, периодически горничную пользовал, и как мужчина был еще хоть куда. Земфира это все считала само собой разумеющимся дополнением к ее прямым обязанностям горничной. Она мне об этом так прямо и заявила, улучив момент, когда женушки были подальше.

     – Хозяин… Хозяин, я вам не нравлюсь? – неожиданно прижалась она ко мне на кухне.

     – Нравишься… – я от неожиданности чуть не упал в холодильник, и на всякий случай отошел подальше.

     – Почему тогда хозяин меня не трахает?

     – Гм… действительно почему… – я сильно озадачился. – Жена у меня есть… ревнивая. Меня убьет, тебя с работы выгонит.

     – Она никогда не узнает. Мне работа нужна и прибавка к зарплате тоже. А хозяину очень понравится. Очень… я могу показать как, прямо сейчас…

     – Спокойно… тебе денег мало?

     – Много. Чуть больше будет лучше. И я хочу трахаться с вами, хозяин. К тому же это моя обязанность, как горничной. Хозяин Рудольф меня драл постоянно, и госпожа Ольга не узнала. Мисс Герда и мисс Инга тоже никогда ничего не узнают. Вы будете довольны. Я не обрезанная и все чувствую. Я умею…

     – Спокойно… Все, говоришь, умеешь… Это хорошо. Мы вернемся к этому разговору позже. Какая прибавка к зарплате тебя устроит?

     – Сто экю, хозяин. Я смогу снимать маленькую комнатку в городе и съеду из общежития. Пойду учиться в вечернем колледже на медсестру. Хотя вы мне и так нравитесь, хозяин.

     – Да… хорошо, ты получишь прибавку.

     Трахать я ее не собирался… ну, может, разок… в познавательных целях, негритянок у меня еще не было. К тому же у девочки цели достойные, надо помочь. Нельзя же вот так взять и порушить здоровый карьеризм милой девочки с очень красивой выпуклой попкой.

     Так вот, сидели мы в саду и попивали вино и разговаривали.

     – Мари, а откуда в Дагомее оружие? Да еще так много? Не проще ли было бы им его не продавать? – действительно, снабжать проблемный регион оружием – только себе яму рыть.

     – Можете как хотите к Ордену относиться, но закон равных возможностей в начале жизни в Новой Земле он соблюдает свято. Каждый переселенец вправе получить на базе переселения любое легкое стрелковое оружие, какое может оплатить. И привезти с собой с Земли тоже. К тому же не могли же мы выкинуть этих несчастных с пустыми руками в джунгли?

     – А гранатометы и броневики?

     – Правительство и ополчение городов в Дагомее имеет равные с остальными государствами возможности по закупке техники для защиты от бандитов, – менторским тоном сообщила мне Мари. – Этот закон тоже незыблем. Орден не вмешивается и дает возможность всем строить свою жизнь, как им самим угодно. Конечно, ограничения для них есть, и немаленькие, но никто не мешает другим государствам продавать им оружие. Халифаты вооружают своих сторонников, Британия пытается своих. Все как на Земле, ничего не поменялось. Я не идеализирую Орден, далеко он не пушистый и белый, но свою роль он выполняет. Не всегда умело, но все-таки. Конечно, проще было бы загонять сюда людей, держать за колючей проволокой и охранять, но этого никто не делает, пусть живут как могут.

     – Нет, действительно, Ордену надо памятники по всей Новой Земле расставить за шанс, что он дал людям. Я в Кейптауне ни разу еще не слышала, чтобы кто-нибудь захотел обратно, – подключилась к разговору Герда.

     – А уж как мы не жалеем! Правда, милый? – Инга перебралась с кресла мне на колени. – Я знаю, что всегда хотела для себя такой жизни, и Герда тоже, и ты, Макс.

     – Да, милая. А чего наш муж молчит? – Герда притворно грозно нахмурилась.

     – Всю жизнь мечтал. И если бы вас не встретил, так и сидел бы холостым, – ответил я чистую правду. – Вы что, не видите, что я совершенно счастлив? Завтра с утра поедем на рынок двумя машинами и купим много дынь или арбузов. Идея появилась. Девочки, пойдем со мной, я Мари покажу оружие в кабинете.

     – А мы зачем? – совершенно невинно спросила Инга. Хотя прекрасно понимала зачем.

     Девочки похихикали, но пошли с нами.

     Коллекция привела Мари в бурный восторг. Кроме моего дриллинга, в стойке стояли два штуцера под патрон 600 нитро – один фирмы Перде и второй Холанд-Холанд, бокфлинт и болтовая винтовка знаменитой фирмы Франкотт. Они сами по себе считались оружием высшего разбора, а уж эти фирмы поставляли свои изделия королевским домам. К тому же оружие было раритетным, выпуска не позже сорокового года, в отличном состоянии.

     Мари находилась немного в подпитии и под впечатлением заявила, что за обладание любым из стволов, она отдалась бы незамедлительно и со всей страстью. Я пожалел, что с нами Герда и Инга, но оружие подарить не смог. Не мое оно, не могу раздавать память об очень хорошем человеке, поэтому вручил ей Вальтер ППК в подарочном исполнении. Подарок достойный.

     – Возьми. Мне этот пистолет по-своему дорог. От нашей семьи тебе. Правда, девочки?

     – Правда, – заявили девочки в один голос. – Для нас слова мужа закон. Бери Мари, мы от чистого сердца.

     – Я даже не знаю… Спасибо большое. Это очень дорогой подарок. Может, мне все-таки вам отдаться…

     Мы посмеялись и отказались. Мари отлично с нами ладила, в нашу группу влилась легко и естественно, оказалась очень веселой и компанейской женщиной. По сути, она являлась руководителем нашей группы, но мы этого не чувствовали. Даже мои женушки мне сказали, что не ревнуют к своей подруге Мари, но на всякий случай предупредили, что застрелят меня, если заподозрят в каких-либо симпатиях к ней, кроме дружеских. Мари веселилась, но мне все равно казалось, что она грустит. Что-то очень глубоко в себе скрывает и не хочет показывать. Меня это не сильно беспокоило, у каждого человека есть своя тайна, и скоро я перестал обращать внимание на такие нюансы.

     Последний день перед вылетом мы тоже провели на своем импровизированном полигоне. Купили полную машину тыкв, я их расставил на шестах в местах нахождения охранников и фигурантов. К концу дня перестреляли все овощи и двух крупных варанов, явившихся к нам в гости. Акцию нам удавалось проводить за две минуты, это с минированием дома при отходе. Конечно, только на макете и только при предполагаемой обстановке в зале проведения обряда, я проигрывал ситуации с пятнадцатью целями в ней, но все-таки это был результат. О напрасных жертвах я не задумывался, то, что члены этого культа приносят человеческие жертвы, примирило меня с их смертью.

     На следующий день с утра уложили снаряжение и оружие и, как и планировалось, в 27:05 уже летели над заливом в небольшом двухмоторном самолете.



22 год. 16 число 8 месяца, 30:00. Новая Земля. Дагомея. Аэродром Ордена. Шестьдесят километров от Мандела-Сити

     Полет ничем не запомнился. Полная темнота в иллюминаторах. Мы почти не разговаривали, только попили кофе и сжевали сэндвичи. Ровно в 30:00 колеса самолета коснулись бетонной полосы. Вытащили снаряжение и уселись в пустой «Хамви». Руководитель конвоя подбежал согласовать с Мари порядок следования и позывные, она села за руль, я за пулемет, и мы выехали с территории аэродрома, укрепленного, между прочим, как Форт-Нокс. Я успел заметить с десяток БМП «Страйкер» и бронемашин «Пиранья», огневые точки с крупнокалиберными пулеметами и минометами. Да и сам конвой вызывал уважение. Кроме пяти грузовиков М-939, с нами ехали шесть «Хамви» с Браунингами и гранатометами Мк-19, три «Пираньи» и один «Страйкер». Мы заняли место в середине конвоя и начали движение.

     Я всматривался в стену джунглей по сторонам дороги и думал, что никогда не смогу в них заметить засаду. Одна непроницаемая для человеческого взгляда стена. Чем-то окружающий пейзаж казался даже красивым и завораживающим: бездонное черное небо с мириадами ярчайших звезд и туннель дороги в темно-зеленом море джунглей.

     Без остановки проехали первый блокпост с гарнизоном правительственных войск, тоже укрепленным по всем правилам фортификационного искусства. БРДМ-2 и БМП-1 в капонирах по сторонам дороги, пулеметные гнезда, обложенные мешками с песком, и даже окопы полного профиля вокруг. Солдаты в некоем однообразии формы и оружия, конечно, советского производства, численностью до взвода.

     Второй блокпост населяли так называемые бойцы «Национального фронта возрождения», читай борцы с белым игом, с которым правительство Дагомеи в очередной раз замирилось. Укрепление попроще, ржавый, без гусениц, плавающий танк ПТ-76 в окопе, несколько разнокалиберных джипов с пулеметами, единообразие в форме и вооружении отсутствует напрочь. Как так можно увешаться оружием и остаться в состоянии двигаться, я представить себе не мог.

     Один из караульных встал на дороге и дал знак рукой остановиться. Не знаю, зачем, может, сигарету стрельнуть хотел, или спичек у него не было, но умным этот поступок назвать было нельзя. «Страйкер», не снижая хода, ударил его носом и он, как тряпка, улетел в кусты. Одновременно все стволы конвоя навелись на блокпост и в наушниках прозвучала команда к бою. Бойцы блокпоста рассыпались в стороны, как горох из порвавшегося пакета, и пока мы не проехали, из укрытий не высовывались. Идиотизм.

     Дорога повернула, и по сторонам теперь виднелись поля.

     – «Большому Папочке» – «Дочка Мери», ухожу пописать, ухожу пописать, прием… – прозвучал в наушниках голос Мари. Я чуть не рассмеялся. Выдумщики.

     – Здесь «Большой Папуля», иди, дочка, пописай. Пописаешь – постучись, пущу домой. Как принимаешь?

     – Принимаю чисто и громко… – ответила Мари, и сразу же наша машина свернула в сторону от конвоя и заколыхалась на ухабах проселочной дороги.

     – Наш поезд прибывает на станцию по графику. Вы видели того идиота? – спросила Мари. Машину, кстати, она вела виртуозно.

     – Хуже идиота…

     – Такое случается почти на всех блокпостах. Мозги совсем прокурили и проширяли эти черножопые.

     – Где твоя политкорректность, Мари? – язвительно спросила Инга.

     – Разговорчики, рядовой, – весело прорычала Мари. На Инге была форма рядового. – Где это хренова тропинка… ага… вырубаю свет.

     Машина свернула на почти неразличимую дорожку среди опять начавшихся зарослей. Мари выключила свет, все вокруг сразу пропало в темноте. Я опустил очки ПНВ и вернул себе зрение, в мертвенно-бледных зеленых очертаниях. «Хамви» уверенно ехал по почти полностью заросшей тропинке. Мари, непонятно как ориентируясь, довезла нас до сравнявшихся с землей развалин.

     – Станция прибытия. Объявляю высадку из вагонов, – скомандовала она и остановила машину.

     Я посмотрел на часы. Подарок Пола исправно показывал 01:33. Почти по графику. Мы быстро постягивали с себя форму, переоделись, накрасились и в хорошем темпе побежали за Мари. Она тоже экипировалась, как мы, только в кобуре был Глок-21 и на плече МП-5 с глушителем. На шее здоровенный электронный бинокль, а через плечо цифровая камера с ночной насадкой на мощном объективе – одним из условий руководства была видеофиксация операции. У нас на шлемах тоже были закреплены видеокамеры. Не тяжелые и не мешают, так что пусть будут. Не жалко, да и самим интересно будет потом посмотреть. Становимся великими операторами и актерами в одном лице.

     Прорвались через заросли и перебежали небольшое поле. Впереди, метров за пятьсот, замаячили неясные огоньки и показалась старая ферма с провалившейся крышей.

     – Прибыли. Я наверх. С богом, – Мари ловко вскарабкалась на стену по прислоненной балке.

     Мы построились и, пригибаясь, направились к огонькам. Я возглавлял маленькую колонну, посередине двигалась Инга, замыкала Герда. Времени у нас было предостаточно, так что я не спешил.

     Из зеленого мрака выступили постройки. Я осторожно заглянул в решетчатые ворота. Маленькие лампы едва освещали действительно сидевших на стульях охранников. Пьют пиво. Три… а где четвертый?

     – Ждем… – шепнул я.

     Возле домиков стоял роскошный белый джип Тойота Мега Круизер и Лендровер Дефендер охраны, с крупнокалиберным Браунингом М-2 на турели и ПКМом на вертлюге на месте пассажира. Значит, гости на месте.

     – Вижу охранника. Идет на свое место… – сообщила Герда.

     Точно идет, родной, пописать ходил.

     – Выдвигаемся…

     Под прикрытием забора мы быстро проскочили на определенную заранее позицию, сбоку-сзади дома. Охранники нас не видели и не слышали. Уже на улице было слышно, как внутри дома бешено выбивают ритм барабаны, даже земля подрагивала в такт ударам.

     Я по очереди подсадил Ингу и Герду и, подтянувшись, сам перебросил тело за забор. Присел. Герда и Инга, как и отрабатывали, притаились и держат под прицелом свои сектора. В принципе все, как и на фотографиях, только я, строя макет, немного ошибся с размерами. Ничего, не критично.

     Подождали секунд тридцать и цепочкой в том же порядке выдвинулись в дому. Сгруппировались возле угла.

     – По команде. Два ближних мои, следующий – Инга, последний – Герда, – шепнул я и присел, надо мной нависла Инга, за нами, чуть левее, стояла Герда.

     – Огонь… – мы одновременно сделали шаг в сторону и прострекотали автоматы. Я одной очередью из шести патронов снял обоих сидевших практически на одной линии охранников. Их бросило на уже мертвых товарищей. Последнего швырнуло на землю, и одна из пуль звонко щёлкнула по чьему-то автомату.

     Млядь… это и называется случай. Предусмотреть, что лежавший на коленях охранника АКМ подлетит от движения уже мертвого хозяина и попадет под выстрел, наверное, невозможно. Может, великие спецы и могут это делать, но я нет.

     Мы замерли на десяток секунд. У меня бешено застучало сердце. Тихо. Барабаны грохочут так, что ощутимо подрагивает земля.

     – Контроль охраны, Инга, контроль дверь, мы работаем.

     Мы быстро проконтролировали охранников, невооруженным взглядом было видно, что с ними покончено, лужи крови, мозги, но контроль есть контроль, каждый получил еще по пуле, и мы с Гердой быстро оттащили их за дом. Инга переместилась к ближайшей хижине, прикрывая нас, затем взяла на прицел дверь.

     Молодец, четко, ни одного лишнего движения. Совсем еще не готова к серьезной работе, но, главное, не боится убивать и не боится крови. Абсолютно равнодушна. Не знаю, хорошо это или плохо.

     Мы с Гердой стали осматривать по очереди четыре хижины во дворе.

     – Входим… – мешки с зерном, солома… пусто. Идем к следующему домику.

     – Входим… – с лежанки поднимается чья-то фигура. Треснул UМР Герды, и фигуру зашвырнуло обратно на лежанку. Сука… какого ты хера здесь делал? Еще лежанки… пусто. Следующий дом.

     – Входим… – с пола поднимаются две головы. Очереди, жалобное блеяние и стук по глинобитному полу – в судорогах бьются маленькие копыта. Козы… м-мать. Один домик остался.

     – Входим… – кровати, шкафчики, головы козлов на балках, связки трав, баночки на полках… маленькие косточки на веревочках… пусто.

     Осторожно переместились к входной двери. Инга заняла свое место в ордере. Я приоткрыл массивную дверь и просунул камеру на тонком раздвижном штативе. Подарок Пола, к которому была подключена камера, исправно показал, что тамбур пуст.

     Штатив сдвигаем, камеру в карман. Приоткрываю дверь и проскальзываю внутрь. Взял на прицел коридор. Грохочут барабаны, пол вибрирует, в щели между досками сыплется пыль. Здесь можно палить из пушки, не услышат.

     – Входим… – Герда и Инга по очереди проникли в тамбур.

     – Построились… – это я зря, девочки уже все успели сделать. Так. С правой от входа стороны в конце коридора стол с охраной, прямо по ходу движения за двухстворчатой дверью – «Хунган», храм Вуду.

     Дверь есть. Плотно закрыта. Над ней светильник. Еще мелькает свет с правой стороны, где сидит охрана.

     – Инга, одновременно с нами контроль, левая сторона. Герда, по команде работаем, – я продублировал слова жестом. Из-за грохота не уверен, услышали или нет.

     – Работаем… – мы с Гердой одновременно вошли в коридор и вскинули оружие. Сиреневые пятнышки инфракрасных лазеров заплясали на зеленых мощных фигурах, сидящих за столом. Я коротко давил на курок и переводил толстый цилиндр глушителя с фигуры на фигуру, рядом глухо трещал автомат Герды.

     Фигуры опрокинуло на стенку, и они сползали под стол. Перезарядка. Вроде все.

     – Герда, контроль. Инга, доклад.

     – Чисто…

     – Принял. – Мы с Гердой быстрым шагом, не опуская автоматов, двинулись к охранникам.

     Вдруг стол, под который сползли телохранители Путе, сдвинулся в сторону и с пола медленно стали подниматься могучие тела.

     Открыла огонь Герда. Из тел брызгали четко различимые, ярко-зеленые в свете прибора ночного видения фонтанчики крови. Достреляла магазин и ушла мне за спину перезаряжаться.

     Опять встают… мляди, ловлю в прицел дважды трупы и нажимаю на спусковой крючок. Вся стена в крови и кусках мяса… Упали… что за… опять возятся. Я в упор опустошил магазин. У одного взорвалась голова, у второго превратилась в кашу… Перезарядка. Суука… один пытается встать… получай…

     Телохранители, наконец, перестали шевелиться. Что это было? Зомби… мать вашу. Руки нешуточно дрожали. Что за бред, такого никак не может быть. Два магазина, шестьдесят экспансивных патронов калибра сорок пять. Одиннадцать и три миллиметра.

     – Правая сторона чисто, Инга доклад… – твою мать… даже голос подрагивает.

     – Чисто.

     – Мы возвращаемся.

     Подошли к двери. Барабаны бьют не останавливаясь. Это хорошо… ничего не услышали.

     – Инга – левая сторона. Я – середина, Герда – правая сторона. Входим по команде, – надо перевести дух. Все…

     – Пошли… – я распахнул дверь ударом ноги. То, что я там увидел за доли секунды до того, как стал стрелять, отложилось в голове четкой и, несмотря на зеленый цвет ПНВ, цветной картиной. Причем все и оставалось зеленым, только белое и красное проявлялось на этом фоне.

     Посреди комнаты черный столб, на котором висит человеческое тело без кожи и без внутренностей, под ним оцинкованная обычная лохань, похожая на те, в которых наши бабушки стирали белье, полная ядовито-красной крови. Рядом, обернувшись на дверь, стоит черный мужик с замазанным кровью лицом, в черном фраке, посыпанном мукой, белым цветком в петлице, на голом жирном теле. На голове цилиндр, во рту трубка.

     На заднем плане четыре фигуры, закутанные в белые саваны, лупят по высоким, по пояс им, барабанам.

     На полу свились в отвратительный клубок голые тела, рядом с ними обнаженная черная женщина с волосами, сбитыми в высокий колтун и измазанным в крови лицом, монотонно втыкает длинную иглу в тряпичную куклу. Обвисшие мешочки грудей вздрагивают в такт движениям, между ними нарисованный на теле мукой крест.

     В большой деревянной лохани извиваются в воде еще две фигуры. По залу мечется, сильно хромая, голый мужик с привязанным к паху деревянным, почти до пола, членом.

     Первые пули, выпущенные в мужика во фраке, отчего-то пролетели выше его головы, он согнулся и нырнул в сторону. Я повел за ним стволом и срезал двух барабанщиц. Пули колотили в лохань с водой, вздымая брызги и куски плоти и крови людей, извивающихся в ней, отбросили в сторону женщину с куклой – это стреляла Герда. Ещё очередь, попадания швырнули на пол голого мужика с деревянным членом, взлетел в воздух расщепленный кусок деревяшки, пули рвали тела совокуплявшихся на полу – это Инга.

     А я никак не мог попасть в мужика во фраке. Он дико хохотал и, быстро перебирая конечностями, ползал по полу. Пули рвали доски пола, выбивали фонтанчики пыли из стен, а он оставался целым. Я застрелил оставшихся барабанщиц, перезарядил магазин и, подбежав к мужику, а это и был Нельсон Путе, пинком опрокинул его на спину и в упор всадил ему в грудь весь магазин. Очередь задрала ствол и зияющие, плескающие кровью дыры протянулись от груди к голове и она, наконец, разлетелась на куски, мне в лицо брызнули горячие капли…

     – Тварь… – заорал я и зачем-то пнул разорванное пулями тело. Обвел взглядом комнату. Везде трупы, кровь, дым, тошнотворно пахнет свежим мясом и внутренностями, как на скотобойне. Блядь… только не рыгать.

     – Контроль… – мы обошли зал. Не надо контроля… везде покойники… М-мать… один из них, в окровавленном саване, взметнулся с пола и кинулся с вытянутыми руками на Герду. Несмотря на рвущие его тело пули – мы успели начать стрелять – он добежал до нее и упал, только когда она пнула его ногой в грудь.

     – Контроль…

     – Чисто…

     – Ч-чисто… – Ингу, наконец, проняло. Это хорошо, девочка, ты человек, а не робот.

     – Чисто. Уходим. Ставим мины.

     Мы быстро установили в зале «Клейморы». Сиреневые лучики инфракрасных лазеров взрывателей перечертили зал.

     – Комнаты. Начинаем слева направо. Пошли, – в коридоре оставалось незачищенными несколько помещений.

     Первая комната… кухня, мешки с мукой, тыквы, травы и таз с внутренностями… суки… это с той несчастной, что висела на столбе, жрать они их собирались, что ли, уроды, головы козлов по углам и черепа людей на столах… самих людей нет – чисто.

     Вторая комната… спальня. Стоят кровати и шкафы, опять головы козлов, да сколько же они их здесь набили, черные завязанные мешочки по углам, людей нет… под кроватями… нет, – чисто.

     Третья комната… на плечиках аккуратно висит белый мундир с аксельбантами, сверху накинут кожаный пояс с кобурой тисненой кожи. Из нее торчит рукоятка Кольта 1911, с перламутровыми щечками, на поясе еще два кармашка с позолоченными магазинами. Я перекинул пояс через плечо. Трофей… если что – подарю кому-нибудь. Это что? Еще одна форма, только камуфляжная, но тоже с аксельбантами, еще одна кобура, из которой теперь торчит рукоятка здорового пистолета. Теперь щечки из резной кости. Позолоченный культовый пистолет «Дезерт Игл». Щеголи… мать вашу. Тоже в трофеи. Тяжелый, падла.

     – «Семейка Адамс» – «Дочурке Мери». Обед приготовили. Как насчет гостей? Прием.

     – Здесь «Дочурка Мери». Рада за вас. Гостей нет. Жду. Прием.

     – Выходим… – мы осторожно вышли из дома и за стенами домиков двинулись к забору. У меня вдруг мелькнула мысль.

     – Стоим. Прикройте меня, я проверю машину. – Я осторожно приоткрыл пассажирскую дверь Тойоты. Пахнуло запахом дорогого приторного парфюма и качественной кожи сидений, на сиденье лежал маленький кейс, тоже обтянутый кожей. Я осторожно сдвинул его стволом, не тяжелый… берем с собой. Бардачок… всякий хлам, перчатки… еще один ствол, маленький никелированный Вальтер ППК… с собой, нам везет на такие пистолетики.

     – Готово. Уходим, – мы почти дошли к воротам как в наушниках раздался голос Мари.

     – Внимание. На дороге справа от вас фары машин. Три единицы, расстояние пятьсот метров. Успеваете? Как принимаешь? Прием.

     – Принял… бегом, – мы проскользнули в приоткрытые ворота, быстро перебежали дорогу и нырнули в канаву.

     Вдруг дрогнула земля, и сзади нас прогремел глухой сдвоенный взрыв, через долю секунды еще один, гораздо мощнее. Что за черт? Я повернулся и увидел, как большой дом в усадьбе весь окутался пылью и дымом.

     – Мины сработали. Может, крысы? – шепнула Герда.

     – Какие крысы… лазеры на полметра над полом ставили… Ссуки, там кто-то живой оставался или… опять ожили… м-мать… бегом, – мы побежали по краю поля.

     – Три машины ускорились, вас они не видят, – сообщил наушник голосом Мари.

     Показались развалины фермы. Со стены соскользнула Мари и, махнув нам рукой, углубилась в заросли. Сердце бешено колотилось, не давал покоя взрыв – как там могли остаться живые? Мы же все тщательно проверили, только трупы, и те как из мясорубки. Бред какой-то…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю