290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вход не с той стороны » Текст книги (страница 19)
Вход не с той стороны
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 02:30

Текст книги "Вход не с той стороны"


Автор книги: Александр Башибузук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 35 страниц)

     Дамы поворчали, но купальники надели, впрочем, эти купальники на теле еще надо было разглядеть. Ладно, пускай наблюдатели, если они есть, конечно, позавидуют.

     Поплескались, собственно, я в бассейн собрался, чтобы поговорить.

     – Миленько, но настораживает. Минуя все контроли, завезли на охраняемую территорию и бросили. Как ты думаешь, милая, нас слушают в доме? – спросил я у Инги. Она на острове уже была, да и отношения с Орденом у нее более продвинутые.

     – Думаю, нет. Руководство, скорее всего, уже продумало форму и статус нашего подразделения, и такой формат вызван секретностью. Высшей степенью секретности. Значит, прослушка неуместна. О нас и в Ордене практически никто не должен знать. Сегодня все станет ясно, – Инга убрала со лба мокрую прядь. – Иди, заказывай еду. Нам еще перед встречей надо себя в порядок привести.

     – Ага. То, что нас провели без регистрации, свидетельствует, что нас как бы здесь нет. Иди, заказывай, – Герда плеснула на меня водичкой. – Я голодная как акула.

     – Что будете?

     – Рыбу.

     Коротко и ясно. Я побрел рассматривать меню. Рыба. Да здесь почти все рыба. Заказал всем буйабес, рыбу-иглу на рашпере и салаты наугад, многие их названия мне были незнакомы. Впрочем, женский голос в трубке все мило разъяснил. Через пятнадцать минут звякнул колокольчик на входе, и солдатик в белой курточке и таком же колпаке прикатил тележку с судками. Выкатил глаза на Ингу и Герду, потом вправил их обратно, пожелал приятного аппетита и сказал, что тележку с посудой можно оставить на улице возле входной двери.

     Девы мои едой остались очень довольны, и я, честно говоря, тоже. Все мастерски приготовлено, и сама рыба свежайшая. Едва успели себя привести в порядок, как приехал Пол и повез нас, не выезжая с охраняемой территории, по очень зеленым улочкам, распланированным и засаженным деревьями так, что абсолютно не было видно, где мы, собственно, находимся. Еще одно КПП с военными, и мы подъехали к небольшому комплексу одноэтажных зданий. Воистину, если хочешь соблюсти секретность и режимность от и до, поручи это военным, и получишь все прелести этой режимности и секретности. Пол провел нас внутрь и пояснил, что госпожи Петерс и Мартинсен будут заниматься по собственному плану, а мне, то есть господину Волошину, предстоит встреча. Провел меня по пустынному коридору и остановился около обыкновенной двери. Два раза легонечко стукнул и отступил в сторону, пропуская меня.

     В небольшом кабинете с минимумом мебели за столом сидела женщина и просматривала папку с документами. Услышав, что в кабинет вошли, встала и протянула мне руку.

     – Рада вас видеть господин Волошин. Мари Лякомб, представитель совета Ордена, присаживайтесь.

     Я аккуратно пожал руку и присел. Женщина. Даже и не знаю, хорошо это или плохо. Француженка. Красивая. Далеко за тридцать, хотя, может, и нет, просто ее лицо было очень задумчиво-строгим, а это добавляет возраст. Очень ухожена и спортивна, просто и даже по-мужски одета. Мужская светло-голубая рубашка, белая футболка под ней и обтягивающие джинсы.

     – Честно сказать, рада встрече с вами. Я координатор вашей деятельности и нам предстоит за эти несколько дней часто с вами видеться и проделать много работы. Но сначала я хотела бы просто с вами поговорить. Не против?

     – С удовольствием, госпожа Лякомб.

     – Оставим эти условности. Называйте меня просто Мари. Вы, кстати, великолепно говорите по-английски. А как у меня получается на русском? – женщина улыбнулась и произнесла последнюю фразу на русском языке.

     – Просто замечательно. Такое впечатление, что вы русская, но долго жили во Франции, – сделал я комплимент. Акцент чувствовался, но совсем незначительно. Интересно, совпадение или ее специально подобрали?

     – Вы проницательны, Максим. Продолжим на русском. Итак, Юрий Прозоровский. Максим Волошин. Насколько я понимаю, это не ваши настоящие имена?

     Я просто пожал плечами, не опровергая и не подтверждая. Надо – сами догадывайтесь. Но желательно этого не делать, тщательной проверки моя биография не выдержит.

     – Ради бога. Меня это не сильно и интересует. Некоторые постулаты Устава Ордена здесь незыблемы. Новый мир – новая жизнь. К тому же, реши мы проверять это, то всем известное ведомство, к которому, как я догадываюсь, вы принадлежали, может в ответ создать нам нешуточные проблемы. Да и просто нет у нас таких возможностей, так что оставим это. Чем вас привлекла Новая Земля?

     – Я тогда еще толком и не знал, куда попаду. Да и вы сами сказали, новая жизнь. Я просто хотел забыть некоторые моменты из своей биографии и справедливо догадывался, что для этого мне необходимо исчезнуть из той жизни.

     – У вас получилось?

     – Нет. Все дублируется. Оказалось, и жизнь тоже. Хотя много привлекательного я здесь нашел, в чем-то она изменилась.

     – Согласна. Я тоже не смогла до конца изменить свою жизнь. Как вы можете себя охарактеризовать? Не профессиональные качества, а свою личность?

     – Вопрос… скажем так, здоровый циник, с незыблемыми личными принципами и практически полным отсутствием моральных ограничений, если, конечно, они не касаются тех же личных принципов. И к своему удивлению, на фоне всего это остаюсь романтиком. Сложно, но вот так.

     – А в профессиональном плане?

     – Оперативник. Не боевик и не профессиональный убийца. Оперативник.

     – Что в вашем понимании означает «оперативник»?

     – Человек, способный быстро и нестандартно реагировать на изменение обстановки, при этом добиваясь решения поставленной задачи. А также проводить определенные оперативные мероприятия. К сожалению, не супермен. А может, и к счастью, – красиво сказал. Аж самому понравилось. Пусть разбирается.

     – Не знаю. Я иногда по вечерам присматриваю видеозапись вашей операции. Ничего подобного я еще не видела. Появится здесь Оскар, первой выдвину на номинацию и под пистолетом заставлю присудить. Вы, Максим, впечатляете. Я понимаю госпожу Петерс и госпожу Мартинсен. Очень понимаю. Охарактеризуйте, пожалуйста, проведенную операцию.

     – Цель достигнута. Потери минимальные.

     – И все?

     – Да.

     – Почему вы на нее согласились?

     – Деньги. Денежное вознаграждение соответствовало затраченным усилиям. К тому же мы выполняли просьбу нашей женщины.

     – В каких отношениях вы с Ингой Петерс и Гердой Мартинсен… простите, я знаю, в каких вы отношениях. Охарактеризуйте ваши отношения.

     – Семья. Найдем возможность, узаконим свой брак.

     – Не боитесь шокировать окружающих? К примеру, в Техасе вас предадут анафеме за это.

     – А в халифатах это нормально. А уж по сравнению с некоторыми формами отношений, практикуемых вашими сотрудниками, мы божьи овечки.

     Мари искренне рассмеялась, встала и подошла к столику с кофеваркой. Задок-то у нее как у школьницы.

     – Кофе? Позвольте за вами поухаживать. Вы правы, в Ордене на это очень либеральные взгляды. Я считаю, даже слишком. Как вы относитесь к Ордену?

     – С благодарностью за новую жизнь, и как к работодателю. Пока он мой заказчик, я его уважаю и выполняю свою работу. Свято верю в благородство его задач и помыслов. Не более.

     – Как вы видите свою миссию в Дагомее?

     – Никак. Я ее еще не знаю.

     – Как относитесь к чернокожим?

     – Я не делаю различий между людьми по цвету кожи. Хотя есть предпочтения…

     – Почему согласились работать на Орден?

     – Деньги. Статус. Лучшее предложение для нас на данный момент. Принадлежность к мощной серьезной организации даёт некую степень защищенности, и, чем черт не шутит, возможность карьеры.

     Мари кивнула головой. У меня было такое ощущение, что я своими ответами подтверждал известную ей информацию о Прозоровском.

     – Вы честолюбивы?

     – Не сказал бы. Скорее я люблю получать максимум из создавшихся ситуаций. Карьера в вашей конторе не самый плохой вариант.

     – Чем вы, по вашему мнению, будете заниматься у Дагомее?

     – Отстаивать интересы Ордена. Методами, далёкими от демократичных институций.

     – Вас это устраивает?

     – Да. Пока платят, да. Да и просто – да.

     – Оцените политику Ордена на Новой Земле?

     – Пока он мой работодатель я воздержусь от оценки. Будете настаивать, скажу неправду.

     Мари встала и подошла к окну.

     – На чем основывалось ваше решение разделить пленных на равные части и раздать для казни заинтересованным сторонам? Насколько мне известно, нескольких принесли в жертву. Выпустили из них всю кровь.

     – Я постарался удовлетворить все стороны. А что они собирались с ними сделать – мне все равно.

     – Вы приказали похоронить вашего проводника с оружием в руках. Что вы этим символизировали?

     – Он погиб в бою, как солдат.

     – Вы, Максим, не такой, как себя позиционируете. Зачем вы это делаете?

     – Я еще хуже. Пытаюсь произвести на вас впечатление. Но, увы, мои детские потуги вы раскусили.

     – Максим, вы тонкий льстец. Вы произвели на меня впечатление. Будем считать, ознакомительная беседа закончена, но общаться мы будем еще много. И последний вопрос. Охарактеризуйте вашу группу.

     – По отдельности каждый из нас вряд ли способен на многое, но в составе группы мы можем решать задачи высокого уровня сложности.

     – Хорошо. Попробую охарактеризовать ваши задачи в целом. Есть некие структуры в Дагомее, а также отдельные личности, активно противодействующие нашей политике. К сожалению, местные власти не могут, а в ряде случаев не хотят решать эту проблему. Для этих целей и было создано ваше подразделение. Сразу поясняю, что некоторую свободу действий вы имеете только в рамках поставленной задачи. Самостоятельные действия по изменению, к примеру, политической обстановки в Дагомее не входят в ваши обязанности и просто запрещены. По ряду причин, о которых вы догадываетесь, операции будут проводиться не под эгидой Ордена, но Орден окажет вам всевозможное содействие во всех аспектах вашей деятельности. Официально вы работаете на него, в отделе аналитики и прогнозирования. Допуски секретности в определенной сфере – высшие. Обеспечение снаряжением и спецсредствами – полное. Подчинение и отчетность только мне. После того, как мы здесь решим все вопросы с обеспечением вашей работы, вы улетите с острова и больше здесь не появитесь. Денежное обеспечение. У вас будут очень высокие зарплаты и фонд для каждой отдельной операции. Способы связи со мной мы обговорим позже…

     В общем, как я и догадывался, благородными целями по стабилизации обстановки в Дагомее и не пахло. Специальная группа по проведению специальных операций. Возможно, не всегда ликвидаций. Из кабинета мы с Мари перешли в небольшой конференц-зал, где уже сидели Герда и Инга. Как выяснилось, они всё это время просматривали материалы по Дагомее.

     В следующие два часа на нас обрушилась бездна информации. Политическая обстановка, влиятельные лица и организации, полезные ископаемые, повстанческое движение, интересы других государств в Дагомее. Мы узнали, что в стране активно работают представители всех государственных образований Новой Земли, даже китайцы. Царьки становятся перед нешуточным выбором – кому продаться подороже. Орден, как первооткрывателя и основателя этой земли, никто не признает, даже самые лояльные к нему государства втайне от него ведут свою политику. Доходит до вооруженного ему противостояния, конечно, руками очередных повстанцев.

     Политика активного невмешательства привела к потере контроля над ситуацией. Действительно неизвестные и непонятные мне статьи в Уставе Ордена, а также внутренние трения не позволяют ему экономически противостоять этой ситуации, хотя бы заморозить платежи и тому подобное. Открыто объявить, к примеру, алмазные рудники своей собственностью они не могут, бомбить ослушников тоже не в состоянии, пусть даже это было бы самым простым решением проблемы. В общем, все это привело к ситуации, когда любой игрок на этой сцене при каждом удобном случае старается Ордену напакостить, постаравшись при этом еще и дать пинок под зад. Вот над решением этой проблемы, а точнее, над проведением в жизнь – различными методами – указаний Ордена по решению её мы и должны будем работать.

     Затем рассматривали ключевые фигуры во власти Дагомеи, так сказать, в персоналиях, их окружение и личные досье. Мари обладала просто недюжинной памятью, она знала всё про всех, причем держала эти сведения в голове. Я, изучая ее в промежутках между усваиванием информации, решил, что ей еще нет сорока лет, тридцать пять максимум. И явно она в Старом мире имела отношение к спецслужбам. Оказалась француженка дамой очень приятной в общении, но я совершенно не обманывался на ее счет. Думаю, с такой же милой улыбкой она отдаст распоряжение спустить нас в унитаз.

     Наша будущая деятельность казалась мне интересной. Неизвестно, как обернется дело дальше, но все эти сведения могли в дальнейшем пригодиться. Особенно радовали финансовые перспективы. Денег, как говорится, много не бывает, хотя я с трудом представлял себе, на что их можно в Новом мире потратить. Но это вопрос к моим женам, по поводу затрат. Вообще моя жизнь здесь, по сравнению с унылой жизнью в Старом мире, казалась сказкой, последовательной цепочкой череды превращений, именно тех, о которых я и мечтал для себя. Теперь еще и эти шпионские игры. Воистину еще оставалось посадить дерево, родить кучу детей или совершить подвиг и геройски помереть, все остальное у меня уже было.

     Закончили только поздно вечером, и Пол отвез нас домой, предупредив, что завтра с утра будет заниматься со мной снаряжением.

     Есть не хотели, зато заказали много разного мороженого, откупорили литровую бутылку молодого Бороло и залезли в джакузи. Я, заглянув в бар, очень впечатлился, чего там только не было, нашлась даже бутылка Кот де Лангедок 1996 года.

     – Штирлиц… мать его за ногу…

     – А я Мата Хари…

     – Нет. Эту дуру расстреляли… мы с тобой, дорогая, будем неизвестными, соблазнительными, но смертельно опасными шпионками.

     – Шпионки. Вы знаете, как в Халифатах шпионов казнят? Варят в масле.

     – Пошел в задницу, дурак. Все опошлишь. Давай, Инга ему сегодня не дадим…

     – Я дам… и тебе… и ему… потому, что хочу! Но дурак он все равно.

     – Это я вам не дам…

     – Мы, эстонские женщины, такие суровые…

     Мы дурачились, хотя прекрасно понимали, что если влетим, то никто кавалерию и танки на выручку не пришлет. Но, честно говоря, на такое и не рассчитывали. Просто наслаждались ситуацией, как дети новой игрушкой. Есть такое понятие, как кураж, некая лихость в поступках и суждениях. Мы строевым шагом топали в пасть ко льву, вернее, если следовать местным реалиям, в пасть к гиене, и при этом весело горланили песенки. Это, конечно, образно говоря. Твердо знали, что ничем хорошим это не закончится, но свято верили в свою звезду. В звезду я, конечно, тоже верил, но еще и понимал, что главное – вовремя свалить. Что и собирался вместе со своими женщинами сделать. А пока нам все нравилось.

     Утром мы успели напиться кофе, завтракать не стали. Приехал Пол, девочек завезли к Мари, а мы с ним расположились в том же комплексе зданий, но с другой стороны, в небольшой подсобке с компьютером и сейфом, расположенной, в свою очередь, в большом ангаре.

     – Будем вооружаться мистер Волошин, – заявил Пол и на пороге выросли два парня в промасленных комбинезонах. – Эдди и Золтан будут нам помогать. Можете получить все, что пожелаете.

     – Так уж и все? Для того, чтобы получить все, нужно иметь все на этом складе.

     – Сэр… здесь есть все. Даже больше. Если вы, конечно, не пожелаете получить тактическую ядерную боеголовку.

     – Нет, конечно. Пол, предлагаю пари. Если вы удовлетворите мои запросы, с меня бутылка любого коньяка, которую здесь можно купить за деньги. Если нет – то с вас. Условия для вас даже проще. Нет чего-то конкретного – предлагайте равноценную замену, пока я не сочту, что она подходит. Особенно извращаться не буду, к примеру, не стану требовать мушкет 15 века или космические бластеры. Ну как? И называй меня просто Макс, – предложил я парню. Собственно, пари мне было не нужно, просто хотелось развлечься и посадить уверенного американца на пятую точку. Про последние новинки в мире стрелкового оружия я знал, конечно, только из печати, но чем черт не шутит, может и удастся разжиться чем-то действительно ценным, если не для употребления, то для коллекции. Я понимал, что в местных климатических условиях идеально будут работать только проверенные модели, и, скорее всего, российского производства.

     – Сэр… Макс, я выиграю пари. Конечно, здесь не все новинки, но я найду чем заменить, – Пол не замечал, как ему интенсивно маякуют его помощники.

     – Отлично. Мне нужно оружие из категории штурмовые винтовки под патрон 7,62х39 или крупнее, подойдет под патрон 9х39 российского производства. Все из моделей М-16 можешь не предлагать.

     – …у нас… нет таких. А зачем… можно… – Пол смешался. – Если это так категорично, то через три дня привезут.

     – Пол, у меня нет столько времени, – безапелляционно заявил я.

     Все, можно сказать, пари я выиграл, на складе не оказалось даже обыкновенных Калашниковых под патрон 7,62, не говоря уже за «Винторезы». Американский военпром до сих пор ничего аналогичного этим патронам создать не удосужился.

     Были у них конечно модели под американский патрон 7,62х51 и с функцией автоматического огня, но этот патрон чрезмерно мощный для стрельбы очередями с рук, к примеру, FN-FАL хорошая винтовка, но при очередях ее задирает немилосердно, и она, конечно, не для женских ручек. Разумеется, для Ордена найти Калашниковы не проблема, но на это нужно время, а у меня его не было.

     Я решил сразу выигрыш не требовать, справедливо полагая, что предо мною вывернут все закрома. Ибо у всех кладовщиков и им подобных есть функция делать заначки из самого лучшего, и отдавать его только за дополнительные преференции.

     – Я понял Пол. Предлагай замену.

     – М-4… хорошая винтовка, точно не возьмешь? – печально, совсем без надежды на успех спросил американец.

     – Нет. Винтовка неплохая… – немного похвалил я оружие, – но, сам понимаешь, в местном климате с ней воевать – чистое самоубийство.

     От АR-10 тоже я отказался, ибо М-16 – она и в Африке М-16, даже если на нее поставили газовый регулятор под дозвуковые патроны и глушитель.

     К Полу подошли помощники и, отведя в сторону, принялись, что-то втолковывать. Пол яростно мотал головой, даже порывался уйти, но потом все-таки кивнул и подошел ко мне.

     – Макс, есть один вариант. Я тебе дам три отличные винтовки от DS АRМS. Эта фирма выпускает модернизированные варианты FN-FАL. Винтовки под наш патрон 7,62х51, но они глубоко модернизированные, у нас, в Америке, это самая продаваемая версия FN-FАL. У меня есть вариант, который приняли на вооружение наши спецназовцы, DS 45 SОСОМ называется: укороченный ствол, новый дульный тормоз-компенсатор, эргономика отличная, планки для всего, что хочешь. К ним получишь комплекты SОРМОD. Помимо этого, я сведу тебя с человеком, с которым ты сможешь поговорить насчет российского оружия. Поверь таких образцов, как у него, на этой земле ни у кого нет. Он мастер от бога, занимается глубокой кастомизацией оружия.

     – Погоди с этим. Какая сборка SОРМОD?

     – Вторая, – обрадованно заявил Пол.

     – А если честно? Вторую еще до конца не внедрили.

     – Первая с двумя плюсами, – признался американец. – Стандартная сборка вам не подойдет, там все для М-4. Отберем то, что подойдет для этих винтовок. АСОG четырехкратный, ночник АN/РWS-17, коллиматор голографический ЕОТесh с насадками, лазерный прицел АN/РЕQ-5 – это блок из обычного и инфракрасного лазера и тепловизионная насадка SU-232/РАS. На сегодняшний день это пока лучшее в мире. Ну и, конечно, принадлежности для чистки, ремни, магазины, чехол, глушитель и штык. Соглашайся, не пожалеешь. Ну что, по первому пункту я тебя сделал?

     – Пока не сделал, ну да ладно. Так что там с мастером? – Пол меня, честно говоря, заинтересовал.

     – Это главный оружейный мастер патрульных сил ордена. А для души и бизнеса он занимается кастомизацией, за его оружием на полгода очередь выстраивается. Вот только… – Пол замялся. – Только я с ним договариваться не буду, ты сам поговори. Он тоже русский, может и получится у тебя.

     – Вот с этого момента поподробнее. Что он русский, я понял, а почему ты не хочешь с ним разговаривать? – американец интриговал меня все больше. Надо же, и русский мастер у них есть. – Давай колись. Что не так?

     – Ну… не знаю, как сказать… он полностью асоциальный тип, ментально неустойчивый, молотком в меня кидал…

     – Рассказывай.

     – Что я буду рассказывать? Просто жуткий тип, сам увидишь. Но если тебе удастся договориться, то считай, что получил лучшие российские стволы на этой земле. Пойдем?

     – Обязательно пойдем. Здесь закончим и пойдем. Теперь короткоствольное автоматическое оружие под сорок пятый калибр.

     Он мне прогнозировано выдал Хеклеровский автомат UМР с теми же приблудами, что и на винтовке, кроме снайперской оптики и тепловизора. Стрелять из такого не пробовал, но это тот же МР-5, только под патрон сорок пятого калибра, и весь в планках Пикатинни. Герда говорила, что очень хорошее оружие. Значит, берем.

     Пистолеты выдал точно же такие, как тот, что я нашел в «Хамви», и с тем же дополнительным снаряжением. Хеклеровские Мк-23. Грех отказываться. Тяжеловатый но отличный пистолет. Перед глазами всплыла картина часового с лопнувшей головой… не самое приятное зрелище.

     – Пол, похоже, я проигрываю… но ещё одна попытка. Мне нужны полуавтоматические снайперки. Я понимаю, что винтовку можно переделать в снайперку, но может случиться так, что все понадобится одновременно. Большую снайперскую винтовку возьму одну, но ее будет выбирать моя сотрудница.

     – Без проблем. Сейчас принесут НК G-28. К ней тоже все по стандарту, от оптики Sсhmidt Вепdеr РМII 3-20х50 до ночных и тепловизионных насадок. Я ж говорил тебе, что найду все, что ты захочешь. А девушка какая придёт? – Пол заинтересованно оживился.

     – Обе. Одна за винтовкой, вторая за электроникой. Приборы ночного видения и рации возьму я, а она всю другую аппаратуру. Датчики, маяки и жучки и прочую дребедень.

     – Это у меня все есть. Все комплектом в одном чемодане. Можешь и сам взять, ничего, кроме этого, все равно нет. А девушки пускай приходят.

     – Не раскатывай губу, парень.

     – Это как? – парень недоуменно на меня уставился.

     – Не мечтай.

     – Понятно.

     – Теперь давай подумаем о патронах, гранатах и минах.

     – Тут все просто. Для снайперок даю штатные армейские снайперские М-118. Два цинка. Качество отличное, хочешь, бери еще цинк. И в качестве презента – ящик «Fеdегаl Ultrа Маtсh» с пулями «Siеrrа Gате Кing Воаt-Таil». Это очень хорошие патроны, как раз для стрельбы на дальние расстояния. Патроны 7,62х39 у меня есть российского производства. Обычные, со стальным сердечником, и еще какие-то. С черным носиком и красной полосой под ним, маркировка 57-БЗ-231, и просто с черным носиком, кажется, бронебойные. Маркировка 7Н23. Я их все тебе отдам, всего-то и есть три цинка. А обычных бери, сколько захочешь.

     Сорок пятого предлагаю три ящика «Fеdегаl Нydrа Shосk». Отличные патроны, сам такими стреляю. Гранаты. Могу дать осколочные М-67, светошумовые М-84 и дымовые М18. Мины только Клеймор, зато с разными взрывателями. Сколько надо, столько и бери. Ну что, я выиграл?

     – Не спеши, я самое интересное на потом оставляю. Снаряжение давай.

     – Тут тоже все просто. Рации и ПНВ из комплекта «SОСОМ», специально для спецопераций, они идут отдельно. А снаряжение… Знаете что? Я вам дам комплекты «SОFLGS». Это система для переноса предметов, экипировки и амуниции сил специального назначения, вариант для рейнджеров. Все в одном бауле. Только там подсумки рассчитаны на стандарт М-16, но у меня есть и под ваше оружие. Дам команду, заменят. Еще комплекты дополнительной защиты «МSАРLСS». Это отдельная сумка и в ней все, от шлема до бронежилета. В общем, на каждого по две сумки. Все это темно-зеленого цвета, черного нет. Появится, обменяю или добавлю, если захочешь.

     Камуфляж получите отдельно, он в эти комплекты не входит, двух видов, саванна и джунгли. Несколько комплектов. Черный тоже дам, но их у меня очень мало, поэтому получите всего по одному комплекту. Больше все равно нет. Ботинки и все прочее тоже получишь, только размеры скажи. Очки разные, баллистические и тактические, есть очень хорошие, фирмы ЕSS, тоже получите. Бельишко, кепки, панамы, перчатки, салфетки, фляги, фонарики, аптечки, туалетную бумагу, наборы выживания, сигнальные ракеты и остальную подобную хрень насыплю килограммами, не считая. В общем, все, что есть у нормального американского спецназовца, у тебя будет. А теперь признавай, что я тебя сделал.

     – Гранатометы мне нужны. Типа русского ГМ-94.

     – Макс, ты все равно проиграл, – Пол сделал знак помощникам, и они, к моему изумлению, притащили именно ГМ-94. Оказывается, патрульные недавно разбили банду и нашли у них в машине несколько ящиков с гранатометами и боеприпасами к ним. По сведениям Ордена, это были гранатометы, полученные Москвой в последней поставке оружия. Как они оказались у бандитов – русских, кстати – выяснить не удалось, и оружие сдали на склады ордена. Я отобрал себе три единицы и кучу гранат к ним. Термобарических, осколочно-фугасных, со слезоточивым газом, даже десяток с резиновыми пулями. Пол расплылся в довольной улыбке, предвкушая победу над заносчивым русским.

     – ПСС мне дай.

     – Что?

     – Компактный бесшумный самозарядный пистолет. Полностью бесшумный. Он даже без глушителя. Патрон там специальный. Или его аналог.

     Пол явно знал, что это за оружие, и даже не стал заставлять искать помощников. У них на складе и близко ничего подобного не было.

     – Макс, ты выиграл. Нет у нас ничего подходящего. Ты хитрый, как… как русский.

     – Я и есть русский. Ничья, Пол. Ты отлично поработал, я так и скажу Мари. Завтра будет свободное время, сходим, постреляем и выпьем. Сейчас к тебе придут девочки за всем остальным. Договорились? Пока придумай, какой коньяк пить будем. А теперь пошли к твоему русскому мастеру.

     – Поехали. Его мастерская на территории этого же комплекса, но лучше ехать, быстрее будет. Я тебя представлю как моего товарища из управления, а там уже сам. Надеюсь, вы лучше поймете друг друга. Только Мари не проболтайся, пожалуйста, что я тебя водил к нему. У меня есть инструкция, ограничивать вас в контактах. Договорились? Она с меня голову снимет, если узнает.

     – А мастер не проболтается?

     – Да ему все по хрену, он ни с кем из нежелательных персон не контактирует.

     – Хорошо, поехали.

     Я попытался представить себе ментально неустойчивого, жутко асоциального русского типа, бросающего молотки в американцев, но не смог, никто, кроме моего армейского командира роты, майора Феофанова, в голову не приходил. Но познакомиться, похоже, стоило.

     Мы подъехали к небольшому ангару с пристройкой из алюминиевого профиля. О том, что это мастерская, свидетельствовали трубы вытяжек и горы металлической стружки в баке рядом. Я приготовился услышать шум станков, но… но услышал из приоткрытого окна приглушенные женские вопли и мужское кряхтение. Чем занимается ментально неустойчивый мастер, стало совершенно ясно. Вопли и кряхтение резко усилились и смолкли.

     – Все, Макс, поехали назад, – Пол потянул меня к машине. – Сегодня тебе точно ничего не светит, не вовремя мы попали…

     – Пол, завтра я могу улететь, а стволы нужны. Давай, представляй и прячься, а я попробую разрулить ситуацию. Давай же, – я подтолкнул американца к двери. Ну, получит очередной раз парень молотком, ничего страшного. Зато я с соотечественником познакомлюсь. Чувствую, что с интереснейшим соотечественником.

     – Мистер Борисов… мистер Борисов, откройте, это Пол Ричардсон. Возникла безотлагательная ситуация…

     – Пошел в жопу, Ричардсон, – получил Пол короткий ответ на безукоризненном русском языке, а секундой позже голос продублировал эту фразу на таком же безукоризненном английском.

     Пол обернулся ко мне и с досадой развел руками.

     – Это бесполезно, Макс, – заявил он. – Этот урод и без того невменяем, а сейчас к тому же бухой, поехали отсюда.

     Очень интересно, но так не пойдет, черт знает где встретил соотечественника и вот так уехать? Ни за что.

     – Слышь, мужик, открывай! – крикнул я невидимому мастеру на русском. – Дело есть на ящик водяры, нужно мне позарез.

     – Русский? – спросил сам себя за дверью голос и сам себе же ответил утвердительно. – Русский.

     Дверь распахнулась, и я увидел колоритнейшего персонажа. Здоровенный, с седой бородой, русский мужик лет шестидесяти. Морда раскрасневшаяся, глаза припухшие. Стрижен наголо, миллиметровый седой ежик, совсем без загара. Рожа наглая, самоуверенная, глаза хитрющие. Собственно, то, что он русский, было ясно сразу. Как-то не представляются мне другие национальности в накинутом на голое тело замасленном повседневном советском кителе с погонами старшего прапорщика и черными петличками с инженерными эмблемами, черных сатиновых семейных трусах и вьетнамских кедах времен моего детства. Мужик уставился на меня и хрипло спросил:

     – Ты, что ли, русский?

     – Я.

     – Заходи. Нет… подожди, – мужик вернулся в мастерскую, и через пару минут мимо нас прошмыгнула пухленькая латиноамериканка, одергивая на ходу цветастое платье. – Вот теперь заходи.

     На Пола он не обратил ровно никакого внимания, да и американец во избежание осложнений благополучно скрылся в машине. Я прошел в мастерскую. Сразу бросился в глаза станок непонятного предназначения, видимо, с ЧПУ, подключенный к мощному ноутбуку, и пара сотен напильников и надфилей, расположенных в идеальнейшем порядке на специальных держателях. На вешалке висела усеянная пятнами масла, краски и лака орденская форменка с погончиками уоррент-офицера первого класса, не жаловал, очевидно, мастер форменку, советский китель на нем смотрелся презентабельней. Еще одно доказательство славянского происхождения мастера я увидел на столе – литровую ополовиненную бутылку водки «Немиров с перцем», пару пустых бутылок пива и немудреную закуску на пластиковых тарелках. Закуска, правда, была с местным колоритом. Вместо соленых огурцов, вареных яиц, докторской колбасы и сала лежала порубанная палка сервелата и непонятная копченая местная рыбешка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю