290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вход не с той стороны » Текст книги (страница 18)
Вход не с той стороны
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 02:30

Текст книги "Вход не с той стороны"


Автор книги: Александр Башибузук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 35 страниц)

22 год. 5 число 8 месяца. Новая Земля. Дагомея. г. Кейптаун

     – …Я летела за новым назначением и еще не знала куда. Обычно, если тебя назначают главой подразделения, ты уже все знаешь заранее. А тут как отрезало. Из своих источников я знала, что мною, и, соответственно, вами, очень довольны. Аманда сообщила. В отделе «Дагомея» всем настучали по шее, но не разогнали. В общем, лечу и переживаю, понимаю только, что отдел не возглавлю. А тогда что?

     – Зачем переживать, довольны же все, – сказал я и отпил вина. Мы отпустили домой горничную и садовника, заверив, что они продолжают работать на вилле. Очень хотелось побыть одним и сейчас, сидя в библиотеке, немного поминали Руди и Ольгу.

     – Ты не понимаешь. В Ордене можно получить такое повышение, что всю жизнь будешь локти кусать или вообще голову сложишь. В общем, лечу, переживаю и накручиваю себя. К тому времени, как сели, я так себя накрутила, что чуть было сразу увольняться не побежала. Меня встретили, привезли в гостиницу, я едва успела принять душ и переодеться, как за мной приехали, и через пятнадцать минут я сидела перед очень важной персоной. Мари Лякомб. Толком про нее ничего не знаю. Но это очень высокий уровень.

     – Ну и как? – поинтересовалась Герда.

     – Как тебе сказать… Она опасный человек. Очень. Я даже испугалась.

     – По джунглям скакала, бандитов, как белку, в глаз била, а тут испугалась? – съехидничал я, хотя Ингу понимал полностью. Герда стукнула меня ногой под столом, а Инга просто сказала:

     – Не мешай, Максим. Это совсем другое. Я могла из этого кабинета и не выйти. По слухам, со многими так и случилось. К тому же вас рядом не было, поэтому испугалась.

     – Моя девочка, – Герда чмокнула Ингу. – Я теперь тебя одну никуда не отпущу.

     – Я и сама не уйду. Соскучилась очень. Ну ладно, смотрю на нее и дрожу внутренне. Она спрашивает, как я могла подвергнуть себя такой опасности и прочая ерунда. Я-то знаю, ей все равно. Расспрашивала про операцию, как я готовила данные, про источники информации, про вас много спрашивала, почему приняла решение лично участвовать в операции.

     – А ты что сказала?

     – Про подготовку операции все рассказала, одобрила, кстати, она обладает специальными знаниями и опытом в этой сфере. Сказала, столкнулась с проблемами в подборе исполнителей. Большими проблемами. Человек может быть всесторонне подготовлен, но операцию завалит. Так оно произошло с предыдущей группой. Послали суперменов, способных голыми руками всех повстанцев перебить и из рогатки главарей завалить, но не вернулся никто. Головы двоих подкинули на крыльцо представительства в Мандела-Сити. И я точно знаю, там просто допустили серьезные ошибки в планировании операции. Так вот. Нужны, кроме всего этого, еще и некоторые личные качества. Я ей очень много чего наговорила, даже первобытную звериную сущность упомянула. Специально.

     – Я такой. Очень первобытный…

     – Молчи.

     – Не мешай, – Инга и Герда в один голос утихомирили мою первобытность.

     – Я специально так сказала, чтобы подчеркнуть сложность операции и мои усилия по подготовке. Никто в Лимпо не подходил, ликвидировать надо было срочно, и я уже сама было собралась, но появились вы. За короткое время я вас прокачала и поняла, что никто лучше не подойдет. Сделала вам предложение, и вы не отказались. А с вами пошла как снайпер, и для контроля. Доверия к исполнителям пока полного не было. Тоже одобрила, хотя раньше за это ругала. Сложность операции я сильно преувеличила, добавила несколько предварительных фаз. Выход в джунгли за языками и так далее. Я вам позже все расскажу, чтобы знали. Вас охарактеризовала как полностью беспринципных, способных за деньги на все, типичных наемников, но с некоторыми личностными принципам и аналитическим складом ума. Одним из принципов назвала верность хозяину, пока он платит. И пояснила, что имею на вас влияние, потому что сплю с вами и планирую создать семью. Скрыть этот факт невозможно, в Орден про нас уже давно настучали. Кстати, поинтересовалась, способны ли вы совершать операции на русской территории.

     – Нет.

     – Если мой муж сказал нет, то и я нет. Категорически.

     – Я тоже. В принципе, я сказала, что возможно. Но рисковать не стоит, ментальность может неожиданно сыграть. И вообще этот вопрос я еще не прорабатывала, исходных данных нет, а наобум не полезу. Приняла мой ответ как должное. В общем, в привычные ей рамки уложилась.

     Потом она поинтересовалась моим видением развития ситуации в Дагомее. Тут я немножко отступлю и расскажу о сложившейся ситуации в целом. Вы меня пока похвалите и поцелуйте.

     – Умничка. Хорошая девочка. А как ты угадала, что я первобытный зверь? Иди ко мне.

     – Я тебе скажу, как Инга угадала. Особой проницательностью обладать не надо, заглядываешь под кровать, куда ты носки бросаешь – и все сразу ясно, – Герда крепко поцеловала Ингу.

     – Это точно. Скоро мы с Гердой их выбрасывать будем, а новые от тебя прятать, первобытные босиком ходят. А свою первобытность сегодня ночью будешь доказывать. Я так вас хочу, что чуть в самолете сама себя не трахнула, – Инга хихикнула и покраснела. – Слушайте дальше.

     Вначале Орден старался расселять людей не по национальному признаку. Предполагали создать единое интернациональное государство, но потом затея лопнула, и каждой нации стали отводить свои территории. Естественно, с умыслом. Рядом с российскими территориями, например, расселили чеченцев.

     Рассчитывали, что русские территории станут буфером между чеченцами и европейцами и американцами, а сами русские постоянно будут отвлекаться на извечных врагов и не смогут поддерживать экономический рост. Африканцев запихнули на самый край освоенных земель, в джунгли и болота, арабов, как и чеченцев, тоже поближе к русским и подальше от американцев. Все вроде получилось, как и планировали, но глубоко подобное размещение не проработали, выяснилось, что русские земли очень богаты нефтью, золотом и вообще полезными ископаемыми. А у американцев ни того, ни другого нет, а если и есть, то мало. Русские за счет ресурсов сильно поднялась. Власть там взяли в руки умные люди и создали самую боеспособную армию в этом мире. В общем, сейчас русские американцам как кость в горле, и Ордену тоже. Спохватились они поздно, так что сейчас дело идет к конфликту за Дикие острова. Это вблизи береговой линии русской территории, там нефть нашли. Я так думаю, что русские отобьются. В американских штатах нет полного единения, да и другие страны поддерживать их не станут. Плевали они на Орден и на Америку. Но, честно говоря, ситуацией в целом я не владею, здесь нужен серьезный анализ и множество данных. Тем не менее факт, что Ордену сейчас не до Дагомеи. То есть отделы работают, работа проводится, но главный интерес не там.

     В Дагомее, сами знаете, какая ситуация. И климат, и особенности географического положения, и менталитет большинства жителей, страшные просчеты и ошибки при заселении, и вообще черт знает что. Внимания и средств она требует серьезнейших, плюс еще мешает официальная политика невмешательства Ордена. Если он начнет устраивать геноцид и поливать джунгли напалмом, то на него ополчится весь этот мир. Природные ресурсы в Дагомее колоссальнейшие, возможности стабильно их добывать нет, а деньги считать Орден умеет. В любом случае это коммерческая организация, а не благотворительная, как они себя позиционируют.

     Короче говоря, когда она спросила у меня мое мнение по этому поводу, я его и высказала. Окончательный порядок в Дагомее в ближайшем, обозримом будущем, навести невозможно, но карательными, жесткими, драконовскими и все в этом роде методами ситуацию можно стабилизировать в необходимую нам сторону. Мари мягко заметила, что подобные методы идут немного в разрез с официальной политикой Ордена, но я могу продолжать. То есть она услышала от меня то, что хотела услышать. Отдел «Дагомея» ведет работу теми самыми другими, скажем, чуть более цивилизованными методами, но таковые в Дагомее практически не срабатывают, и все это понимают. Так пускай отдел продолжает копошиться и дальше, а я предложила создание параллельного подразделения. Оно, кроме создания разветвлённой агентурной сети, будет заниматься жесткой работой с властями, вплоть до центрального правительства, и вплоть до показательного физического устранения, невзирая на лица. Естественно, добиваясь прекращения анархии и подчинения или истребления всех местных царьков.

     Итогом работы должно стать создание благополучных анклавов под самоуправлением местных жителей, и раздел страны на несколько территориальных образований, что облегчит работу в регионе в целом. Само собой, жесткое лоббирование интересов Ордена в этих образованиях.

     Сказала, что на первых этапах работы можно и даже необходимо обойтись минимумом привлеченных сотрудников, со строгой секретностью, потребуются средства, финансовые и материальные, несколько баз на всей территории Дагомеи и подчинение напрямую Совету Ордена, минуя промежуточные инстанции. Ну и, разумеется, полномочия.

     Работа, естественно, будет вестись, не от лица Ордена, вследствие чего необходима жесткая система допусков к этим данным в самом Ордене. Это ей очень понравилось. И кто знает, почему?

     – Знать тут нечего. В случае необходимости группа списывается без проблем, и проследить ее причастность к Ордену даже в самом Ордене будет невероятно трудно. Все грехи списываются на нескольких сотрудников, занявшихся самодеятельностью, без ведома конторы, – насчет благородства организации под названием Орден я не испытывал никаких иллюзий, а каштаны из огня таскать чужими руками – это как раз их стиль. – Я так понял, они согласились. Подожди немного с подробностями, сначала покажи наш интерес в этом деле. Под словом «наш» я имею интерес всех троих.

     – Милый, можно я отвечу за Ингу? А если я в чем-то неправа, она меня поправит, – попросила Герда и продолжила тоном отличницы, назубок выучившей урок. – Мы практически бесконтрольно распоряжаемся значительными средствами и ресурсами, которые, в конце концов, сможем тратить на благое дело. Отстрел коррупционеров, при нужной подаче информации, обеспечивает поддержку населения и является, собственно говоря, благородным поступком. Легализуемся под крылышком Ордена со всеми вытекающими правами и привилегиями, фактически в него внедряемся, но всегда сможем преследовать свои интересы. Естественно, в случае необходимости мы можем влиять на политику Ордена в этом регионе или просто делать ему мелкие пакости. Наконец, это интересная, хорошо оплачиваемая работа. Для того, чтобы они захотели нас слить, должна появиться причина, мы будем знать, когда она появится, и вовремя исчезнем. Со средствами и секретами нас с радостью примет та же русская армия, с которой Орден на ножах. Правильно, Инга?

     – В целом да. Естественно, нас будут пытаться применить не по назначению, но мы всегда сможем этому противодействовать. Конечно, не все так просто, контроль обязательно будет, но злоупотреблять мы тоже не собираемся. В общем, я получила согласие на формирование группы. Вы уже являетесь сотрудниками Ордена, под своими настоящими именами. Цели и задачи группы пока не определены, необходима также проработка систем взаимодействия и связи, получение спецсредств, снаряжения и еще многого другого. Для всего этого мы должны вылететь на остров.

     Кстати, будете удостоены беседы с ней, и к этому стоит подготовиться.

     Недооценивать ее нельзя. Я могу с уверенностью сказать, что ваше прошлое им неизвестно. Данные о том, через какие ворота вы проходили, у меня есть, как там вербовщики выходят на людей, я вам тоже расскажу, не думаю, что эти вопросы будут задавать, но на всякий случай знать надо, – Инга достала из папки две идентификационные карты. – Это служебные Ай-Ди, вдобавок к основным. Ваши первые спрячьте. Вы теперь полностью легализованы под своими именами. Вылет послезавтра, из Кейптауна, если мы, конечно, решим ехать. Для вас все отыграть назад можно легко и безболезненно.

     – А для тебя?

     – Для меня тоже можно… но с проблемами.

     – И неужели ты думаешь, что нашей семье нужны эти проблемы? Куда мы только не лезли, залезем и в это дерьмо. Да, девочки?

     – У нас муж самый лучший, – в один голос сказали девочки.

     Лучший. Я это и сам знаю. Добрый очень, припахать их раскладывать привезенное снаряжение так и не получилось, сам отдувался, а они поехали совершать шоппинг в центр Кейптауна. Мотив железный.

     Предстоит поездка на остров, так сказать, в люди, а они, оказывается, и не одеты совсем.

     Кейптаун и сама Свободная африканская республика находились под протекторатом Британии. Порядок в городе англичане, голландцы и выходцы из ЮАР навели железный, чернокожие в городе присутствовали, но только в качестве прислуги, рабочих и обслуживающего персонала. За малейшее преступление в городе беззастенчиво вешали. Явственно попахивало апартеидом, хотя надписей «Только для белых» на скамейках я не заметил. Кстати, нам даже пришлось после похорон, заехать в местных бургомистрат и зарегистрировать себя в качестве жителей города, чтобы оформить переход виллы в наше пользование. Не будь официального завещания и появившейся у нас недвижимости, с постоянным проживанием в городе могли появиться проблемы. Город был достаточно закрытым, и кому попало в нём жить не дозволялось.

     В Кейптауне разрешалось ношение пистолетов, как и в большинстве городов Новой Земли, кроме Дагомеи, там можно было – а кое-где и вообще необходимо – ходить с крупнокалиберным пулеметом наперевес.

     Было непривычно много войск, как британских, так и местных. Впрочем, они различались только цветом беретов. Оно и понятно, сама республика со всех сторон была окружена Халифатами и Дагомеей, и границы спокойными никак назвать не получалось. В городе даже был микроскопический университет, так сказать, оплот образованности в республике. Множество маленьких ресторанчиков на набережной, защищенные пляжи, два отеля, порт, магазинчики и кондитерские. Очень приятный и симпатичный городок, чем-то похожий на немецкие деревни. Основу доходов города составлял алмазный промысел, в дельте Замбези их добывали открытым способом.

     Также существовали рыболовный промысел и несколько производств, связанных с морем. Климат был попрохладнее, чем в самой Дагомее, сказывалось присутствие моря, и я чувствовал себя вполне комфортно. Мне очень понравилось, и я был не против в Кейптауне и осесть.

     Вилла «Ольга», вопреки своему пышному названию, оказалась маленьким, но очень красивым двухэтажным домиком из дикого камня, стоящим перед садиком с прудом и беседкой, полностью увитой местным аналогом плюща и множеством растений. На заднем дворике разместились малюсенький бассейн, небольшая лужайка, поросшая цветами, хозяйственные постройки и, слава богу, просторный гараж, куда вместились и доставшийся в наследство «Лендровер», и наш «Хамви». Имелось еще два несомненных достоинства: под домом был вырыт капитальный подвал, где Руди устроил винный погреб, а я планировал разместить снаряжение, и очень уютная, полностью укомплектованная кухонька. Так сказать, мне, для души. Жены мои явной склонности к кулинарии не имели, так что на этой кухоньке я намеревался хозяйничать сам. Хобби у меня такое.

     Сама вилла находилась почти на берегу моря и утопала в зелени, как и все дома на этой улочке. Парадиз, одним словом.

     Я помыл машины и потихоньку переносил имущество в подвал. Вроде бы многого не нажили, но переносить запарился. Разбирать вещи в доме оставил женам и горничной, молоденькой мулатке Земфире. Пускай сами все решают, что да как. Кроме библиотеки, часовни, кабинета профессора и подвала, это моя территория.

     Залез в бассейн, раскурил сигару и поставил на бортик бутылку местного вишневого вина. Вино вкусное, сигара отличная, ветерок шелестит листьями, по воде бегают солнечные зайчики. Благодать. Мысли сами по себе свернули на тему предстоящей работе на Орден.

     Перспективы, конечно, открываются грандиознейшие, но сама работа в Дагомее совсем не прельщала. Трудная работа, и очень специфическая. Для заведения агентурной сети необходимо как минимум находиться в том же месте, где ее и собираешься использовать. Это значит, надо жить в Мандела-Сити, прикрыться хоть каким-то официальным занятием… заводить связи. Да и не понимаю я ни хрена в этом. Объёмная работа. Придется на Нью-Хэвене стоять на том, что для достижения мало-мальски приемлемых результатов необходимо время, много времени, или у Инги есть наработки по теме? Назначаю на вечер семейный курултай, то есть производственное совещание. Кстати, коррупционеров и местных царьков отстреливать тоже работа не из простых, у каждого личная армия. Буду просить бомбардировщик в личное пользование. Коррупционеров бомбить. Хотя… какие коррупционеры? Кто нам даст это сделать? А с другой стороны, если мы откажемся от предложения и осядем в городе? Денег, конечно, на первое время хватит, а что дальше? Жизнь-то скучной покажется, после наших приключений, а от скучной жизни я и в старом мире чуть мозгами не двинулся. Получается, не для меня она. И не для моих жен. Значит, постараемся осилить работу, если не в полном объёме, то хотя бы изобразим бурную деятельность. Одна надежда на знание обстановки и таланты Инги, а мы силовой составляющей пойдем. Она мозгами.

     Интересно, а члены Совета Ордена в целом за обстановку отвечают или тоже сферы влияния разделены? Если разделены, то станем личной игрушкой одного из них, и я сомневаюсь, что нам дадут наводить конституционный порядок на территории Дагомеи. Бардак там такой не просто так, хотели бы, давно порядок навели. Это до повстанцев они дотянуться не могут, а царьки очень зависят от Ордена. Система-то банковская одна в этом мире, орденская система. Зажмут каналы – и убивать никого не надо, сам сдохнет. Не станут же они свои деньги печатать? Стал быть, не дадут нам отстреливать кого попало, точно не дадут. А вот строптивцев – пожалуйста. Так что однозначно благими намерениями вымощена дорога в ад…

     – Милая, смотри, а наш муженек прохлаждается, пока мы в трудах праведных, – Инга и Герда стояли около бассейна и держали кучу пакетов.

     – Знаю я эти труды. Все магазины обнесли, остаток на завтра оставили.

     – Не будь снобом. Выбор паршивый, но мы и для тебя кое-что выбрали.

     – Знаешь… Я тебя сейчас трахну. Пока ждала вас, стала гребаной нимфоманкой. Нет. Это вы меня такой сделали. Не могу без вас… – одежда слетела с Инги мгновенно. – Герда, ты со мной?

     – Ты начинай, а я нам бокалы принесу, – Герда умчалась в дом.

     Инга медленно подплыла ко мне и жарко зашептала на ухо:

     – Покажи мне какой ты дикий…

     В общем, немного поговорить о делах мы смогли только поздно вечером, перед сном. Я изложил свои соображения, Инга согласилась, что задачи нам будут ставить в Ордене и самодеятельности не допустят. К тому же, пока официальных задач новосозданному отделу, не имеющему даже названия, никто не ставил. А бизнес-план, оглашенный руководству Ингой, мог им понравиться только предложением физически устранять инакомыслие. В любом случае все станет явным на острове, мы можем только отработать наши легенды и поведение на встрече с руководством.

     Выспались отлично, хотя девочки говорили, что им было страшно. Дом был просто создан для покоя, в нем царила старозаветная патриархальность и такая же тишина. С утра я собирался на морской рынок, где рыбаки выставляли свежайший улов, а девочки с горничной и садовником Петером, пожилым чернокожим африканцем, взялись наводить порядки в доме по-своему. Я строго-настрого приказал на мою территорию не заходить, все памятные вещи и личные фотографии Руди и Ольги оставить на своих местах. Меня обозвали дураком, они, оказывается, так и собирались сделать. Я сделал вид, что обиделся и укатил за припасами.

     Рынок разместился прямо в порту, на пристани, где швартовались рыбацкие суда, разные, большие и маленькие, порой местного производства, и иногда парусные ботики. Перед каждым из них, на причале, выстроились в ряд большие плетеные корзины с блестевшим чешуей или грозно шевелящем клешнями уловом. Рыбы и ракообразные поражали размерами и экзотичностью. Некоторые из них походили на своих земных сородичей, но остальные даже пугали своей необычностью. Я много разговаривал с Ольгой про обитателей местных вод, она и занималась здесь изучением ихтиофауны, и сориентировался быстро. Купил прямо на месте корзину и нагрузил её ракообразными и парочкой плотных полосатых рыбин, банально и называвшихся полосатиками. Домой не хотелось, так что присел на веранде находящегося неподалеку морского ресторанчика, попросил поставить мою корзинку к ним в холодильник и час просидел, наслаждаясь кисловатым молодым вином, салатом из морских обитателей и видом на море.

     Посетителей быстро и вежливо обслуживали совсем молоденькие парень с девчонкой, очень похожие друг на друга, иногда к клиентам выходил и хозяин ресторана, он же главный повар, и беседовал с завсегдатаями.

     Интерьер был самый незамысловатый, в рыбацком стиле и называлось заведение так же незамысловато – «Ресторан Полосатик».

     – Добрый день, – подошел хозяин и ко мне. – Вам все нравится?

     – Просто наслаждаюсь. Очень все нравится, даже не могу сказать, что больше, – я обвел рукой вокруг себя, – все в комплексе.

     – Благодарю вас. Позвольте представиться – Гузман Жора, хозяин этого заведения, главный и единственный повар.

     – Очень приятно, – перешел я на русский язык. – Максим Волошин. Живу теперь в вашем городе, на вилле «Ольга». Присаживайтесь, пожалуйста. Приятно встретить земляка.

     – Боже мой, да вы русский. Мне говорила моя Нина, что Валенштедты ушли на небеса, упокой господь их святые души, и теперь на вилле живут их дети, но я был такой захлопотанный, что все пропустил мимо ушей. Святые люди были. Святые, – у Жоры отлично говорившего на английском языке, на русском вдруг прорезался еврейский акцент. – Так вы будете их сыном или зятем?

     Я немного смешался. В завещании Ольга и Руди действительно указали меня и Герду как родственников. Другие фамилии в этом мире ничего не значили, многие при переходе меняли и то и другое, начиная свою жизнь совсем с чистого листа. Но мои отношения с Гердой могли здесь стать известными, и неизвестно, как среагирует общественность на такой мезальянс.

     – Зять. То есть муж дочери, – нашел я выход.

     – Это же прекрасно! А у нас маленькая еврейская семья. Я и моя жена Нина, она швея и держит в городе мастерскую. Если бы вы знали, какая она мастерица, весь город у нее шьет. Заходите, не пожалеете. И ещё два наших прелестных малыша, Арон и Сара. Вот вы их видите.

     Мы мило поболтали. Оказалось, что Гузманы переселились в Кейптаун из Новой Одессы, до перехода тоже жили в Одессе. В городе еще есть несколько русскоговорящих людей. Жора про всех рассказал и обещал устроить общую встречу в своем ресторанчике, отметить наше появление.

     То, что в городе есть христианская церквушка, я уже знал.

     С Жорой оказалось так приятно поговорить, как на родине побывать. Даже ностальгия немного прихватила. Очень сердечно попрощались, он обещал приготовить рыбу-фиш и очень сокрушался, что здесь не найдешь приличной щуки, а только местные барракуды, да и те совсем на барракуд не похожи.

     Я пообещал прийти по первому зову с семьей, если буду на этот момент в городе, записал его телефон, проводная связь в городе была, проехался по главной улице и вернулся домой. К счастью, в доме кардинально ничего не изменилось, дух стариков там так и остался и я, очень этим довольный, принялся осваивать кухню, то и дело шугая горничную, рвавшуюся мне помогать.

     Кстати, зарплаты, по местным меркам, у наших работников оказались приличными, четыреста экю в месяц. Для черных в городе это был предел совершенства, больше они получали только на алмазных рудниках, и то не все. В самой Дагомее люди работали месяц и за пятьдесят экю, а то и вовсе за еду. Мы собирались на следующий день улетать, так что я выдал работникам зарплату авансом, за месяц вперед. Нашел блокнот и сделал соответствующую запись. Хозяйство я собирался вести разумно, всеми силами сдерживая порывы жен опустошить местные магазины. Не из жадности, а порядка ради. Хотя заранее знал, что не получится.

     Стол накрыл в беседке на берегу пруда, и мы отлично пообедали. Рыба и вино оказались превосходными, повар, то есть я, еще лучше. Много говорили, обсуждали сложившуюся ситуацию, возможные неожиданности и осложнения на острове. Потом девочки затеяли показ мод, и под конец, как изюминку, демонстрацию старинного женского белья, целый комод которого они нашли в доме. Чем все это закончилось, рассказывать не надо. Безобразием закончилось, но очень приятным безобразием.

     Вечером собрали вещи в дорогу. Я встал перед проблемой: что брать на остров из оружия? Инга пояснила, что мы, как сотрудники оперативного подразделения Ордена, имеем право ношения оружия на самом острове. Наша принадлежность к данному подразделению была зафиксирована в служебных Ай-Ди, но само подразделение практически не сформировано и неизвестно, как проведено по внутренней сети безопасности. На самом острове абсолютно безопасно и никто, кроме военных и некоторых сотрудников, оружия не носит. Тем не менее лететь с пустыми руками я не собирался, если что, пусть лучше оружие так и останется в сумках, так что девушки взяли с собой свои МР-5 и пистолеты Глок 21, а я «Галил» и такой же пистолет. Оружие и боеприпасы мы сложили в отдельную сумку и рассчитывали поступить с ним так, как принято на острове. К тому же показалось бы странным, заявись наемники без страха и совести к работодателю с пустыми руками.

     Перед сном разбились на группы по интересам, я сидел с сигарой и книгой в библиотеке, а жены листали старинные журналы мод. В постели нас объединил сон. Рано утром, мы уже летели в транспортном «Геркулесе» на остров Нью-Хэвен.


22 год .7 число 8 месяца. Новая Земля. Остров Нью-Хэвен. Территория Ордена

     Скажем так, военный транспортный самолет к комфортной перевозке пассажиров приспособлен мало, но в нем все же имелся пассажирский отсек, и мы долетели, если не считать постоянно заложенные уши, вполне нормально. Отсек был полон разнообразных людей, в том числе и военных, очевидно, возвращавшихся из отпусков или командировок. Я особо к ним не присматривался, народ вел себя свободно, одет был еще непринуждённее. Девушки мои нарядились практически одинаково стильно и в то же время просто: легкие просторные брюки из хлопковой ткани, светлые блузы-корсеты на двойных бретельках в тон брюкам и босоножки на высоком каблуке, плетеные из ремешков кожи какой-то дагомейской рептилии.

     К тому же они надели на себя некоторые самые подходящие к одежде драгоценности из сейфа баронессы, к счастью, не вызывающие, но очень старинные и дорогие. Я облачился в белые льняные брюки и белую же тенниску в едва заметную салатовую клетку, легкие кожаные туфли и в тон им поясной ремень. Над собственным видом я сильно не заморачивался, все мои приготовления ограничились душем и бритьем. Правда, за день до отлета жены вынудили меня съездить в парикмахерскую на полчаса, где сами проторчали часа три. Парикмахерская одновременно являлась салоном красоты.

     Особенности пассажирского отсека не позволили мне разглядывать морские пейзажи под нами, и два часа я просто читал книгу, взятую в библиотеке нашей виллы. О посадке меня оповестил легкий толчок колес о бетон посадочной полосы.

     Нас должны были встретить. Так и случилось. Не успели мы выйти, как к нам прямо на посадочной полосе подошел невысокий крепыш, у которого под цивильным нарядом скрывался абсолютно военный вид, представился как Пол Ричардсон и предложил пройти с ним к машине. Машина стояла тут же, на полосе, гражданский «Хаммер». Пол сел за руль, спросил, где наше оружие, и просто кивнул, когда мы показали на сумку. На выезде из аэродрома предъявил свое АЙ-Ди, про нас охрана даже не спросила, и мы покатили по отличной асфальтированной дороге, коих на новой Земле я не видел совсем. По дороге Ричардсон с нами не разговаривал, молча рулил. Мы сразу съехали на дорогу возле моря и, объезжая стоящие в море зелени дома, ехали около получаса, прибыв в итоге на охраняемую военными огороженную территорию. На КПП сдали свою сумку с оружием, взамен получили бирку на цепочке, немного порулили по дорожкам между деревьями и подъехали к небольшому бунгало. Пол помог занести сумки в дом и, как заправский менеджер отеля, все в доме показал.

     – Чувствуйте себя как дома. В бунгало вы пробудете несколько дней. Здесь предусмотрено все для нормальной жизни. Рядом с телефоном меню местного ресторана, набираете номер, в меню он указан, и через пятнадцать минут все доставят. Кормят вкусно, советую заказать мурену под соляной коркой, мне очень нравится. Все услуги оплачены. В экстренных случаях, ну, к примеру, приступ аппендицита, вызывайте дежурного, номер прямо на телефоне. Здесь тихо и уютно, не пять звездочек, конечно, но тем не менее. Спальня и кровать одна, зато громадная, думаю, вам это подойдет. Постарайтесь не выбираться за территорию бунгало, ничего страшного не случится, но могут проверить документы и тогда меня потревожат. Ориентировочно после обеда я за вами заеду, – Пол сел в машину и уехал.

     Я, пока девушки перегружали одежду в платяные шкафы, прошелся по дому.

     Очень стильная обстановка, хотя непонятного мне стиля, но не типовая, явно поработал хороший дизайнер. Шикарная ванная комната, скорее с бассейном, а не ванной, и действительно, есть все необходимое для жизни. Громадный холодильник, забитый продуктами, бар со стойкой, бокалами и выпивкой, полностью укомплектованная кухня. Просторный холл. Спальня одна, но с большущей кроватью. Просторная веранда, полностью увитая похожим на плющ растением, легкая плетеная мебель на ней и небольшой бассейн рядом. Все очень простенько, но действительно со вкусом, а по сравнению с моей московской квартирой – так просто великолепно.

     – Дамы, до встречи у нас часа три-четыре, предлагаю поплавать в бассейне и заказать еду, только умоляю, оставьте на себе какой-нибудь минимум одежды.

     – Ханжа…

     – Сноб… я твои купальные трусы достала. Как можно это на себя надевать?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю