332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Шамрай » Город без отцов » Текст книги (страница 10)
Город без отцов
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:28

Текст книги "Город без отцов"


Автор книги: Александр Шамрай




Жанр:

   

Повесть



сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Рука Артема медленно выводила автограф, который в школьные годы тренировал часами, мечтая стать знаменитостью. Макс начеркал небрежно две буквы инициалов, тем самым показав слабую грамотность письма. Раздраженный таможенник вырвал из рук бумагу, чувствуя, что парни оказались не простачки, и поставил жирные печати поверх подписей. Буквально через секунды, после того как таможенник поставил печати на декларациях, из соседней комнаты вошли трое мужчин среднего возраста, в руках у одного из них виднелась видеокамера, другой под мышкой держал кожаную папку – он чем-то напоминал поселкового участкового, а третий сунул в лица досматриваемых удостоверение.

– Подполковник Махов, – представился, не поздоровавшись, сухого телосложения и высокий на рост человек в гражданской одежде.

Артем сразу узнал его – это был тот самый человек, сидящий за рулем Grand Cherokee, и обгонявший их BMW на трассе несколько раз. Махову было чуть больше сорока, но выглядел он моложе своих лет – спортивное сложение и военная выправка говорили о многом: густые, ухоженные волосы, с еле заметной проседью, уложенные в салоне красоты парикмахером, куда он периодически захаживал по выходным; пальцы на руках, которыми он жестикулировал, были длинные как у пианиста, с отточенными ногтями и маникюром. Он обладал неимоверным самолюбием и наверняка пользовался популярностью у женщин.

Никто из вошедших не поздоровался – здороваться в таких случаях действительно глупо. На востоке Украины не принято говорить «здравствуйте» служителям правопорядка, так уж издавна заведено. Между собой они наверняка здороваются, но с посторонними… Как сказать в прокуратуре или суде: «Добрый день», – если день может оказаться не совсем добрым, а наоборот – роковым?» По этому признаку легко понять не дружественные намерения встретившихся людей. Артем вспомнил, как учила его бабушка: «И придешь в дом чужой, а в нем не здороваются, и придешь в город чужой и в нем тоже не говорят «здравствуйте» – отряхни прах с обуви своей и беги из этого дома и из этого города». Такие проверки на границе, спланированы не для благодетели, они направлены на выявление совершенного преступления с последующим наказанием виновного. Салтанов не мог мирится, как то, что ещё до недавнего времени считалось нормальным, теперь трактовалось как нарушение закона. Совсем недавно на этом месте границей и не пахло.

Перед Артемом и Максом стояли работники СБУ, скромно одетые, замаскированные под обычных людей, настоящие профессионалы своего дела. Встретятся такие на улице – никогда не примешь их за чекистов.

– Прошу личные вещи на досмотр, – снова продолжил проверяющий таможенник и подошел к столу, на котором пять минут назад Артем с Максом заполняли декларации.

Махов и его двое помощников не вмешиваясь, наблюдали со стороны за происходящим. Возле объектива горела красная лампочка. Велась видеосъемка.

Первым на поверхность стола поставил свою барсетку Макс и стал вынимать содержимое: документы на груз, водительские права, техпаспорт на «копейку», кучу визиток и всякой мелочи, но вдруг в его руках показалось ожерелье с камешками, напоминавшее бриллианты. В затемненной комнате камешки искрились всеми цветами радуги и притягивали взгляды собравшихся. Волнение с новой, неистовой силой охватило Артема, сердце колотилось и казалось, что его удары слышат окружающие, по спине катились холодные капли пота, половой орган от страха изверг мокроту.

Наблюдавшие оживились и потянулись к столу, чтоб поближе рассмотреть украшения.

«Он, наверно, забыл дома оставить драгоценности? Откуда они оказались в сумочке? Неужели это подстава?» – Первое, что взбрело на ум от увиденного Салтанову.

– В детском мире купил вчера, хотел подарить дочурке на день рождения, он у неё завтра, просто забыл выложить – это всего на всего игрушка, имитация драгоценностей. – Залепетал Макс в свое оправдание, скривил гримасу и приподнял плечи.

– Сейчас проверим, – сказал подполковник, разглядывая на свету бижутерию, напоминавшую диаманты. – Действительно, стеклышки, не представляющие ценность, – добавил старший по званию и вернул побрякушки владельцу.

«Хух! Пронесло! – подумал Артем и на душе почувствовал облегчение, – настоящий идиот этот Макс, так и до инфаркта довести можно».

– А сейчас, просим сопроводить ваших перевозчиков в ангар для выгрузки и пересчета содержимого в коробках, если не ошибаюсь в них американские окорочка? – Громким, командным голосом озвучил свое требование подполковник.

– Да, так точно, окорочка, – ответили парни в унисон.

Грузовики, плавно покачиваясь, въехали в распахнутые ворота ангара. Таможенник, выполнявший обязанности мальчика на побегушках, прикрыл ворота от излишнего внимания посторонних.

– Теперь, молодые люди – вы Артем и вы Максим, должны выгрузить свой товар для пересчета и контроля. Мы хотим убедится, что задекларированный товар соответствует действительности и количество перевозимого груза, совпадает с указанными Вами цифрами в графе… а коробок, я вижу, вы указали по пятьсот штук, то есть общее количество, на двоих, я так понимаю – тысяча. Мы обязаны проверить – так ли это. – Сказал Махов, на лице которого появилась улыбка, не приятная, холодная, в какой-то степени мерзкая.

Несколько часов кряду пришлось физически размяться. Водители, войдя в положение, оказывали помощь, сочувствовали и в тот же момент ругали нынешнюю власть.

– Союз развалили, границы на запад открыли, промышленную страну, вспять, в аграрную превращают, таких как вы, Тема, заманили в ловушку, – не удержавшись, начал проклинать Федорыч руководителей страны, пока кгбисты вышли, оставив наедине ребят с грузом. Пыль стелилась по бетонному полу, которую проверяющие не желали глотать. – По началу дали вам заработать, а теперь пришло время вывернуть ваши карманы, ну, просто красавцы!

Напарник Федорыча – сутулый молодой парень, с пропитанными машинным маслом мозолистыми руками, с тонкими губами и умным взглядом, придерживался нейтральной позиции и не вступал в дискуссии. По всему виду он с трудом переносил тематику подобных разговоров, политика его совершенно не интересовала.

– Не дави на мозоль, Федорыч, и так тошно, – огрызнулся Макс, выбрасывая из последних сил последний короб с заморской мороженой птицей.

В приоткрытые ворота вошли все те же работники спецслужб, позади которых ступал адъютант Козлова с угрюмым, горестным лицом, по всей вероятности он получил нагоняй от Махова за недобросовестное выполнение служебных обязанностей. По настроению подполковника было заметно – он предчувствовал фиаско.

– Ага, значит, не соврали, – пересчитав коробки, сказал Махов. – Указали все верно, тютелька в тютельку – похвально. Надеюсь, понимаете, если хотя бы на один килограмм оказалось не соответствие… – Махов замолчал, он явно не хотел озвучивать, чем в такой ситуации завершилась бы поездка для парней.

«Тут и дураку понятно, – рассуждал Салтанов. – Груз арестовали бы, технику тоже, возбудили бы уголовное дело, а дальше… а дальше только Богу известно, как бы сложились их судьбы». Действительно, устроившие облаву люди, изменились в лицах, они не ожидали такого поворота событий. Обычно перевозчики из-за жадности указывали заниженное количество товара – в случае, если пришлось бы платить пошлину – можно было бы сэкономить приличную сумму, а здесь, сейчас все выглядело иначе, совершенно не на руку для Махова и его подопечным.

Артем и Макс загодя готовились к проверке, чувствовали, что должно что-то произойти, замечая в средствах массовой информации, как на таких как они, ведется охота, да и Духовкин как раз кстати появился. Как-то Федорыч заболел, и срочно понадобилась машина, Артем позвонил по объявлению в газете:

– Алло, грузовичок нужен.

– Нет, браток, за бугор, в Россию, с недавних пор ни ногой. – Ответил в трубку незнакомый голос.

– Чё, деньги не нужны?

– Деньги всегда нужны – слежки, прослушки, повестки в суд не нужны.

Странным тогда показался разговор, но теперь Артем до глубины души понимал того человека на противоположном конце провода. Его голос остался в памяти и витал в воздухе ежедневно, предупреждая об опасности – это был тонкий намек, который сейчас, в сию минуту спасал от верной гибели, от ареста, от допросов и горя.

– Слышь, Макс, они по идее, должны теперь расчет платежей сделать, то есть посчитать акцизы, пошлины и т. д. и нам предъявить. – Прошептал Салтанов, пока чекисты совещались и решали, как им поступить. – Слушай дальше, ни на какие условия не соглашаемся, не важно сколько насчитают, выпячиваем глаза в недоумении, сетуем на то, что таких денег (на растаможку груза) не имеем и поэтому просим их сделать возврат в Россию. По закону они обязаны вернуть нас обратно. Мы-то границу не пересекали, ну, а то, что денег не хватает заплатить мзду, так откуда нам было известно, что сумма такая вылезет.

– Ух ты! Клево придумано. Ты прав Тема, должно получиться.

Проверяющие совещались.

– Поди-ка сюда, – Махов подозвал таможенника. – Сделай расчет платежей и вручи этим ребятам. – Небрежным жестом он указал в сторону Артема и Макса.

По всему было заметно, как трое выхоленных, отутюженных, с хитринкой на лице мужика нервничают, понимая в подсознании исход дела, явно не в их пользу. Таможенник, тем временем, услужливо принялся считать, почесывая ручкой у себя за ухом.

– Готово! – Радостно сказал счетовод и протянул расчет Махову.

– Молодец, все правильно, и пошлины, и НДС, и акциз, ничего не упустил, будем ходатайствовать перед твоим начальством о повышении, а с Козловым, пожалуй, будем разбираться в управлении.

Последние фразы Артем сразу не уяснил, но бывалый товарищ уловил мысль и растолковал:

– Знаешь, Тема, а ведь Козлов нам подсказку указал. – Сказал Макс.

– Не понял. Какую подсказку? Ни хрена не пойму.

– С декларациями и с этим молодым таможенником, а мог бы попросту взять деньги и пропустить, вот тогда нам приснился бы каюк! Не совсем ещё Козлов – козлом оказался, совестливый, однако, – выстраивая логическую цепочку, рассуждал Макс. – Как только выкатились бы мы за шлагбаум, на Украинскую землю – тут нас сразу бы и повязали господа в погонах, приснился бы нам полный п…ц! Понял?

Контролеры находились на приличном расстоянии и не слышали разговор молодых людей.

– Пожалуй, понял. Ну и ну! – воскликнул Артем от радости и этот выкрик донесся до слуха Махова, который сурово покосился в сторону проверяемых, но сделал вид, что ничего не услышал.

Таможенник вручил Артему расчеты.

Цифры, цифры, сплошные цифры и только в конце большими буквами – итого к оплате: эквивалент приблизительно равнялся трем тысячам американских долларов. Эту сумму должен был внести Артем и столько же его компаньон.

– Товарищ подполковник, откуда у нас такие огромные деньги? Отродясь не видели. – В один голос залепетали ребята.

– Вы что, нас за дураков принимаете? Денег у них, видите ли, нет, а оптом окорочками торговать? Откуда взялись? А, BMW? Или тоже не ваша? – Раздраженно набросился со словами Махов, ему позволь, так он всех подозреваемых в клочья, на куски порвал бы. – Моя б воля, я таких, как вы, на кол сажал бы. – Добавил офицер, теряя рассудок.

Неожиданно, экспромтом, Артем придумал классную отговорку, похожую на правду:

– В Ростове, один знакомый, впервые дал на реализацию эти чертовы окорочка, расчет договорились произвести после того как продадим.

– Так мы вам и поверили, что впервые пересекаете границу и товар без денег получили, а как же раньше? Неоднократно ваши автомобили пересекали пропускной пункт, о чем указано в регистрационных журналах. Что на это ответите?

– Раньше, мы, товарищ подполковник, в Россию товар возили, поднимая экономику нашего государства.

– Вас послушать, так не наказывать, а наградить надо. Не хочу с вами спорить и, пожалуй, наказывать тоже не стоит, я смотрю, вы отличные ребята, исполнительные, не грубите, не хамите, в общем, мыслишка есть интересная. – Тон и манеры Махова изменились – он стал какой-то добрый, ласковый, перевоплотившись в мецената, который искренне предлагал дружбу, но ощущался подвох. – Мы можем помочь переправить в Украину ваше замороженное мясо, – продолжал подполковник, пристально всматриваясь в глаза оппонентов. – Только для этого надо переписать декларации и указать мизерное количество коробок, к примеру, не тысяча, как у вас, а сто – в десять раз меньше, таможенник снова сделает перерасчет, который вам будет по силам оплатить. Символическая оплата государству, каких-то триста баксов. И мы перед своим руководством будем достойно выглядеть, покажем работу, и вам не накладно.

– И все? – спросил Макс пытаясь понять предложенное.

– Конечно, нет. Нам отстегнете ту сумму, которую раньше платили Козлову и вы свободны. Хотя, пожалуй, мы ещё можем за дополнительную плату сопроводить ваш караван до Донецка в роли защитников, а в дальнейшем, если будете себя хорошо вести, обеспечим стабильный переход. – На лице Махова проскочила хитрая улыбка.

Как ни пытался выдавить из себя добродетеля – улыбка получилась неестественная, таящая зло и ненависть.

– Нам надо подумать, позвольте выйти наружу? – Спросил разрешения Артем и посмотрел в лицо другу.

– Думайте, только быстрее, полночь уже, много времени потеряли с вами.

Свежий воздух ударил по щекам. В дали от города он был чист. Из соседнего села доносился крик пьяного мужика бранящего свою жену. Несколько автомобилей, в присутствии водителей, стояли с открытыми багажниками предоставив произвести досмотр работникам таможни. Некоторые водители были знакомы Артему, также как он они возили в Украину товар – запасные части к большегрузной технике. «Почему они груженые товаром и к ним не предъявляют санкции?» – думал Салтанов. Один парень полез во внутренний карман и что-то в темноте сунул пограничнику, а за тем и таможеннику. После чего беспрепятственно покинул пункт пропуска. Артем и Макс понимали – сегодняшняя акция касалась только их. Силовые структуры планомерно чистили границу от мелких контрабандистов, по одному отлавливая из стаи, чтоб не напугать остальных.

– Что будем делать? – спросил Артем коллегу.

– Ты что, Тема? Гонишь? Дурацкий вопрос! Ты же сам говорил: «не соглашаемся ни на какие предложения».

– Так они ведь с нами по-хорошему… помощь предлагают и работу дальнейшую.

– Дурак! Идиот! Дебил! – возбужденно высказывался Макс. – Ты не слушал его внимательно. Тот, кто хочет посадить на кол, другом не станет никогда! Понимаешь? Это западня! Ловушка для лоха!

Макс явно был не в себе, его нервы были на пределе, он ходил кругами и сплевывал на землю пытаясь доказать свою правоту, разводил руки в сторону и хватался за голову. Артем неловко себя чувствовал в данной ситуации и действительно – Макс был прав на сто процентов.

– Пойми, Тема, как только мы перепишем декларации, занизим количество коробок, нас сразу повяжут, машины с грузом арестуют, от нас возьмут подписки о не выезде, а на суде в лучшем случае – штраф, в худшем – посадят или условно срок впаяют.

– Откуда знаешь?

– Уголовный кодекс иногда перечитываю и тебе советую.

– В принципе ты прав. Не стоит рисковать и с ними связываться. Действительно так дружбу не предлагают. – Согласился Салтанов.

– То-то и оно, наконец-то дошло до тебя, Тема. Лучше потерять транспортные расходы, чем все на свете. Надо вовремя остановиться. Что поделаешь? Придется искать новые заработки.

– Солнца всем хватает, значит и работы хватит, – добавил Салтанов напоследок.

Ростовчане без проблем приняли проданный ранее товар и вернули деньги. Войдя в положение, сожалели о случившемся. Пытались утешить ребят из Украины, подбирая нужные слова.

На обратном пути каждый думал о своем. Макс в блокноте делал какие-то подсчеты, а у Артема, в голове, блуждали мысли: «Как быть дальше? Не будут ли преследовать Махов и его подчиненные? Просто так они точно не отцепятся».

– Не парь мозги, Темыч. Выбрось все из головы. Забудь! Думай о хорошем. Сегодня мы сухими вышли из воды и это главное. – Говорил Макс с радостной улыбкой на лице.

– Ты видел, какие у них взгляды? Не оставят они нас в покое. Придумают ещё какую-нибудь гадость.

– Не нагоняй страх, дружище. Ты что с ума сошел? Они завтра забудут о нас с тобой, вон видел, сколько ещё таких как мы на границе, завтра новую жертву найдут. Мастак же ты фантазировать, Тема.

Артем подвез Макса к его подъезду, а сам поспешил в ларек и купил бутылку пива, пиво служило отменным снотворным и успокоительным.

Через два дня, как и предполагал Салтанов, опасения подтвердились. В почтовом ящике обнаружил конверт; обратный адрес: город Ш-к, налоговая инспекция. Дрожащими руками Артем вскрыл конверт, в конверте находилась повестка: «Просим Вас явиться 28 мая в 9.00, в кабинет номер 7. Внизу подпись – инспектор Лакомов».

– Настюшь, опять беда, я так и знал… – и Артем протянул повестку, в которую она впилась глазами.

– У них и фамилии соответствующие, любит, небось, полакомиться за чужой счет. Думаешь – это дело рук кгбистов? – Спросила жена.

– Угу, – и Артем утвердительно покачал головой. – Так, на BMW туда соваться нельзя, или поедем, но оставим в нескольких кварталах, подальше от лишних глаз.

Настя с идеей мужа согласилсь.

В назначенный день, плохо выспавшись, Артем с Настей спешили в город Ш-к. Место для парковки нашли в километре от вызывающей инстанции, в каком-то дворе, возле дома сталинской постройки. В такой ранний час возле дома уже сидели на лавочках и играли в карты пенсионеры.

– Зачем я им понадобился? Ума не приложу. И при чем здесь налоговая? – с досадой спрашивал супругу Артем.

– Не волнуйся любимый. Я буду рядом…чтобы ни случилось.

– Вдруг я уже отсюда не выйду? – Волнуясь, произнес Артем, опустив глаза.

– Выйдешь. Не за что тебя наказывать, вся страна что-то возит через эту проклятую границу, – Настенька потянулась на цыпочках и нежно поцеловала любимого в кончик носа. – Ничего не бойся, все будет хорошо, вот увидишь. – Подбадривала девушка мужа, ещё раз крепко обняв и поцеловав в ту же точку.

Старое здание с отслоившейся в нескольких местах штукатуркой, потрескавшимся крыльцом и отпавшей керамогранитной плиткой, которую приклеил мастер-неумеха, позабыв, а скорее от незнания не уложил под крыльцо гидробарьер. По этой причине бетонное основание крыльца всасывало влагу из почвы, а когда наступали морозы – плитка отстреливала куски эмали и трескалась. Артем медленно ступал по ступенькам, оглядываясь по сторонам. Грязная лестница и слабоосвещенный коридор привели Салтанова к нужному кабинету на втором этаже. Он постучал и отворил скрипучую дверь. В кабинете царил беспорядок: на столах лежали кипы бумаг, за ними просматривались два лица, точнее лица виднелись наполовину. Две пары глаз вопросительно уставились на вошедшего Салтанова из-за бумажного укрытия.

– Разрешите войти? – спросил Артем.

– Ты уже вошел, – резким голосом встретил налоговик. – С чем пожаловал?

– Я по повестке.

Инспектор, которому протянул Артем конверт, по внешнему виду был старшим и по должности и по званию.

– Салтанов значит?

– Да, он самый.

– Проходи, присаживайся, милости просим. – паясничал инспектор.

Артем прошел вглубь кабинета и сел на какой-то потертый стул.

– Против тебя возбуждено уголовное дело номер 2505/2001, инициатором возбуждения является областная прокуратура. Вот так вот… Можешь ознакомиться. Кстати, моя фамилия Лакомов.

Он протянул папку Салтанову, на обложке которой Артем едва успел прочитать свою фамилию и дрожащими руками перелистал несколько страниц. Не дав опомниться и вникнуть в суть дела, Лакомов потянул папку назад, ссылаясь на важность документа, с которым ничего не должно случиться.

«Уголовное дело? Ни фига себе, вот это новость!» – подумал Артем и опять ощутил мандраж во всем теле. Пока читал – буквы и слова расплывались, и их смысл не совсем был понятен, мозг отказывался подчиняться, руки не слушались, вспотели ладони, которыми он потирал колени, оставляя на ткани мокрые пятна.

– Дело возбуждено по факту прошлогодней контрабанды автомобильных покрышек, господин Салтанов, – на слове «господин», Лакомов сделал ударение, подчеркивая серьезность положения в котором оказался Артем. – А предотвратил незаконное пересечение, как вы помните – инспектор Брагин, поэтому на ваш автомобиль BMW мы наложили арест, можете передвигаться, но с учета снять или продать у вас не получится.

– Ах, вон оно в чем дело, – вырвалось самопроизвольно из уст Артема, глаза широко раскрылись от услышанного, и он от удивления приподнялся со стула, не веря своим ушам. – Так ведь то было административное нарушение и на уголовное оно совершенно не тянуло. У меня конфисковали товар, я уплатил штраф. Какие могут быть претензии?

– Так-то оно так, да только в прокуратуре посчитали иначе, они сделали проверку документов и выяснили, что оценщик ошибся и занизил стоимость товара.

– Не может быть! Эти шины не могли стоить дороже, я и накладные, и кассовые чеки предоставлял год назад с реальной стоимостью. Это произвол знаете ли! Сейчас не 37-ой год! – возбужденно высказывался Артем, понимая, что Лакомов выполняет чей-то заказ.

Не обращая на сказанные слова никакого внимания, налоговик взял на столе заготовленные листы с напечатанным текстом и подошел вплотную к Артему, настолько, что Артем почувствовал неприятный запах похожий на запах, который иногда исходит от пожилых людей.

– Вот здесь и здесь, – Лакомов указал пальцем, на котором сверкала золотая печатка. – Вам, гражданин Салтанов, придется расписаться.

Артем уставился в текст, но внезапно его осенила мысль, он вспомнил, что может не подписывать документы без адвоката.

– Без адвоката подписывать не буду, хоть режьте меня! – Громким, уверенным голосом произнес, отодвигая в сторону данные листы бумаги.

– Не вопрос. В таком случае – подписка о не выезде. Её точно подпишешь. – Угрожающим тоном произнес Лакомов.

– А если не подпишу?

– Тогда приглашаем понятых и избираем меру пресечения – взять под стражу.

После этих слов в глазах Артема потемнело, побежали зайчики и поплыли темные круги, он растерялся, нижняя губа задрожала, надо было принимать решение, от которого зависело будущее. В планы Салтанова не входило в тот день сесть в следственный изолятор.

– Хорошо, уговорили – подписка о не выезде, больше ничего подписывать не буду.

Помощник Лакомова принялся составлять подписку, ударяя одним пальцем по клавиатуре устаревшей печатной машинки.

– Тогда это не все. Ещё подпишешь 63-ю ст. конституции – об отказе давать показания и повестку для тебя и твоего адвоката. В какой день вам будет удобно явиться, господин Салтанов? – опять паясничал налоговик, изображая шута, и вопросительно посмотрел на Артема.

– Через три дня, пожалуй, – вырвалось у Артема. – Думаю, первого июня я и мой адвокат сможем посетить вас.

Подписав повестку, 63-ю ст. конституции и подписку о невыезде, Салтанов вышел, цел и невредим на улицу, и поспешил в сторону припаркованной машины.

– Я же говорила, что они отпустят тебя. – Встречала с радостным выражением Настенька, подбегая навстречу мужу, расставив широко руки, словно они не виделись сто лет.

Следующий день Артем посвятил поискам адвоката.

Центр города пестрел вывесками и рекламными щитами. Агентства предлагали юридические услуги в суде. Взгляд остановился на одном из них – мраморные ступеньки и балясины, дубовая входная дверь и длинный коридор, на стенах которого висели репродукции знаменитых художников в золоченых рамках. Здание явно отличалось от здания налоговой инспекции своим убранством и изяществом. Женщина средних лет восседала в кожаном кресле с копной крашенных в черный, как смоль волос. Ниже губ три подбородка и столько же пар грудей. Подняв очки на лоб, она изучала Артема, пытаясь проникнуть в мозг.

– Слушаю.

Адвокат откинулась на спинку роскошного кресла, похожего на трон и попыталась забросить ногу на ногу, но нога соскальзывала и шумно ударялась о пол каблуком. Повторив попытку несколько раз, она оставила идею в покое, скрестила в области груди руки и стала внимательно слушать рассказ вошедшего молодого человека, пытаясь не упустить ни единого слова.

– Я готова оказать помощь, готова выехать в Ш-к, но мои услуги будут стоить три тысячи долларов, – бросила адвокат не дослушав историю до конца. – Мы заключаем договор, вы подписываете, вносите указанную сумму и я представляю ваши интересы в суде. Да, да, вы не ослышались, в суде. Никаких переговоров с налоговиками мы не ведем и взяток никому не даем! Понятно?

Прозвучавшая сумма повергла Артема в шоковое состояние. «Неужели все дойдет да суда? Только этого мне не хватало, – думал Артем, взъерошивая кучерявые волосы на голове. – И почему столько навалилось на меня за последнее время? Чем я так разгневал Бога? За какие грехи он меня наказывает?»

– Мне надо подумать. – Сказал Салтанов, вставая и направляясь на выход.

– Думайте, только не ошибитесь молодой человек, думайте. – Ответила женщина адвокат и указала на дверь.

Артем медленно подошел к припаркованной BMW. Свалившись в удобное сиденье, попытался закрыть дверцу, но потянув её на себя, услышал сильный треск. К величайшему удивлению – дверная, хромированная ручка отвалилась от крепления и осталась в руке.

«Этого ещё не хватало. Что за наваждение? Дурная примета, когда отваливаются ручки у Бумера. Они с ума посходили, эти чертовы адвокаты, такую сумму приходилось зарабатывать целый год, а то и более. Пашешь, пашешь, и в один миг судьба приказывает тебе расстаться с накопленным. А сколько на эти деньги можно всего накупить маме, сестренке, жене, детям? Да и дело это уголовное высосано из пальца. Кто за этим стоит? СБУ? С их подачи весь этот сумбур, нервы, бессонные ночи. Их работа? А если нет, то кто?

Артем от злости швырнул сломанную ручку в открытое окно, и она звонко ударилась об асфальт.

Андрюха Фуфайка жил в шикарном особняке за высоким, кирпичным забором. Свое состояние он сколотил в середине 90-х сотрудничая с теплоэлектростанцией (ТЭС), вернее с её руководителями. Не знаю, смогу ли описать одну из его схем получения дохода, но попытаюсь. И так: покупает Андрюха старые престарые, ржавые, стертые, вагонные колесные пары. Нанимает бомжей, которые их чистят и красят. Себестоимость одного такого комплекта составляет пять тысяч гривен. Имея друзей в отделе снабжения ТЭС и умение дать начальнику взятку, а кто её в Украине дать не умеет? Только тот, у кого нет денег. В общем, продает Фуфайка свой товар за 100 тысяч гривен, той самой станции, но рассчитываются с ним не наличными деньгами, а электроэнергией, руководству ТЭС наплевать, предприятие государственное– ничье значит. За такую сделку Андрей жертвовал в виде взятки, если угодно в виде «отката» – легковым, японским седаном. Колесные пары выгружали на заднем дворе энергетического предприятия и забывали о них, лишь бы числились на балансе и имелся инвентарный номер, написанный масляной краской. Затем отыскивался какой-нибудь фермер с долгами за электричество, и Фуфайка, этому фермеру, свою энергию поставлял за 50 %, то есть за полцены. Фермер же в свою очередь, на радостях, отгружал на фирму Андрея, первосортный картофель или свеклу. Такой товар на рынке не залеживался – кушать хочется всегда. Схема долгая, порой длилась полгода, но обладать чистой, пятикратной прибылью – пожалуй приравнивалось к Джек-поту.

Высокие потолки, просторные комнаты, дорогая итальянская мебель, а у ворот припаркованный Мерседес S-класса с личным водителем. Все это подтверждало состоятельность однокашника Артема.

Потеряв рассудок и самообладание, в глубине души, Артем звал на помощь, трясина последних событий засасывала его. Он тонул в проблемах, которые создал сам. Неведомый монстр вцепился в его тело, в разум, не поглощая, а внимательно изучая повадки, характер, привычки. И наконец – это невидимое существо приготовилось нанести смертельный удар.

В беспамятстве Салтанов давил на кнопку, расположенную на калитке двухметрового забора. Лай овчарки привел Артема в чувство.

– Привет, Тема! Давно не виделись. Каким ветром? – Встречал, улыбаясь, широкоплечий, в прошлом спортсмен – борец – хозяин владения.

– Беда Андрюха, беда… выручай. – Чуть не плача произнес Артем, опустив голову в надежде на помощь.

– Что стряслось? – спросил Андрей и изменился в лице, оно стало угрюмым. – Проходи дружище, конечно, поможем, если в наших силах.

Фуфайка положил руку на плечо друга, и они вместе прошли в дом.

Рассказ Артема занял массу времени. Он в деталях описывал, как возил через границу товар, как у него, в прошлом году, конфисковали шины и как СБУ, несколько дней назад, устроило на пропускном пункте облаву. Слушавший Фуфайка наливал кофе чашку за чашкой, пытаясь не упустить ни единого слова. Его брови то хмурились, то расплывались на большом лице. Распластавшись в кресле на колесиках, он выкуривал одну сигарету за другой. Иногда с удивлением произносил: «Ни фига себе!» или «Та ты шо!» Только в конце исповеди, Артем позволил себе прикоснуться к налитому кофе, которым угостил старый друг. Напиток остыл и напоминал ледяной коктейль.

– История, однако, – вымолвил, выдыхая Фуфайка и «паркером» почесал за ухом. – Как ты понимаешь, Артем, я работаю не один: есть «крыша» и компаньоны.

– Я понимаю, понимаю. – Сказал Артем.

– Заработать все это: прислуга, водитель, дом… – продолжал Андрей, описывая взглядом вокруг. – Не под силу одному. Прикрывает меня от налоговой, бандитов, Ментов – человек из обладминистрации. Сегодня вечером с ним встречусь и попрошу, чтобы он помог разобраться с твоими преследователями, а завтра утром жду в 9.00, ну, а теперь мне надо отъехать, извини, дела срочные.

Служанка проводила Артема до калитки. За воротами Фуфайкин водитель прогревал двигатель Мерседеса, натирал каким-то средством торпеду, а затем стекла и зеркала. В BMW Артема все выглядело иначе: в последние дни царил хаос и беспорядок. На ковриках валялись куски грязи от обуви, слой пыли покрыл козырек спидометра и пластмассовые детали интерьера. Из-за последних событий руки не поднимались навести порядок хотя бы внутри салона. Салтанов откинул голову на подголовник и мысленно расхваливал себя за то, что сделал правильный выбор, придя за помощью к Фуфайке. Не было ни капли сомнения – Андрей поможет. Его баснословное состояние подтверждение тому. Заработать столько не под силу дураку, а самое главное – связи в обществе, которыми он владел. На следующий день, как и договаривались, в без пятнадцати девять Артем сидел в холле однокашника и рассматривал рыцаря, облаченного в доспехи, величиной в человеческий рост. Хозяин принимал душ, чистил зубы и напевал какую-то песенку. Слова доносились сквозь стену и дверь, но понять содержание было трудно, практически не реально. Артему не терпелось поскорее узнать, что выяснил Андрей и помогут ли его покровители, а если помогут, то сколько будет стоить закрытие уголовного дела. Со второго этажа спускалась супруга Андрея – Галина – ухоженная девушка, чуть больше тридцати, с худощавым телосложением, густыми бровями, тоненькими еле заметными усиками и проницательным взглядом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю