332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алекс Блэк » Крис Кил » Текст книги (страница 3)
Крис Кил
  • Текст добавлен: 5 июня 2021, 21:02

Текст книги "Крис Кил"


Автор книги: Алекс Блэк






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

7

В диаметре планета Штар была объемнее Земли в десять раз, с населением, немного не дотягивающим до миллиарда. И потому чтобы дотянуться до всех ресурсов планеты, нужно было заселить ее каждый уголок.

Семья Майкла пустила корни на юге, поближе к огромному озеру, чтобы кукурузное поле могло питаться от дождей и подземного течения. Это казалось правильным и логичным, до того, как отец с матерью разбежались. Но после того, как это случилось, Майкл частенько подумывал перебраться к отцу и жить с ним, и к своему удовольствию видеть того не чаще раза в неделю. Но Майкл не мог оставить мать одну на ферме в окружении роботов, которых необходимо было время от времени чинить. Все же юношу злило, что он не может жить в столице, как и большинство его одноклассников.

Было не так поздно, поэтому Майкл надеялся, что на платформе он застанет хотя бы последний космобус. Как никак, а проверить это стоило. Ведь лететь на комфортабельном транспорте куда лучше, чем влезть в наспех починенный скоростной костюм, привязать себя к собаке, а затем познать на собственной шкуре, что такое две тысячи миль в час.

По пути на платформу Майкл прокручивал в голове все, что с ними произошло. Было до нелепости странно, что его до сих пор не схватила полиция, хотя, если та квартира принадлежала бандитам, то возможно первые просто не успеют его поймать. Однако это последнее, что занимало его голову. Ведь бандиты, возможно, даже простят его, когда узнают, что перед ними ученик того самого 11-ого «Б». Он привезет им с Земли настоящего мяса, если они его не тронут.

Парень, испытывающе поглядывал на своего пса, пытаясь понять, слышал тот его вообще или нет. Ведь если космобуса не будет… Он надеялся, что Кли запомнил код, в противном случае ему придется насладиться тем моментом, когда с органами тела происходит медленная перфузия, а затем организм человека впадает в криосон. Но в его случае все будет по-другому. Заморозка будет мгновенной, жестокой, и болезненной. Майкл уже представлял себе, как он будет подлетать к городу, и как Кли Кая заглючит, ровно в тот момент, когда необходимо будет передать пароль. На них со стены направят белый ледяной луч, и юноша так и останется в позе наездника, пока Кли Кай не притащит его обратно домой через несколько месяцев. Вот Майкл и узнает ответ на когда-то заданный учителю вопрос, впадает ли человек в сон при такой криозаморозке или он все видит и понимает.

– Кли? – позвал юноша.

Пес молча повернул к нему голову.

– Ты слышал код? Бисоверен-22. Как думаешь, что это значит?

Молчание.

Очень непривычно было не слышать ответа, и парень даже немного испугался. Ведь это его вина. Если бы только он не проспал, ничего бы этого не случилось. Вот бы мама ничего не узнала.

«Кли, прости», – подумал юноша и через секунду почувствовал, как робот легонько укусил его за ногу.

– Да, так просто я не отделаюсь, – улыбнулся юноша. – Но это не только моя вина. Не надо было взламывать чужого робота. О чем ты думал вообще?!

Пес больше не смотрел на Майкла. Он вглядывался к двум странным типам, которые с ног до головы были одеты в черный латекс и быстро к ним приближались. Часто оглядываясь и скрывая лица голограммической маской, даже на фоне чудаковатых людей они выглядели довольно подозрительно.

Кли стиснул металлической челюстью штанину юноши и рванул в обратную сторону. Майкл упал и сильно стукнулся головой. Единственное, что он успел выкрикнуть перед этим: – Кли! Гандон!

Придя в сознание, Майкл хотел протереть глаза, которые жутко чесались, но что-то не давало рукам подняться. Голову он тоже повернуть не мог, двигались только глаза, да и толку от этого было совсем немного. Что разглядишь в такой-то темноте.

Неожиданно, вслед за громким щелчком вспыхнул яркий свет. Но глазам от перехода яркости не стало больно. Что-то густое и зеленое обволакивало зрение и это что-то ощупывало парня с ног до головы, облепляя его собой словно клей, не давая возможности пошевелиться. Но различать силуэты через густую пелену юноша мог. Рот его был приоткрыт, и парень чувствовал кисло-горький привкус этой мерзкой субстанции. Напоминало смесь бензина с мазутом, которым Майкл смазывал старый комбайн, которому зачем-то при сборке приделали длинный металлический нос. Нос! И зачем роботу нос?!

Майкл был озадачен. Но спустя пару мгновений сообразил. Хозяин квартиры все-таки нашел его и теперь прощай два солнца, что светят над Штаром, прощай мама, прощай экскурсия.

За его спиной раздались шаги, а когда человек, которому они принадлежали попал в поле зрения юноши, грудь Майкла стиснуло и перехватило дыхание.

– Мисс Диана! – завопил он, но было тихо, словно в мозгу выключили звук.

Судя по глазам и бледному лицу девушки, вид у нее был измученный. Придвинув к себе стул, она села на него, и положила ногу на ногу (чему не смотря на ситуацию, Майкл порадовался). Ди взмахнула рукой, и зеленая слизь сразу же исчезла. Майкл плюхнулся на пол и понял, что все это время он висел в воздухе, и судя по болевым ощущениям в коленях там было не меньше двух метров.

– Майкл, это очень печально, – вздохнула мисс Ди.

Парень кашлял и не мог пока говорить.

– Очень, очень жаль. А ты мне нравился.

– Нравился? Не понимаю, – выдавил, наконец, из себя юноша, – что происходит?

– Что происходит, спрашиваешь?! – вспылила девушка. – Вы со своим щенком ворвались ко мне домой, и уничтожили мой корабль! И вы теперь знаете кто я. Мне ничего не остается, как избавиться от вас.

Стоя на четвереньках и разминая шею, Майкл заметил, что его пес парит над землей в такой же зеленообразной оболочке, состоящей из (должно быть дерьма и блевотины). Майклу показалось, что его мысли на обыкновение спокойны, что абсолютно не вписывалось в столь нагнетающую и непонятную обстановку. Вероятнее всего, что он никак не рассчитывал увидеть хозяином квартиры учительницу английского, поэтому не мог это просто всё принять.

– Что вы имеете ввиду «знаете кто я?» И какой еще корабль?

Майкл задал эти вопросы, хотя и так знал уже ответы на них. Да, точно! Мисс Ди пират, а ее космический корабль был замаскирован под последний этаж в высотке. Или же… Майкл сглотнул ком, внезапно подпрыгнувший к горлу. Или мисс Ди – одна из тех тварей из космоса…

Девушка вздохнула и поманила парня пальцем к себе. Майкл приподнялся над землей, и словно в невесомости, двинулся в ее сторону.

– Это что магия?! – Юноша явно был озадачен, больше чем страх, его обуревали вопросы.

–Для вас людей все магия, что не вписывается в ваш жизненный распорядок, – угрюмо проговорила девушка.

– Для вас людей? Майкл настолько близко подлетел к Диане, что какие-то пару сантиметров отделяло их лица друг от друга. Он снова почувствовал, как сладко от нее пахнет и ему безумно захотелось ее поцеловать. (Да! сделай это! Это твой единственный шанс!). Майкл шустро обежал глазами ангар, пытаясь понять, откуда он слышит явно лишний голос. Не из собственных ли штанов?

– Я прибыла сюда из другого мира. – Девушка не улыбалась. – Из измерения, которое вы открыли пятьдесят лет назад, когда, поджав хвосты сбежали со своей родной планеты. Это ответ на первый твой вопрос. – Девушка смахнула со лба прядь волос. – Тот этаж в высотке, на всякий случай, был моим билетом отсюда. Но из-за идиотов, которые лезут туда, куда не следует, – она прищурилась, – мне придется тратить силы того мира, которых во мне и так почти не осталось.

– Того мира? – переспросил юноша. – Так ты одна из этих…

– Из тех, что вы видите, когда попадаете под лучи, как вы ее сами называете звезды Айрондэй? – Девушка усмехнулась. – Нет. Это лишь ваши галлюцинации, забавно, что ваши роботы вам об этом ничего не говорят.

«Значит, она тоже их не видит. Да кто же она такая?»

– Когда твои предки пятьдесят лет назад взорвали на земле ту бомбу, то открылись врата в наш мир. Я прошла Границу между мирами и стала такой, какой ты меня сейчас видишь.

Майкл понял это как призыв к действию и к своему удовольствию еще раз оглядел Диану.

И ей пятьдесят лет?! – Удивился юноша. Даже если она и инопланетянка, то выглядит она просто сногсшибательно! Вот бы попасть в их мир, где, должно быть, все молодые красотки.

– Да, вам очень идет это тело! – подтвердил Майкл.

– Извини, Майкл, но мне придется это сделать, – произнесла девушка, помрачнев еще больше. – Не бойся смерть, она не то, чем вам кажется…

Гладкая и приятно пахнущая кожа неумолимо манила Майкла к Диане. Больше не в силах сдерживаться парень вытянул шею и впился в мягкие губы учительницы, и тепло судорогой пронеслось по всему его телу. Ди, резко махнула рукой, отшвырнув юношу в стену. Майкл не совсем понял, что хрустнуло, лист металла, его спина, или и то, и другое вместе, но если первый поцелуй всегда такой болезненный, то парень ни капли об этом не сожалел. Именно, первый! Кли Кай наконец-то не смог ему помешать.

Ди встала во все глаза таращась на парня. Наконец она стала выкрикивать.

– Ты с ума сошел?! Что…?! Что…?! – У Дианы не хватало воздуха произнести следующие слова, а может ей просто не хватало самих слов, Майкл мало, что сейчас понимал. Ему и происходящее казалось каким-то чудаковатым сном, от которого он вот-вот очнется.

Майкл заметил, что бледное лицо девушки покраснело. Была она смущена или пребывала в ярости – парню оставалось только надеяться на первое.

Юноша с трудом, но поднялся.

– Мисс Ди, простите за это. Но вы мне нравитесь. Очень. И если умирать так только после этого.

Девушка не проронила ни слова. Она стояла ошеломленная, затем щелкнула пальцами и свет в помещении погас.

К тому моменту, когда Майкл нашел выключатель, Дианы уже не было, а Кли обездвиженный валялся на полу и крепко спал. «Похоже, что эта зеленая штука каким-то образом вытягивает энергию, – подумал парень, зевая, – и похоже, что я все-таки не сплю».

На руках с Кли Каем, Майкл вышел на улицу, посмотрел на Солнце и с горечью вздохнул. Он пробыл в этом ангаре большую часть дня, и поэтому на церемонию он уже опоздал. Зато он еще успеет домой, прежде, чем синяя звезда начнет плавить мозг, и за ним придут несуществующие призраки собственного разума. «Надо вызвать такси, – решил юноша. Только вот все деньги на спящем роботе и придется тогда отдать костюм. Хотя какая разница, он мне больше не понадобится». Утром он сядет на космобус, приедет к точке сбора, и они всем классом отправятся в открытый космос. А там Земля. Если Кли до тех пор не зарядится, ничего страшного, он скажет, что робот просто сломался.

«Хороший все-таки выдался день, – подумал юноша, улыбаясь во весь рот, – особенно последняя его часть».

Через час Майкл был уже дома. Было тихо, свет горел только на кухне. На столе лежала еда и записка. «Поужинай! Люблю тебя! И не забудь закрыть ставни дома, брезент над полем я уже натянула».

Когда семнадцать лет подряд, каждый день видишь, а потом еще сам и делаешь одинаковое действо, то оно становится выработанной привычкой, на уровне почистить зубы перед сном. Майкл всегда закрывал ставни сам, а вот открывать, уже доверял Кли Каю. Так что о закрытии окон можно было бы обойтись и без напоминаний. Майкл сердито поморщился. Когда ему стукнет восемнадцать, он заставит маму переехать с ним в столицу, над которой круглосуточно нависает защитный купол, и где они найдут себе новое призвание. Эти мысли сверлили его уже не один месяц, но когда-то он уже должен стать взрослым, принимать собственные решения и жить своей жизнью.

Майкл поужинал, поднялся к себе в комнату, выставил Кли Кая на подоконник и закрыл за ним ставни. Забравшись в постель, юноша накрылся с головой одеялом, достал из кармана телефон и стал листать сделанные днем снимки. Диана. Какая же она классная, думал парень, стягивая с себя одной рукой штаны.

Сегодняшняя встреча определенно стала бы завязкой любовных отношений между фотографией и юношей, но Кли этому помешать уже не мог. Он крепко спал.

8

Когда в сутках по тридцать пять часов, двадцать пять из которых приходится бодрствовать, обычно ценишь время, оставшееся на сон. Но Майкл, как и все его поколение, рожденное на Штаре, были сделаны из другого теста. Они с легкостью переносили жару, и могли подолгу не спать, даже если на это не было преследующих молодые головы причин. Организм младенцев на удивление быстро привыкал к атмосфере на новой планете, и люди, сошедшие с корабля, буквально видели своими глазами как на Штаре возникает следующий вид человечества. Более сильный и выносливый.

С первый по второй час нового дня Майкл приседал и отжимался. Так рано он не вставал с детского сада, и уже позабыл, что обычно принято делать в подобных ситуациях. Тем более после всего того, что вчера произошло, ему жутко хотелось понравиться Диане, и потому нужно было срочно накачать пресс. Майкл не помнил, кода ему еще так сильно хотелось просыпаться в этот мир.

Еще с вечера Майкл положил Кли Кая на окно, чтобы с первыми лучами желтой Звезды пес ожил. Но прошло уже два часа с тех пор, как Майкл поднял ставни, а огоньки в глазах робота все еще медленно и лениво пульсировали, оповещая, что идет заряд. Майкла это тревожило. Он не хотел лишний раз беспокоить свою мать тем, что за небрежное отношение к имуществу, государство обяжет ее оплатить понесенные расходы. Благо Эзар будет держать рот на замке. Странно почему он вообще помогал Майклу. Должно быть он знал, что значит иметь родителей, но по сути жить одному.

– Сколько можно спать? – Майкл раздражался всякий раз, когда глядел на своего питомца, которого он вчера едва не потерял. Но теперь все хорошо, зачем лишний раз переживать?

– Встава-а-а-а-а-й! Знаю, он проснется и скажет, что запрограммирован вести себя так же как я. Хотя минуточку, – Майкл улыбнулся, – больше он ничего не скажет. Ведь так?

Юноша напрягся. Вчерашний день очень смахивал на сон, и ему в голову стали вкрадываться сомнения. Поцелуй. Неужели он смог отважиться и прикоснуться к тому, что считал, по крайней мере в ближайшие несколько лет за гранью своих сил? Да, подумал Майкл, страх толкает людей на глупые поступки. Легкий запах сирени и хвои до сих пор преследовал его, и это воспоминание о Диане всякий раз отдавалось вполне реальным отвердеванием в районе паха.

«Нет, это точно все было взаправду, – подумал юноша, – доказательством тому мой помятый пес».

– Встава-а-а-а-а-й! – Майкл принялся тормошить его. – Давай уже! Мы не можем и сегодня пропустить экскурсию.

Отправление было назначено на десять часов, и у Майкла в запасе еще было достаточно времени, но он не мог сидеть просто так дома и ждать. Он хотел поехать в школу и, если надо пробыть там до тех пор, пока не начнут подтягиваться участники экспедиции. Сумка была собрана, вакцина от земных болезней сделана еще неделю назад, что еще? Оставалось позавтракать, попрощаться с матерью и в путь. Три месяца вдали от дома для подростка как-никак важный шаг на пути к взрослению.

Хвост Кли Кая пришел в движение. Он начал извиваться словно змея, но шевелился настолько слабо, что Майклу даже хватило сил его удержать. Почувствовав ладонью, прогретый металл, он снова вспомнил о Диане.

– Да, – признался себе юноша, – это действительно был лучший день в моей жизни. Я о таком и мечтать не мог. Диана…

Майкл не заметил, как хвост пса перестал шевелиться. Кли Кай вскочил на ноги, опустил голову и стукнулся лоб в лоб с юношей.

– Ай!

Форма глаз Кли Кая выдавала в нем раздражение. За семнадцать лет совместного существования, казалось парень уже и так мог понимать своего пса, тому даже не нужно было что-то говорить.

– Завидуй молча, – гордо произнес Майкл, и потирая лоб направился в кухню. Кли повернулся к окну и развернул гладкие черные панели, которые вылезли у него из груди, подставляя их лучам.

Спустившись в кухню Майкл увидел, что мама не спит. Ее длинные, рано поседевшие волосы были распущены и помяты. Значит встала она недавно, подумал парень, в последнее время она не особо следит за собой.

– Майкл присядь, мне нужно с тобой поговорить. – Сказав это, женщина даже не посмотрела на сына. Она продолжала топить в воде местных моллюсков, которые с громким криком пытались опротестовать свою напрасную смерть. Майкл с детства ненавидел эти штуковины, по вкусу напоминающие сопли, а на вид плавленый сыр, который в добавок обкатали в грязи.

– Ты че сейчас не занят? Выговор людей, сошедших с корабля немного отличался от тех, кто был рожден на Штаре, но Майкл понимал мать потому как прожил с этой женщиной всю свою жизнь.

Когда вода закипела, крики моллюсков умолкли.

Майкл с тревогой смотрел на женщину в красном халате. Ну, разумеется. Она уже все знает. Она человек, который не любит давать в долг, а уж тем более быть должной сама. Это он уже уяснил себе очень давно, когда за то, что Майкла вырвало в школе, его мама вызвалась убирать и мыть там полы. Ее никто не заставлял, уборкой занимались роботы, но эта женщина настояла на том, что она должна исправить поведение своего сына, и это мол лучший для него урок. Так ему должно было стать стыдно, и он в следующий раз подумает прежде, чем блевать на пол. Будто бы желудок юноши его об этом спрашивал. Никто не смеялся над Майклом, но должный эффект это все же произвело. Юноша стал бояться мать. Ее спонтанных поступков. И если она узнает, что Кли Кай поломан, она начнет еще больше работать, в два раза усерднее чтобы в итоге заработать денег и швырнуть их Эзару в лицо.

А может быть нет? Она же не видела Кли Кая, и может она просто хочет поинтересоваться почему она меня не видела вчера по телевизору? Или же она знает, чем он три часа занимался у себя в комнате под одеялом? Замешательство юноши перерастало в панику. В любом случае, когда мама говорит: «Нам нужно поговорить», то это значит, что разговор будет серьезный, поэтому нужно смириться, сесть и покорно слушать. А в конце, как всегда признать свою вину, извиниться и тихо выскользнуть из дома. Последний раз такое было четыре года назад, когда Майкл пытался зайти на запрещенный сайт для взрослых, а Кли Кай начал издавать рев, созвучный сирене, предвещающий войну или катаклизм на другом конце Галактики. Жалкий предатель.

Наконец, мама взяла чашку с холодным кофе и с таким же выражением лица села напротив сына, пристально глядя ему в глаза. По не совсем синхронному морганию, Майкл понял, что в кофе добавлена нехилая порция бурбона.

– Майкл, – произнесла женщина. – Я хочу рассказать тебе как мы покидали Землю.

В планшетах по истории информации об этом было навалом, но каждый раз, когда Майкл затрагивал эту тему, мать краснела, а ее глаза выпучивались и едва не лезли из орбит, после чего она плакала и уходила в ванную. Наверное, вспоминает отца, думал парень, ведь они познакомились еще детьми на том корабле, когда он вроде бы еще был нормальным. Хотя Майкл его таким никогда не видел.

– Да я в принципе знаю, нас учили…

– Забудь о том, чему вас учили в этой гребанной школе! – сорвавшимся голосом крикнула женщина. Ее лицо покраснело, и она уставилась в свой стакан. Сделав глубокий вдох, она продолжила уже спокойнее.

– Прости меня, – проговорила она. – Всем, кто сошел с корабля было запрещено рассказывать правду, поэтому в ваших учебниках сплошная ложь. Я знаю людей, кто писал эти книги.

– Книги? – переспросил Майкл и тут же пожалел, что перебил. Он тут же заткнулся.

– Не книги, а эти ваши до жопы дорогие хреновины. Лучше бы как по старинке. Рубили деревья и делали бумагу.

Майклу было до безумия дико, что его мать не знает, что такое планшет. Или может она просто делала вид? Но зачем?

Женщина водила пальцем по черной пене в стакане.

– Все это было просто ужасно, – сказав это, она резко вскинула голову и огляделась. – Где твой робот? Я не хочу, чтобы он слышал, то, о чем я тебе собираюсь рассказать. Ты выключил его?

– Мама, это невозможно. Он всегда меня слышит даже когда спит. «Черт, ты же и это знаешь, да что с тобой не так?!»

– Хорошо, – произнесла женщина, – ты можешь его куда-нибудь отправить?

Майкл похолодел. Невозможно не заметить во что превратился робот. Он был помят и исцарапан, а Эзар закрасил слишком вызывающие места ярко-зеленой краской. Юноша собрался с силами и крикнул чтобы Кли Кай спустился. Тот на удивление быстро появился на кухне. Майкл дал ему задание сбегать в ближайший магазин, который находился в двухстах километрах купить такники – ягоды, которые растут на Штаре только раз в семь лет, о чем юноша не упомянул в своей просьбе и надеялся, что Кли об этом тоже не спросит. Так и произошло. Порой он все-таки бывает послушным.

Когда дверь за роботом закрылась, женщина придвинулась поближе к сыну. Майкл напрягся, готовясь к удару.

– Майкл, ты знаешь, что я тебя очень люблю, и не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

«Что? Она не заметила?»

– Послушай меня очень внимательно, это важно, – продолжала женщина. – Когда мы взошли на корабль и отчалили, мы все прилипли к иллюминаторам, наблюдая за тем, как наш родной шарик становится для нас навсегда потерянным. Зеленое облако обволокло целую планету и с этого момента мы не знали, какое будущее нас ждет, и ждет ли оно нас вообще.

– Мы долетели до луны, затем разогнались до скорости света, и через три минуты уже подлетали к Марсу. Через четыре часа в иступленных молитвах мы достигли Нептуна, а дальше… Женщина отпила кофе и скривилась. – За пределами нашей Солнечной Системы координат никаких не было, а система навигации зависела лишь от того, насколько пилот был готов пожертвовать своим сном и постоянно следить за радиолокационным прибором. В любую минуту в нас мог врезаться астероид или метеорит размером с город, поэтому мы все молились, Майкл. Ты, наверное, даже не знаешь, что это такое.

Юноша пожал плечами.

– Даже самое маленькое астероидное облако изрешетило бы наш корабль, тогда обшивка еще не была такой прочной. Это постоянное ощущение, что твоя жизнь висит на волоске, но знаешь… Через месяц мы были еще живы, и как говорил один певец: «Ты привыкнешь детка даже к дерьму под носом», так и мы смирились с тем, что в любую секунду с нами может быть покончено. К нашему удивлению шли года, но мы так и не наткнулись ни на одну пригодную для жизни планету. Наши запасы таяли на глазах, а кислород хоть и пополнялся искусственно, но на корабле стали появляться младенцы.

Женщина глубоко вздохнула. – Кажется нам вкалывали тогда что-то чтобы мы меньше хотели есть, но это неважно. Мне тогда было пять, и несмотря на ситуацию мою голову занимали игры и капризы, поэтому детям не давали право голоса, ведь они не особо разбирались в том, что происходило.

Слеза скатилась с ее порозовевшей щеки и упала в чашку. Майкл ужаснулся, взглянув в старое измученное лицо. Не так часто думаешь о том, что твоей матери уже пятьдесят пять лет, а тебе лишь семнадцать. И пропасть между вами настолько велика, что порой и забываешь, что вы родственники.

– Было принято всеобщее решение о том, что никто не может доживать до тридцати пяти, чтобы другие могли жить. Иначе мы бы все погибли. Могу поспорить, что это решение далось всем с большим трудом, ведь никто не решался приводить столь ужасный приговор в исполнение. Поэтому оборудовали специальную комнату, куда человек достигший определенного возраста заходил сам и больше уже не выходил. Уже намного позже я узнала, что человек, заходивший туда, нажимал кнопку, открывался отсек и его вышвыривало в космос. Это было великим самопожертвованием, возможно за всю нашу историю такого никогда не было.

– Шли годы и понятия между расами и языками стирались как мел на доске. Что такое мел, ты скорее всего тоже не знаешь. Со временем все люди на корабле стали одной национальности. Мы были сплочены как никогда, но эти смерти… женщина запнулась, увидев, что робот стоит на пороге и смотрит на нее.

– У меня нет этой информации, – произнес он. – Мне необходимо связаться с сервером, запросить подтверждение.

– Стой! – закричал Майкл, – не надо! Это всего лишь сказка на ночь. Так мамы всегда делают своим детям, когда их любят.

– Но сейчас начало дня, – помигал пес глазами.

– Я знаю тупая машина! Но если родители очень любят своих детей, они им рассказывают сказки, когда хотят.

Робот подвигал ушами, сказал хорошо, пронес через кухню в зубах пакет с ягодами и бросил его на стол.

«Надо же, – подумал парень, – оказывается сейчас именно тот год, когда эти ягоды растут». Но когда юноша взглянул на пакет и увидел в нем черные ягоды, вместо зеленых, Майкл сразу все понял. Робот купил не то, о чем его просили. Возможно по дороге его перехватил торговец, который всунул робо-псу какую-то дешевку, от которой видимо сам хотел избавиться. Должно быть это А́лис: ягоды, из которых делают лекарство от запора. Теперь понятно почему он так быстро вернулся. Майкл сделал Кли Каю замечание на этот счет, но пес прошел мимо в комнату матери Майкла, взобрался на подоконник и уставился в окно на кукурузное поле.

– Мама, – произнес юноша, – он кажется сломан, вчера его сбил аэросипед…

Женщина смотрела в сторону приоткрытой двери, куда ушел робот, затем повернулась к Майклу и шепотом сказала: – я видела… видела на корабле людей, которые не старели. Когда мне исполнилось двадцать пять я видела несколько мужчин, которых даже не касались морщины. Они ни капли не старели, понимаешь? Они долетели с нами до этой планеты. А вчера я видела одного из них в магазине. По логике ему должно было быть уже за шестьдесят, но он выглядел совершенно таким же как тогда. Майкл он выглядел почти как ты! Я не сумасшедшая, я просто прошу тебя будь там осторожнее.

Тут женщина вспомнила, что она что-то готовила и подскочила обратно к плите. – Что ты будешь пить? – спросила она, и Майкл понял, что серьезный разговор на этом закончился. Кажется, он вырос, и его мать видимо это уже понимала. Нет смысла его больше отчитывать или волноваться за его поведение. Он большой и взрослый, даже летит на другую планету. Скоро он сам заведет собственную семью и будет строить свою жизнь. Но чтобы осознать это требовалось время.

– Буду коку, спасибо. Одно из немногих, что перешло с человечеством в другой мир была кока-кола.

– Колы нет. Если хочешь отправь свою убогую телегу.

– Ага, – кивнул Майкл, – чтобы он опять притащил наркотики?

Женщина громко расхохоталась. Этот случай ей запомнился очень хорошо. Она частенько рассказывала его подругам, когда их робот пошел в магазин за продуктами, а вернулся с целым ящиком разноцветных конфет. Майкл был еще ребенком и чуть не попробовал разом целую горсть, благо мама была рядом и вовремя его остановила. Она заметила, что конфеты были все без фантика. Благодаря этому полиция раскрыла целый синдикат по производству наркоты. В память об этом Кли Кая наградили золотой гравировкой на корпусе «Настоящий Патриот». Но когда Кли отдыхал, Майкл исправил последнее слово и получилось «Настоящий Идиот».

Поев, Майкл отправился в свою комнату, лег на кровать и уставился в потолок. Кли зашел следом и прыгнул в ноги хозяину. Он молчал.

Майкл моргнул и это стоило ему часа времени. Вскочив на ноги, он посмотрел на часы и облегченно выдохнул. Он еще успевал. Но юноша решил больше не сидеть дома. Он оделся, надел на пса сдерживающий ошейник, что бы тот от него далеко не убегал и вскоре они уже были на вокзале.

На платформе Майкл вертел головой, выискивая странных людей в обтягивающей черной резине. Да кто это был вообще? Майкл попытался их вспомнить. «Нет, – решительно сказал он себе, когда его посетила нелепая мысль, – что, если бы один из них был Дианой, он бы это сразу понял». Обтягивающий латекс на ее теле смотрелся бы просто бесподобно. Такое он бы точно не забыл. Парень вновь почувствовал твердость своего естества.

Мне пора прекращать так часто нервничать, подумал юноша. Насчет этого он оказался прав. Его сердце колотилось с такой частотой, что колибри взмахом своих крыльев намного бы отставала от него.

Майкл не особо был удручен тем, что они взорвали необычную квартиру учительницы, но словно сама судьба свела все к тому, чтобы на пару ближайших месяцев Майклу снились бы эротические сны. Диана. Теперь это точно его любимое имя. Но Майкл решил думать об этом поменьше иначе все вокруг заметят, что он стоит немного согнувшись и пытается что-то там спрятать в кармане.

Спустя несколько минут образ Мисс Ди размыло ветром, когда сверху опустился белый металлический шар, на корпусе которого светилось аккуратно выведенное слово «Аргус» – название столицы, куда Майклу необходимо было попасть.

– Это наш, пошли, – сказал парень псу. Майкл зашел внутрь, сел на мягкое откидное кресло и пристегнулся. Кли колебался, и юноша, заметив это, позвал его.

– Ну что ты дружок? Пойдем ка, ну же. – При людях Майкл старался разговаривать с псом более-менее вежливо, но все эмоции были написаны на его перекошенном от нетерпения лице; «Железный урод, а ну быстро ко мне!»

– Парень, забирай своего робота. – Мимо Майкла пролетела ржавая бочка на обратной тяге. – Мы задерживаемся на три минуты, – объявил он уже громче, удаляясь вглубь салона. – Готовьте билеты.

Кли запрыгнул в космобус и дверь за ним тут же закрылась. Майкл с ужасом посмотрел вслед изжившему свой век роботу.

– Ко-контролер…? Кли прыгнул на колени юноши и его подвижные элементы металлической морды расплылись в ухмылке. «Да, – говорил этот взгляд, – у меня тоже нет денег».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю