332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Валерия Лето » Больше чем кросс » Текст книги (страница 3)
Больше чем кросс
  • Текст добавлен: 11 июня 2021, 12:07

Текст книги "Больше чем кросс"


Автор книги: Валерия Лето




Жанр:

   

Ужасы



сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

Она разжала руки, Кирюха подскочил и вылетел с обратной стороны гаража в небольшую сквозную дверь, которая вела прямо во внутренний двор. Прежде чем встать, Кира быстро оглядела помещение, куда так эффектно ввалилась. Ее окружали четыре серые стены с огромным количеством полок, на которых располагались различные инструменты от плиткореза до кусачек. Наборы отверток, тиски, болты и гайки на любой размер, подвесные крюки, электроды и баллон сварочного газа создавали рабочую зону и основную картинку. Несмотря на то, что кое-где предметы были раскиданы, все располагалось достаточно упорядочено и логично. Это не могло не пролить тепло на душу девушки, как абсолютного перфекциониста.

– Идем, – сказал парень и протянул ей смуглую то ли от сварки, то ли от солнца руку, – извини что грязный. Будь аккуратнее, смотри под ноги и не испачкайся.

– Я не хрустальная, – улыбнулась Кира.

Он помог ей подняться. Рука была грубая и мозолистая, но именно от этого прикосновения она почувствовала ее силу.

Ребята вышли на двор. Кирюха стоял на асфальтированной площадке и прыгал вокруг огромной машины.

– Посади! Посади! Буду лулить! Я буду лулить! – Кричал мальчишка, оглядываясь то на Киру, то на недавнего знакомого.

Девушка подошла ближе, схватила мелкого под мышки и попыталась посадить за руль. Даже когда она встала на носочки, пытаясь дотянуться до водительского сидения, поняла, что ростом не вышла.

– Может лучше я? – предложил учтиво парень.

– Однозначно.

Он усадил Кирюху, а Кире подставил под ноги пенек, чтоб та могла придерживать ребенка, дабы он не вывалился из кабины. Малыш был определенно доволен: он мчал на всех парах по невидимой дороге, крутя из стороны в сторону тяжелую металлическую баранку без гидроусилителя.

– Вот какая любовь к машинам! – воскликнул парень, – дед ваш рассказывал, что малыш все марки машин знает, даже Урал и Газ.

– Да, дома у нас тачек уже больше сотни, – отвечала Кира. – Газа, кстати, нет, видимо поэтому и захаживает сюда.

– Газ, да. Это раритет, – он окинул взглядом машину, – купил не так давно у одного деда в деревне. Машина все равно стояла мертвым грузом уже лет как десять.

– Как же ты его до дома доволок?

– Он сам доехал, – парень потер щеку, пытаясь привести себя немного в порядок, – заводили правда с кривого стартера, но он доехал. А тут я его и подшаманил.

– И как прошла реанимация? – ей правда было интересно, не каждый день встретишь такую машину военного назначения, а тем более у соседей.

– Как видишь. Так-то он уже на ходу, просто я хочу его немного переделать. Чтобы был вездеход вездеходом.

– Я смотрю у тебя неплохо получается.

Она окинула взглядом шестьдесят шестой. На нем были видны следы недавних переделок и трудоемких работ. Низ кабины был полностью изрезан и не так давно переварен. Высота двери сокращалась вместе с переделанными арками для того, чтобы установить колеса наибольшего диаметра. Три из них уже стояли, установки ждал только левый задний баллон.

– Да, – засмущался парень, – осталось немного. Сегодня лебедку поставил вместе с бампером от ЗИЛа, буду выполнять план по проходимости.

– Класс! Колеса-то еще такие нашел.

– Ага. Снял с КрАЗа-лаптежника[26]26
  Советский тяжёлый грузовой автомобиль-вездеход с колёсной формулой 6 × 6. Предназначен для транспортировки грузов и личного состава по дорогам и бездорожью.


[Закрыть]
. Еще движок дизельный поставлю сюда и будет вообще огонь. Я честно и не верил, что у меня получится.

Во время разговора глаза его неподдельно горели, парень был доволен своей работой. Он действительно любил, то что он делает и это было очень заметно. Возможно, девушка ему даже завидовала по-доброму. Он нашел себя, нашел любимое дело и это факт.

– Вообще сложно начинать что-то новое? Такое, что тебе не свойственно.

– Ну как сказать, – замялся парень и немного задумавшись, продолжил. – Ну вот, допустим. Я беру на ремонт машину прям мертвую, потом думаю: «Ну и нахрена я ее вообще взял?», а вдруг не получиться. Главное начать, а дальше поздняк метаться.

Девушка слушала его и понимала, что она вряд ли сдаст назад. Техника, которая вчера привлекла ее внимание в гараже полностью завладела мыслями. Его слова подтолкнули попробовать что-то новое, интересное и совершенно другое. Именно в тот момент Кира поняла для себя, что действительно этого хочет.

– Сколько я тут живу, я всегда видела тебя в гараже, – начала она вспоминать, – мне казалось, ты тут живешь.

– Так и есть, что я тут только не перебирал и не чинил! Сначала для себя, потом друзьям, теперь и другим, какой-никакой, но доход приносит, – улыбался он, – кстати, я тоже частенько тебя видел на машине.

– Логично, мы ж как бы соседи.

– Точно. Странно, что раньше мы не…

– Я хочу пииииии́сать! – заорал Кирюха во весь голос, выпрыгивая из кабины.

Кира растерялась, огляделась по сторонам, и обратилась к собеседнику, с вопросом куда им можно пришвартоваться.

– Какой вам куст больше нравиться туда и бегите.

Она схватила ребенка под мышку, сбежала по импровизированным из бетонных блоков ступеням с площадки и поставила мелкого возле сарая. Пристроившись возле подвязанных к стенке цветов, Кирюха начал делать свои маленькие дела, а у девушки появились пара минут, для того чтобы осмотреться по сторонам.

Все было на контрасте. С одной стороны – железки, металл и зона под сварочные работы, а с другой – как ни странно, цветущий летний сад. По периметру красовались колючие розовые кусты, с только-только набухающими бутончиками, целую изгородь занимали разросшиеся виноградные побеги, которые цеплялись краями за небольшую беседку, и под которыми целой поляной располагались невысокие разноцветные крокусы. Остальное она даже и разглядеть не успевала. Это было явно женских рук дело, причем на опыте. Вокруг было столько различных побегов, кустов, цветов и недавно посаженных однолеток, что ее глаза не успевали рассмотреть все, а нос так вообще предательски среагировал. Она чихнула. Несправедливая вещь аллергия. Она обычно возникает как правило на что-то красивое, например, цветущую весну, вкусные фрукты или милых пушистых животных, но почему-то никогда не возникает на людей. А как было бы здорово, что и такая реакция организма присутствовала. Вот идет тебе навстречу человек, а у тебя, глядя на него, сопли пузырями и жуткий чих, сразу понятно, что к этому человеку подходить не стоит.

– Будьте здоровы! – раздался возрастной голос позади. – А я смотрю, а у нас гости.

Девушка поставила Кирюху на дорожку и, натягивая штаны на ребенка, улыбнулась и поздоровалась:

– Спасибо! Вы извините, ничего что мы вам тут цветочки полили?

– Да ради Бога, ребенок же, – ответила приятная темноволосая женщина. На ней была мужская толстовка с капюшоном поверх цветастого домашнего халата. В руках она держала тарелку с еще не остывшими пирожками. Она подошла ближе и расплылась в улыбке:

– Угощайтесь.

Кира заскромничала и замялась, в то время как Кирюха уже заталкивал в рот небольшой пирожок.

– Что сказать надо?

– Фафи́бо![27]27
  Спасибо.


[Закрыть]
– выпалил тот с полным ртом.

– Берите, берите, не стесняйтесь! И ты, сынок давай налетай. А то, как с утра занялся в гараже, так и не ел ничего.

Парень смутился и остался стоять возле своего собранного творения.

– Да, кушать надо, – решила Кира разрядить обстановку, – и маму слушаться надо!

– Именно! – поддержала ее женщина, обходя смородиновые кусты.

Кирюха, дожевывая булку, уже висел с другой стороны площадки на воротах из профлиста. За секунды он открыл металлические штыри, удерживающие створки в закрытом положении. Девушка подбежала к ребенку и схватила за воротник.

– Ух, шустряк! Мальчишки, наверно, все такие. – Женщина рассмеялась и потрепала сына за щеку, с которой не сошли вмятые следы от респиратора, – и ты тоже, такой хулиган был, ух!

Парень убрал руку мамы и посторонился. Сквозь измазанные щеки поверх пыльного лица было видно, как приливает краска.

– Да подожди же ты, Кирилл! – негодовала Кира, когда ребенок просовывал голову сквозь приоткрытые ворота и визжал.

– Да Кирюх, – вдруг заговорил парень, – маму слушаться надо.

Не успела девушка что-либо ответить, как с другой стороны забора послышался голос их соседа напротив:

– А кто это тут такой шумит? Уж не наш ли Кирюшка?

Наконец, ворота поддались, и малыш вывалился на улицу, следом за ним и Кира.

– Ага, кто ж еще, – ответила она, – здравствуйте.

– Дядя Лёня, – воскликнул ребенок, – сосед!

Перед ними стоял коренастый лысоватый мужчина в возрасте шестьдесят плюс, с добрыми глазами и шепелявой улыбкой. Он снял рабочие перчатки, чтоб поздороваться с Кирюхой. Все время и каждую минуту дядя Лёня что-то строил. Словно бобер на речке, только строительный сезон у него был круглый год.

– К бабушке погостить приехали?

– Да, лето начинается, пока здесь побудем.

Наблюдая за разворачивающейся картиной, новые знакомые, мама с сыном, вышли за забор. Кирюха метнулся в другой двор не обращая ни на кого внимание. Дядя Леня подошел поздороваться с соседями, а Кира, извинившись перед всеми за беспокойство стартанула за ребенком, дабы он что-нибудь не разнес уже в другом дворе.

– Вот молодец какая, – сказала женщина в мужской толстовке, – молоденькая, а как ребенком занимается!

Когда Кира оглянулась, то лишь увидела на бампере Газа тарелку с пирожками.

Г

– Как все-таки хорошо, что мы оставили Антошку у бабушки, – говорила стройная короткостриженая брюнетка, упаковывая третья коробку кухонной посуды скотчем, – так бы не дал ничего сделать.

– Это точно, – отвечал мужчина, копаясь в мобильном телефоне, – ему сегодня там весело. Соседская ребятня вывалилась на улицу, погода хорошая. Я, как только его высадил из машины, он про все забыл. Даже рукой мне не помахал, когда я отъезжал.

– Ну и здорово. И мы спокойно соберемся, и ребенок весело время проведет.

Вещи были почти собраны. Коридор был полностью уставлен коробками и всевозможными пакетами. Основная часть вещей переехала на новое место еще вчера, сегодня оставалось только ничего не забыть. Мужчина, вытаскивая потихоньку вещи на крыльцо дома, окликнул жену:

– Грузовая газель подъедет где-то через час. Я уеду вперед. Мне нужно по-быстрому перевезти квадроцикл и вернуться на работу.

– Перевезти чего? – переспросила она сверля его взглядом.

– Квадроцикл.

– Чей квадроцикл?

– Наш. Чей же еще, – он взял по несколько пакетов в руки в вышел наружу. Женщина отправилась за ним.

– Ты мне рассказать ничего не хочешь? – она резко хлопнула за собой межкомнатной дверью и сложила руки на груди.

– Хотел. Но не нашел подходящего момента. Ты какая-то нервная в последнее время и мне не хотелось тебя волновать.

– Может поэтому я такая и нервная, что ты все делаешь через мою голову, даже не поставив в известность? – ответила она с явным раздражением. Ее карие глаза приняли почти черный цвет в отблесках утреннего летнего солнца.

– Давай не будем ругаться, – посмотрел он умоляюще на жену.

– Хорошо. Тогда рассказывай, – женщина ослабила руки и пристально уставилась на мужа.

– Да тут и рассказывать нечего. Да, я купил квадроцикл, в обмен на мот.

– Класс. Одну груду метала мы поменяли на другую. Нельзя было просто продать мотор?

– Можно. Я продавал. Напомнить, что из этого вышло?

Она потупилась. В ее глазах промелькнул растерянный взгляд сожаления и глубокой печали.

– Это было самым оптимальным решением, – продолжил мужчина, – да и потом, я не могу так просто взять и отказаться от своих увлечений. Мне это нужно, понимаешь?

Он подошел к ней и обхватил за плечи. Она подняла взгляд. Мужчина пытался разглядеть в ее глазах хоть каплю поддержки, но увидел лишь глубокую пустоту.

– Да, я понимаю, – молодая женщина внезапно вышла из ступора, – оно и лучше, правда. Нет, правда, все в порядке. Просто ты мог бы мне сказать. Все в порядке.

Она легонько чмокнула его в щеку и вернулась на кухню. Упаковав очередную коробку, она вытащила другую, расправила и пошла в холл. Узкий книжный шкаф красовался посередине стены проходной комнаты, отведенной для отдыха. Здесь стоял стеклянный журнальный столик с собранной вазой из объемных ЗD-пазлов, небольшой, но уютный диванчик, в который так и хотелось провалиться, накрывшись одеялом и старая табуретка, используемая как ступенька, для того чтобы достать до верхних полок какого-либо шифоньера.

Поставив коробку на пол, она придвинула к шкафу табуретку и принялась судорожно сгребать книжки, журналы и даже статуэтки, впрочем, все что находилось на полках. Делая это не глядя и автоматически она уронила небольшой фотоальбом на пол. Коробка наполнялась быстро. Полки опустели, но женщина еще несколько раз резко провела по ним рукой, словно сдвигая в кучу невидимые человеческому глазу предметы. Придя немного в себя она отшатнулась от стены, где только что располагалась импровизированная библиотека и увидела упавший альбом в кожаном переплете. Она подняла предмет, открыла, тут же с хлопком закрыла, и нервно швырнув его поверх коробки обессиленно рухнула на диван. Глаза наполнялись слезами.

Как только ее окликнул муж, она, психованная брюнетка, превратилась в спокойную домохозяйку, проверяющую комнату на наличие забытых вещей.

– Мне надо ехать.

– Да, конечно, – голос ее чуть дрогнул, но преобладало спокойствие, – кстати, ты забыл штатив. Она прошлась до перекрестного с другой комнатой угла и аккуратно сложила черную матовую стойку.

– Да, спасибо, – поблагодарил мужчина, – в таком положении он войдет в кофр на квадроцикле. Я переживал, что не войдет.

– Ну видишь, как здорово, – улыбнулась она. Глаза ее моментально высохли, и она добавила, – ты можешь снимать отличные пейзажи.

– Я рассмотрю твой совет перепрофилироваться, – ответил на улыбку мужчина.

Он взял коробку и понес ее к остальным вещам, ожидавших переезд в новый дом. Она вышла за ним. Опустели полки шкафа, но не сама комната. Все так же остался стоять уютный диванчик, все так же красовалась необычная ваза на стеклянном столе, все так же стояла обшарпанная табуретка. И лишь одинокая фотография лежала на светло-коричневом ламинате комнаты таким ярким пятном.

5

Дни дома пролетали со скоростью звука. На все два выходных, Кира запланировала некоторые дела, до которых так и не добралась. Ее постоянно отвлекали. Бабушка стабильно дергала с разработкой огорода на участке, в перерывах между ее походами к друзьям на дачу шашлычить и прогулками по приведенному в порядок, только что заасфальтированному скверу с новыми лавками. Отведенный кусок земли под четыре грядки не давал покоя ни бабуле, ни теперь Кире, пока они не посадят супер вкусную редиску особого сорта, огурцы длинные и не очень, в пупырку или без них, и конечно, линии зеленки на салат.

Ночи тоже были так себе. У Кирюхи лезли крайние бабки, причем все четыре, и они с сестрой по переменке дежурили у его кровати, иначе бы сна не было никому. Так хоть как-никак, слипая и разлипая глаза, но девушки перебивались по очереди. Зубы, такие зубы. Сначала лезут, потом меняются, а после, так вообще, оказываются на полке в виде вставных челюстей.

Сесть за учебу у Киры так и не получалось, но несмотря на все дела и заботы она находила пять минуть времени посмотреть обучающие видео с комментариями на YouTube, где-нибудь за закрытой дверью туалета, воткнув наушники. Ей еще повезло, что консультацию перенесли на обед вторника, поэтому у нее были в запасе почти сутки. Она решила их использовать правильно.

Отпросившись у сестры на пару часов, девушка свалила из дома со СНиПом по металлическим конструкциям в руках и ключами от гаража. В планах у нее было уехать на берег речки в ближайший лес, в атмосферу тишины и спокойствия, для того чтоб уложить нужную информацию из книжки по полкам ее воспалённого мозга от постоянного шума, беспрерывного лая собаки и бесконечных дерганий.

Она кинула книжку, восковой детский карандаш, который только и успела урвать на выходе, толстовку с капюшоном и небольшую бутылку воды в кофр гребущего всеми четырьмя колесами друга и на секунду зависла. Перед ней стоял мотоцикл отца, какой день так сильно притягивающий ее. Нет, она же смотрела как его завести, даже инструкцию по эксплуатации пару раз пробежала глазами. Кончено, много, что не поняла, но все же, представление имеет. Может попробовать хотя бы тронуться?

Кира недолго думая, так же быстро как забежала в гараж, спрыгнула на бетонный пол и сдернула покрывало с мотора. Ярко-зеленый пластик почти слепил глаза, тем самым разжигая азарт и неподдельный интерес. Поставив коробку на нейтралку, она выкатила аппарат на площадку перед воротами гаража и стала складывать всю информацию, полученную с видео и листов инструкции в единую картинку. Запрыгнув на мотоцикл верхом, как на лошадь, Кира стала пытаться его завести. Благо отец был невысокого роста и задний амортизатор был отрегулирован так, что она вполне доставала до асфальта не самым носком, а половиной стопы.

Она волновалась, но все же повернула кран на топливном баке, как ей показывала брошюра по эксплуатации, нажала на кнопку подсоса на руле, и почти дотронулась до ключа, чтобы повернуть его на старт, как почувствовала легкое прикосновение. В состоянии своего невидимого мандража и нарастающего волнения девушка даже не заметила, как сзади нее отъехали подъездные автоматические ворота, ограждение заднего двора.

– Вот черт! – Кира сильно дернулась. Ее обессиленные руки резко упали по бокам вдоль тела, она обернулась.

– И тебе привет, красавица. Должен тебя расстроить, я не черт, я всего лишь Роман, – он поднес лицо ближе к ней и улыбнулся, – Роман Александрович. Как звучит, а?

– Ты меня напугал, – Кира чмокнула его в щеку, – привет.

– Я заметил. Квадрик тебя уже не возбуждает? Осваиваем новую технику? – Рома обошел мотоцикл, окидывая его взглядом и приблизился к девушке.

– Не то что бы… – Она не знала, что ответить и как объяснить странный интерес, поэтому просто ответила, – да, в общем-то да.

– Ну и… – Растянул парень и развел руки, намекая на то, чтоб она продемонстрировала свои умения.

– Пока никак.

Его напор ее подавил. Кира пожалела, что выкатила мотоцикл и приготовилась к тому, что Рома начнет, как обычно, умничать и подкалывать ее, что это не девичье занятие и так далее. Она инстинктивно опустила голову.

– Ну, дорогая, ты чего, – Рома приобнял девушку за плечи и неловко потрепал, – все получиться, надо просто собраться. Давай помогу.

Он поистине удивил Киру. Его серые глаза впились в рулевое управление и забегали по небольшому дисплею, в то время как частое движение правой руки по его светлым волосам, выдавало заметное сосредоточение. Рома закатал рукава своего фиолетового трикотажного джемпера, выложил ключи и документник из заднего карманы новых джинс на край бетонированной площадки и приложил руку к спине девушки.

– Двинься чуть вперед, я сяду сзади.

– Ты умеешь ездить? Серьезно? – Кира искренне удивилась, она даже и подумать не могла того, что он когда-то ездил на мотоцикле.

Он рассмеялся:

– Кира, девочка моя, любой уважающий себя парень чуть ли не с десяти лет обязан освоить данный навык. То, что ты меня никогда не видела на моторе, это еще не значит, что я не умею ездить. Хотя я брал пару тройку раз аппарат тестя на рыбалку, не знаю куда ты смотрела.

– Так я думала, что ты на квадре катаешься, – она пожала плечами, – впрочем, не важно. Показывай, я готова.

Кира была очень рада, что кто-то может ей наглядно показать, как обращаться с данной техникой, особенно если этот кто-то из близких, у которого есть возможность делать это так часто, как хотелось бы.

Рома сел сзади нее. Аромат его духов, так ей нравился, что сейчас это ощущение придавало от куда-то взятую из воздуха уверенность. Она сверлила глазами его руки, боясь пропустить какие-либо детали. Комментарии сопровождали каждое его действие, и Кира переводя свой взгляд с места на место понимала, что все делала правильно.

Мотор заработал. Сидя вдвоем на мотоцикле они смотрели как поднимались обороты. Можно было ехать. Двинувшись в открытые вороты заднего двора и очутившись на площадке возле спортивного зала, Рома ножкой мотоцикла переключал скорости и набирал высоту. Ветер трепал неловко собранные волосы девушки, и она, вся сжавшись впереди своего спутника, старалась следить за каждым его движением. Незнакомое чувство все больше захлестнуло ее. Она откинула голову чуть назад и повысив голос сказала:

– Давай на исходную. Я хочу попробовать сама.

Рома махнул ей головой и развернулся в сторону дома.

– Ты запомнила? Выжимаешь сцепление на руле у правой руки, – слушала она наставления, – и только потом дергаешь вверх ножкой.

– Ну, я ж не блондинка, – улыбнулась Кира, – я все понимаю с первого раза.

– Я просто волнуюсь, – подпер он руками бока, – блин, зачем тебе это?

– Надо.

– Ах, ну если надо…

Кира заново заводила мотоцикл. Кран на топливном баке, подсос на руле, замок зажигания и стартер… Приборная панель загорелась, заводит и поехала. У нее получилось! Целый круг по поселку она проехала сама и так же сама плавно затормозила у дома на площадке.

Ромка придержал мотоцикл, пока Кира счастливая и довольная от этой маленькой победы прыгала вокруг и дергала руками и ногами в своеобразном танце.

– Так, а куда мне положить тогда книжку? – спросила она, осматривая заднюю часть двухколесного друга.

– Положить что? – его густые брови изогнулись в удивлении, – так, стоп. Если ты про то, что ты одна собираешься куда-то на нем ехать, то нет.

Эта фраза осадила весь ее пыл. Кира нервно сглотнула и вопросительно уставилась на Рому.

– Послушай, дорогуша. Ты первый раз села вообще за руль мотора. Давай мы лучше еще как-нибудь с тобой потренируемся, прежде чем ты начнешь сворачивать себе шею. Или как-нибудь вместе сгоняем поучиться по бездорожью. Сейчас не вариант, я хочу побыть с сыном, да и ты знаешь Ксюху, она вся занятая. Как ты-то вырвалась, вообще, не знаю.

Его губы тронула легкая улыбка. Он забрал документы с ключами с бордюра, вернул их к себе в задний карман штанов и пожелал Кире удачи. Она сказала, что пару часов уединения ей вполне хватит и пообещала не задерживаться.

Воздух в лесу был прекрасен. Включив аудиосистему, которая была прикреплена на передней металлической решетке ее красного BRP[28]28
  Канадская компания производства техники.


[Закрыть]
, девушка наслаждалась дыханием ветра, простиравшегося под ней поля и зеленеющего впереди леса. Она знала куда ехала, но пока лишь крутилась вокруг да около, кайфуя от летнего солнца, которое заметно пригревало, басов отличных песен легкого рока и чистых, как белый лист, мыслей. Еще в детстве с родителями они с семьей часто ездили отдыхать на эту сторону речки, поэтому все места привала, где можно остановиться она знала наизусть. На этот раз Кира выбрала уединенный уголок возле разлившегося этой весной пруда.

Девушка поставила квадроцикл на паркинг и заглушила мотор. Сняв с себя шлем и положив его на решетку багажника возле прикрепленного кофра, Кира кое-как собрала растрепанные волосы резинкой. Наконец-то тишина! Природа, водоем, книжка, правда не такая, которую хотелось, но все же. И лишь где-то отдаленно доносились всплески воды, виднелся пожилой дедушка с удочкой, который наслаждался расходившимися по поверхности кругами с другого конца берега.

Кира скинула с себя кроссовки, устроилась на квадрике и начала читать. Куча формул с определениями плыли перед глазами тогда, когда она услышала возню, доносившуюся из соседних кустов. Девушка заметно напряглась. Казалось, что-то объемное надвигалось на нее и это явно был не ежик, запутавшийся в остатках сухой травы прошлого года.

Кира положила книжку на сидение между ног и сунула руку в приоткрытый кофр. В небольшом черном свертке с инструментами, завязанном маленькой тесемкой она нащупала разводной ключ и аккуратно вытащила его наружу. Движение становилось все ближе и ближе, тем самым пугая все больше, несмотря на то, что сейчас утро понедельника. Девушка уставилась глазами в расходящиеся пятно кусов и крепче сжала в руке метал.

Из кустов вышел он. Лицо его было чистым, без следов какого-либо технического масла и пыли от строительных материалов и сварки. Кофта с капюшоном, в которой вышла женщина тогда во двор дома, угощавшая их с Кирюхой пирожками, и темно-серые спортивные штаны с немного потертыми кедами были непривычно чистыми, как будто парень собирался на встречу, но никак не в лес.

– Привет, – взгляд его был полон удивления.

– Я думала это ежик, – покраснела Кира.

– Ну значит так и есть. Я ежик.

– Почему?

– Потому что нельзя спорить с женщиной, у которой в руках разводной ключ. Примета такая есть.

Девушка улыбнулась и посмотрела на свою руку, в которой до сих пор сжимала метал с такой силой, что костяшки пальцев побелели.

– Ты всегда так встречаешь ежиков?

– Я думала, тут ежик покрупнее, а вышел ты.

Швырнув ключ обратно в кофр Кира издала нервный смешок.

Парень подошел ближе и взглянул на книжку, лежащую у нее на коленях:

– Подготовка к экзаменам в лесу, это что-то новое.

– Дома редко удается сесть. Шум, гам, семья большая, сам понимаешь. А что здесь делаешь ты?

– Что я мог делать в кустах у речки? – уголок его губ приподнялся в улыбке, – поливал лесные цветочки. Не все же вам у меня во дворе удобрять. Кстати, тот куст, куда вы с Кирюхой надули ожил, что несказанно обрадовало мамку.

– Ну дул-то только малой, я лишь была соучастницей. Это чисто фишка ваша, мальчиков.

Они рассмеялись. Парень облокотился на левую ручку квадроцикла и не отрывал от новой знакомой взгляда.

– На самом деле, я доделал колеса. Газ доделал, в смысле, – он пару раз провел рукой по своим коротким темным волосам, подбирая слова, – вот испытываем на соседнем поле и близлежащем овраге, так сказать. Сюда бежал, ну ты уже поняла для чего. Не в поле же стоять посередине, я скромничаю.

– Далековато ты ушел.

– А что делать. Хорошо обратно пойду налегке.

– Может тебя подвезти? – предложила она, убирая СНиП, и натягивая кроссовки.

– Было бы не плохо. А то я опасаюсь за машину. Костик, такими темпами, как он управляется с Газом, скоро его опять уложит на крышу и очередного ремонта мне не избежать.

Он завел ногу за спину Киры и уселся сзади. Она ждала пока он обнимет ее за талию, но этого не произошло. Вместо того, он схватил обеими руками края металлического багажника и откинулся на кожаную спинку, продолжавшую кофр. Девушка попросила придержать заодно и шлем, так как ехать было не так уж и далеко. Они тронулись.

– Ух ты, – воскликнул подбегающий к ним улыбчивый парень, в то время как пара подъехала ближе к месту испытания военной машины, – это ж в каких кустах водиться такая красота? Поделись-ка, друг. Я думал, что наши леса богаты кабанами и дичью, а не очаровательными девушками, – протянув Кире руку парень представился, – Константин. Для вас милая леди, Костя или любые производные от этого слова, как вам больше нравиться.

– Кира, – ответила она, неловко пожав крепкую мужскую руку. Его улыбка и манера разговора определенно располагали к себе, а комплименты, естественно, подкупали.

– Ну, а я Егор, – бросил тихо спутник, вылезая из-за спины девушки.

– Серьезно? Вы только познакомились? – уставился Костя на друга, когда тот в свою очередь лишь пожал плечами, а затем повернувшись к Кире продолжил, – вы уж простите моего друга. Он заметно теряется при виде красивых девушек, тем более за рулем подобной техники.

Ребята облепили квадроцикл. Костя стоял сбоку, то и дело перескакивая с ноги на ногу, разбрызгивая повсюду свое прекрасное настроение, Егор же остался стоять сбоку от девушки. Она перекинула ноги в сторону, повернулась к собеседникам, при этом оставаясь сидеть на месте. Так было лучше видно лица молодых людей и движуху за их спиной.

На поле были еще трое, один из них управлял Газом. Что-то похожее на оранжевый мотоцикл и легковушка, по-видимому, джип, оставались с левой стороны испытательной площадки, подобно зрителям, купивших билеты на экстремальное ралли. Посередине поля лежали огромные бетонные блоки, которые машина, с недавно поставленными впечатляющими баллонами, без труда преодолевала, заезжая поочередно то одним колесом, то другим, при этом не теряя ни на секунды равновесие. Зрелище было завораживающее. Может Кира и видела аппараты такого размера, но как с ними можно ловко управляться точно нет. Свежая краска кабины сверкала бликами на солнце, особенно теми местами, где темно-зеленая и черная область переходила в светлые пятна. Имитация окрашивания в защитную расцветку камуфляжа достигалась размытыми границами всех трех видов.

– Он смотрится как игрушечный, – обернулась девушка к Егору, – ты постарался на славу.

Было видно, что парень замялся. Но зато не растерялся его друг и переключил внимание на себя:

– Я сначала говорил ему, зачем вообще нужна эта рухлядь сорокалетней давности, но он так уперся, и как оказалось не зря. Правда аппарат зверюга получился.

– Тогда уж шестидесятилетней, – ответила Кира не отводя глаз от поля, где продолжалось движение.

– Что, прости?

– Шестидесятилетней давности, – повторила она, переводя взгляд на Костю, – это машина не может быть восьмидесятых годов, как ты говоришь.

– Эм… Это еще почему?

– Все просто. В модификациях данной техники после шестьдесят шестого года выпуска, модели уже шли с установленной заводской лебедкой.

– И… – улыбнулся Костя, – я что-то не понял, где прикол?

– А прикол в том, – продолжала Кира, – что Егор ставил лебедку сам, как он говорил, значит у его Газа лебедки не было. А модели без лебедки выпускали с шестьдесят первого по шестьдесят шестой год. Не спрашивай откуда я это знаю, но знаю я наверняка.

Костя перевел удивленный взгляд на друга.

– Ну да, я же тебе говорил, – Егор украдкой посмотрел на девушку, – я лебедку от ЗИЛа сто тридцать первого покупал на Авито и менял сразу вместе с бампером. А когда я переваривал…

– Да я понял, понял, – перебил его друг, – просто я никогда об этом не задумывался, так же, как и ты, наверное. Кира нас с тобой прямо сделала!

Костя хлопнул друга по плечу, девушка рассмеялась. Позитив молодого человека и отношение к жизни лились через край, в то время как Егор заметно смущался и нервничал. Она тогда подумала, насколько бывают разные люди, которые дружат годами. А глядя на них, так оно и было, настолько теплыми казались их отношения, несмотря на явную разницу в характере. Впрочем, как и они с Лизкой. Сестра Киры всегда удивлялась тому, как девчонки столько лет дружат, и что между ними может быть общего. Лиза – само воплощение нежности, легкости и женственности, в то время как Кира была для всех своим парнем со стальным стержнем. Но в то же время, Лиза отличный друг и никогда в этом плане не подводила, а для Киры это основное. Если объяснять на пальцах, то есть две подруги: одна – умная, другая – красивая. Кира выбрала себе роль той, которая первая. Нельзя было сказать, что ее внешность оставляла желать лучшего, скорее девушка просто не так зациклена на ней. На ней не было тонны косметики, и она не следила за последними новинками моды, как это делает Лизка, но зато она никак не выбросит свои старые ролики с отломанным переднем колесом на левую ногу, потому что училась на них кататься и именно на них впервые разбивала коленки, никак не может себя заставить косить газон с большим промежутком, а не через неделю, так как является законченным перфекционистом, и никак не может понять того, что не обязательно не спать ночью, лишь бы дочитать до конца последнюю главу «Эрагона»[29]29
  Роман Кристофера Паолини.


[Закрыть]
и купить поскорее следующую часть в книжном.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю