290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Зелёная ответственность (СИ) » Текст книги (страница 1)
Зелёная ответственность (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2019, 10:00

Текст книги "Зелёная ответственность (СИ)"


Автор книги: Tuyi






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

====== Первая ======

Он никогда не заботился о нас. Честно говоря, я даже не знаю и малой части от правды, преподносимой матерью, если её слова вообще можно считать откровенными. С каждым днём сетования на Него становились всё разнообразнее и разношёрстнее, причины разными, а описания варьировались от берега к берегу. Поначалу Он был горячим испанцем, коего маман «свела с ума» своей, не уступающей в температуре, мексиканской натурой. Как они встретились? – Ни меня, ни Лео не интересовало, потому что, согласитесь, жевать утренние хлопья гораздо веселее, чем слушать всякие истории о человеке, который бросил вас. В любом случае, думаю, правду мы никогда не узнаем, пока не придёт время…

– Удачи!

– Береги себя! – Буквально впихнув брата в руки его друзей, нехотя, улыбнулась. До чего забавные… Казалось бы, четвертый класс, малявки, с запасом свободного времени, которое можно провести за любым делом. Ага, конечно можно, но было бы желание, ведь важничать – все силы отнимает. Пять уроков (!) в день отсидеть – это не шутки.

Утренняя толкучка как всегда встречает тошнотворным запахом пота, недоеденных завтраков и чего только ещё. Просто так пройти никогда не получится, как бы ты не хотел, ведь кто-то обязательно заденет локтем или подставит подножку. Яркие цвета футболок школьников так и пестрят, выделяя далеко не официальное положение моей тихой школы в Квинсе: теплые персиковые стены и уютные классы без лишней техники. Что может быть лучше? Об окружении, конечно, речь не идёт, это чуть позже.

Мудрые дяди в телевизоре всегда вещали о необходимости школьного образования, ведь это не только «основа основ», но и «выживание». Если бы я встретилась с этим мужчиной, то смело бы смогла плюнуть ему в глаз, даже не поморщившись. Додуматься же надо ему! «Невероятные условия, закаляющие тело и дух!» Откуда он свалился? Учился в инопланетной школке? – Здесь и подавно таких вещей нет. Почти всем как-то до лампочки состояние «ближнего своего», и что-то я ни разу не примечала заботу старшеклассников о мелких или что-то в этом духе. Почему учебное заведение всегда вызывает бурю положительных откликов и тупых восхищений у стариков? Неужели просиживать штанцы на дряхлом стуле под монотонный лепет препода – это так весело? Нет, конечно, остались ещё такие «ветераны» и «патриоты», держащие флаг надежды в кармане или пенале. Кстати, о них.

Ох… Издалека вижу неразлучную парочку – Пита и Неда. Это как знаете… Как же объяснить? Ботаники, принимаемые за неудачников, но на самом деле нормальные парни. Нет, не так. Отличные товарищи, но отвратные социуму существа… Да нет же! Просто Питер Паркер и просто Нед Лидс. Как бы вы описали самых скучных одноклассников? Вот и тут то же самое, по мнению Флеша – местного «бандита», «грозы мудаков». Но если ты сам мудак, то зачем тебе всех остальных возглавлять? Прилизанные черные волосы выделяли этого слизнюка среди толпы неотёсанных подростков, а также: смуглая кожа, нос с горбинкой и острый воротничок невыносимо режущей глаз рубашки фиолетового цвета, небрежно торчащий из-под какого-то брендового кардигана. Гадость-то какая. Если увидите подобное сочетание, – мой совет, – лучше сразу удирайте, да побыстрее. Нет, я, как и любая девчонка, ухоженных парней люблю, люблю, когда от них вкусно пахнет, когда нет жирных угрей… Но не вот это вот недоразумение, что лезет ко всем скорее доказывать своё превосходство, размахивая руками, как младший сын нашей бывшей соседки.

Раньше мы жили в Мексике, в спокойном городке на окраине. Да, если был праздник, значит, был праздник: зажигали огни, невероятно ароматные пряные свечи, пекли традиционный хлеб, и запах пирогов и булок разлетался в округе, зазывая всех на пир. Но позже мама потеряла работу, слетела с должности, опозоренная и униженная. Обвинили в занятии непотребствами с директором корпорации. А чего ещё можно было ожидать от этой дамочки, серьёзно не способной постоять даже за себя? Медленно, но верно дела наши катились в яму, мне приходилось подрабатывать в два раза больше, чем до этого. Даже Лео придумал раздавать буклеты. Мать тогда знатно упала в наших глазах, превратилась в ещё одного ребенка, которого Лео вечерами заставал на кухне с бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой. Так проходила рутина, пока, спустя неделю, мы не оказались здесь, в Квинсе. Новая школа, новый дом, новые люди… Честно говоря, из всех довелось мне заполучить только внимание компании Неда и Пита, так как тут же причислили к великой и непобедимой команде «неудачников». Кстати…

– Эй, неудачники! – Орёт писклявым голосом Флеш, и тут же его кулак летит прямо в лицо Питера. Толпа взрывается, а в животе что-то неприятно падает. Как бы более менее ровно к парню я не относилась, но факт потасовки не прельщает, всегда остаётся что-то такое мерзкое, едва уловимое, мол, «ты могла бы помешать насилию». Ага, дохлый номер. Тянусь на носочках ввысь, дабы выглядеть, вырвать хоть кусочек из очередной драки, убедиться, что с одноклассниками всё хорошо, как перед глазами появляется шикарная грудь – Лесли. Вздох разочарования невольно слетает с губ.

– Доброе утро! – Оптимистично, несмотря на моё унылое настроение, начинает «подруга» (очередная одноклассница), поправляя блондинистые кудри и виляя шикарным задом в сторону кабинета. Набежавшая толпа зевак привлекла достаточное внимание, чтобы из кабинета выбежал наш всеми любимый мистер Рамз, вечно с бабочкой, вместо галстука, и в очках, чтобы разогнать всех по чёртовым кабинетам. Если бы с такой же проворностью он отстаивал права учащихся, то цены б ему не было.

Последний урок на сегодня, наконец-то. Худой учитель в безразмерной жилетке и огромных брюках, так и сползающих с его бедёр, вынуждая постоянно поправляться, лепетал очередную тему. «Американские писатели». Какой бы великой любовью к чтению фэнтези я не обладала, классика давалась ужасно тяжело. Мать всегда твердила, что школа – это пустая трата времени, и что нам с Лео вообще лучше туда не соваться, а помогать ей по дому. (Будто она что-то делает.) Понимаю, если бы произведения, изучаемые на литературе, изучались добровольно, не по принуждению, то никакой бы антипатии мистер Берг у меня бы не вызывал. Но нет же! Читать должны все, а позже и участвовать в обсуждении. Я никогда не стремилась быть пай-девочкой: если что-то получалось, то старалась доводить до конца, если нет – значит, не моё.

– Быт простых людей и богачей описывали многие классические авторы: Френсис Скотт Фицджеральд, Бернард Шоу, О’ Генри. Американский писатель Теодор Драйзер тоже пошел по этому пути, делая больший упор на психологизм персонажей, чем непосредственно на описание бытовых проблем. Его роман «Американская трагедия» великолепно представил миру яркий пример американской мечты, которая рушится из-за неправильного морального выбора и тщеславия главного героя. Читатель, как ни странно, совершенно не проникается к этому персонажу сочувствием, потому что… – Монотонную речь профессора прерывает быстрый звон, оповещающий о конце дня. Кто-то с задних парт выкрикивает «Наконец-то», кто-то даже сумку подкидывает, а мне просто всё равно – встаю и удаляюсь, скинув несчастный учебник в потрепанной красной обложке в разноцветный и пёстрый рюкзак. Учитель старался докричаться до здоровых лбов со своей домашней работой, но кому она нужна, когда каникулы на носу? Переводные экзамены, ужасный «бал» и собачьи деньки, красота!

От мыслей о приближающейся зиме, а за ней и лете отвлек внезапный «дзынь» старенькой раскладушки. Мой вояка, бывалый солдат – бордовый небольшой телефончик, экран которого обклеен скотчем, а облупившиеся бордовые края старательно замазаны лаком для ногтей. Мать предлагала приобрести более «хороший», на что получала твёрдое «нет», ведь в нём – всё, что нужно: скрытый доступ к интернету, звонки, картинки, тщательно распиханные по названиям в папки, музыка, в конце концов. Обрадовавшись тому, что телефон всё ещё жив, аккуратно раскрыла его и нахмурилась. Невольно брови почти что сошлись на переносице, пытаясь разглядеть смс-ку без лишних приближений гаджета к лицу. И так зрение не к чёрту, так ещё и такими вещами портить…

«Жду дома, поторопитесь».

Красноречиво, мама.

С быстрого шага я перешла на медленный бег, чтобы забрать Лео из его «секты» (секции) по футболу быстрее. Обычно, он после своих пяти (!) уроков идёт заниматься, где после моих семи мы идём домой, наслаждаясь дешёвым мороженым. Слава богам, что зал располагался неподалёку от кабинета литературы, на что преподаватель часто сетовал, обвиняя «слишком шумных детей» и «несостоятельного преподавателя» в подавлении «очередного восстания», как он всегда говорил. Обычно в такой послеучебной толкучке я предпочитала утыкаться носом в пол и идти напролом, забывая поздороваться с некоторыми «друзьями» из соц сетей. Знаете такую штуку, когда человек у тебя в списке на сайте есть, а в жизни вы и не болтали ни разу? Вот такая проблема примерно с пятьюдесятью парнями и девчонками. Не то чтобы я была какой-то популярной персоной, нет, просто с появлением «новенькой» (не знаю, с чем это связано), все решили разом добавиться в друзья и попросить с меня пальцы вверх на фотки, иногда даже приходили запросы на голосование за «Мисс Осень». Забавное дело, особенно когда фифочки, красующиеся на отфотошопленных кадрах, так живо и блёкло появляются каждый день в школе на последней парте.

Дойдя без происшествий и «лишнего внимания», я называла это так, поблагодарила Создателя. Может, и глупо, – скажете Вы. Но мне как-то пофиг, ведь верить в какую-то силу надо. Не только на плечах громогласных «Мстителей» стоит безопасность людей, ничтожных и хрупких. В последнее время только они и мелькали в новостной ленте, заслоняя такую важную инфу, как погода или что-то в этом духе. И, не подумайте, что я жуткая трусиха, но жить из-за этого действительно становилось с каждым разом страшнее. В каждом переулке или людном месте ты осматриваешься, и, как бы там себе не врал, ждёшь этого мига, ждёшь «эдакого», пусть и нападения, главное – увидеть эту команду, надирающую задницы мерзким гадам. Часто с Лео мы размышляли на тему силы, которую предпочёл бы каждый из нас иметь. Брат предложил левитацию, а я…

Умеете ли Вы погружаться в сознание настолько сильно, что и не заметите открывающуюся дверь спортивного зала, массивную такую, железную, как в каком-то хранилище или бомбоубежище, – никогда мне не нравилось это. Нельзя было встроить самую обычную? Мощный удар пришёлся прямо по лбу, в то место, где индианки ставят себе красные точки в честь о помолвке.

– Чёрт! – Непроизвольно вырвалось. Всё лицо нещадно саднило, импульс передался по нервам к щекам, а кисть немного заломило от резкого движения при жалкой попытке предотвращения нападения. Так вышло, что подставляя ладони чуть вперёд, я опоздала, подвергая и их удару тоже.

– О мой бог, прости! – Звонкий голос парня раздался где-то в районе повреждённого драгоценного лба, на плече тут же ощутила теплую ладонь. – Камила, ты в порядке? – Передёрнуло от того, что он назвал меня по имени.

– А… Да, спасибо. – Я всегда врала в таких случаях, если речь могла вывести собеседника из неловкого положения. Сделай себе плохо – зато предотврати вопросы о самочувствии и «сколько пальцев я показываю?». В глазах побежали черные мошки, но тут же разбежались, восстанавливая картинку школы заново. – А, это ты, Питер. – Правду говоря, удивилась. Ботан, да и в спортивном зале… Что-то новое, но интересное. Я скинула лёгким движением плеча ладонь одноклассника, чьи русые волосы лежали в полном беспорядке, медовые глаза нервно бегали по моему лицу, заставляя смущаться, а веснушки… Никогда не понимала, почему Паркер являлся предметом издевок Флеша и остальных, он же довольно милый. Да, порой и меня он раздражал со своей вечно поднятой рукой на любой вопрос учителя, но неужели нельзя перебеситься и выбросить из головы?

– Я пойду… – Пробормотал парень и бегом скрылся за углом. Тут же из-за двери зала высунулась макушка брата с хитрющей улыбкой.

– Щёки порвёшь, друг. – Потрепала подошедшего мальчугана по макушке, внутри всё так и наполнялось радостью и теплом в присутствии Лео, такого солнечного и славного. Иногда я ощущала себя даже большей матерью ему, чем полагалось, вечно нудя про домашку и обязательно застеленную постель. Однако, сама эти «правила» нарушала. Не-а, не стыдно.

– За мороженым? – Уже на улице спросил брат, весело подпрыгивая и осматриваясь, будто не был во дворике школы никогда. Порой его оптимизм и детская наивность поражали меня до глубины души, потому что я знала того паренька, что скрывается под напускной маской идиота, просто стараясь быть порядочным, ещё совсем глупым, малышом. Но всё обстояло совсем не так, всё было гораздо глубже, чем можно себе представить. Лео порой срывался по пустякам, ведь иметь взрослые мозги никогда недостаточно для того, чтобы тебя воспринимали наряду со взрослыми.

– Не сегодня, прости. – Я грустно усмехнулась, чуть не забыв про мамин месседж, призывающий к скорости. Брат скосил взгляд на небольшие кустики, но не решаясь спросить, чувствую, просто раздирающий вопрос «почему?». Не став мучить его, просто протянула ему телефон с открытой смс-кой. – Такие дела. –  А шишка всё-таки на лбу будет точно.

Хлопнув входной дверью белого цвета, я по-быстрому скинула запачканные кеды и бросила рюкзак в груду всяких шарфов. Лео фыркнул и снял с плеч легкую бейсболку, когда из кухни послышался звонкий смех матери и приятный мужской баритон. Застыв на месте с одним кедом в руках, резко перехотелось торопиться сюда, просто появилась жажда нарочно опоздать, чтобы не оправдались страшные догадки. Мужчина. В доме. Она привела любовника? Переглянувшись, мы с братом кинулись в гостиную, толкаясь и спотыкаясь – дух соревнования не отнять. Несмотря на разницу в возрасте, Лео был чуть ниже меня, из-за чего опередить его давалось достаточно трудно. Запутавшись в ногах друг друга, мы с визгом упали на скрипучий пол, откинувшись на цветастый ковёр ручной работы, я хохотнула, совсем забыв про гостя, как прямо возле головы опустилась чужая нога в до безумия лакированном ботинке. Веселье как рукой… Ногой сняло. Клянусь, я смогла бы увидеть в отражении композиции из лака и кожи себя. Совсем не управляя собой, зажмурила глаза, показывая всем своим видом неуважение к присутствующему. Не вышла же это мама в таком дорогом шузе.

– Здрасти. – Пискнул глухо брат, мигом становясь на ноги (при этом больно ударив меня в живот) и таращась на гостя во все глаза. Волнение становилось похлеще, и остро ощущался чужой взгляд, строгий и резкий. Вздохнув, я плавно перекатилась к ногам обескураженного Лео, открыв глаза и охая. Сверху вниз на нас смотрел мужчина, коего увидеть можно было либо на богатенькой вечеринке, либо в газете, либо по телеку. Белоснежная улыбка и идеальная стрижка, не узнал бы их только истинный дурак. Вы может и скажете, что в мире полно людей с классно подходящими им уходами и прочим, но если Вы никогда не увидите Его, то никогда и ни за что не поймёте меня. Харизма, сарказм и уверенность, полная отдача и прямая осанка – всё это в купе составляло единственную и неповторимую личность. Прямо сейчас у нас дома находился самый завидный миллиардер…

Тони Старк.

Комментарий к Первая Ну, поехали.

====== Вторая ======

Приехали.

Не успела я и опомниться, как мать, шумно захохотав, быстро поставила меня на ноги, сгребла ничего не понимающего Лео в охапку и унеслась с ним в другую комнату, вроде, из неё послышалось негодование брата. Готова поспорить, я бы заверещала так же, ещё и громче, ещё и недовольнее. Между тем, мистер Старк неотрывно смотрел на меня из-под толстых стекол солнечных очков в гладкой черной оправе металла, заставляя, хоть и не специально, морщиться и сжиматься от внутренней неуверенности, присущей подростку. Всегда забавлял тот факт, что Энтони появлялся в народе с таким аксессуаром. Некоторые философы объясняют это нежеланием видеть людей, другие называют фобией. Но, думаю, этот дядя попросту боится ослепнуть от своей яркости. Собственно придуманная шутка в голове придала чуток уверенности, но ненадолго.

Между тем, пока миллиардер в открытую «пялился» на всё, что находилось в комнате, включая меня, на кухне заиграла спокойная мелодия старого радио, добавившая некий дискомфорт в заданную атмосферу. Вам, должно быть, уже осточертело это постоянное «старое то, старое это»? Терпите, ведь приукрашивать я не собираюсь. Голова разрывалась от вопросов, начиная от «Что Энтони Старк забыл в нашей квартирке?» и заканчивая «В чём завтра пойти в школу?». А что-то в душе неотрывно подсказывало, что учёбу придётся пропустить… Неосознанно взглядом я искала поддержки, оставшись один на один с состоявшимся человеком (так я называла любого, кто определился со стилем одежды и любимой книгой), однако, ни цветастая картина прямо за спиной Старка, ни внушающий ряд кассет, ни домашние растения не захотели крикнуть ободряющие слова и похлопать по-дружески по плечу. Но из приоткрытого окна повеяло вечерним ветерком, оставшимся от лета, ведь ещё только сентябрь – самый, пожалуй, грустный месяц, когда забавы ушедшего августа вроде ещё и витают в воздухе, но другой сезон нагнетает, посылая последний шанс на солнечный день. Чтобы Вы понимали, такой ветерок бывает только в тихом городке и только в определённое время, преимущественно вечернее. Запах цветов и свежей травы пощекотал нос, приподнимая его словно ладонью, и тут же улетучился, уступая место резкой мелодии мобильника. Как всегда, никакого наслаждения!

– Оу, прости. – Мягко бросил мужчина и, отвернувшись лицом к окну, начал разговор с собеседником, чьего имени я не знала. Стало неловко оставаться свидетелем, может быть, приватного разговора. Могу ли я уйти? Сделать домашнюю работу, на которую забила уже как года два? (Если она послужит хорошим пояснителем ситуации, то с радостью вернусь к словарям и арифметике, пусть даже и нелюбимой). А что, если Старка подослал сюда директор, наябедничавший на неуспеваемость одной ученицы, презирающей физику и другие точные науки? Вот гад, я же знала! Беспрерывно выдыхая от нетерпения и переминаясь с одной ноги на другую, вдруг стало интересно какого цвета у нас потолок и какой фирмы лампочки на люстре, давно ли сломана та дверца у шкафа в углу? И что под небольшим пыльным столиком делает мой полосатый носок? Ужас какой. Убедившись, что Старк не следит за окружающим мирком, я быстренько подскочила к прямоугольному темному столику на скрипящих колёсиках, к слову, чуть не скинув хрупкую вазочку с фиолетовыми цветочками, и уже было пихнула ногой злосчастный носок ещё дальше, но тут мистер выдал одно имя, заставившее насторожиться. – Питер, повторяю, я сейчас занят. Звони Хэппи, он скучает без твоих занимательных историй. – И тут он повернулся, сняв очки, отбивая всякие подозрения к тёзке прозвучавшего.

Господь… Знаете, мне всего лишь шестнадцать, я не увлекаюсь пенсионерами или детьми, мне, как и обычной девчонке, нравятся ровесники или те, кто чуть старше. Но не признать красоту этого мужчины просто невозможно. Если он и в очках оставался обворожительным красавцем, то уж без них его ярко выраженные глаза, блестящие гениальностью создателя, в сочетании с ровным носом и несильно выраженными скулами (именно такими, какими мне нравятся. Не такими, как у смазливых мальчиков с голубыми глазками, а вот с именно такими, как у него, и никакими другими) складывались в единый образ крутого мужчины, бьющего всегда в цель. Идеально выглаженный черный смокинг и белоснежная рубашка. Верхняя пуговица открыта. Кому пытается соврать этот мужчина? Он не сойдёт за «мачомена», возраст его выдаёт, да и об отношениях мистера Старка и миссис Пеппер всем известно… Так что же тогда? Не пришёл же он со мной заигрывать!

– Камила, верно? – Мистер Старк заложил руки за спину и, приподняв правую бровь, посмотрел мне прямо в глаза, от чего всё тело пошло мурашками.

– Абсолютно.

– Отлично. – И он замолчал, уселся в скрипнувшее кресло и скрестил ноги. Просто «что?» Какой бы была ваша реакция, если бы после очередного серого школьного дня к вам в дом заявился самый знаменитый и богатый человек по всем возможным рейтингам Америки и назвал ваше имя? Смешно, верно? Просто не зная что и ответить-то, я взмахнула руками, опустив их безвольно болтаться назад. Только сейчас заметила, что спина вспотела. Минут пять мы просто молчали: он настукивал пальцем какую-то мелодию, а я, от стеснения, старалась не смотреть на гостя и, вообще, искала способы ретироваться из помещения, забраться в какую-нибудь коробку и заснуть. (Рост бы позволил это сделать).

– Простите… – Решилась нарушить тишину, прерываемую тиканьем стародревних часов. – Но я пока не пойму… К чему э…

– О, и не стоит понимать, деточка. – Я бы блеванула от его «деточка», но лишь остатки правильных манер удержали от подобного поведения. То, с какой простотой он ответил на фразу, лишний раз доказало, что всё это реальность, что Энтони Старк сейчас здесь, в гостиной, в этом чертовом драном кресле. Напротив меня. Закричать можно. – Понимаешь, тут такое дело… – Он защёлкал пальцами, пытаясь подобрать правильные слова. Что? И вот этот простой дядя и есть тот ваш самый крутой супермен в железках? Да быть того не может! Как бы мужчина не пытался выглядеть пафосно, волнение его выдавало с потрохами. Что случилось-то? В какой-то степени его наглость и хамоватость воздушно-капельным путём вернулась ко мне, ведь Старк все соки своим появлением выжал, так что, совсем не пугаясь, торопливо выдала следующее:

– Давайте прямо и чётко? А то знаете, у меня домашняя работа вообще-то… – Известный всем под именем «Железный Человек», он усмехнулся. Простите, но в очередной раз « ч т о? ».

– Хорошо, так даже лучше. Дело в том, понимаешь… – Мужчина вскочил на ноги, подходя вплотную и тут же отходя, плечом задевая мой нос. Теперь есть чем хвастаться – «Тони Старк носит на одном плече из своих костюмов мои сопли! Вот умора!». А нарастающее любопытство покалывало в кончиках пальцев, и почему-то сводило живот.

– Простите?

– Говорю же…

– Не бурчите, пожалуйста, а то я ничего не понимаю.

– Я ваш с Лео отец!

До свидания.

– Но, мам! Как? – Не помню уже сколько раз я повторила этот вопрос тетеньке в коротком платье с вырезом до пупка, но адекватного ответа так и не получила, иначе бы запомнила. Мать, нелепо хлопая сланцами о босые пяточки, носилась по квартире, собирая вещи Лео, моя же сумка уже ждала на пороге. В красный чемоданчик полетели футболки брата с символикой супергероев. Никогда не понимала и не разделяла «культ» этой веры в каких-то дядек, сорящих деньгами налево и направо, да ещё и называющих себя «спасателями жизней». Если ты и занимаешься чем-то подобным, то почему бы не делать это тихо? Лео же был просто помешан на фотографиях таких мужчин в их карнавальных костюмчиках и обтягивающих трико. И сейчас, пока мать скидывала последние вещички в дорогу, из гостиной был слышен радостный визг ребёнка и тёплый смех Энтони Старка. Где-то в глубине души я завидовала брату, ведь встретить своего кумира, да ещё и узнать, что он твой отец… Разрыв сердечка можно получить.

– Случается такое. – Нехотя шепнула мама и, схватив небольшой, зато тяжелый чемоданчик, пошла на выход.

– Но мам! – Никак не унималась я. Согласитесь, безумно странно, когда ни с того ни с сего ваша мать отдаёт вас без каких-либо угрызений совести какому-то дядьке с толстым кошельком и уезжает на родину. И всё это в двенадцать часов, когда в примерных семьях все уже давно спят, а карета превратилась в тыкву. Да, мы далеко не примерная семья – ни отца, ни бабушек с дедушками, никого. А мистер Старк… Не верю я в это, скептицизм. Однако, слыша озорной смех брата, я смягчилась. Может, это «подарок судьбы»? Буэ, нет, что за сопли? В душе сейчас сидела полная отрешённость и непонимание происходящего, то, с какой стремительностью и неожиданностью наслаивались события друг на друга, доводя до такой невероятной крайности, как отцовство Тони Старка. Могу ли я отказаться? Заявить о себе и своих правах? А как же дом…

Честно, никогда не испытывала особой любви к тому месту, где мы живём, где покупаем ежедневно мороженое и где прогуливаемся с Лео вечерами. Всё это вошло в привычку настолько сильно, что и мысли не появлялось о том, что когда-то мы вырастем, покинем старенькую квартирку… Некоторые одноклассницы постоянно сетовали на капризных братьев или сестёр, но у нас с Лео, на удивление, были отличные отношения. Я просто обожала его шуточки, а он забавлялся над моими кривляниями и пародиями на целующихся в парке. И всё же, сейчас покидать «родноё гнездышко» действительно было невероятно грустно и сложно. Даже с ветреной матерью прощаться… Слеза выступила и тут же «нырнула» назад. Нечего тут.

Нереальность новостей обезоруживала, будто тебя, одинокого гнома, посадили среди эльфов. Да ещё и музыку их скучную включили. Не лучшее сравнение, соглашусь, но такой бред крутился в голове, отказываясь принимать действительное. С одной стороны, зачем кому-то в этой ситуации врать? С другой – зачем быть серьёзным?

– Нам пора! – Чётко произнёс мистер Старк прямо над макушкой, отчего я нехило так отпрыгнула и, наверняка, нелепо (со стороны) взглянула на сэра. – Ты боишься? – Мне показалось, или в его глазах промелькнула нотка сочувствия? Всего на секунду… Показалось.

– Не слышала шаги.

– А с переездом?

– Не думаю, что Вы поймёте. – Поправив рюкзак за спиной и последний раз оглянувшись на комнату, что мы с братом разделяли так долго, прикрыла шаткую дверь и шагнула в «новую жизнь», полную, по ожиданиям, бредятинами про супергероев, одиночеством, ненавистным точным наукам и систематическим прогулам.

В школу на следующий день я не пошла.

====== Третья ======

Конечно, по телеку вертели здание «Stark Industries» как попало: и влево, и вправо, и снизу вверх… Но, похоже, ни одному в мире гаджету, пусть даже и прогрессивному, ни за что не удастся уловить всю масштабность и грандиозность этой корпорации. Лео приоткрыл рот, который я в шутку закрыла ладонью.

Гигантское здание с гордой надписью «Мстители» ярко блестело под лучами позднего осеннего солнца, бесконечные панорамные окна отражали всю улицу, даже подъезжающих к зданию нас разглядеть бы можно было. Полоса «Avengers» делила корпорацию как бы на два блока – нижний и верхний, всё логично. Однако, на верхней площадке находилось само жильё-бытьё мистера Тони и некоторых людей из супергеройской тусовки. Во всяком случае, об этом сказал Лео, начитанный всякими выдержками из газет о великом Железном человеке. Вокруг здания стояли и другие многоэтажки (центр Нью-Йорка, в конце-то концов), которые просто меркли в величии «железного замка». Правда, цветовая гамма мне не очень понятна, ведь голубой и серый – это не желтый и красный. Замолвив пару слов об этой «проблеме», на что получив сухое «и правда», я отвернулась вновь к окну, сложив руки в замочек.

Всю дорогу Старк болтал о всяких примочках с Лео, получая от последнего невероятно восторженные и неподдельные взгляды и улыбки. Казалось, что подобное со стороны одиннадцатилетки только больше раззадоривало самооценку сэра, в коей он и так преуспевал на разных вечеринках и важных встречах, презентациях и конференциях. Помнится, одним вечером показывали в новостях обсуждение какой-то военной программы, где Энтони предложил совершенно другой путь, ибо, как позже выяснилось, тот привнёс бы в мир рабство. Здорово, что скажешь. Но позабавило меня другое – то, с каким пафосом и иронией высказывался наследник компании, то, с какой грацией он вертел солнечные очки (не только их, но и программу, как таковую) и то, как ловко он уворачивался от провокационных вопросов. По-моему, я даже какое-то время пыталась копировать манеры Железного человека при общении с ровесниками.

Лео, по правде говоря, отлично разбирался в различных там машинках и программах – недаром в школьный клуб робототехники ходит. И данное, естественно, не было не замечено со стороны Старка. Повёрнутый почти всем телом к задним сидениям, где сгрузились мы, мужчина с дерзкой ухмылкой расспрашивал брата почти обо всём: о любимой еде, о друзьях, о музыке и даже о том, сколько раз в день ест. А Лео, преодолевая пунцовые щёки, с невероятной скоростью выкладывал информацию на стол, упомянув даже пару раз в своих ответах имя «Камила». В такие моменты тёмные глаза Старка быстро пробегали по мне, отчего мурашки их догоняли, и в ответ миллиардер получал взмах рукой, мол, «привет, это я».

Из всей нашей «компашки» мне больше всего понравился Хэппи, спокойный и, кажется, настолько задолбанный, что у него все эти разговорчики уже в горле сидят. Однако, и этого громадину пробивало на легкие ухмылки, когда брат путался в словах.

И машина остановилась.

– Сколько здесь этажей? – уже более раскрепощено спросил Лео, раскидывая руки у здания-офиса.

– Девяносто три. – Буркнул Хэппи, забирая из моих рук чемодан. Всякие отговорки, вроде «сама донесу», он не слушал, просто выполнял свою работу. Хотя, если честно, сомневаюсь, что ношение сумок входило в его обязанности, так как хмурое и унылое выражение лица отбивало всё желание поблагодарить его с воодушевлением.

Я даже и не заметила, как мы быстрым шагом пересекли большую стойку ресепшена, за которой работали четверо, а то и пятеро девушек, высоких и красивых. Наверняка, здесь на работу принимали не только по умениям, но и учитывая модельную внешность. Столкнувшись с, вроде, зелёным (у меня зрение плоховато, читаю даже в очках) взглядом блондинки, я бодро зашагала ещё быстрее за цокающими каблучками ботинок Старка. С потолка свешивались совсем не офисные лампы, придававшие зданию какую-то домашнюю атмосферу. Лео, конечно, упоминал о переквалификации здания в штаб-квартиру, прямо как в Гарри Поттере, но эти висючки в некрасивых темно-желтых кружевах вокруг лампочки никак не находили отклика в моей душе. Тем временем, навстречу нам шли и другие люди в деловых костюмчиках и, к удивлению, с чемоданами. Ах да, переезд…

Проведя в необычайно крутом и совершенно прозрачном лифте минуты две-три, мы продвинулись по коридору чуть правее, где мистер Старк приложился пальцем к очередному детектору, и тут же перед нами стена преобразовалась в арку-проход. Говорю же, Гарри Поттер! Просторная гостиная встретила далеко не самым приятным горелым «ароматом». Ненавижу этот запах, честное слово.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю