290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Fallen (СИ) » Текст книги (страница 1)
Fallen (СИ)
  • Текст добавлен: 17 июня 2017, 00:00

Текст книги "Fallen (СИ)"


Автор книги: Нулька






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

 

 





Париж, Франция


Март, 2010



– Ты уверен, что хочешь этого? – спросила я в очередной раз, до сих пор не веря своему счастью.


Я никогда не думала, что Демьен все-таки сделает мне предложение. Он никогда не отличался постоянством. Я, зная его с колледжа, была уверена, что парень никогда не остановится в поисках идеальной девушки, как бы ни нравилась ему очередная пассия.


Год назад начались наши совсем не дружеские взаимоотношения, тем не менее рассчитывать что-то большее, нежели совместное проживание во грехе, не приходилось. От меня не укрывались его заинтересованные взгляды на девушек, когда мы приходили в рестораны и кафе. Официантки и продавщицы беззастенчиво писали ему номера телефонов на чеках, очаровательно при этом улыбаясь и глядя в мои глаза. А он никогда не отказывался. Правда, уличить его в измене я не могла, да, признаться честно, никогда и не стремилась.


Я искренне любила его еще с колледжа. Однако, я была его лучшим другом, поэтому скрывала свои чувства, да и сейчас скрывала большую часть нежности за маской иронии. Я запретила себе думать, что он чувствует нечто большее, нежели уважение. Я всегда поддерживала его во всех начинаниях и была утешением в горестях.


Когда Демьен год назад, разочаровавшись в очередной силиконовой девице, предложил напиться, я, как всегда, согласилась. Втайне я радовалась этой неудаче парня: Сюзанна изменяла ему. Я даже поначалу пыталась открыть глаза парню, но, получив недвусмысленные шутки по поводу ревности, отступилась.


Я не верю в дружбу между парнем и девушкой и никогда не поверю. В такой паре всегда один из друзей любит по-настоящему, а второй делает вид, что не замечает, или не замечает вовсе. В нашей паре любила я...


В тот день мы пили виски в ближайшем к его дому баре. Парень неустанно жаловался, что Сюзанна была его идеалом, пока он не узнал об изменах. Я еще никогда не видела, чтобы он был так сильно расстроен своей любовной неудачей. По обыкновению, я пошла провожать Демьена. Это была давняя привычка. После одной из вечеринок у однокурсника я отпустила его одного, и в итоге парень пришел на лекции со сломанным носом и разбитой губой. С тех пор пришлось стать его провожатым, конечно, если любимый не уходил с вечеринки, обнимая какую-нибудь пустоголовую девицу.


Демьен настоял на том, чтобы я осталась на ночь у него. Это тоже было нормальным для нас. В его квартире была небольшая комната, где я порой ночевала после вечеринок или подобных пьянок. Я согласилась, думая, что парень не хочет оставаться один сегодня. Сварив кофе, я уселась у телевизора, думая, что Демьен после душа уснет крепким пьяным сном. Однако он и не думал ложиться спать. Парень присоединился ко мне через полчаса, чуть не убив своим видом: он появился в одном полотенце.


Я, конечно, его друг, но нервы у меня не железные. Алкоголь в моей крови позволил мне задержаться взглядом на обнаженном торсе чуть дольше, чем положено. Услышав сдавленное восклицание Демьена по поводу откровенных взглядов, грозящих откровенными приставаниями с его стороны, я густо покраснела. Для вида посидев с ним еще минут пять, я быстро ретировалась в комнату. Мне не хотелось сдавать себя окончательно, а в тот вечер я утратила контроль над чувствами.


Забравшись под одеяло и прикрыв голову подушкой, я всеми силами старалась рассердиться на себя за образ обнаженного друга, дорисованный фантазией. Когда Демьен коснулся меня, я вздрогнула. Он никогда не входил без стука. Я постаралась взять себя в руки и спросила, что ему нужно. Ответ меня удивил: парень предложил дать мне то, что нужно обоим. Не спасла даже насмешливая фраза: «Ты не можешь знать, что мне нужно».


Парень уже целовал меня.


Утром я молилась, чтобы все произошедшее было очередным сном, но тихое посапывание любимого и рука на моем обнаженном бедре говорили обратное. Я с ужасом поняла, что могу потерять его совсем, поэтому поспешила выбраться из объятий и сбежать на кухню. Демьен проснулся через час. Улыбка, с которой он приветствовал меня, была убита одним грозным взглядом. Я молча поставила перед ним омлет и кофе. Молчание затягивалось, и парень не придумал ничего лучшего, чем сказать самую идиотскую фразу из всех возможных:


– Я думал, что ты специализируешься по девочкам...


Вот уж не знаю, как бы я отреагировала, если бы кто-нибудь другой сказал нечто подобное. Но из уст любимого это прозвучало до ужаса комично – я искренне рассмеялась. Напряжение в комнате спало, когда он поделился, откуда у него такие выводы, – я постоянно распугивала всех его дамочек. Он думал, что я ревную девушек к нему, а не его к девушкам. Я поблагодарила за то, что ни одной из них он не предлагал меня в качестве альтернативы самого себя. Если бы парень сосватал меня какой-нибудь из своих пассий, все закончилось бы плачевно: и для него, и для идиотки, рискнувшей проверить предположение о моей ориентации.


Дальше Демьен сказал нечто совсем уж пугающее: он удивился тому, что я уже делила постель с мужчиной. Нет, я, конечно, понимаю, что он не воспринимал меня как девушку... до предыдущего вечера, но не до такой же степени!


Как вышло, что вместо завтрака мы занялись сексом, я не знаю. С тех пор, не говоря ни единого слова о любви, мы стали жить вместе. В принципе, ничего кардинально не изменилось: мы проводили все вечера вместе, я плакала ночами из-за безответной любви, а он продолжал стрелять глазами в разные стороны. Только вот ночами мы теперь не расставались, да и публично появляться со своими девицами он перестал. Наши родители довольно выдохнули, когда узнали, что я живу у Демьена. Они еще и попеняли на то, что нам давно пора заводить детей, а не жить в разных квартирах.


Сегодня ровно год с того самого вечера. Тоненькое колечко с маленьким бриллиантом – явное доказательство того, что наше случайный ужин при свечах совсем не такой случайный, как хочет показать это Демьен.


– Ты уверен, что хочешь этого? – спросила я в очередной раз, до сих пор не веря своему счастью.


Парень лишь приподнял бровь, ухмыляясь. Я захлопнула крышку коробочки и чуть подалась вперед, стараясь не выдать ни свое волнение, ни сожаление, прошептала:


– Демьен, я, конечно, понимаю, что моя бабушка со своими полунамеками, да и твоя мама с откровенным требованием внуков тебе надоели, но я не хочу выходить замуж из-за этого. Через год, неделю или три дня ты наконец поймешь, что я не та, кто тебе нужен. Что ты предлагаешь делать мне после этого? Остаться твоим другом, будучи бывшей невестой? Я не смогу. Хотя... я, наверное, не смогу вообще больше быть твоим другом.


– Жени, что случилось? – непонимающе смотрел на меня парень.


Вся веселость Демьена пропала, будто ее и не было. Любовь, с которой он так долго играл, поглотила меня. Слезы, так тщательно скрываемые от друга, покатились по щекам:


– Я больше не могу, Демьен. Просто не могу. Я не собираюсь всю жизнь шутить над своими чувствами, понимая, что тебе не нужна.


Схватив сумочку со стула, я попыталась уйти, но парень удержал меня:


– Ты хочешь сказать, что любишь меня?


– Только ты не мог этого заметить! Люблю и любила всегда! И когда ты отправлял меня к Саше с извинениями, и когда ты просил ключи от моей квартиры, чтобы встретится с Эллин, и когда ты жаловался мне на Сюзанну. Всегда, идиот ты чертов!


Я скинула руку парня со своего запястья и, больше не сдерживая рыданий, выбежала на улицу. Я практически перебежала дорогу, когда мне послышался его голос. Я обернулась, чтобы проверить предположение. Последнее, что я видела, это лицо Демьена, перекошенное от ужаса, и две желтые фары, ослепившие меня. Последнее, что я слышала, – отчаянный визг тормозов и его надрывный шепот:


– Жени, не уходи от меня! Я тоже тебя люблю! Ты мне нужна! Пожалуйста...



Париж, Франция


Апрель, 2010



Я отказалась покинуть Демьена, как ни настаивал пришедший за мной ангел. Я не могла оставить любимого. Теперь, когда заветные три слова были произнесены, я просто не имела права бросить Демьена одного. Нахмурившись, посланник небес ушел, сказав, что у меня теперь нет выбора. Я-человек не очнусь, пока не заслужу жизнь. Я-душа не попаду в рай и навсегда останусь на Земле, если мое тело умрет. Звучало как приговор. Да и как заслужить жизнь, мне не подсказали.


Так я осталась бестелесной оболочкой своего существа возле распластанной на асфальте в луже крови девушки, некогда бывшей мною. Демьен плакал и просил очнуться, но эту просьбу выполнить я не могла.


Настали длинные дни и ночи без сна, который мне больше не нужен был.


Я видела, как мама, держа меня за руку, плакала и просила вернуться. Я видела, как Демьен в отчаянии рвал на себе волосы, обвиняя себя в произошедшем. Папа молча плакал на крыше больницы, не в силах показать свое горе даже близким. Никому из них я помочь была не в силах, и это было ужасно. Никого утешить я не могла: все мои касания и слова не доходили до адресатов.



Париж, Франция


Март, 2011



Прошел ровно год с той злосчастной аварии. Год назад я узнала, что Демьен меня любит, в тот день я его и потеряла. Родители платили за поддержание моей жизни, заложив свой дом. Они не смели продавать мою квартирку, все еще надеясь на мое возвращение. А я до сих пор не могла найти выход из междумирья, в котором застряла.


Родители Демьена говорили ему, чтобы он перестал тешить себя надеждами и жил дальше. Даже мой отец поддерживал их в этом. Я с грустью стала замечать, что парень начал забывать меня. Он перестал ходить ко мне в больницу каждый день, раз в неделю... Любимый даже перестал звать меня обратно. Он больше не говорил со мной во сне, куда раньше я могла проникать. Теперь Демьен просто не пускал меня. Парень не хотел, чтобы я напоминала о себе.


Приходя в больницу, он держал мою руку, на которую все же надел тонкое колечко с бриллиантом, и смотрел на мое бледное лицо. Всю жизнь я ждала его любви, а он уже через год стал терять надежду...


Вчера Демьен впервые привел в наш дом девушку. Он спал с ней на тех простынях, что купила я. Он налил ей с утра кофе в ту кружку, из которой пила я. Я со слезами на глазах стояла рядом, когда любимый провожал ее до двери, и не могла поверить, что больше не нужна. Он, по обыкновению, сходил на работу, тренировку, а вечером напился. Он заговорил со мной. Парень кричал, чтобы я отпустила его и дала ему жить.


Демьен впервые со дня аварии плакал. Если тогда он не отпускал меня, то теперь в отчаянии просил умереть. Но я застряла между миров, хотя была бы рада уйти в тот момент.


Любимый оттолкнул меня. Ему не нужна была призрачная надежда – ему нужно было тепло по ночам. А я не могла его дать, как бы этого ни хотела. И решила уйти из его жизни. Оставив его спящего на диване в гостиной и запечатлев последний неощутимый поцелуй на еще влажной щеке любимого, я ушла.


Я, не разбирая дороги, брела по узким улицам Парижа. Проходя сквозь автомобили и дома, я погружалась в холодную неизвестность, где не будет моего любимого. Больше не будет никогда. Как бы я ни стенала и ни просила о смерти, никто не откликнулся. Было очень больно, но раз Демьен так хочет, я должна уйти...


Теперь только родители приходили в мою палату. Лишь они просили меня не сдаваться, но я не видела смысла жить. Я перестала искать то, из-за чего мне могут вернуть любовь. Я каждую ночь просила родителей отпустить меня.



Париж, Франция


Июнь, 2011



Я была очень удивлена, когда Демьен вновь появился на пороге моей палаты. С того памятного вечера я не видела парня. Всякий раз, не доходя до его дома двух кварталов, я сворачивала в переулок и брела обратно в больницу. Я обещала самой себе, что оставлю любимого, как он просит, и не имела права возвращаться.


Он заговорил со мной, даже не дойдя до кровати, что удивило меня еще больше.


– Здравствуй, Жени. Ты перестала приходить ко мне, я чувствую это, – грустно улыбался он. Демьен не стал брать стул, садясь на краешек кровати. – Ты ничуть не изменилась, – надрывным голосом проговорил он, откидывая локон с моего лица. – Такая же красивая и недоступная, как и много лет назад...


Он замолчал. Я подошла чуть ближе, чтобы слышать голос, по которому так соскучилась, чтобы видеть любимые черты лица, по которым так тосковала. В зеленых глазах затаились страдание, вина и решимость.


– Ты в любой компании была самой красивой девушкой. Я всегда завидовал парням, с которыми ты кокетничала, потому что со мной ты себе этого не позволяла. Но каждый из наших друзей был уверен, что ты не из нашей лиги. Какими же мы были дураками! Почему ты так долго скрывала свою любовь, милая? Быть может, все было бы по-другому... Я не мог найти успокоения ни с одной из девушек, потому что они проигрывали тебе во всем. Ты всегда понимала меня, даже когда я перевелся на вечернее обучение, чтобы днем работать. Ты понимала, что я хочу независимости. Ты помогала мне во всех начинаниях. Я помню, как мы выбирали квартиру, в которой я живу. И как мы красили стены этой безумной серой краской, которая въедалась в кожу. – По щеке любимого катилась слеза, но он не обращал на нее внимания. – Помнишь, как ты упала со стремянки в мои объятия? Я так хотел тебя тогда поцеловать, но ты сказала что-то смешное, и я не решился. Ты всегда знала, как меня рассмешить.


Голос Демьена сорвался, и парень снова замолчал, глядя на монитор, показывающий ломаную линию – линию моей жизни.


– Ты так задорно смеялась. Ты помнишь нашу первую встречу? Я помню ее, как сейчас. Первый день в колледже. Белокурая девушка, с кудряшками и огромными голубыми глазами, маленьким вздернутым носиком, хохотала на всю аудиторию. Я невольно улыбнулся и посмотрел на тебя. Наши глаза встретились, и ты решительной походкой направилась ко мне.


Я подошла к нему и положила свою невесомую ладонь на плечо любимого. Он вздрогнул, но не обернулся. Быть может, он почувствовал. Я знала, что Демьен все еще любит меня. Я вновь обрела надежду.


– Ты сказала, что станешь моим ангелом-хранителем. Я думал, что ты шутишь, но ведь так оно и вышло, правда? Ты всегда была рядом. – Он перевел дух, прежде чем продолжить: – Когда тебя не стало... – Я отшатнулась. Он говорил обо мне как о мертвой. Он говорил с моим телом и со мной, как с мраморной плитой на кладбище. – …я не знал, как дальше жить. Я виноват в том, что не признался в чувствах до того, как предложить замужество. Я виноват в том, что окликнул тебя в столь неподходящий момент. Я виноват, что потерял тебя. Я виноват, что прогнал тебя. Но сейчас я хочу сказать, что продолжаю любить тебя, Женевьева. Только я не умею любить, как ты. Я не умею ждать, когда надежда уже сравнима с глупостью, а вера давно умерла! Я пришел попросить прощения...


С этими словами он начал стягивать с моей исхудавшей руки кольцо, которое надел год назад. Я упала на колени, не сдерживая крик, который, клянусь, мог бы достигнуть рая, если бы он существовал в тот момент для меня.


– Я не буду тебя больше ждать, Жени. Я нашел девушку. Ее зовут Элла. Она брюнетка, и у нее карие глаза. Она не похожа на тебя совсем, но она очень мила и по-настоящему любит меня. Она знает о тебе. Она знает все…


Он поднялся с постели и уже дошел до двери. Однако передумал и быстрым шагом направился ко мне. Упав на колени возле кровати, он взмолился:


– Не уходи от меня, слышишь?! Вернись, ради всего святого! Я умоляю тебя, Жени. Мне без тебя холодно жить в этом мире! Я не могу без тебя!


Монотонный звук прибора рядом с моим телом был ему ответом. Парень покачал головой и ушел.



Мёдон, пригород Парижа, Франция


Август, 2011



Оставалось около недели до того, как я уйду навсегда. Как бы родители ни искали денег на оплату моей жизни, у них ничего не получалось. Заем им не давали из-за возраста, дом заложить в третий раз не получилось, а мою квартиру им не позволило продать законодательство. Но я была спокойна.


Мои родители уже не видели в девушке на больничной кровати свою дочь, а любимый оставался в заботливых руках.


Элла была достойной девушкой. Как и говорил Демьен, она любила его беззаветно, принимая меня как часть его и его жизни. Она никогда не думала обо мне как о сопернице и даже молилась в церкви, чтобы я излечилась. Она мне действительно нравилась.


Демьен не знал о том, что скоро я уйду навсегда. Я ходила тенью за ним с того самого дня, когда он приходил в мою палату в последний раз. Я знала, что он чувствовал мое присутствие, хотя по-прежнему закрывался перед сном. На все мои попытки поговорить с ним он лишь прижимал к себе Эллу сильнее, и я, в конце концов, отступила. Я нужна ему была лишь тенью, никаких напоминаний, никаких разговоров, никаких прикосновений к телу на больничной койке, где настоящей меня нет...


В тот вечер Демьен повез свою девушку за город. Я последовала за ними, хотя смутно понимала, что не должна. Они сняли небольшой дом и пошли гулять по старинным улочкам городка. Я чувствовала, что что-то изменится сегодня, но не могла себе представить, что настолько…


Они сели на скамейку у реки и любовались на багряный закат. Демьен накинул на ее плечи свой пиджак, а Элла трепетно прижималась к нему. Их пальцы переплетались, и они говорили о будущих детях. Я улыбалась сквозь слезы, когда Элла предложила назвать девочку Женевьева – в честь меня.


Маленькая коробочка с золотым кольцом и сапфиром, цветом напоминающим о моих глазах, очутилась в руках любимого. Он вновь сделал предложение. Элла с радостью приняла его. Я была счастлива за них, даже не понимая до конца, что теряю любимого окончательно. Эта миниатюрная брюнетка становилась для него миром, а я становилась не нужна...


Той ночью я была очень настойчива. Мне необходимо было сказать прощальные слова любимому. Демьен пустил меня в свои сны.


– Почему ты решила уйти? – как обвинение бросил он.


– Ты уже сам понимаешь, любимый, что я больше здесь не нужна. Ты научился жить без меня. Чтобы стать счастливым, ты должен сказать мне «прощай».


Я прятала глаза, потому что мои слезы он мог понять не так... Они могут все испортить.


– Я увижу тебя когда-нибудь? – с надеждой спросил он, пытаясь приблизиться.


Я отступила на несколько шагов назад, рискуя исчезнуть, так и не сказав последних слов.


– Несомненно увидишь, – улыбнулась я. – В наших кафе и барах, в зеркалах и вещах, которые мы выбирали вместе, на фотографиях в альбомах, где я улыбаюсь... Я всегда буду в твоей памяти, а большего тебе и не нужно, Демьен.


Я умолчала о похоронах, где он увидит мое лицо в последний раз. Он не должен знать, что я не просто ухожу от него в никуда и уже не смогу вернуться никогда. И даже попав на небо, он никогда не встретит меня…


– Жени, я люблю тебя, – прошептал парень, разрывая мне сердце в клочья.


– Прости меня за все, – прошептала я и шагнула в тень.


Слезы не помогут нам расстаться, мое ответное признание уже ничего не изменит.



Лион, Франция


Сентябрь, 2018



Имела ли я право приходить к Демьену, после того как очнулась? Имела ли право звонить ему, после того как попрощалась? Я считала, что, несмотря на последнее признание, любимый сделал свой выбор и ломать ему жизнь мне нельзя.


Ангел, когда-то пытавшийся забрать меня на небо, появился в палате через час после нашего общения с любимым. Он сказал, что я выполнила условия для возрождения: я перестала держать возлюбленного. Я смогла порадоваться его счастью без меня, что и было истинным освобождением от бремени бестелесного существования.


Я осталась на земле, чтобы быть с любимым, но, чтобы выжить, мне нужно было отказаться от любви…


Родители были счастливы, когда я открыла глаза. Я продала квартиру, не выходя из палаты, чтобы покрыть их долги за дом. Я запретила близким говорить о моем возвращении и настаивала на том, чтобы они сказали всем о моей смерти. Кажется, они не послушались.


Меня довольно скоро отпустили из больницы, прописав столько препаратов, сколько, наверное, не пьют даже престарелые люди. Однако врачи были уверены, что, начав жить заново, я излечусь быстрее.


Когда-то с Демьеном мы говорили, что самым прекрасным городом для, того чтобы начать все сначала, будет Лион. Именно туда я и уехала, боясь встречи с любимым на улицах Парижа.


Я устроилась работать учительницей в лицей для девочек, где взяла самых маленьких и несмышлёных. В них я находила отдушину, хотя по ночам все также глотала слезы по любимому.


Однажды я даже смалодушничала и набрала его номер телефона, но какой-то женский голос сказал, что Демьен больше там не живет. Я потеряла единственную ниточку, связывавшую меня с любимым, но, видимо, так оно и нужно было. Мы расстались навсегда, я выжила, но это мало что значит.


Темноволосая девчушка скромно стояла в углу. Я подошла к ней и протянула руку в знак приветствия:


– Привет. Меня зовут Женевьева. А тебя?


– Элла Женевьева, – тихонько проговорила девочка, подняв на меня свои очаровательные зеленые глаза.


– Откуда ты, Элла?


– Папа зовет меня Жени, – потупила взгляд она.


– Мой папа тоже меня так зовет, – улыбнулась я. – А мама как тебя зовет?


– Мама ушла на небо. Я никогда ее не видела, но папа говорит, что она очень меня любила.


– Конечно, Жени, она любила тебя, тебя невозможно не любить. Пойдем, я познакомлю тебя со всеми.


Девочка была необыкновенной. Она была скромной и веселой. Элла-Жени умела постоять за себя и очень мило улыбалась. Девчушка была невероятно смышленой и схватывала материал на лету. Я была очарована ею.


К сожалению, у нее был непутевый отец, который задержался на час. Всех детей уже забрали, когда я подошла к ней. Девочка с серьезным видом проговорила, что ее отец очень занят на работе и порой путает время. Она деловито набрала номер телефона папы и напомнила ему о себе.


Через пятнадцать минут у ворот школы остановилась поддержанная машина. Элла помчалась в объятия мужчины, совершенно забыв попрощаться. Я, удостоверившись, что с ученицей все хорошо, вошла вновь в класс.


Я размышляла о девочке с зелеными глазами, когда за спиной прозвучал мужской голос:


– Здравствуйте, извините, что задержал вас. Надеюсь, Жени не доставила…


Он замолчал, а я не могла поверить в то, что это наяву, а не во сне. Сердце затрепетало, а на глаза навернулись слезы. Неужели это реально?


– Демьен? – недоверчиво спросила я, оборачиваясь.


– Жива… – сорвался на шепот голос любимого.




Париж, Франция


Март, 2010



– Ты уверен, что хочешь этого? – спросила я в очередной раз, до сих пор не веря своему счастью.


Я никогда не думала, что Демьен все-таки сделает мне предложение. Он никогда не отличался постоянством. Я, зная его с колледжа, была уверена, что парень никогда не остановится в поисках идеальной девушки, как бы ни нравилась ему очередная пассия.


Год назад начались наши совсем не дружеские взаимоотношения, тем не менее рассчитывать что-то большее, нежели совместное проживание во грехе, не приходилось. От меня не укрывались его заинтересованные взгляды на девушек, когда мы приходили в рестораны и кафе. Официантки и продавщицы беззастенчиво писали ему номера телефонов на чеках, очаровательно при этом улыбаясь и глядя в мои глаза. А он никогда не отказывался. Правда, уличить его в измене я не могла, да, признаться честно, никогда и не стремилась.


Я искренне любила его еще с колледжа. Однако, я была его лучшим другом, поэтому скрывала свои чувства, да и сейчас скрывала большую часть нежности за маской иронии. Я запретила себе думать, что он чувствует нечто большее, нежели уважение. Я всегда поддерживала его во всех начинаниях и была утешением в горестях.


Когда Демьен год назад, разочаровавшись в очередной силиконовой девице, предложил напиться, я, как всегда, согласилась. Втайне я радовалась этой неудаче парня: Сюзанна изменяла ему. Я даже поначалу пыталась открыть глаза парню, но, получив недвусмысленные шутки по поводу ревности, отступилась.


Я не верю в дружбу между парнем и девушкой и никогда не поверю. В такой паре всегда один из друзей любит по-настоящему, а второй делает вид, что не замечает, или не замечает вовсе. В нашей паре любила я...


В тот день мы пили виски в ближайшем к его дому баре. Парень неустанно жаловался, что Сюзанна была его идеалом, пока он не узнал об изменах. Я еще никогда не видела, чтобы он был так сильно расстроен своей любовной неудачей. По обыкновению, я пошла провожать Демьена. Это была давняя привычка. После одной из вечеринок у однокурсника я отпустила его одного, и в итоге парень пришел на лекции со сломанным носом и разбитой губой. С тех пор пришлось стать его провожатым, конечно, если любимый не уходил с вечеринки, обнимая какую-нибудь пустоголовую девицу.


Демьен настоял на том, чтобы я осталась на ночь у него. Это тоже было нормальным для нас. В его квартире была небольшая комната, где я порой ночевала после вечеринок или подобных пьянок. Я согласилась, думая, что парень не хочет оставаться один сегодня. Сварив кофе, я уселась у телевизора, думая, что Демьен после душа уснет крепким пьяным сном. Однако он и не думал ложиться спать. Парень присоединился ко мне через полчаса, чуть не убив своим видом: он появился в одном полотенце.


Я, конечно, его друг, но нервы у меня не железные. Алкоголь в моей крови позволил мне задержаться взглядом на обнаженном торсе чуть дольше, чем положено. Услышав сдавленное восклицание Демьена по поводу откровенных взглядов, грозящих откровенными приставаниями с его стороны, я густо покраснела. Для вида посидев с ним еще минут пять, я быстро ретировалась в комнату. Мне не хотелось сдавать себя окончательно, а в тот вечер я утратила контроль над чувствами.


Забравшись под одеяло и прикрыв голову подушкой, я всеми силами старалась рассердиться на себя за образ обнаженного друга, дорисованный фантазией. Когда Демьен коснулся меня, я вздрогнула. Он никогда не входил без стука. Я постаралась взять себя в руки и спросила, что ему нужно. Ответ меня удивил: парень предложил дать мне то, что нужно обоим. Не спасла даже насмешливая фраза: «Ты не можешь знать, что мне нужно».


Парень уже целовал меня.


Утром я молилась, чтобы все произошедшее было очередным сном, но тихое посапывание любимого и рука на моем обнаженном бедре говорили обратное. Я с ужасом поняла, что могу потерять его совсем, поэтому поспешила выбраться из объятий и сбежать на кухню. Демьен проснулся через час. Улыбка, с которой он приветствовал меня, была убита одним грозным взглядом. Я молча поставила перед ним омлет и кофе. Молчание затягивалось, и парень не придумал ничего лучшего, чем сказать самую идиотскую фразу из всех возможных:


– Я думал, что ты специализируешься по девочкам...


Вот уж не знаю, как бы я отреагировала, если бы кто-нибудь другой сказал нечто подобное. Но из уст любимого это прозвучало до ужаса комично – я искренне рассмеялась. Напряжение в комнате спало, когда он поделился, откуда у него такие выводы, – я постоянно распугивала всех его дамочек. Он думал, что я ревную девушек к нему, а не его к девушкам. Я поблагодарила за то, что ни одной из них он не предлагал меня в качестве альтернативы самого себя. Если бы парень сосватал меня какой-нибудь из своих пассий, все закончилось бы плачевно: и для него, и для идиотки, рискнувшей проверить предположение о моей ориентации.


Дальше Демьен сказал нечто совсем уж пугающее: он удивился тому, что я уже делила постель с мужчиной. Нет, я, конечно, понимаю, что он не воспринимал меня как девушку... до предыдущего вечера, но не до такой же степени!


Как вышло, что вместо завтрака мы занялись сексом, я не знаю. С тех пор, не говоря ни единого слова о любви, мы стали жить вместе. В принципе, ничего кардинально не изменилось: мы проводили все вечера вместе, я плакала ночами из-за безответной любви, а он продолжал стрелять глазами в разные стороны. Только вот ночами мы теперь не расставались, да и публично появляться со своими девицами он перестал. Наши родители довольно выдохнули, когда узнали, что я живу у Демьена. Они еще и попеняли на то, что нам давно пора заводить детей, а не жить в разных квартирах.


Сегодня ровно год с того самого вечера. Тоненькое колечко с маленьким бриллиантом – явное доказательство того, что наше случайный ужин при свечах совсем не такой случайный, как хочет показать это Демьен.


– Ты уверен, что хочешь этого? – спросила я в очередной раз, до сих пор не веря своему счастью.


Парень лишь приподнял бровь, ухмыляясь. Я захлопнула крышку коробочки и чуть подалась вперед, стараясь не выдать ни свое волнение, ни сожаление, прошептала:


– Демьен, я, конечно, понимаю, что моя бабушка со своими полунамеками, да и твоя мама с откровенным требованием внуков тебе надоели, но я не хочу выходить замуж из-за этого. Через год, неделю или три дня ты наконец поймешь, что я не та, кто тебе нужен. Что ты предлагаешь делать мне после этого? Остаться твоим другом, будучи бывшей невестой? Я не смогу. Хотя... я, наверное, не смогу вообще больше быть твоим другом.


– Жени, что случилось? – непонимающе смотрел на меня парень.


Вся веселость Демьена пропала, будто ее и не было. Любовь, с которой он так долго играл, поглотила меня. Слезы, так тщательно скрываемые от друга, покатились по щекам:


– Я больше не могу, Демьен. Просто не могу. Я не собираюсь всю жизнь шутить над своими чувствами, понимая, что тебе не нужна.


Схватив сумочку со стула, я попыталась уйти, но парень удержал меня:


– Ты хочешь сказать, что любишь меня?


– Только ты не мог этого заметить! Люблю и любила всегда! И когда ты отправлял меня к Саше с извинениями, и когда ты просил ключи от моей квартиры, чтобы встретится с Эллин, и когда ты жаловался мне на Сюзанну. Всегда, идиот ты чертов!


Я скинула руку парня со своего запястья и, больше не сдерживая рыданий, выбежала на улицу. Я практически перебежала дорогу, когда мне послышался его голос. Я обернулась, чтобы проверить предположение. Последнее, что я видела, это лицо Демьена, перекошенное от ужаса, и две желтые фары, ослепившие меня. Последнее, что я слышала, – отчаянный визг тормозов и его надрывный шепот:


– Жени, не уходи от меня! Я тоже тебя люблю! Ты мне нужна! Пожалуйста...



Париж, Франция


Апрель, 2010



Я отказалась покинуть Демьена, как ни настаивал пришедший за мной ангел. Я не могла оставить любимого. Теперь, когда заветные три слова были произнесены, я просто не имела права бросить Демьена одного. Нахмурившись, посланник небес ушел, сказав, что у меня теперь нет выбора. Я-человек не очнусь, пока не заслужу жизнь. Я-душа не попаду в рай и навсегда останусь на Земле, если мое тело умрет. Звучало как приговор. Да и как заслужить жизнь, мне не подсказали.


Так я осталась бестелесной оболочкой своего существа возле распластанной на асфальте в луже крови девушки, некогда бывшей мною. Демьен плакал и просил очнуться, но эту просьбу выполнить я не могла.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю