290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мёд и кровь (СИ) » Текст книги (страница 6)
Мёд и кровь (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 12:30

Текст книги "Мёд и кровь (СИ)"


Автор книги: -Мэй-




Жанр:

   

Стимпанк



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 7 страниц)

– Бог посылает нам испытания, но мы обязательно справимся. Он проверяет нас, но только сильнейшие выживут. Только те, кто осмелится пойти на всё! Преодолеть испытания! Мы принесем жертву. Великую жертву, которая остановит чуму!

– Тео, – негромко окликнул друга Натаниэль.

Тот хмурился, то ли что-то заметив, то ли задумавшись. Глянул вопросительно на Нейта.

– Тео, ты слышишь, о чем он говорит?

– Чушь о боге.

– И о жертве.

– И что?

– Я читал об этом, – осторожно ответил Натаниэль. – Когда-то люди полагали, если принести человеческую жертву, это остановит чуму. Это было очень давно, еще до лечебниц и исследований… но если они сейчас отчаялись, то могут вспомнить.

Тео поднял брови, выражая весь свой скептицизм. Даже не скрывая его в голосе:

– Думаешь, они тут Делмара в жертву приносить собрались? Нейт, сейчас не Тёмные века.

– Я бы предпочел не проверять.

– Тогда посмотри на другую сторону улицы. Там, подальше, у закрытой аптеки.

Тео специально не смотрел в ту сторону, и Натаниэль украдкой глянул. Вверх по улице людей совсем не было, а на свете экономили еще больше. Горело всего пара фонарей и то тускло, как-то болезненно. Тени ныряли в оставленные дома с криво приколоченными к окнам досками.

Витрина аптеки в лучшие времена явно была изящной: стекло в черных деревянных рамах, пузатые бутылки и ряды маленьких флакончиков. Многие аптекари обзаводились собственным генератором, чтобы подсвечивать стеклянную тару электрическим светом.

Бабушка никогда не доверяла аптекарям и не посылала слуг за покупками. Она всегда ходила сама и долго выясняла у фармацевта состав того или иного порошка. Мать такой щепетильностью не отличалась. А Натаниэлю просто нравились в детстве бутылочки, и как свет переливается сквозь стекло.

Он вспомнил один такой флакончик с аккуратной этикеткой и каллиграфическим почерком, Джессамина принесла его, когда у Натаниэля разболелась голова накануне бала. Кажется, совсем недавно.

Словно в насмешку к тем воспоминаниям, эта аптека темнела выбитыми пустыми витринами, наспех заколоченными досками.

Но главное, перед ними стоял экипаж. Темный, с наглухо закрытыми панелями окнами, без опознавательных знаков. Потертый и как будто потрепанный, а возница походил на бандита или головореза, но никак не на достойного работника. Пара вороных лошадей стояли, опустив головы.

Местные, кто пришел в церковь, косились на экипаж, но не решались к нему приблизиться. Или он их попросту не интересовал.

– Слишком очевидно, – пробормотал Тео.

– Что?

– Когда я приехал к Карденам, Делмар был на какой-то встрече. Но если с лордом Линденом, то никогда бы не отправился сюда добровольно. Значит, если он правда здесь, его опоили или оглушили. Он может быть там. Но это слишком похоже на ловушку.

Натаниэль помнил Шихонг, как она касалась его руки и вроде бы искренне предупреждала об опасности для Делмара.

Но Тео тоже прав. Если лорд Линден решил убрать их обоих, то идеально разыграл карты. А Натаниэль еще и Тео с собой притащил.

– Он бы не осмелился нас убить, – сказал Натаниэль. – И всё это слишком сложно, если нас хотят просто убрать в темной подворотне.

Он не верил, что лорд мог бы пойти на подобное. Просто потому что такое дело расследовали бы тщательно, замести следы сложно.

– Ладно, давай проверим, – сказал Тео. – Но аккуратно.

Мостовой тут уже не было, хотя увязший в грязи экипаж это не смущало. Натаниэль и Тео медленно двинулись вдоль по улице по разъезженной дороге, кутаясь в тени. Оставалось только жалеть, что ни в одном из них нет Древней крови, чтобы они могли почувствовать, правда ли в экипаже Делмар.

Аристократов натаскивали обращаться с оружием, учили уметь постоять за себя – это считалось очень престижным и благородным. Хотя в Академии только Делмару ставили высшие баллы из них троих.

Поэтому они едва не пропустили момент, когда от ближайшего дома отделилась бесшумная тень и кинулась на них. Натаниэль инстинктивно вскинул руку, и металл то ли ножа, то ли клинка порвал плащ с сюртуком и лязгнул по медному протезу. Металлические пальцы сами собой дернулись, повинуясь нажатым пружинкам, а нападающий явно оказался на пару мгновений растерян.

Этого хватило Тео, чтобы броситься на незнакомца. Недостаток умения он лихо компенсировал скоростью и маневренностью, выхватив собственный нож. Натаниэль подобными талантами никогда не отличался, поэтому, когда от стены отделилась еще одна тень, смог только неловко уворачиваться, блокируя удары рукой.

Краем глаза заметил, как люди у церкви бросили на них пару заинтересованных взглядов, но тут же отвели глаза, а проповедник продолжил пламенную речь. Что ж, если такие сцены для них стали привычны, не удивительно, что большинство горожан предпочло уехать из этого района.

Спиной Натаниэль уперся в стену дома, чувствуя шероховатые камни. Блокировав очередной выпад, ударил нападавшего коленом в живот, сильно, не щадя. Тот согнулся пополам, выронил нож.

Тео тоже смог одолеть своего противника, но Натаниэль заметил еще одну тень – как будто ждавшую, пока Тео отвлечется, и скользнувшую из-за спины. Натаниэль вскрикнул, предупреждая об опасности, но пока Тео оборачивался, ему на затылок обрушился мощный удар, и он мешком рухнул в грязь.

Натаниэль не видел того, кто подобрался к нему самому и тоже оглушил.

Сознание возвращалось медленно и болезненно. Сначала звуки: неясный шум, как будто очень далекий, и отчетливый голос почему-то Делмара, зовущий по имени.

Потом чувства: тупая боль в виске, противная, почти до тошноты, ощущение грязи, запах мокрой земли.

Открыв глаза, Натаниэль действительно увидел Делмара, и это почему-то поразило. Опираясь на руку друга, Нейт сел и огляделся. Они определенно были на другой улице, тут освещения почти не осталось, только совсем мутное, от едва горевших фонарей.

– Ты как? – спросил Делмар. – Вас хорошенько приложили.

Тео сидел тут же, в грязи, привалившись спиной к доскам какого-то дома. Бледный, растрепанный и такой же грязный. Когда он повернулся, поднимаясь на ноги, было видно темное пятно у него на затылке – наверняка слипшиеся от крови волосы.

В голове немного гудело, но Натаниэль с помощью Делмара встал: сидеть в грязи было неуютно, к тому же, он начинал мерзнуть.

– Что… что случилось? – спросил Натаниэль.

Делмар в ответ только хмыкнул:

– Это вас должен спросить. Я очнулся здесь… с вами…

Хотя он явно пытался говорить привычным шутливым тоном, Натаниэль видел, что глаза Делмара остаются серьезными, а брови чуть нахмурены. Видимо, он понял, что друзья еще приходят в себя и пояснил первым:

– Лорд Линдон заехал за мной, попросил о встрече в каком-то клубе. Мы ехали туда… а потом я ничего не помню. Похоже, он что-то вколол.

– А мы тебя спасать пошли, – ответил Натаниэль.

– Вот уж спасители.

– Ты знаешь, где мы?

Делмар огляделся, вглядываясь куда-то поверх крыш домов, пытаясь уловить отсветы тесла-башен, по которым ориентировались многие в городе. Когда он нахмурился еще больше, Натаниэль понял, что дело плохо.

Выругавшись вполголоса, Делмар обернулся, осматривая глухую стену высокого забора за спиной.

– Я знаю, где мы, – глухо сказал Делмар. – Это зараженный квартал.

– И как выбраться?

– Никак. Они закрыты и охраняются.

– Но нас же как-то притащили!

– Подкупили солдат снаружи.

– Хочешь сказать, мы в чумном квартале и отсюда не выйти?

– Что-то вроде того…

Последнюю фразу Делмар пробормотал, явно задумавшись. Он оглядывался, будто прикидывал варианты, и, если кто-то и мог знать, что делать в чумном квартале, так это он. Тео молчал, стоя у стены и прикрыв глаза. Либо не считал нужным что-то говорить, либо его слишком крепко приложили.

– Кварталы оцеплены, – коротко сказал Делмар. – Нас тут никто не найдет.

Идеальное преступление, успел подумать Натаниэль. Не надо убивать, не надо избавляться от трупов. Чума всё сделает сама, а в городе их могут искать еще неделями.

– Но через пару кварталов отсюда должен быть лазарет, – сказал Делмар. – Я знаю, потому что сам распоряжался, где их поставить. Там чумные доктора, они могут помочь.

– Далеко?

– Прилично. Но дойдем. Тео?

Может быть, Делмар сумел ощутить это своим даром или просто понял интуитивно – но успел подхватить Тео, когда он начал оседать обратно в грязь.

– Эй-эй, Тео!

В ответ тот прошипел какие-то ругательства и потряс головой. Оперся на Делмара, потирая грудь:

– Это стимуляторы. Мне надо поспать хоть пару часов.

– Только не сейчас! Оставаться на улицах опасно, тут везде чума. Давай, ты сможешь продержаться еще немного. Надо добраться до лазарета.

Делмар в отчаянье глянул на Натаниэля, так что тот сразу понял: идти слишком далеко, но они обязаны попытаться.

– Я помогу ему, – сказал Натаниэль. – Веди нас.

Зараженный квартал отличался от того, что остался за стеной, не только количеством света, но и людей. Тут было слишком пусто и тихо: никаких разговоров, никаких людей. Как будто все вымерли.

Возможно, так оно и было.

Натаниэль старался не смотреть на грубо сбитые двери, на которых темнели нарисованные кресты. Когда появлялся больной, дом закрывали и рисовали этот знак. Чаще всего он означал, что в следующий раз дверь откроется, только чтобы вынести тела мертвецов. Вымирали обычно целыми домами, семьями.

Издалека, с непонятной стороны, тоскливо позванивал колокольчик чумной телеги: она свозила тела в общую могилу.

Делмар шагал впереди, постоянно озираясь, как будто мог распознать чуму в воздухе. Как будто в этом царстве смерти было кого и чего опасаться – кроме самой смерти. Натаниэль даже был рад, что Тео опирается на его плечо, чувствовать среди этой грязи и сладковатой вони живого человека было приятно.

Хотя он чувствовал, как с каждым шагом Тео опирается всё сильнее, как его начинает трясти.

– Не спи, Тео, только не засыпай, – говорил Натаниэль, поддерживая друга. – Осталось немного.

Он не верил в свою ложь. И понял, что Тео вряд ли его слышит, когда тот внезапно остановился и не упал только из-за того, что почти всем весом опирался на Нейта. Светлые волосы слиплись от пота, а взгляд казался совершенно расфокусированным.

– Почему здесь Ангелика? Что она тут делает… я…

Слова слились в бормотание, взгляд совсем поплыл.

– Такое бывает, – сказал подскочивший Делмар. – Боюсь, то, что его ударили по голове, только сделало всё хуже. Галлюцинации от недосыпа. Но нельзя…

Он не успел договорить, потому что глаза Тео закрылись, и он не упал только благодаря Натаниэлю.

– Он вырубился!

– Проклятье, – пробормотал Делмар и похлопал Тео по щекам. – Надо привести его в чувство…

– Дел, ему надо поспать, иначе сердце не выдержит.

Натаниэль не был в этом уверен, но его пугало сероватое, даже в таком мутном свете, лицо Тео.

– Хорошо, – Делмар огляделся и кивнул на один из домов, чья дверь была распахнута и без креста. – Отнесем его туда и переждем пару часов.

========== 9. ==========

– Не слишком ли долго он спит?

– Откуда я знаю? – огрызнулся Делмар. – Что Тео принял и сколько… иногда пары часов сна после этих стимуляторов не хватает. Может влиять и удар по голове.

Натаниэль не стал больше задавать вопросов. Он видел, что Делмар и так раздражен, особенно когда проходило больше времени, и они могли в полной мере осознать, где находятся и в каком положении.

Дом оказался маленьким, но на удивление чистым. Похоже, хозяева покидали его не в спешке, а спокойно собрав вещи. Судя по слою пыли, это произошло давно: Натаниэлю нравилось думать, что хозяева домика убрались отсюда подальше, когда узнали о подбирающейся эпидемии и теперь живут у каких-нибудь родственников на другом берегу реки.

По крайней мере, на двери дома не было красного креста, значит, внутри никто не болел и не умирал.

На второй этаж не пошли, заняв небольшую комнату внизу. Тео мирно спал, а вот Делмар, наоборот, не находил себе места. Если первое время он пытался посмотреть, что осталось в доме и даже заглянул на второй этаж, то дальше, кажется, просто бессмысленно передвигал вещи, открывал давно пустые ящики.

Делмар давно скинул грязный сюртук, оставшись в одной рубашке, но и она уже покрылась слоем пыли.

Натаниэль, наоборот, предпочитал занять место в продавленном кресле и лишний раз ничего не трогать и никуда не ходить. Пусть Делмар говорил, что чума живет в живых и мертвых телах, а не в вещах, Натаниэль всё равно ощущал себя ужасно посреди чумного квартала.

Делмар остановился и в очередной раз проверил Тео:

– По крайней мере, он уже давно спит, а не без сознания.

– То есть был без сознания?

– Отключился из-за стимуляторов. Но это нормально. Думаю, можно попробовать разбудить, чтобы хоть добраться до лазарета. Поищешь воды? Вроде колодец проходили.

Тео лежал, отвернувшись, так что Натаниэль хорошо видел слипшиеся от крови волосы на затылке. Делмар любил говорить, что он не лекарь, но всё-таки неплохо разбирался в ранах и мог бы посмотреть. Да и пить хотелось.

Оставив скрипнувшее кресло, Натаниэль вышел на улицу, тут же пожалев об этом. Он потерял счет времени, потому что в доме Делмар почти сразу зажег найденные фонари, а окна стояли заколоченными.

Мертвый квартал освещался только мутным лунным светом, так что Натаниэль постоял, позволяя глазам привыкнуть. Потом двинулся вниз по улице, где помнил колодец.

Ему было откровенно не по себе. Делмар рассказывал, что закрытые кварталы выглядят так же, как обычные, только часть домов пустует из-за уехавших жителей. Но здесь царило запустение. Может, все покинули?

В глубине души Натаниэль знал. Видел ответ в многочисленных красных крестах на дверях.

Просто на этих улицах большинство жителей умерло от чумы.

Натаниэль свернул с улицы к колодцу и буквально через пару шагов почувствовал зловоние. Вскоре оно стало нестерпимым, и Натаниэль приложил руку к носу, механическая щелкнула пальцами, отзываясь на беспокойные движения.

Натаниэль остановился между обшарпанными домиками, не решаясь подойти к темному массиву колодца. Может, туда свалилась кошка да там и сдохла.

А может, чумной больной, обессилевший, но хотевший напиться.

Натаниэль не смог заставить себя подойти, уговаривая, что в этом всё равно нет смысла. Что бы там ни было, вода испорчена, а другой колодец может быть только на соседней улице – и он понятия не имеет, где именно.

Держась поближе к одной стороне дороги, Натаниэль торопливо вернулся. Он задержался только раз, когда увидел далекую тушу дирижабля: летать над зараженными кварталами тоже запрещалось, поэтому парил в стороне.

Тот мир казался далеким и нереальным.

Вернувшись, Натаниэль первым делом увидел, что Тео проснулся – или Делмар его попросту растолкал. Найденный фонарь давал приличный свет, только тени казались особенно густыми. Тео сидел на кровати, одной рукой держась за нее, а другую сжимал Делмар, видимо, считая пульс.

Пока Делмар не видит, Тео закатил глаза, всем своим видом показывая, что думает. Натаниэль усмехнулся.

– Воды нет, – сообщил он, когда Делмар закончил. – Там кто-то сдох. Даже не попить…

– Пить мы бы и не стали, – рассеянно ответил Делмар. – Я не настолько доверяю воде. А вот промыть бы…

– Что-то не так?

– Пульс слишком частый. Сколько ты принял?

Тео пожал плечами и потер глаза:

– Всего флакон. Но еще хочу спать, как будто было втрое больше.

– А концентрация? Может, туда что-то добавили? Где ты его взял, у нас или тоже какой-то контрабандой?

– Эй-эй, не так быстро! – Тео потряс головой и снова потер глаза, как будто пытался не уснуть. – Я правда сейчас не очень хорошо соображаю…

Делмар вздохнул:

– Хорошо. Откуда эти стимуляторы?

– Поставил один лорд. Мы с ним иногда обмениваемся… разным.

Натаниэль привык, что обычно Тео подобные вещи соображал быстрее остальных, но сейчас он явно был не в том состоянии. Так что даже Натаниэль понял ход мыслей Делмара. И глянул на него:

– Думаешь, были какие-то примеси?

– Возможно, – Делмар побарабанил пальцами по комоду рядом с кроватью. – Я бы предпочел сделать пару проверок в лазарете. Ты всегда пьешь один флакон, Тео?

– Два. Но сегодня не хотел, чтобы действие было долгим.

– Но вырубился знатно. Думаю, тебя спасло то, что флакон только один. Или примесей еще не накопилось в теле слишком много. Всем известно о твоих проблемах с сердцем, это списали бы на естественную смерть.

Делмар переглянулся с Натаниэлем: пока их заманивали в чумной квартал, кто-то хотел избавиться и от Тео. Он сам пробормотал что-то и едва не завалился обратно на кровать. Потом всё-таки осторожно улегся.

– Ему надо выспаться, – сказал Делмар. – Утром двинемся в лазарет.

Натаниэля волновало кое-что другое. Наклонившись, он тронул Тео за плечо, даже не обратил внимания, что механической рукой:

– Тео, что за лорд? Кто?

– Линден, – пробормотал Тео, не открывая глаз. – Томас. Для него и боевой автоматон.

Лорд Томас Линден, канцлер ее величества. И старший брат Эдварда Линдена, который привез сюда Делмара и заманил Натаниэля через Шихонг.

Одно семейство, которое производило энергоячейки в империи. И, видимо, хотело стать еще влиятельнее.

«Его нет! Что-то случилось! Где Нейт?»

Джессамина просматривала краткое послание от Ангелики и хмурилась, пытаясь понять, что вызвало такие бурные эмоции подруги.

Стояло раннее утро, и Джессамина сидела в гостиной в простом домашнем платье, пила чай и занималась бумагами. На второй чашке ей и принесли письмо, доставленное только что пневмопочтой. Хмурясь, Джессамина раз за разом перечитывала встревоженные строки.

«Его нет», видимо, относилось к Тео. Только о брате Ангелика могла вот так волноваться и говорить без всяких предисловий, считая, что Джессамина поймет. К сожалению, никаких пояснений, ничего больше. Судя по торопливому почерку, Ангелике было не до длинных посланий.

Поставив чашку с чаем на блюдце, Джессамина перевела взгляд на часы, висевшие на стене. Большие, корпус вырезан из какого-то экзотического дерева из колоний, с фигурками, которые заказывал еще отец. Часть же внутренних механизмов улучшал сам Натаниэль, еще до Академии. Джессамина помнила, как брат «болел» этими часами неделями.

Она не знала, кто из слуг заводит каждое утро в строго отведенное время, в чьи обязанности это входит. Но часы отмеряли время, а каждый час устраивали настоящее представление с фигурками.

До следующего оставалось еще пятнадцать минут, и Джессамина подумала, что очень тоскливо будет смотреть одной. Без отца и матери на другом конце стола, без брата, который раньше всегда наблюдал за часами чуть прищурившись, как будто прикидывал, что еще можно улучшить. После появления протеза Натаниэль стал молчалив, на часы даже не поднимал головы, но всё равно Джессамине была приятна его компания.

Сейчас гостиная, заставленная массивной мебелью, казалась пустой.

– Берт!

Слуга бесшумной тенью оказался рядом, степенно кивнув.

– Берт, Нейт у себя?

– Молодой господин не ночевал дома.

Это не было так уж странно. Раньше, еще до смерти родителей, Натаниэль частенько с Делмаром или Тео куда-то отправлялись. Или он проводил время в курильне.

– Не ночевал впервые за последнее время, – добавил Берт.

Как поняла Джессамина, слуга деликатно имел в виду: с тех пор, как Натаниэль лишился руки и обзавелся протезом. Он не то что ночью, он и днем-то мало куда ходил. Только в последнюю неделю стал ездить. Он сам говорил, нужно, чтобы рука зажила. Джессамина прекрасно знала, что брат просто не хочет.

– Отослать ответ леди Ангелике? – уточнил Берт.

– Нет, – нахмурилась Джессамина. – Готовьте экипаж, поеду к ней.

Живя за городом, Джессамина могла пренебрегать многими деталями этикета. Например, она не видела смысла менять наряды, а в домашнем платье могла проходить весь день, даже не вспоминая о корсете.

В столице приходилось соответствовать правилам. Поэтому вместо того, чтобы тут же выехать, Джессамине пришлось сменить наряд на платье для визитов, подобрать хоть немного подходящие шляпку и перчатки. И только после этого наконец-то сесть в подготовленный экипаж, чтобы отправиться в особняк Холдеров.

К тому моменту, как она входила в светлую, наполненную воздухом гостиную подруги, Джессамина и сама успела подумать, что всё очень плохо. Но постаралась выглядеть спокойной:

– Нейта не было дома всю ночь. Так что произошло?

Ангелика – ворох кремового кружева, тонкий аромат духов и беспокойство, которое она не прятала ни в то и дело сплетающихся пальцах, ни в глазах.

– С Тео что-то случилось.

– Мы виделись с тобой вчера вечером, – напомнила Джессамина. – И всё было в порядке. Ты сказала, Тео остался у Делмара и прислал об этом письмо.

– Я чувствую, что-то случилось. Что-то очень плохое.

Тео и Ангелика были близнецами, и отмахиваться, когда один из них волновался за другого, Джессамина не могла. Она потянула за ленты шляпки и сняла ее, аккуратно положив на диван. Присела сама, медленно стягивая перчатки.

Ангелика скрестила руки на груди:

– Я написала Калассе. Она утверждает, Делмар уехал из дома еще вчера днем. А Натаниэль и Тео вскоре после него.

Джессамина пожала плечами:

– Вот видишь. Скорее всего, они где-то втроем.

– Они бы предупредили.

Джессамина не была уверена, что сейчас Натаниэль хоть о чем-то ее бы предупредил. Да и в последнее время он достаточно рассеян, чтобы не подумать об этом.

– Мне кажется, ты зря разводишь панику, – сухо сказала Джессамина. – Наши братья уже взрослые мальчики и не обязаны предупреждать, если не ночуют дома. Даже сейчас.

– Ты просто не понимаешь… всё равно, если их нет, но сейчас я чувствую, что-то случилось!

Прищурившись, Джессамина только теперь поняла то, чего не заметила сразу как пришла:

– Ты вообще спала этой ночью?

Ангелика покачала головой:

– Не могла уснуть. Это ощущение… едва наступило утро, я начала узнавать.

– Тогда давай успокоимся и выпьем чаю. Если Тео не объявится, подумаем, где можно их поискать.

Пить чай Джессамине совершенно не хотелось, но она знала, что это прекрасно успокоит Ангелику. Та и правда занялась распоряжениями для слуг, а потом сама переставляла на столе многочисленные вазочки с печеньем и чашки.

Джессамина помнила ночные похождения брата. Сразу после Академии, эти трое то засиживались с проектами, то пили, то занимались еще какими-то сомнительными делами. Если бы ей рассказали, что они умудрились пролезть на Тесла-башню и разобрать генератор, чтобы узнать, как тот устроен, Джессамина поверила бы.

Утром Натаниэль старательно изображал за завтраком, что он, как и все, встал, а не только вернулся. Но вчерашняя одежда его выдавала, так что Нейт заслуживал укоризненные взгляды отца и улыбку матери, которую она тщательно прятала.

Иногда Натаниэль приходил с Делмаром или с Тео, шальные, довольные, чуточку безумные. Иногда не приходил, оставаясь у них.

После каждого из троих закрутили собственные дела, и втроем они стали собираться реже и более… спокойно. Натаниэль тогда много времени проводил с отцом и механизмами, а еще в курильне. Делмар пропадал в лечебнице, Тео – в Академии.

Джессамине хотелось верить, что и сейчас друзья просто решили вспомнить былое. Может, Тео или Делмар наконец-то вытащили Натаниэля, чтобы он освоился с протезом.

В глубине души Джессамина знала, что это не так.

И когда ближе к обеду заявились королевские гвардейцы, поняла, что всё куда хуже, чем она думала.

Ангелика встретила их со спокойным достоинством, как будто ожидала. Хотя Джессамина прекрасно видела, когда слуга доложил о визите, лицо Ангелики вытянулось.

– Что им тут надо? – вполголоса спросила она Джессамину. – Королевская гвардия следит за порядком…

Офицер был вежлив и по началу даже несколько обескуражен, когда порхающая Ангелика предложила ему чаю. Она явно пустила в ход всё свое очарование: Джессамина видела, как подруга хлопала ресницами, будто бы невзначай касалась руки офицера, пока сама наливала чай. И, конечно, усиленно заговаривала зубы.

Джессамина ничего не понимала в форме и не могла сказать, в каком звании заявившийся офицер. Только знала то, что слуга доложил еще сразу: с ним целый отряд, ожидающий во дворе.

Натаниэль точно понимал такие вещи. И Делмар. Наверняка и Тео – тот в любом случае сумел бы выпроводить незваного гостя.

Но как бы офицер не растерялся перед обаятельным напором Ангелики, он уточнил, кто в данный момент в доме и показал бумагу, которая позволяла совершить обыск. Джессамина заглянула через обтянутое кремовым кружевом плечо Ангелики: королевская печать, подпись канцлера Томаса Линдена.

– О, прошу прощения, офицер, моего отца и брата сейчас нет дома…

– Ничего страшного, леди, – офицер проявлял настойчивость, крепко сжимая в руках чашку с чаем. – Оставайтесь в этой комнате, пока мои люди проведут обыск.

– А на каком основании?

– Личный приказ канцлера. Я не знаю подробностей.

– Еще бы.

Если офицера и удивила последняя реплика, он не подал виду, зато распорядился, чтобы девушки не покидали гостиную, а его люди начали методично обшаривать поместье. Сам офицер остался с остывающим чаем и так же охладевшей Ангеликой.

Он искренне пытался развлечь ее разговорами и сгладить неловкость, но Ангелика превратилась в мраморную статую: бледную, прекрасную и такую же равнодушную. Она ничуть не пыталась помочь офицеру сгладить неловкость и просто ждала, пока один из гвардейцев не доложил офицеру:

– Мы закончили.

– Всё в порядке?

Гвардеец кивнул, Ангелика же улыбнулась своей самой ядовитой улыбкой:

– Так и передайте канцлеру.

Джессамина смотрела вслед уходящим и думала, как хорошо, что вчера вечером Ангелика попросила ее приехать. И показала боевого автоматона. Ангелика заявила, что пока мальчики решат свои проблемы, станет уже поздно, поэтому попросила помочь: с механизмами Джессамина не очень-то умела обращаться, но как запустить автоматона на минимальном режиме для транспортировки, понять смогла.

На это ушло несколько часов, но металлические ноги, утопая в коврах поместья, всё-таки доковыляли до оранжереи Ангелики, где уложили автоматона в дальнем конце, у запотевшей от конденсата стены, сразу за навозом.

На оранжерею обыск вряд ли распространялся – или гвардейцы предпочли не связываться с навозом.

Едва гвардейцы ушли, Ангелика скрестила руки на груди и повернулась к Джессамине:

– Опять скажешь, совпадение? Стоило Тео исчезнуть, тут же на пороге обыск от канцлера. Готова поспорить, он и был покупателем того автоматона. И причастен к исчезновению наших братьев и Делмара.

========== 10. ==========

Лазарет не стоял на том месте, где он должен был быть.

Натаниэль понял это даже не столько по заброшенному виду дома, у которого они остановились, сколько по изменившемуся выражению лица Делмара. Тем не менее тот подошел к двери и постучал по ней аккуратным дверным молоточком. Рукава рубашки Делмара были закатаны, и руки становились уже такими же грязными, как и ткань.

Делмар стоял в нерешительности, как будто из запертого, заколоченного и явно пустого здания кто-то всё-таки мог выйти. Стоявший рядом Тео усмехнулся:

– Вряд ли дождемся.

Выспавшийся, он уже куда больше походил на привычного Тео. Хотя сложно было представить его в настолько грязном сюртуке, которого он упрямо не снимал, и со взъерошенными светлыми волосами, где хорошо была видна запекшаяся кровь после удара.

– Еще гениальные идеи, Дел?

Делмар развернулся, явно злой, или слишком растерянный, но скрывавший эмоции за яростью.

– А что, у тебя есть мысли получше, умник? Не надо было жрать стимуляторы, иначе мы бы не потеряли столько времени! И…

– И – что? – спокойно спросил Тео. – Твой лазарет вряд ли свернули за одну ночь. Лучше расскажи, почему его могли убрать без твоего ведома.

Явно смутившись, Делмар попытался извиниться, но Тео махнул рукой: куда больше его интересовали насущные вопросы. Натаниэль был с ним полностью согласен: отчаянно хотелось пить и выбраться из пустынного чумного квартала хоть к какому-то подобию живого мира.

– Это временный лазарет, – сказал Делмар после раздумий. – Если они сочли, что бессмысленно держать здесь лекарей, то могли перевести их в основной в этой части города. Может… может, в местном слишком большие потери.

Тео кивнул:

– То есть они вымерли. Готов спорить, нас кинули в самую лучшую чумную часть. Где основной? Идем туда.

– Несколько часов пути.

– Тогда показывай быстрее направление.

Тео явно не терпелось побыстрее добраться до места, и Натаниэль был готов поспорить, тот тоже хотел попить, поесть и нормально выспаться. Под глазами у него залегли темные тени, губы потрескались. Сам Натаниэль тоже предпочел бы, чтобы Тео оказался в лазарете: пока он спал, Делмар рассказал, что примеси в стимуляторах могли быть и медленно накапливаемым ядом. Раз Тео еще жив, значит, доза пока не смертельная – но лучше проверить.

Делмар и сам выглядел уставшим, его движения из энергичных, резких, стали более нервными, как будто он боялся остановиться, потому что иначе уже не двинется снова. Словно механизм, который работает на последних остатках энергии. Вот уж кому не мешало бы нормально выспаться.

Натаниэль подозревал, что и сам выглядел не лучше. Рука начинала болеть в том месте, где плоть соприкасалась с протезом. Энергоячейка потускнела, обозначая, что скоро наступит момент, когда она иссякнет, и рука станет изящной грудой металла.

– Идем, – Делмар махнул в сторону одной из улиц. – Зато основной лазарет уж точно стоит там, где ему и положено.

В мутном утреннем свете чумные кварталы выглядели не сильно привлекательнее, чем ночью. Натаниэль был вынужден признать, что пусть до этого было страшновато, но тени надежно скрывали самые мрачные углы.

Мутное солнце из-за облаков упрямо высвечивало их все.

Натаниэль видел груды отходов, которые скопились у домов, особенно у тех, где были небрежно нарисованы красные кресты: больным выходить из них запрещалось, поэтому они выливали и выкидывали всё в окна. У парочки дверей осталась сгнившая еда: стояла чуть в стороне, видимо, чумные доктора заходили за трупами, которые уже не могли забрать пищу, но ее так и оставили. Проблем с продовольствием не было.

В первый момент Натаниэль даже подумал, что это значит, они смогут выбраться. Но потом вспомнил рассказы Делмара о том, что перед закрытием кварталов в лазареты специально свозится больше запасов.

Мертвое тело они увидели через улицу от того места, где должен был быть первый лазарет.

И до этого на улицах стоял так себе запах, но тут он стал особенно удушливым, смрадным, так что Делмар вытащил платок, чтобы повязать на лицо, Тео и Натаниэль последовали его примеру.

Труп еще не успел разложиться: женщина в грязном платье лежала у дома, а над ней вились мухи.

– Не подходите, – предупредил Делмар. – Иногда болезни нужно время, чтобы проявить себя и убить, но порой действует быстро. Женщина наверняка неплохо притворялась здоровой, или всем уже было плевать. А потом не дошла до дома.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю