332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » -Мэй- » Закрой глаза (СИ) » Текст книги (страница 1)
Закрой глаза (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Закрой глаза (СИ)"


Автор книги: -Мэй-






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

========== Семнадцать роз для Лидии ==========

Лидия боялась открыть глаза.

Вокруг царила тишина, только где-то вдалеке играла ненавязчивая музыка, слышимая сквозь стены. Девушка ощущала под собой твердую поверхность, но не решалась шевельнуться, поэтому не знала, насколько мягкая ее постель. Да и постель ли это?

Легкий бальзамический аромат внезапно смешался с чем-то табачно-сладким. Смутно знакомым, но Лидия не могла вспомнить, что это.

Зато ее память отлично сохранила мгновения похищения.

Это произошло на стоянке возле кафе Тони. Смена Лидии как раз закончилась, она немного поговорила с Хелен, которая оставалась в ночь. Потом собралась, пытаясь вспомнить, не нужна ли кошачья еда для Снежка. Но кажется, дома всего хватало.

Тогда Лидия оставила пропахший бургерами передник и переоделась в свои джинсы и футболку. Она пожелала Хелен удачной работы, та только махнула рукой – во рту девушки был зажат листок с заказом, и она уже подхватывала поднос.

Лидия вышла на темную стоянку и направилась к дальнему углу, где припарковала свою старенькую машину. Как водится, фонарь тут не горел. Тони каждый раз отмахивался и говорил, что отсутствие света оставляет свободными пару парковочных мест, как раз для официантов или поваров.

Достав из сумочки ключи, Лидия хотела снять сигнализацию и открыть машину.

В этот момент на нее и напали.

Лидия услышала только шорох сзади, а потом ее крепко схватили сильные мужские руки и приложили ко рту тряпку с чем-то остро пахнущим. Она попыталась сопротивляться, брыкалась и стонала, но похитителя это ничуть не трогало. А держал он крепко.

И, видимо, никто их не заметил.

Решившись, Лидия, наконец, распахнула глаза. И уставилась в аккуратный деревянный потолок. Она шевельнулась и почувствовала, что под ней достаточно мягкая поверхность. Лидия села на кровати.

Комната не была знакома. Но девушка не смогла сосредоточиться на обстановке, потому что заметила в кресле мужчину. И была готова поспорить на что угодно, он ее и похитил.

Он спокойно смотрел на нее и курил. Именно его сигареты пахли сладковатым табаком.

Молодой, ему вряд ли больше тридцати. Темноволосый, в черной одежде. Она не казалась строгой, простые джинсы и рубашка, но почему-то Лидии на ум пришли слова «аккуратный» и «элегантный». Возможно, дело в том, как держался незнакомец. Уверенно, раскрепощенно, но в то же время собранно. Грация хищника, отдыхающего, но готового к прыжку в любой момент.

Такими же были его глаза. Темные, так что невозможно сказать, где заканчивается зрачок и начинается радужка. Внимательные. Опасные.

– Не рыпайся.

Вот первые слова, которые незнакомец сказал Лидии. Девушка напряглась, она боялась двинуться. А мужчина еще раз затянулся, выдохнул ароматный дым, за которым на миг скрылось его лицо. Лидия заметила на ручке кресла пепельницу.

– Кто вы?

Голос Лидии оказался хриплым, ей пришлось прочистить горло. Сколько же она находилась в отключке?

– Эван.

– Просто Эван?

– Просто Эван.

– Ну, меня-то вы знаете.

– Нет.

– Нет?

– Мне плевать.

Он маньяк, решила Лидия. Он точно маньяк. А она оказалась случайной жертвой, первой попавшейся девушкой на стоянке в поздний час. Теперь он вволю с ней наиграется, а потом выкинет труп на той же стоянке. Интересно, кто ее найдет? Хелен, идущая с работы? Или сам Тони, хозяин кафе? А может, кто-то из клиентов? Завопит, когда наткнется на ее разодранный труп с остекленевшими глазами.

– Вы убьете меня?

Это глупый вопрос, но Лидия никак не могла не задать его. К ее удивлению, Эван только улыбнулся. Улыбка у него была странной, коснувшейся губ, лица, но пропустившей холодные глаза.

– Я не собираюсь тебя убивать.

– Правда?

– Если сама того не захочешь.

Лидия не знала, шутит он или нет, но решила не выяснять. Слишком странным казалось происходящее. А Эван… будто бы смутно знакомым, но Лидия никак не могла вспомнить, где они могли встречаться.

– Думаю, стоит рассказать, почему ты здесь.

Одним движением Эван впечатал остаток сигареты в пепельницу и плавно поднялся на ноги. Лидии показалось, он невысокого роста, хотя она не могла быть уверенной, сидя на кровати. Эван приблизился, и вот тут Лидия решила, что он все-таки ее убьет. Особенно когда мужчина полез в карман.

Но он достал только что-то маленькое и прямоугольное. И кинул на кровать перед Лидией. Все его движения казались то ли скупыми, то ли отточенными, как будто Эван не позволял себе ни единого лишнего жеста.

Предмет оказался колодой карт. Несколько рассыпались, и Лидия могла видеть однотонные рубашки со стилизованным изображением какого-то цветка.

– Мы сыграем с тобой в игру, – сказал Эван. – Четыре дня ты будешь жить в моем доме и играть по моим правилам. А после вольна уйти. При одном условии: ты не сообщишь в полицию.

Лидия с готовностью кивнула.

– Пообещай. Что не пойдешь в полицию.

– Обещаю.

Раз он ее отпустит, Лидия была готова дать слово о чем угодно. Эван кивнул:

– Хорошо. Значит, ты сыграешь со мной в игру.

– Что за игра?

– Каждый день мы будем тащить по карте. По очереди. И выполнять то, что на них написано. Четыре дня подряд. Потом ты уйдешь.

Лидия опустила голову и убрала с лица растрепавшиеся волосы, чтобы посмотреть на карты. Теперь они представлялись ей чем-то вроде ядовитой змеи. Если не двигаться, они не тронут?

– Изучи их. Осмотрись – в этом доме тебе придется прожить четыре дня. И тогда дай свой ответ.

– Ответ? И что будет, если я откажусь?

– Это неправильный вопрос. Вернее спросить, что будет, если ты примешь мои условия.

Что-то было в голосе Эвана, что заставило Лидию вздрогнуть. Он стоял слишком близко, и ей пришлось бы задрать голову, чтобы посмотреть в лицо. Но девушка и без того могла представить взгляд темных глаз.

Она послушно спросила:

– Что будет, если я соглашусь?

– Будет игра. А потом ты уйдешь. И получишь триста тысяч долларов. Тебе ведь нужны деньги? Всем нужны деньги.

Теперь Лидия поняла, что звучало в его голосе: насмешка. Эван уверен, что никто не сможет отказаться – из-за денег.

И хуже всего, он прав. Лидия прикусила губу. Она была напугана, ей хотелось как можно быстрее сбежать, она понятия не имела, что на картах… и все же ее сжигало любопытство. А еще, конечно, деньги. Имея триста тысяч, она сможет, наконец, пойти в колледж! А не откладывать гроши с работы. И даже поможет матери, оставшейся в далеком пыльном городке, где кафе, подобное забегаловке Тони – это центр мира.

И все же Лидия не знала, что на картах.

И кое-что еще не давало ей покоя.

– Если я могу уйти, зачем было похищать меня?

Эван склонился к ней, так близко, что Лидия чувствовала на щеке его дыхание, пахнущее сладковатым табаком.

Вишневым. Точно вишневым.

– Потому что мне так нравится, – сказал он. И в его голосе как будто послышалось скрытое рычание. Голос хищника, который загнал добычу.

И знает, что жертва никуда не денется.

Эван выпрямился и сделал несколько неуловимых шагов назад.

– У тебя есть час, чтобы принять решение.

Он знает, каким оно будет. Он – кот, играющий с придушенной мышкой. Который никогда не даст ей умереть, но и не отпустит прежней.

Лидия была почти уверена, что Эван сделает или скажет что-то еще, но он только повернулся к ней спиной и вышел из комнаты. Оставив дверь слегка приоткрытой, как будто демонстрируя, что она не заперта. Приглашая прогуляться.

Только оставшись в одиночестве, Лидия поняла, насколько была напряжена до этого. Она вздохнула и расслабила плечи. Карты все еще лежали перед ней, темными пятнами выделяясь на светлой обивке – теперь Лидия видела, что это диван.

Да и комната казалась уютной, наполненной дорогой деревянной мебелью, мягким светом настольной лампы и пушистым ковром. На стене в тусклой раме висела картина, изображающая мирный сельский пейзаж.

Откинувшись на спинку дивана, Лидия села уже совсем расслаблено и протянула руку к картам. Не укусят же они, в конце концов? Она хотела знать, что на них, прежде чем принимать решение.

Одна сторона карт оказалась темно бордовой, со стилизованным изображением розы. Другая – матово белой, как будто пластиковой, с аккуратными черными словами.

Лидия подозревала, что попала в лапы к какому-то богачу с не удовлетворенными сексуальными желаниями (вот тут бы Хелен точно вспомнила «50 оттенков серого»!). Поэтому девушка даже не удивилась, увидев на карте «минет». Первые восемь карт все были похожими, правда, половина подразумевала активность мужчины, другая – женщины. Лидия почти решилась отложить колоду в сторону и сбежать как можно быстрее, но девятая карта заставила ее передумать.

«Сходить в кино».

Черт возьми, зачем похищать девушку, чтобы сходить с ней в кино? Лидия невольно в очередной раз осмотрела комнату. Она выглядела дорогой. Да и сам Эван довольно привлекателен. Вряд ли у него есть проблемы с женщинами.

Но может, в этом все дело.

Лидия просмотрела следующие восемь карт – они предполагали обычные действия. Правда, половина из них была привычной, а половина – более экстремальной, порой даже незаконной. Лидия с трудом представляла, как может что-то украсть из магазина. И не видела в роли воришки Эвана.

Может, в этом все дело.

С семнадцатой карты Лидии лукаво улыбался Джокер, высунув язык. Лидия не знала, что это значит, но сейчас у нее и без того хватало пищи для размышлений. Отложив карты, она задумалась. По крайней мере, никто не собирался приковать ее к батарее и грязно отыметь. Ее не хотели убивать. Некоторые желания на картах казались вызывающими, другие провокационными… но ничего такого, что по-настоящему могло навредить.

Если, конечно, их не поймают за воровством и не посадят в тюрьму.

Взгляд Лидии упал на картину. Похоже, написана маслом.

Если они окажутся за решеткой, у Эвана наверняка хватит денег их вытащить. А может, у него даже есть собственный адвокат?

Лидия почти с любопытством попыталась снова вспомнить, где же могла его видеть. Но потом мысленно махнула рукой и решила осмотреться.

Она покидала комнату с опаской. Но очень быстро вниманием Лидии полностью завладел дом.

Он был огромен. Лидии никогда не приходилось бывать в особняках, но, наверное, это именно он. Утопающий в мягких коврах и медовом свете ламп. Неуловимо пропахший ладаном, будто древний храм. С застывшей мебелью и тяжелыми бархатными портьерами. Лидия выглянула в несколько больших окон, но видела за ними только тьму. Похоже, особняк стоит за городом. Где-то снаружи лаяла собака.

Музыка, которую раньше Лидия едва слышала, раздавалась из-за закрытой двери, из-под которой выбивалась полоска света. Девушка решила, что там сейчас хозяин дома – и она еще не готова его встретить.

Часть комнат оказалась закрыта, да Лидия и не проверяла все. Они походили на спальни. Ну, или в ее представлении на втором этаже особняка должны располагаться именно спальни. А выглянув в окно, она уже поняла, что это второй этаж.

В одном из коридоров Лидия с удивлением увидела портреты. Не фотографии, а настоящие картины. Изображенные на них люди вполне могли быть предками Эвана. Лидия почти приготовилась к его собственному портрету последнему, но к ее удивлению, на пустом месте висело фото.

Приглядевшись, девушка рассмотрела самого Эвана и второго парня, удивительно похожего на него. Похоже, брат. Оба улыбались. Но у Эвана улыбка была другой, не такой, как видела сегодня Лидия. На фото улыбались и его глаза.

На первый этаж вела широкая лестница, обитая тканью, скрадывающей шаги. И Лидии открылась огромная гостиная, которая, казалось, могла вместить несколько домов, подобных тому, где выросла сама девушка.

Стоять тут в полумраке, между тусклых настольных ламп, Лидия могла представить сияющую огнями люстру наверху, множество людей в вечерних нарядах и бриллиантах. Они пили шампанское, каждая бутылка которого стоит больше зарплаты Лидии за месяц. Они вели светские беседы и вершили судьбы мира.

Поэтому Эван выбрал ее. Скромную девицу, которая не до конца могла скрыть свой провинциальный говор. Работающую в закусочной и живущую в тесной маленькой квартирке, где из туалета можно было дотянуться до холодильника.

Эвану стало скучно, и он выбрал ее.

А Лидии нужны деньги. Они смогут дать ей немного свободы и приблизят к мечте. Лидия бросит кафе и заплатит за колледж. И как будет рада мама!

Подойдя к окну, Лидия не стала в него смотреть, но тихонько потрогала мягкие портьеры. Наверное, одна такая стоит больше, чем весь мамин гардероб.

Лидия боялась. Но разве четыре дня с желаниями эксцентричного богача – это слишком большая плата?

К тому же, Лидия вспомнила Эвана. Она видела его в новостях, он что-то говорил об экономике. Лидия никак не могла вспомнить, чем занимается его компания, она всегда плохо разбиралась в подобных вещах. А Хелен рядом в тот момент трещала о светских сплетнях об Эване Райте, с кем он спал, с кем встречался, с кем шел на церемонию вручения Оскара. Лидия только запомнила, что он один из самых богатых холостяков. Однажды вся компания будет принадлежать ему.

Но сейчас в доме не было ни родителей Эвана, ни кого бы то ни было еще. Вообще никого. Только пустота и Лидия.

– Ты решила?

Она обернулась и увидела силуэт Эвана наверху лестницы. Он стоял, сунув руки в карманы, но расслабленность позы точно была обманчива. Лидия хотела спросить, зачем она здесь, почему она… но потом вспомнила дыхание, пахнущее вишневым табаком.

Потому что ему так нравится.

А она хочет триста тысяч или нет?

– Я решила, – Лидия вскинула голову. – Я остаюсь. Четыре дня?

– Четыре дня. Никакого мобильного и интернета. Тебе нужно кого-то предупредить?

Лидия вспомнила о маме: но они говорили только вчера, вряд ли она хватится дочери. Скорее, решит, что раз та не берет трубку, то может, наконец, обзавелась кавалером.

Но Хелен будет ее ждать.

– На работе. Меня могут потерять на работе.

– Я устрою все.

– И еще кое-что…

Бровь Эвана удивленно приподнялась, как будто он не допускал мысли, что девушка может что-то попросить.

– В моей квартире кот. Он не сможет один четыре дня.

– Хорошо, я распоряжусь. Еще что-то?

В его голосе снова звучала насмешка, но Лидия постаралась не обращать на нее внимания. Всего четыре дня. Она отрицательно покачала головой: у нее нет условий.

Эван кивнул:

– Хорошо. У меня только один вопрос: как тебя зовут?

– Лидия.

========== Ночь призраков ==========

Конечно же, той ночью Лидия долго не могла уснуть.

Эван показал ее комнату. И в ней с легкостью вместилась бы вся квартира Лидии. Наверное, еще останется место. И уж точно у девушки никогда в жизни не было такой огромной кровати с мягкими шелковистыми простынями, пахнущими свежестью и лавандой. Шкаф оказался полон женской одежды, как заметила Лидия при беглом осмотре, разного размера и стилей. Как будто Эван не знал, какая именно девушка будет тут жить.

Он сам едва ли сказал ей десяток слов с тех пор, как они заключили соглашение на лестнице особняка. Привел в комнату, сказал, что она может располагаться.

И ушел.

Как поняла Лидия, их игра начиналась со следующего дня, а сегодняшней ночью она могла ворочаться на новых хрустких простынях и вслушиваться в тишину за окном. И конечно, пытаться вспомнить, что еще она слышала об Эване Райте.

Никогда еще Лидия так не проклинала собственную неосведомленность о светской жизни! Уж Хелен бы тут не растерялась. И наверное, не стала бы продаваться за деньги.

Лидия не могла не думать, что будет, если на первой же карте выпадет что-то жестокое и сексуальное. В постели Эван тоже не произнесет лишних слов? Будет руководить и доминировать? А она? Смирится и перетерпит? Или зальется слезами и возненавидит себя за секс, который оплатит ей колледж?

Думать об этом сейчас еще не было смысла. Или уже не было.

Но уснуть Лидия не смогла. Поэтому, наконец, сдалась и поднялась из вороха лавандовых одеял и простыней. Натянула свои джинсы с футболкой и пожалела, что при ней нет мобильника. Звонить Лидия никому не хотела, но вот тусклый свет экрана пригодился бы, если она собирается бродить в ночи по особняку.

Она что, правда хочет это сделать?

Лидия открыла щеколду, в очередной раз удивившись, что Эван оставил ей подобную возможность уединения. Потом приоткрыла дверь и выглянула. Теперь никакой музыки не раздавалось, даже собаки вдали за окном давно затихли. Лидия решилась.

Особняк тонул в тенях и одиночестве. Топком, вязком, не менее темном, чем сама ночь. Было тепло, но Лидия невольно обхватила себя руками. Как будто это могло согреть или отделать от атмосферы обреченности, царившей вокруг.

Единственное, что Лидия помнила об Эване Райте, так это то, что он – богатенький сын владельца крупной корпорации.

Почему же сейчас в доме никого нет? Где родители Эвана? Кто, в конце концов, убирает в этом огромном особняке, кто готовит еду? Хотя последнее проще всего, наверняка есть какие-то наемные работники. Лидия вознамерилась всенепременно узнать об этом утром. Разве Эван не говорил, что она не пленница? Значит, может ходить, куда ей вздумается.

Сейчас же Лидия вернулась к портретной галерее. И невольно снова подошла к фотографии в конце, та как раз висела у окна, щедро ополоснутая лунным светом. Прищурившись, Лидия вглядывалась в лица на кадре, пытаясь понять, что привлекло ее внимание. И почему именно это фото Эван повесил среди портретов семьи, своих предков?

Два парня стоят обнявшись, какой-то дом на заднем плане. Возможно, даже этот особняк, Лидия же не видела его снаружи. Парни удивительно похожи, та же форма подбородка, широко раскрытые глаза.

Да они же братья!

Лидия с трудом удержалась, чтобы не хлопнуть себя по лбу. И как только эта мысль раньше не пришла ей в голову!

Похоже, Эван был близок с братом. Интересно, что между ними случилось? И где тот теперь? С родителями где-то в городе? В другом особняке? Отдыхает в океане на острове, который принадлежит этой семье?

Наверное, Лидия могла бы еще долго стоять и предполагать, если бы ей не показалось, что в другом конце коридора мелькнула чья-то тень. Резко обернувшись, девушка всмотрелась, но увидела только вязкий окутывающий сумрак.

Интересно, насколько древен этот дом? Есть ли тут привидения? Лидия не хотела проверять.

Ее мягкие шаги утопали в коврах, иногда глухо отдавались от деревянного пола, пока Лидия возвращалась в свою комнату.

Но мимо одной двери пройти не смогла. Лидия медлила несколько секунд, а потом все-таки аккуратно повернула ручку, почти уверенная, что та заперта. Но ручка поддалась. Дверь открылась. И Лидия оказалась на пороге той единственной комнаты, которая оставалась заперта, пока она осматривала дом ранее вечером в тусклом медовом мареве ламп. Той, откуда раздавалась музыка.

Сейчас даже лунного света хватило, чтобы понять, это и правда рабочий кабинет Эвана. Который он то ли по небрежности, то ли специально оставил незапертым. Лидия хотела шагнуть вперед, рассмотреть, но передумала. Кто знает, может, в этом план Эвана? Он каким-то образом узнает, что она вошла в его кабинет, и решит наказать. Лидии не хотелось узнавать, что делает Эван Райт, когда бывает зол.

Но любопытство не отступало.

Поэтому Лидия с интересом оглядела массивные шкафы, заполненные то ли книгами, то ли чем-то подобным, она не могла рассмотреть. Стол у окна, заваленный бумагами и какими-то другими предметами. Противоположная шкафам стена… посмотрев на нее, Лидия приглушенно вскрикнула и отшатнулась.

Ей показалось, там кто-то стоит. Пока Лидия не поняла, что это всего лишь портрет. Красивой молодой девушки в полный рост в длинном платье до пят. Лунный свет обнимал тонкую фигуру и легкую улыбку.

Кто она? Почему ее портрет в кабинете Эвана?

За спиной Лидии послышался шорох, она снова обернулась, но увидела только тьму. И все же по спине пробежали мурашки. А загривка, казалось, коснулись чьи-то холодные равнодушные губы.

Захлопнув дверь, Лидия мысленно обругала разыгравшееся воображение, но поспешила вернуться в комнату. Спрятаться за хлипкой щеколдой и чужими простынями, пахнущими лавандой.

***

– Кража.

Эван прочитал написанное на карте таким будничным тоном, словно озвучивал предложение сходить за покупками в воскресенье. Взять замороженную курицу для ужина.

Если бы он был главнокомандующим, то тем же тоном отправлял тысячи людей на штурмы и гибель. Умрите во имя великой цели. Купите курицу на ужин.

Давай украдем что-нибудь.

– И что? – Лидия вскинула бровь. – Пойдем в супермаркет и схватим пачку чипсов?

– Нет. Мы поедем в самый дорогой магазин и возьмем что-то действительно ценное.

Что ж, Лидия не считала нужным возражать. Она сама согласилась на эту игру. И, по правде говоря, была рада, что первой же картой не выпало что-то интимное.

Лидия и Эван сидели в той же комнате, где она очнулась, когда попала в особняк. За полированным столом из красного дерева, на котором Эван ловким движением разложил карты веером. Так уверенно, будто делал это каждый день. Что ж, подумала Лидия, с таким непроницаемым выражением лица, как у Эвана, только в покер играть.

– Мы позавтракаем по пути, – сказал Эван.

Вот оно что, он просто собирается покупать еду. Никакие кухарки или что-то вроде того сюда не придут. Не то чтобы Лидия надеялась пообщаться с кем-то, кроме своего внезапного похитителя. Но у нее возникала мысль, что можно будет взять телефон и хотя бы с помощью интернета узнать больше об Эване Райте.

Хотя какая разница? Всего четыре дня. И она будет свободна, забыв об этой истории. Четыре дня. Ей нет смысла копаться в голове этого молчаливого человека.

Только украсть вместе с ним.

Внезапный негромкий звук разрезал вязкую тишину комнаты, так что Лидия невольно вздрогнула. Эван уже успел подняться на ноги и ничуть не удивился. Достал из кармана телефон, нажал кнопку приема. Выслушав, кинул только «хорошо».

Лидия понимала, что насмотрелась слишком много шпионских фильмов, но ей казалось, Эван сейчас одобрял какую-то секретную операцию. Да уж, вряд ли такой человек хоть раз сам не то что крал, но вообще бывал в супермаркете.

Но когда телефон вновь скрылся в кармане, Эван неожиданно обратился к Лидии:

– Кота везут сюда. Он будет в твоей комнате, когда вернемся.

– Что?

– Он оказал сопротивление.

Лидия моргнула и не сразу поняла, что последняя реплика – это шутка. Что-то вроде шутки в исполнении Эвана Райта.

– Надеюсь, никто не пострадал, – сказала Лидия, вроде бы о людях, но имея ввиду кота.

– Никто, – согласился Эван. И сложно сказать, кого имел ввиду он.

Он кинул вытянутую карту на стол, безукоризненно небрежно, и не терпящим возражений тоном сказал:

– Поехали. Сделаем все сейчас же.

========== Тебе идет синий ==========

Лидия не разбиралась в машинах, но могла поспорить, что автомобиль Эвана неприлично дорог. Она подумала об этом сразу, едва оказалась в гараже, и мужчина подвел ее к одной из стоявших машин.

Решив не задумываться, Лидия просто уселась на пассажирское сиденье.

Она даже не знала, манера Эвана молчать больше злит ее или, наоборот, успокаивает. Странно думать о том, что четыре дня ей придется провести в компании сурового типа, любящего тишину и не желающего разговаривать. И в то же время Лидия не могла отделаться от мысли, что это к лучшему. Она не хочет рассказывать о себе. Она не хочет узнавать Эвана.

Она просто хочет триста тысяч.

Как же меркантильно! Лидии самой противно об этом думать. И все же она полагала, это разумная сделка. Хотя была ли она сама разумной, когда на нее согласилась да еще поверила Эвану на слово? Во что он ее втянет?

Когда машина выехала, Лидия украдкой обернулась. Снаружи дом представлялся не таким большим, как изнутри, и все равно ужасно огромным! Она не могла представить, что Эван изо дня в день ходит по этим коридорам или сидит в кабинете под взглядом огромного портрета.

– Ты живешь тут один? – спросила Лидия.

– Иногда.

Это стоит воспринимать как «почти всегда»? Или то, что он редко бывает дома, и это сейчас у него отпуск? Или то, что обычно там родители и толпа народа?

«Иногда».

Лидия еще раз обернулась на особняк и поняла другую вещь. О которой думала раньше, но теперь точно убедилась: на фото с парнем, тем, который, скорее всего, брат, Эван стоял именно на фоне этого дома.

Последнее место, в котором Лидия могла представить Эвана – придорожная забегаловка.

Но он сидел за столом с невозмутимым видом и откусывал небольшие кусочки от бургера, зажав его в ладонях. С таким же видом он мог устроиться в роскошном ресторане, среди шелка и золоченых канделябров, используя пять разных вилок, выстроившихся в четкую линию на хрустящей накрахмаленной скатерти. С тем же видом, с которым сейчас Эван ронял крошки на поцарапанную пластиковую столешницу отвратительного бледно-голубого цвета.

– Ешь, – сказал Эван.

Лидия подхватила свой бургер и проворчала:

– Ты всегда командуешь? Неужели нельзя нормально разговаривать.

– Нет.

– Это к первой части моей фразы или ко второй?

– Конечно, я командую. Как иначе управлять компанией?

– Вежливо и аккуратно.

– У меня в подчинении тысячи человек. Если я не буду уверен в своих действиях, не стану руководить, эти люди могут быстро оказаться на улице.

– Так ты еще манипулятор и хочешь надавить на мою жалость? Это не твоя компания, а отца.

Прикусив язык, Лидия торопливо занялась бургером. Она хватила лиху и сама не могла понять, почему вовремя не заткнулась. Но Эван вовсе не казался разозленным. Только едва заметно пожал плечами:

– Ты все-таки знаешь, кто я.

– Нет. Помню, что у Райтов какой-то бизнес, им управляет отец, но однажды компания станет твоей.

– Верно. Поэтому теперь я занимаюсь делами не меньше его.

– Ну, сейчас ты ешь калорийную фигню на окраине города и готовишься ограбить магазин.

– Иногда бывает отпуск.

Понять, шутит Эван или серьезен, сложно, поэтому Лидия сочла за лучшее промолчать и тихонько жевать свой завтрак. Она сама не знала, с чего стала такой смелой – то ли невозмутимость Эвана побуждала говорить то, что думает, не опасаясь последствий, то ли спокойствие собеседника заставляло найти хоть что-то, способное пробить его скорлупу.

Все-таки Лидия решила, что стоит продолжить беседу более безопасными темами. А заодно, может, выйдет выяснить, что собрался грабить Эван. В конце концов, он же затеял игру не для того, чтобы просто таскать Лидию за собой, а значит, она имеет право знать.

– Но тут ты чувствуешь себя свободно, – как бы невзначай сказала Лидия.

– Тут?

– В унылой забегаловке.

– Я же не родился в строгом костюме и с пакетом акций. И не всю жизнь работал в компании.

Вот сейчас Лидия была готова бросить бургер и схватить у парня за соседним столиком мобильник. Чтобы вылезти в интернет и погуглить биографию загадочного Эвана Райта. Который и туман напускал с тем же спокойным безразличием, с которым жил.

– Ты будешь картошку?

– Что?

Эван ткнул пальцем в пакетик с картошкой фри.

– Будешь?

– Ммм… нет.

Он повернул пакетик к себе и, покончив с бургером, принялся за картошку, аккуратно макая ее в соус. И Лидия могла поспорить, это Эван делал с удовольствием. Подумать только, «золотой мальчик» любит дешевую картошку фри!

– Расскажи о себе.

Увлекшись рассматриванием картошки и соуса, Лидия не сразу поняла, что фраза адресована ей. Она моргнула, посмотрела на Эвана, а потом прищурилась.

– Я тоже хочу игру.

– Если она не отменяет нашу сделку.

– Ничуть. Правда на правду. Когда ты задаешь вопрос, я говорю тебе правду. И задаю свой.

– Хорошо.

Он согласился так легко, будто знал, что станет с легкостью врать. Интересно, сколько раз на дню Эван приукрашивает что-то для деловых партнеров? Если он солжет, Лидия даже не узнает, она никогда не могла понять, когда люди заявляют неправду. С другой стороны… возможно, на самом деле Эван просто хочет говорить. Но не знает как.

Приемник на кассе, игравший веселенькую популярную мелодию, зашипел, окончательно сбиваясь с волны. Лидия уперлась локтями в поцарапанную столешницу и положила подбородок на руки.

– Хорошо. Правда на правду. Я начну? – Она дождалась короткого кивка Эвана. – Что ты делал до того, как начал работать у отца? Кроме учебы.

– Жил на улице. Работал в автомастерской.

Невольно взгляд Лидии упал на тонкие пальцы Эвана. Сейчас они выуживали из пакетика очередной ломтик картошки. Идеальные руки. Лидия не могла представить их испачканными в машинном масле.

– Как ты там оказался? – спросила Лидия.

Он мог не отвечать, сослаться на то, что это уже другой вопрос. Но Эван сказал:

– Отец меня выгнал, потому что я не желал жить по его правилам. Не на улицу, конечно, но я решил, что не хочу ничего от него.

– И что же вернуло тебя в семью?

– Брат.

– А он…

– Моя очередь спрашивать.

Лидия поджала губы. Но даже она уловила в голосе Эвана отчетливую сталь. Он явно не желал говорить то ли о брате, то ли о семье. А Лидию невольно разобрало любопытство. Каким должен быть отец, чтобы выгнать родного сына? И каким должен быть брат, чтобы пойти против сурового родителя?

– Расскажи о себе, – повторил Эван. – Где ты родилась, как оказалась здесь. Просто несколько фактов. Правда на правду.

И Лидия рассказала. Ей нечего скрывать. О маленьком городке гораздо южнее. Где время идет лениво и неторопливо, смешиваясь летом с пылью. О том, как пахнут доски старых, разогретых зноем домов. О маленькой школе, где все друг друга знают. О матери и о том, как юная Лидия поцеловала ее на прощание и с единственной сумкой отправилась в большой город. Как сняла маленькую каморку на деньги, данные матерью в дорогу, как начала упорно работать и завела кота, чтобы кто-то ждал ее дома.

– Ты скучаешь по ним?

Лидия ожидала какого угодно вопроса, только не такого. Она с удивлением уставилась на Эвана, но он не казался смущенным – да и мог он хоть когда-то смущаться? Он, не торопясь, комкал пакетики и обертки.

– Да, – сказала Лидия. – Конечно. Что, решил расторгнуть сделку?

– Я никогда не нарушаю слова. Пошли. Нас ждет дело.

Нас ждет кража! Лидии хотелось завопить об этом, но она сдержалась. И села в машину рядом с Эваном, но не произносила ни слова, пока они не приехали в торговую часть города. Когда вокруг замелькали вывески дорогих бутиков, внутри Лидии все похолодело.

Он ведь не серьезно? Он не может быть серьезен! Лидия до последнего ожидала, что они стянут какую-нибудь вещицу рядом с той же забегаловкой. Но Эван явно не из тех, кто готов к полумерам.

– Выбирай, – сказал он. – Или выберу я.

– Ты серьезно?

– Что было написано на карте?

– «Кража».

– Так почему ты решила, что мы займемся чем-то иным?

Лидия скользнула взглядом с одного бутика на другой. Она правда не могла решить. Эван вышел из машины и открыл дверцу со стороны Лидии. Это не было проявлением галантности, скорее, нетерпения. Лидия вылезла на тротуар. Ей не оставалось ничего, кроме как последовать за мужчиной в магазин одежды, который подмигивал вывеской с именем известного дизайнера.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю