290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Руки, полные пепла (СИ) » Текст книги (страница 11)
Руки, полные пепла (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 06:00

Текст книги "Руки, полные пепла (СИ)"


Автор книги: -Мэй-






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 38 страниц)

– В Вип-зоне я заметил пару ракшасов. Готов поспорить, они привезли какую-то забористую наркоту с востока и сами первыми ее опробовали. – Зевс выпрямился. – Я поговорю с Сетом о том, что здесь творится.

Гадес представил, как и куда пошлет его Сет. И Зевсу придется смириться. Пусть он и здесь не прочь контролировать, но Сет ему не подчиняется и отчитываться не обязан.

Гадес поднял стопку и залпом ее осушил. На вкус напиток казался мятным и очень крепким, хотя что это было, Гадес не знал. Бармен тут же налил еще, но поговорить с Зевсом казалось важнее, чем сразу напиваться.

– Сет провел интересную параллель, – сказал Гадес. – Бальдр был первым. Но после убить хотели – или убили – глав пантеонов. И ловушка для богов-лекарей, без которых мы можем оказаться беспомощны.

Он решил не рассказывать детали о том, что произошло днем. Иначе Зевс может влезть и сюда.

– Возможно, – пожал плечами Зевс. Он не любил подтверждать вещи, которые не озвучил или придумал сам. – Я предпринял кое-что для защиты. Но я – не Нуаду. И… скажи, Гадес, ты доверяешь Сету?

Гадес с удивлением уставился на брата. Ответ казался ему очевидным, но он насторожился, с чего Зевс вообще спрашивает. Хотя тот ничуть не изменился в лице: открытая улыбка, образец доброжелательности.

– Доверяю. Полностью. С чего ты спрашиваешь?

– Потому что он однажды создал Оружие Трех Богов, чтобы убить брата. И достаточно знает об этом. Тот кинжал уничтожили, когда раскрыли заговор. Но Сет – единственный, кто был настолько близок к убийству бога.

– У него были свои причины.

– Не сомневаюсь. Но они снова могут появиться и очень веские – с его точки зрения.

– Его самого ранили, – Гадес постарался оставаться спокойным, хотя Зевс начинал раздражать всё больше.

– Отличная маскировка для отвода глаз. Или он мог просто помочь создать новое Оружие.

– Нет.

Зевс пожал плечами и отвернулся. Это была его излюбленная манера вести дела: рассказать что-то, манипулировать, а потом отойти в сторону, чтобы наблюдать, как ростки дадут всходы.

Но с Гадесом это не пройдет. Он осушил рюмку и покачал бармену головой: кислотное пойло разливалось внутри приятным теплом, но пока хватит.

– Я устрою ловушку, – заявил Зевс.

И Гадес пожалел, что так опрометчиво отказался от выпивки.

– Каким образом? – осторожно спросил он.

– Прием. Вечеринка. Чтобы о ней знали боги – и присутствовали те, кто сейчас в Лондоне. Все. Вы тоже. Посмотрим, явятся ли наши убийцы.

– Ты хочешь сделать всех приманками? Вряд ли убийцы пойдут на такой риск, являться среди гостей. А если и так, кто-то может пострадать.

– Я продумал это. И выставлю охрану, которой не будут ожидать. Эриний одолжишь?

Гадес рассеянно кивнул: богини мести жили в Подземном мире и могли быть очень грозными, но вряд ли могли кого защитить.

– Зевс, ты уверен, что это хорошая идея?

– Конечно. Пора нам не идти на поводу у убийц, а сделать что-то самим. Нам нужен хотя бы один из них. И я позову Деметру.

– Лишний повод не приходить, – холодно сказал Гадес.

– О нет, я хочу потребовать у нее ответа, что она сделала с Персефоной. Мне не нравится поведение Деметры, она зарывается. Может сколько угодно разбираться с Сетом или Амоном, но Персефона входит в наш пантеон.

Значит, просто так Деметра ничего Зевсу не рассказала. И его наверняка задевает, что она смогла проделать что-то настолько могущественное как стирание памяти – а Зевс до сих пор не в курсе, каким образом.

Но Гадес помнил и еще кое-что: пусть Деметра упирается сколько угодно, но Зевс может ей приказать. Она подчинится.

Гадес вздохнул:

– Я буду.

– Отлично! Дней через пять. И, конечно, обязательно с Персефоной, иначе Деметра начнет упрямиться.

Он был прав, но у Гадеса создалось нехорошее ощущение, что он только что попал в изящно расставленную ловушку: он пообещал прийти и возьмет с собой Софи. Сет его одного не отпустит, да и сам не станет отсиживаться. А за ним наверняка потянутся Нефтида с Амоном.

Они все там будут. А уговорить Хель Зевсу вряд ли составит проблему. Кто еще в Лондоне?

– Мне не нравится твоя идея, – честно сказал Гадес.

– Тебе никогда не нравятся мои идеи.

Зевс салютовал ему стопкой и осушил ее. После чего похлопал по плечу и исчез в неизвестном направлении. Стеклянная поверхность барной стойки смотрела на Гадеса его же хмурым лицом.

Он снова ощущал то же тянущее чувство беспомощности. Что бы он ни делал, петли стягивались и скоро не дадут двинуться.

Гадес постарался отогнать дурные мысли и обернулся, чтобы посмотреть, как остальные. С удивлением Гадес увидел их на танцполе.

Кажется, Софи чувствовала себя не очень уютно под ритмичные переливы музыки, но уверенность остальных богов передалась и ей. Она танцевала с Амоном, он весело смеялся и вел, мешая движения, в которых Гадес узнал хастл и явно еще пару видов танцев, о которых он имел весьма смутное представление.

Сет оставался на диване и курил прямо там, выдыхая дым в приоткрытые губы придвинувшейся Нефтиды. Они тоже пошли танцевать, хотя их движения выглядели куда откровеннее: Неф в коротком блестящем платье змеей извивалась в руках крепко сжимавшего ее Сета – и они оба не смотрели ни на кого вокруг, только друг на друга.

Пока рядом с Сетом не появился сотрудник клуба. Что-то шепнул, и Сет, кивнув, ушел вслед за ним. Нефтида не расстроилась и, найдя взглядом Гадеса, подошла к нему, усевшись на место, где еще недавно сидел Зевс.

– Дай угадаю: Зевс опять придумал какой-то гениальный план и испортил тебе настроение. – Нефтида жестом отказалась от предложенного барменом алкоголя.

– Зевс хочет устроить ловушку, и у меня плохое предчувствие.

– Позже. А сейчас не думаешь, что сидеть тут одному не очень здорово?

– Хочешь потанцевать?

– Подожду Сета. Он пошел решать проблемы с каким-то обкурившимся ракшасом. И причем тут я, Гадес? – Нефтида фыркнула и указала головой в сторону. – Потанцуй с Сеф.

– Ей и так неплохо.

– Бездна, Гадес, не будь таким занудой! Кстати, Софи рассказала, как ты флиртовал с Хель.

Нефтида все-таки подозвала бармена и попросила по шоту себе и Гадесу.

– Флиртовал?

Посмотрев на него, Нефтида несколько секунд молчала, а потом рассмеялась.

– Гадес, ты бы видел свое выражение лица! Но да, представляешь, это называется флиртом. Если даже ты просто его принимал как должное, Софи это обидело. Давай, пей.

Гадес даже не подозревал, что его разговор с Хель мог восприниматься таким образом.

– Теперь понятно, почему Софи ушла тогда, – сказал он.

– Бинго, дружок! Так что давай, не надо всё портить, потанцуй с ней. А то мы скоро будем делать ставки, когда у вас дело дальше двинется.

Гадес хотел возмутиться, что за ставки, но Нефтида, соскочив со стула, унеслась к Амону, явно прося Софи уступить ей партнера для танцев. Гадес выпил свой шот, а следом и оставленный не тронутый Нефтиды.

– Софи? Потанцуем?

– Я уж думала, ты никогда не предложишь.

Танцевать Гадес не умел. Ему нравилась музыка, он чувствовал ритм, и Амон много раз рассказывал, что это легко. Но умение оставалось где-то за гранью понимания Гадеса.

Он предпочитал взаимодействовать с мертвецами.

Но Персефона всегда делала всё проще. Даже если сначала что-то казалось невозможным, легкие прикосновения Сеф, запах ее цветочных духов говорили о том, что всё получится. Всё просто.

И сейчас Гадес ощущал ее тело так близко к собственному. Софи тянулась к нему, отвечала на прикосновения его рук. Музыка текла сквозь них, сцепляла воедино, но Гадес не решался на что-то большее. Пока желание слиться с Персефоной не становилось почти физической болью. Тогда он обхватил ее лицо ладонями, заглянул в глаза, горевшие восторгом. Фиолетовый свет неона так походил на сумерки Подземного мира.

Гадес всё еще не решался. Но Софи сама потянулась к нему, привстала, касаясь его губ своими, ее руки скользнули под его рубашку, царапнули ноготками спину, прошлись подушечками пальцев. И больше он не сдерживался, целовал сильно, требовательно, как в первый – или последний – раз.

Гадесу казалось, его лишили дыхания – и в то же время это и было самим воздухом. Таким же необходимым ему, как сумрак Подземного мира.

Наконец, отстранившись, Софи улыбнулась, как показалось Гадесу, смущенно. Опустила глаза, ее руки выскользнули из-под рубашки, хотя танца она не прерывала.

В стороне что-то оглушительно разбилось. Гадес вскинул голову, хмурясь, Софи посмотрела на него с беспокойством. Они оба последовали за Нефтидой и Амоном, которые уже устремились в ту сторону. Хотя на лице Неф не было заметно особого беспокойства. Она только проворчала что-то вроде «ну, опять».

В вип-зоне Гадес бывал. Она представляла собой кабинки, которые можно отделить от общего прохода занавесями из тяжелого бархата. Но сейчас тут царила неразбериха. В длинном ворсе ковра мерцали осколки, и, хотя Гадес не мог понять, что именно разбили, больше всего это походило на что-то, бывшее чуть раньше стеклянным столом.

Ошалело улыбаясь, Сет вытирал кровь с лица и явно хотел продолжать разбираться с высоким смуглым человеком, у которого на скуле уже наливался синяк. Даже в фиолетовом свете было заметно, что глаза у него абсолютно нечеловеческие – то ли мерцают своим светом, то ли неправильный зрачок. Видимо, это и был один из ракшасов.

Не дав Сету опомниться, он снова налетел на него.

Нефтида успела взять в местном баре пару коктейлей и подала один удивленной Софи, а второй оставила себе.

– Может, стоит их… разнять? – неуверенно спросила Софи.

Отпив коктейль, Нефтида покачала головой:

– Ничего они друг другу не сделают. А Сету надо размяться.

Гадес вздохнул. Посмотрел на снова сцепившихся, глянул на бар.

– А мне надо выпить.

========== 15. ==========

– Не дергайся.

Нефтида осторожно смывает кровь со щеки Сета, хмурится:

– Это чьи-то когти. Сет, ты успел подраться с кем-то, у кого есть когти?

Он отводит глаза и не отвечает. А Нефтида поворачивается к Аиду и укоризненно тычет в него окровавленным полотенцем:

– У тебя здесь кто-то с когтями?

– Это же Подземный мир. Тут кто угодно может быть.

Ворча, Нефтида возвращается к щеке Сета, раны на которой уже начинают заживать. Персефона утыкается в плечо Аида, и он не сомневается, она прячет улыбку. Все знают, если Сет долго не влезает в драку – что-то не так. Всё остальное – нормально.

К тому же раны богов заживают быстро, а серьезно навредить невозможно.

– Но я рада, что у тебя другие методы, – шепчет Персефона на ухо Аиду.

И он крепче ее сжимает, слыша в голосе одновременно нежность и глухое рычание, обещающее показать позже в спальне, насколько она рада.

– Между прочим, – подает голос Сет, – он не очень-то хорошо о тебе отзывался.

– О, я рад, если ты готов драться за меня.

Аид знает, что это так – как знает, что Сету зачастую не нужен повод для драки. Это кажется забавной шуткой, но Аид хмурится, когда замечает, что Сет остается серьезным.

В растерянности Софи смотрела на разложенные на кровати платья.

– Давай, – поторопила Нефтида. – Это просто! Я же не предлагаю тебе выбрать мужчину на ночь. Всего лишь платье.

– Да я никогда не носила такого! Только на выпускной.

Софи решила не говорить, что ее платье на выпускной было в разы скромнее, чем те наряды, которые Нефтида сейчас вытащила из своего шкафа и разложила на кровати. Потоки золотистой ткани, тончайший алый шифон, вышивка и мельчайшие, будто алмазные, блестки.

– А нельзя пойти в чем-то поскромнее? – нервно спросила Софи.

– Увы. Зевс обожает приемы и устраивает их очень пафосными.

– Часто?

– Ну, ему для этого не нужна угроза убийства богов. Честно говоря, такие мероприятия хоть и скучны, но повод встретиться со многими знакомыми. А когда прием Зевса надоедает, мы обычно продолжаем праздник в более неформальном месте. Но не в этот раз, конечно.

Нефтида провела по ближайшему платью рукой, разглаживая невидимые складки. Но Софи показалось, это больше жест для того, чтобы чем-то занять руки – Неф выглядела задумчивой.

– Уже известно, кто там будет? – спросила Софи.

– Деметра обещала, если ты о ней. Хель, конечно. Локи активно разговаривал с Амоном по Скайпу, но там какие-то конфликты с Одином, так что вряд ли.

– А что говорят главы пантеонов?

– С ними общается Зевс. И Амон немного, – Нефтида пожала плечами. – Восток предпочитает сам заниматься своими делами и не лезет, считая, что всё это наши проблемы. Зевс тесно общается с пантеонами Южной Америки, а вот в Северной нет таких, как мы. С африканскими у него плохие отношения. И я точно знаю, что будет Осирис.

Вот оно что. Нефтида всё еще разглаживала платье, но Софи поняла, что ее на самом деле волнует. Золотистые пайетки отражали свет и бросали отблески на лицо Неф.

– Ты не рада Осирису?

– Я не уверена, что ему будет рад Сет.

И внезапно Софи поняла: Нефтида действительно думает вовсе не о своей встрече с Осирисом, а о том, как это воспримет Сет. Простая мысль, но Софи осознала ее в полной мере только сейчас: спустя столько… тысяч лет Нефтида всё еще думала о Сете.

– Вы с ним красивая пара.

Нефтида посмотрела на Софи. Улыбнулась:

– Это как…

Запнулась, и Софи заметила на ее лице мечтательное выражение.

– Боги живут очень долго, Сеф. И вместе мы очень долго. Отношения божественных пар становятся разными со временем. А я… ты знаешь, иногда по утрам, когда Сет встает, я замираю от восторга, когда смотрю на него. Или он говорит, а я наблюдаю, как свет падает на его лицо. И у меня до сих пор перехватывает дыхание. Он не из тех, кто умеет проявлять нежность, но знаю, когда он порой касается меня, обнимает, то ощущает то же самое. И пусть у меня дурной характер, но он всегда будет защищать, останется на моей стороне. И я тоже.

– Ты не ревнуешь?

– Я могла бы ревновать его к Аиду, – рассмеялась Неф. – Они не просто друзья, они мешали друг с другом кровь – это нечто большее. Они действительно в какой-то степени братья, хотя это необычно, боги разных пантеонов, сил… но они похожи. И я принимаю мысль, что за Аида Сет тоже встанет, если нужно. Я горжусь им.

Ее голос шелестел не песком пустыни, а ночными цветами, опадающими с деревьев, ласкающими кожу нежными лепестками. Софи подумала, что так могла бы рассказывать сказки Шахерезада – и ее бы слушали тысячи ночей.

И тысячи ночей были у Нефтиды и Сета. Но она всё равно говорила о нем так, что напомнила Софи школьных подруг, обсуждавших капитана футбольной команды.

– Ладно, – сказала Нефтида. – Если ты не против, попрошу Гадеса прихватить что-нибудь из Подземного мира.

Софи кивнула. В последнюю неделю Гадес действительно часто отлучался в Подземный мир, и, хотя Софи хотелось снова там побывать, она не напрашивалась. Она видела, что все заняты какими-то делами, да и сама встретилась с подругой, уже давно названивавшей. Встреча прошла скомканно, Софи было совсем не интересно слушать, какой объем бицепса у нового парня или ахи по поводу побега из дома.

Нервно Софи ждала вечера и размышляла, что станет делать, если Гадес забудет о платье. Но он не забыл. И, в одиночестве переодевшись в комнате, Софи с удивлением разглядывала в зеркале почти что чешую, охватывающую шею, руки, тело, спускающуюся к полу черной юбкой.

Ей нравилось платье.

Нефтида, сверкая золотой тканью наряда, ворвалась ураганом, распространяя аромат восточных духов, и показала несколько серег, браслетов, колец… Софи выбрала почти наугад, не очень разбираясь. Терпеливо подождала, пока Нефтида добавила серьги, которые выбрала сама.

В гостиной их ждали. Амон оделся в черный костюм с крупными золотистыми узорами, Сет выбрал темно-бордовый цвет. Смотрел он, правда, только на Нефтиду, даже не скрывая восхищения. Улыбаясь, она подошла к нему, коснулась плеча.

Под ногами крутились небольшие псы Сета и крупный доберман. Наклонившись, Софи погладила Цербера по голове. А когда выпрямилась, то едва не столкнулась с Гадесом. Он подошел совершенно бесшумно, и его шепот обжег ухо Софи:

– Ты прекрасна.

Он не торопился отходить, так что Софи ощущала тепло его тела и жалела, что платье полностью закрытое. Отстранившись, Гадес провел пальцем по шее Софи, полоске кожи между воротником платья и высокой прической, на которой настояла Нефтида.

– Рад, что платье подошло.

Развернувшись, Софи посмотрела ему в глаза:

– Без него я тоже ничего так.

Он удивился, а потом улыбнулся. И в этой улыбке была ночь и ее обещания.

– Давайте, нас ждут, – проворчал Амон. – И с собаками Зевс не пустит.

Цербер проворчал и проводил Гадеса до выхода, Нефтида и Амон скользнули вслед за ними. Сет наклонился, то ли чтобы шепнуть что-то псам, то ли просто погладить. А Софи стояла, сама еще не в полной мере понявшая свою дерзость и в то же время… ей нравилось это. Очень нравилось.

– Софи.

Она обернулась к Сету. Остальные уже ушли к дверям и не могли их слышать.

– Софи, я хочу попросить, – Сет помолчал. – Сегодня будет Осирис. Держись рядом с ним.

– Что? Почему?

– Ты не знаешь моего брата. Осирис и раньше был далек от людей, но за тысячи лет он стал далек и от богов. Поэтому он силен. Рядом с ним тебе ничего не грозит. И если что-то произойдет… Аид не будет на тебя отвлекаться. Не станет невнимательным.

Софи ничего не понимала в приемах и уж тем более в божественных. И ей казалось, они едут на обычную встречу, только платья да костюмы немного выбивались. А потом она вообще перестала думать: в такси Амон болтал с водителем, а Гадес молчаливо сидел рядом с Софи. Пока в какой-то момент не пробормотал что-то вроде «к черту».

Повернувшись к Софи, он поцеловал ее, держа одну руку на ее лице. От неожиданности Софи растерялась, а потом ответила на поцелуй – ей нравилось ощущать Гадеса, его темную мощь, которая могла снести многое, но всегда оставалась удивительно деликатной с самой Софи. Она ощущала под пальцами объемные бархатные узоры на пиджаке Гадеса – черное на черном.

– Приехали.

Пока Нефтида и Сет не очень торопились вылезать из второго такси, Софи с любопытством оглядывала здание. К ее удивлению, это оказалась обычная гостиница, но Гадес и Амон осматривали ее так внимательно, что Софи подумала, они видят то, что сейчас недоступно ей.

– Зевс расстарался, – рассеянно сказал Гадес.

– Но мне не нравится, что он устроил всё вечером. Хотя защита что надо. Я так понимаю, еще и капкан.

– Если сработает.

Софи не понимала, о какой защите идет речь, и подумала, что сейчас удачный момент уточнить.

– Мы можем защищать места, где живем, – пояснил Амон. – Не так, как Гадес и его Подземный мир… но достаточно. У меня всегда с этим проблема, потому что я нигде не остаюсь долго. Моя сущность не успевает пропитать место, защитить его. Зато Сет переезжать не любит, так что его квартира действительно та еще крепость.

– И как работает защита?

– Это что-то вроде… желе, – Амон рассмеялся. – Извини, у меня так себе со сравнениями. Но если хозяин не хочет тебя видеть, то займет какое-то время пройти через защиту. Зевс как глава пантеона может большее. Здесь он сделал что-то вроде того же.

– И тут полно незаметных существ, – добавил Гадес. – Эринии, керы… остальных не знаю, другие пантеоны.

– Сюда вообще кто-то может сунуться? – с сомнением спросила Софи.

– Зевс надеется, что да. И этот кто-то окажется у нас в руках.

Софи слышала неуверенность в Гадесе, поэтому не стала озвучивать и свои сомнения. На ее взгляд, если кто и попадется в ловушку, так только тот, кто сам этого захочет. И может стать только хуже.

– Да где эти двое! – проворчал Амон.

Он собирался идти за Сетом и Нефтидой, но они наконец-то появились сами и сразу направились к дверям.

Софи тут же забыла название гостиницы. Она бывала в подобной только раз – когда шли за Амоном. А до этого ей и не приходилось. Но сейчас она могла рассмотреть всё по сторонам и с восторгом буквально поглощала зеркальные стены, колонны и раскидистые пальмы в кадках.

Прибывших встретили, провели в зал, и Софи увидела большое помещение, наполненное мужчинами в костюмах и женщинами в платьях. Хотя зал оставался светлым, вдоль стен вились светящиеся красным неоном трубки, сильно сбавлявшие градус официальности.

– Ого! – присвистнул Амон, рассматривая неоновый свет.

– Специально для тебя. – Зевс вынырнул из толпы и тут же вручил Гадесу бокал с шампанским. Одетый в светлое бог сильно выделялся среди компании, но его явно ничто не могло смутить.

Он широко улыбался, со всеми поздоровался, изящно выдал комплимент Нефтиде и подмигнул Софи:

– Деметра будет позже. И мы поговорим с ней.

– Здесь все – боги? – выдохнула Софи.

– О нет. Большинство – мелкие существа, нимфы, например, явились все. Присмотрись и ты легко отличишь, кто здесь бог.

Сначала Софи подумала, что последняя фраза Зевса – что-то вроде бахвальства. Но потом поняла, что он серьезен. Здесь никто не пытался скрыть свою силу, сделать ее не такой заметной. И Софи ощущала пустыню вокруг Сета, прохладную ночь около Нефтиды и яркий свет Амона.

И тьму, струящуюся тьму Гадеса. Она окутывала его, заостряла черты лица и плескалась в темных глазах. Сворачивалась объемными узорами на костюме. Черное на черном.

– Ты думаешь, охраны достаточно? – спросил Гадес.

– Более чем. И Осирис помог устроить ловушку.

– Надеюсь.

– Пойдем, Гадес. Тебе нужно поздороваться с парой богов, они и так видят тебя раз в десять лет.

И подхватив Гадеса под руку, Зевс решительно увел его в сторону. Софи оставалось только смотреть вслед этой странной паре, меньше всего похожей на братьев: темный Гадес и искрящийся молниями Зевс.

– Сейчас начнет ему нашептывать против нас, – проворчал Сет.

Нефтида коснулась его руки:

– Ты несправедлив.

– Да ладно? Зевс никому не доверяет. – Сет подумал. – Хотя правильно делает. Я бы тоже не доверял.

Софи не понимала, с чего:

– Потому что кто-то убивает богов?

– Потому что когда-то Зевса хотели сместить. Убивать никто не собирался, но об этом заговоре долго трепались. Устроил его Посейдон и еще кто-то, а Гера поддерживала.

Софи не была уверена, что помнит подобные страницы мифологии, но и не могла сказать, что их не было. Она нахмурилась и уже хотела взять шампанское у проходящего мимо официанта, но Амон предостерег:

– Будь осторожна. Для богов это будто сок, но для тебя нет.

Поразмыслив, Софи все-таки отказалась от шампанского. Она ощущала себя не в своей тарелке: Сет, Нефтида и особенно Амон постоянно с кем-то здоровались, но Софи никого не знала. Она ощущала силы богов, но не могла сказать, к кому конкретно они относятся. Без Гадеса она чувствовала себя одиноко, хотелось подойти к стеночке и стоять у светящихся неоном труб, чтобы ее никто не замечал.

Но такое невозможно, если рядом Амон. Схватив Софи за руку, он указал головой в сторону:

– Это Осирис. Пошли.

Сет и Нефтида, кажется, не очень-то стремились, но двинулись вслед за Амоном. Софи тоже было интересно посмотреть на брата Сета, мрачного древнеегипетского бога мертвецов. Насколько он похож на Гадеса? Или на Хель?

Софи заметила его почти сразу. Высокий мужчина в черном, с полным бокалом шампанского – кажется, только чтобы занять руки. До того самым старшим, кого видела Софи из богов или существ, был Харон, выглядевший как мужчина средних лет. Но Осирис казался старше. С короткой черной бородой и тонкими морщинами вокруг глаз.

Он смотрел на толпу, но как будто не замечал ее. Он стоял в ярко освещенном зале, но оставался тьмой. Он был среди подобных ему, но один – и его это явно не волновало.

Софи поняла, что вся ее человеческая сущность отчаянно сопротивляется тому, чтобы подходить ближе. Кожа покрывалась мурашками, и только прикосновение Амона вселяло тепло и хоть какое-то спокойствие, не давая развернуться и сбежать.

Гадес был воплощением смерти. Но Осирис сам стал смертью. Не вратами, целым царством мертвецов. Софи не удивилась бы, если Осирис сейчас рассыпался пеплом, и из этого праха возник бы настоящий ад с живыми разлагающимися трупами.

Заглянув в лицо Осириса, Софи подумала, что ему вполне по силам устроить такое прямо здесь и сейчас. Но ему не было интересно. Всё это вокруг – не волновало. И Софи поняла, о чем говорил Сет: Осирис действительно далек не только от людей, но и от богов. Как горам плевать на людей, которые копошатся на склонах.

Невольно Софи подумала: почему тогда Осирис откликнулся на просьбу Зевса? Зачем пришел? Помог с защитой, конечно… но зачем? Осирис не выглядел тем, кого могли волновать хоть чьи-то убийства или смерти.

Осирис смотрел на подошедших, но в его взгляде Софи не могла прочитать никаких эмоций.

– Сет.

– Осирис.

Они поздоровались сухо. Песок, обернутый в черный шифон. И Софи не могла не подумать, что эти братья похожи примерно так же, как Гадес и Зевс, но если у тех отличия были больше внешними, яркими, то у этих скрытыми, как подземные воды. Положительный и отрицательный полюс электрической цепи.

Софи поежилась. И рядом вот с этим ей надо держаться весь вечер?

Из-за спины Осириса вынырнул человек – хотя Софи почти сразу поняла, что он далек от людей. Он выглядел юным, не сильно старше самой Софи, в черных джинсах и рубашке – пока незнакомец был единственным, кто пренебрег строгим нарядом. Мочку одного его уха заполняли мелкие серьги, на втором было поменьше, в брови, в губе тоже красовался пирсинг. Встрепанный, он рассмеялся совсем как Нефтида и кинулся обниматься сначала с ней, потом с Амоном и Сетом.

– Анубис! – обрадовался Амон. – Не ожидал, что ты будешь. О, как я рад! Знакомься, это Софи.

Софи во все глаза смотрела на Анубиса: совсем не так ей представлялся грозный проводник в загробный мир. Он склонил голову, с любопытством оглядывая Софи, и она не могла понять, его сила похожа на Осириса, или просто рядом с Осирисом невозможно ощущать кого-то еще?

Анубис отвернулся, начал беседовать с Нефтидой, Сет что-то негромко сказал Осирису, а Амон изящно увел Софи в сторону:

– Пусть поговорят без нас.

Она все-таки взяла шампанское и сделала хороший глоток, приходя в себя. Стряхивая силу Осириса, липнущую к коже.

– Это правда Анубис? – спросила она.

– Ага.

Амон залпом осушил один бокал шампанского и тут же взял второй. Софи напомнила себе, что на богов алкоголь не действует так, как на людей, а Амон сказал:

– О! Ты же, наверное, не знаешь. Когда-то Нефтида не просто изменила с Осирисом. Это был… довольно продолжительный роман. После которого появился Анубис. Он родился в царстве мертвецов, и я сильно подозреваю, Нефтида оставалась там долго именно из-за него.

Амон выпил еще бокал шампанского и, оглядываясь, куда бы его деть, сказал:

– Дети среди богов редкость. И драгоценность. Их появляется очень мало.

Видимо, это должно было что-то объяснить, но теперь Софи смотрела на разговаривающих с еще большим недоумением. Значит, сила Анубиса действительно похожа на силу его отца, Осириса. И он сын Нефтиды. И… чего Софи точно не понимала, почему с Анубисом так мило болтает Сет, который, кажется, искренне рад его видеть. Сына своей жены от другого.

– А Сет, он… ну…

– Ты мыслишь человеческими категориями, – улыбнулся Амон. – Сначала Сет был не очень рад. Но потом Анубис оказался очень сильным – и его сила была не такой спокойной, как у Осириса. Представляешь ураган тьмы и смерти, который не может себя контролировать? Нефтида попросила Сета помочь, ведь кто больше него может знать о дикой необузданной мощи. Анубис действительно многому от него научился и с тех пор они прекрасно общаются.

Смотря на Анубиса и Сета и молчаливого Осириса рядом, Софи подумала, что общаются, может, даже лучше, чем с отцом. Она не успела понять, когда Анубис снова оказался рядом с ними и, наклонившись к Амону, громко шепнул:

– Что за херня творится?

Теперь у Софи не осталось сомнений, с кем Анубис действительно часто разговаривает.

– Они неплохо беседуют, – Анубис кивнул в сторону Сета и Осириса. – В последнее время с отцом тяжело даже мне.

Софи подумала, интересно, по меркам богов, «последнее время» – это сколько? Если Анубис подолгу в царстве мертвецов, вряд ли у него такое же представление о времени, как у людей. Но молчать Софи не собиралась:

– Почему Осирис вообще здесь?

Анубис пожал плечами:

– Зевс попросил… но на самом деле, понятия не имею. Сказал, что он обязательно должен быть.

Он нахмурился, как будто пытался подобрать слова:

– Он… он в стороне даже от богов. И для него время не всегда линейно. Он может что-то знать.

Софи снова посмотрела на Осириса, на этот раз с любопытством. Казалось, во взгляде того куда больше осмысленности, когда он говорит с Сетом. Хотя лицо Сета оставалось непроницаемо, а Софи многое бы отдала, чтобы узнать, о чем беседуют эти двое.

– Софи?

Когда Гадес появился рядом, Софи едва не задохнулась от мощи двух богов смерти так рядом – мощи, которую здесь оба и не думали скрывать. Но если сила Гадеса была ласкающей, бархатной, щекочуще пробегавшей вдоль вен, то Анубис рядом с ним казался холодом и ледяной бездной океанского дна.

– Деметра, – коротко сказал Гадес.

Он взял Софи под руку, но в этом движении не было желания близости или прикосновения, он просто отсекал чужую силу, так что Софи осталась в мягкой тьме и могла перевести дыхание.

– Надеюсь, не придется вытаскивать этих двоих откуда-нибудь в конце вечера, – вздохнул Гадес.

– Откуда?

– Из кабинки туалета, например, где они обкурятся какой-нибудь дряни.

Софи всё еще не была уверена, что Анубис с пирсингом и растрепанной прической действительно сын Осириса. Но наверное, у богов не возникает сомнений в подобных вещах.

Мать о чем-то отчаянно спорила с Зевсом. Внешне они оставались учтивы и вежливы, но Софи казалось, улыбка Зевса порядком поблекла, да и зная мать… она сверкала глазами и выплевывала слова.

– Софи!

Мать явно с трудом удержалась, чтобы тоже не кинуться обниматься, но Софи только крепче прижалась к Гадесу. Она не хотела, чтобы он ее отпускал, не хотела лишиться хотя бы мнимой поддержки, да и сила его сейчас успокаивала.

Он не отпустил.

– Это не важно, – сделав вид, что ничего не произошло, Деметра продолжила разговор с Зевсом. – Как я это сделала, совершенно не важно.

– Ты не совсем права, дорогая Деметра. В условиях, когда кто-то убивает богов, любая информация о необычном может быть важна.

– Нет, Зевс.

Даже Софи видела, что Зевс начинает злиться. Видимо, так просто «взять и приказать» он не мог или не хотел. А Деметра стояла, плотно сжав губы. В спокойном светлом платье, которое на фоне гостей казалось слишком уж простым – Софи не раз видела его в гардеробе матери. Она надевала это платье, когда Софи окончила школу.

– Деметра.

Даже Софи невольно вздрогнула от тихого вкрадчивого слова Гадеса. Как будто кошка из мягких подушечек лапок выпустила когти. И они могут легко порвать тонкую кожу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю