290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Лес, который дает тень (СИ) » Текст книги (страница 3)
Лес, который дает тень (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 02:30

Текст книги "Лес, который дает тень (СИ)"


Автор книги: -Мэй-




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 6 страниц)

Но тот стоял невозмутимо. И как будто вглядывался в ее лицо. Это могло бы выглядеть таинственно, если в руках мужчина не держал комикс с Бэтменом. Мэдисон не сомневалась, что перед ней не чистокровный индеец, но он явно пошел в своих древних предков, даже современные джинсы и рубашка не скрывали его дикости.

– Маяк.

Мэдисон моргнула. Она даже не была уверена, правда услышала или ей показалось. Но индеец произнес снова, медленнее, как будто хотел, чтобы она точно поняла:

– Маяк.

– Что, простите? Вы ошиблись.

– Ты станешь их маяком.

Погода стояла теплая, но по спине Мэдисон невольно пробежали мурашки. Ту же самую фразу ей на прощание сказала бабушка.

– Что вы имеете в виду?

Но индеец сделал ровно то же самое, что и бабушка в ответ на аналогичный вопрос. Он только развел руками и улыбнулся:

– Простите, иногда я задумываюсь и несу чушь. Еще раз извините.

И он завертел в руках комикс, как будто полностью увлеченный разрисованной бумагой. Мэдисон достаточно времени проводила в обществе бабушки с ее странными высказываниями, чтобы понять: больше она ничего не добьется. Но и уходить просто так не желала.

– Нет, ваша фраза показалась мне знакомой. Пожалуйста, объясните. Пусть даже это будет странно…

Но индеец продолжал улыбаться и качать головой. Мэдисон задумалась, а потом порылась в карманах и все-таки нашла какой-то старый чек.

– У вас нет ручки? – спросила Мэдисон у продавца, который даже забыл делать вид, будто не смотрит на них.

Ручка нашлась. И Мэдисон торопливо нацарапала на листке номер телефона.

– Вот, – она протянула его индейцу. – Если вдруг захотите еще что-то сказать.

Он взял, хотя и невозможно сказать, что за выражение у него на лице. Вздохнув, Мэдисон снова повернулась к продавцу.

– У вас есть вода?

– Какая…

– Да любая. Просто бутылка воды.

Она перебила невежливо, но Мэдисон оказалась слишком раздосадована встречей. Подумать только! Маяк. Как же она, черт возьми, устала от многозначительных пафосных фраз, за которыми то ли скрывается великий смысл, то ли нет! Но странно именно то, что слова те же, что говорила бабушка.

– Зря вы дали ему номер, – доверительно сказал продавец, пробивая воду. – Джим у нас странненький.

Похоже, его ничуть не заботило, что индеец все отлично слышит. А Мэдисон сама толком не могла объяснить, почему решила выдать своей телефон первому встречному. Только когда она расплатилась и вернулась на улицу, когда за ее спиной звякнул колокольчик, Мэдисон признала, что, наверное, ее и правда сверх меры впечатлила случайная встреча.

Эша еще не было. Девушка забралась в машину, глотнула воды. О чем они все? Каким маяком? Для кого? Для людей? Для тех, кто собрался в доме посреди леса?

Для призраков?..

Размышления Мэдисон прервал Эш. Он размашистым шагом вышел из полицейского участка и направился к машине. Даже по его манере двигаться Мэдисон поняла, что он зол. Очень зол.

– Что случилось?

Дверца резко хлопнула, руки Эша легли на руль, но он не торопился заводить машину.

– Они едва меня на смех не подняли!

– Ты рассказал про следы рук? И как они исчезли.

– Да. А они заржали. Типа, мальчик, это не по нашему профилю, ищи охотников за привидениями.

Мэдисон не знала, с кем конкретно говорил Эш, и кого подразумевает под «они», но явно у полицейских не возникло мысли, что следы могли оставить люди. Которые все еще где-то рядом. Они решили, что «молодые люди решили поиграться». Может, даже придумать.

Вот только Мэдисон сама все видела. И не могла с уверенностью утверждать, но ей правда показалось, это кровь.

– Следы не были призрачными, – вслух сказала она.

– И я о том же. Но, похоже, кто-то успел доложить полиции, что я интересуюсь призраками.

– Или они просто навели справки, когда мы нашли труп.

– Вот только труп настоящий. И следы на доме – тоже.

– Поэтому ты думаешь, их оставили люди?

Эш кивнул. Как бы он ни искал призраков, он достаточно много раз натыкался на ложную информацию. И лучше кого бы то ни было знал, что большую часть необъяснимого можно легко понять. А за основной массой «духов» стоят люди.

– Значит, полиция не восприняла все всерьез. А как продвигается дело с убийством?

– Так мне и рассказали! Убийцу не нашли, никаких обвинений никому не предъявлено, это единственное, что я знаю. Девушка мертва. А у нас на доме появляются и исчезают кровавые ладошки.

– И ты не думаешь, что это призраки.

– Я думаю, что самое вероятное объяснение, скорее всего, верное.

– И какое тебе кажется вероятным?

Эш окончательно успокоился. Он отрешенно смотрел на пыльную дорогу впереди.

– Я думаю, кто-то хочет выкурить нас из дома. Может, надеется напугать, чтобы мы уехали. Или чтобы я продал, наконец, землю. Кто знает, кому она могла понадобиться?

– Вряд ли эти люди убийцы.

– Конечно, нет. Но труп тут очень кстати.

Убрав руки с руля, Эш вздохнул:

– Ладно, давай сходим в магазин, посмотрим, что там за список дала Хлоя, что надо купить.

Когда Эш наконец-то нашел листок бумаги и они снова вылезли из машины, Эш нахмурился, будто что-то вспомнил.

– Кстати, мне рассказали еще кое-что любопытное. Сейчас в лесу есть охотники.

– Рядом с нами?

– Ну, чуть дальше. Там всегда стояли охотничьи домики, построенные еще давным-давно. Мы там бывали пару раз. Но они всегда оставались пустыми.

– Разве не рано для охоты?

– Но полицейские упомянули, там сейчас кто-то есть. То ли какой охотник решил провести время на природе, то ли что еще. Но я думаю, нам стоит проверить.

========== Хлоя. Придумай ложь, в которую я поверю ==========

Дневник Хлои

Я пишу книги. Я люблю писать книги. Но мне так сложно вести дневник и говорить о себе. Возможно, потому что я и без того выражаю всё, что хочу сказать, в историях. Но как странно: я могу кричать о своей боли со страниц написанных книг, могу топить их в собственных слезах – а никто этого не заметит. Не поймет, где заканчивается вымысел и начинается правда. И если я сдерну кожу и останусь одним оголенным нервом, даже тогда люди не поймут, что написанные строки – истина.

Это удивляет, поражает… и восхищает. Позволяет быть откровенной в своих историях. И не бояться, что кто-то разглядит за буквами меня саму. Истинную меня.

В предыдущей жизни я была подругой рок-музыканта, наркоманкой, захлебнувшейся в собственной блевотине в грязном туалете какого-то отельного номера. А в этой я родилась и выросла в благополучной семье, всегда окруженная любовью и заботой. Любящая сказки и мечтающая попасть в страну фейри.

Но мне кажется, все мы – те, кто собрался здесь, так или иначе что-то потеряли. Или еще не успели приобрести, отыскать. Возможно, поэтому держимся вместе – так мы можем ощущать собственную целостность.

Я потеряла ребенка. Нежеланного сначала, горячо любимого потом и нерожденного в итоге.

Мне сказали, я смогу иметь еще детей, но я не уверена, что захочу. Потому что точно не смирюсь с еще одной потерей.

Зато у меня есть истории и персонажи – как дети, которые никогда не покинут.

Но личная боль всегда ярче чужой. Возможно, поэтому я не переживала о смерти Мии так, как могла бы. А случайный труп в лесу вообще мало трогает. Я видела ее всего пару раз в жизни. Даже своих второстепенных персонажей я знаю лучше.

Сегодня Эш и Мэдисон ездили в город, но, конечно же, полицейские им не поверили. Да и с чего? Даже я скептически хмыкаю, когда Эш заводит разговоры о призраках. Куда больше я верю в людей и в тот вред, который могут принести с собой вполне осязаемые руки и головы.

Поэтому я согласна, что завтра стоит проверить охотничьи домики. Если у нас есть соседи, помимо лис и кроликов, я бы предпочла о них знать.

Но, правда, ребят!

Призраки?

Это Эшу можно в них верить. Мэдисон с ним согласится. Джей вроде молчит – но я в последнее время волнуюсь за Джея. Вот уж для кого этот коттедж и трупы под боком – последнее место, где ему стоит находиться.

Что думает Тео, я не знаю. Но кто вообще хоть когда-то в курсе, что в голове Тео?

Хотя бы Эйвери поддерживает сомнения. Правда, в отличие от меня, она не высказывает их вслух. Может, потому, что это противоречит убеждениям Эша, а Эйвери сейчас не хочет противоречить Эшу.

А мне все это кажется таким глупым. Как и призраки.

Нет ничего по Ту Сторону. Только холод, боль и тьма. А все ужасы творят сами люди.

Хлое нравился коттедж Эша. Она, правда, считала его сурово мужским и стремилась привнести уюта. В те несколько лет, что Эйвери встречалась с Эшем, она активно помогала Хлое. И обе девушки натаскали в дом каких-то пледов и цветастых подушек, чашек из тонкого фарфора и картин с милыми пейзажами. Потом умерла Мия, стало не до того. А там и Эш с Эйвери расстались.

С Мэдисон Хлоя была пока что плохо знакома, но судя по тому, что она видела, вряд ли та будет особенно стараться сделать мир уютнее. Скорее, повесит пучок перьев над входом или ту дурацкую штуку, которая звенит на сквозняке… «музыку ветра». Хлоя их терпеть не могла. Она предпочитала шум, который сама же устраивала – или музыку.

Изначально именно она привела Хлою к Эшу. Кто-то из их сокурсников устраивал вечеринку, и они разговорились там о плохих музыкальных вкусах хозяина. Потом Эш пригласил Хлою на какой-то концерт, и с этого все началось. Уже потом к ним присоединился Джей, а позже и Тео с Мией.

Но с Эшем Хлоя всегда, с первого дня знакомства, сохраняла дружескую дистанцию. Насколько она могла вспомнить, в тот день, когда на вечеринке играла отстойная музыка, а пластиковые стаканчики с пивом липли к рукам, и она с кем-то встречалась, и Эш. Пассии с тех пор исчезли, а они сами быстро стали хорошими друзьями.

Поэтому Хлоя знала, где можно найти Эша вечером.

Напевая что-то вполголоса, она подошла к окну рядом с комнатой друга. Конечно же, оно оказалось распахнуто, кто бы сомневался? Легко забравшись на подоконник, Хлоя вылезла на крышу. Совсем небольшой участок, но вполне достаточно, чтобы тут могли уместиться пара человек.

Эш устроился полулежа.

– Я боялась, Мэдисон здесь, – призналась Хлоя, осторожно усаживаясь рядом.

– Нет, она не любит смотреть на звезды.

– И как только ты с ней встречаешься?

– Ну, мы находим, чем заняться.

– Фу! Не хочу ничего знать.

– Между прочим, я ни на что такое не намекал.

– Да конечно.

Хлоя фыркнула, показывая все свое пренебрежение заявлением Эша. А он только улыбнулся и наконец-то посмотрел на нее:

– Между прочим, вы могли бы подружиться. Она наверняка тоже верит в прошлые жизни.

– Я не верю. Я знаю, что они существуют.

– Мне бы с этой разобраться, какие тут прошлые!

– Они могут дать ключи к этой. Помочь понять.

Эш пробормотал что-то, но Хлоя и не пыталась разобрать. Этот разговор происходил много раз, и девушка знала, что насколько она уверена во множестве воплощений и не верит в призраков, настолько же Эш убежден в обратном.

– Мармеладные мишки, которых вы привезли из города, прелестны. – Хлоя помолчала, но все же продолжила. – Не расстраивайся из-за полиции. С чего они должны были поверить или броситься сюда? У них дело об убийстве не раскрыто.

– Ты говоришь почти как Тео.

– Хоть в чем-то он на моей стороне.

– Он всегда на твоей стороне.

Помрачнев, Хлоя тоже задрала голову на небо, чтобы посмотреть на звезды. Невероятно яркие, как будто густые. Таких никогда не увидишь в городе.

– Мы все на твоей стороне, Хлоя.

Она рассеянно кивнула. И невольно вспомнила то время, когда потеряла ребенка. В одну особенно темную и тоскливую ночь Хлоя позвонила Эйвери, но подруга не брала трубку, они с Эшем как раз пошли то ли в кино, то ли еще куда. У Джея в тот момент хватало своих проблем, и Хлоя позвонила Тео – не слишком надеясь, что он отзовется.

А он приехал. Бросил всё и глубокой ночью оказался на пороге ее квартиры. И долго просто разговаривал, слушая сбивчивые слова Хлои, отпаивая ее чаем и вытирая слезы.

Они переспали в ту ночь. Хлое это было нужно, очень нужно. Чтобы уснуть рядом с кем-то, в ком она точно уверена. И не бояться последствий, обязательств или… чего-либо еще.

Только с утра она опасалась, что Тео захочет какого-то продолжения. На которое Хлоя готова не была. Но он вел себя так, будто ничего не случилось, и Хлоя успокоилась. Они оставались друзьями.

– Он волновался за тебя тогда, – сказал Эш.

– Что, вы, мальчики, те еще сплетники?

– Да ладно, ты сама мне всё рассказала про ту ночь.

– Я не знала, что ты уже в курсе!

– Конечно. Тео не размышлял так долго.

– Трепло.

– Он просил присмотреть за тобой.

– Лучше бы присматривал за Мией.

Взгляд Хлои скользнул от звездного неба, в котором она ровным счетом ничего не понимала, к темным деревьям леса, в которых она разбиралась еще меньше. Вспоминать вот так Мию жестоко, но Хлоя не любила, когда ей напоминали о собственных слабостях. Но она тут же пожалела, заметив, как помрачнел Эш.

– Пожалуйста, не надо про Мию.

– Прости. Я помню, вы были близки.

– Достаточно.

Хлоя с любопытством покосилась на Эша. Иногда она размышляла, а насколько в действительности близки? Эшу всегда нравилась младшая сестра Тео, кто же нравился Мии понять сложно. Но ей же исполнилось девятнадцать.

Зато никогда не стукнет двадцать. Или больше.

– Ты прав, – голос Хлои зазвучал необыкновенно тихо, – лучше не думать про Мию.

– Но иногда я задаюсь вопросом.

– Каким?

– С кем тогда в лесу встречалась Мия? Она не могла просто гулять ночью. Она хотела с кем-то встретиться.

Хлоя пожала плечами. Они с Мией не были подругами, Эйвери куда лучше находила общий язык с девушкой. Сама Хлоя предпочитала компанию парней.

– Осенью ждать ваших концертов?

– Конечно! – оживился Эш. – Джей горит энтузиазмом и мучает Тео, чтобы тот показал ему текст новой песни.

– О, что-то новенькое – прекрасно.

– Ага, пара необычных трэков точно будет. Но не раньше октября.

– Я подожду.

Лицо Эша посветлело, как и всегда бывало, когда речь заходила о группе. Он едва заметно улыбался и смотрел уже не на звезды, а куда-то сквозь них. И Хлоя, способная увидеть только россыпь огней, с невольной завистью подумала, что он там видит?

А Эш сказал, имея ввиду то ли группу, то ли собравшихся этой звездной ночью в коттедже:

– Нас связала музыка.

– Нас связал ты.

Они еще некоторое время сидели на крыше, больше молчали, и в этой тишине понимания оказалось больше, чем в тысяче слов.

Потом Эш вздохнул, что хочет спать. И вместе с ним Хлоя вернулась в дом, в коридоре едва не столкнувшись с Эйвери.

– Я на кухню. Ты со мной?

Конечно, Хлоя пошла с ней. Ей совсем не хотелось спать, главу на сегодня она уже написала, а ночь дышала умиротворением и спокойствием.

Деревянный пол поскрипывал под ногами, а с лестницы было видно, что внизу горит свет. Хлоя не торопилась, ей доставляло удовольствие поиграть с самой собой в угадайку, пытаясь определить, кто еще не спит в такой час – а может, и вовсе никого там нет, просто забыли выключить свет.

Но в гостиной оказался Тео. В одиночестве он сидел при свете единственной лампы на столе и тихонько напивался виски.

– Не ожидала тебя увидеть. – Если Хлоя удивления не показывала, то Эйвери даже не пыталась скрыть.

Тео, напротив, смотрел на девушек спокойно. Футболку он где-то оставил и сейчас сидел только в джинсах. Но, похоже, совсем не ощущал холода.

– Что ты здесь делаешь, Тео?

– Напиваюсь, конечно.

Он салютовал стаканом и залпом его осушил. Эйвери сочла это за приглашение и уселась на другой диван, напротив Тео.

– Напиваться в одиночестве – дурной тон, – сказала она.

– Что за глупость.

– Зачем ты пьешь?

– Чтобы заглушить боль.

– Как высокопарно.

– Что? Да нет, плевать на душевную боль. У меня раскалывается голова, а местная аптечка не помогает. Поэтому я предпочитаю напиться.

– О…

Эйвери почему-то смутилась. Она, видимо, ожидала пафосных речей, или чтобы Тео просто огрызнулся, и она поняла, что он уже настолько пьян, что ничего не соображает. Но Тео пил не настолько давно, а доводы его были удивительно разумны. Хлоя с трудом сдержала усмешку: она-то отлично знала, чтобы напиться, Тео нужно куда больше.

– Вам налить чего-нибудь?

– Только чай.

Эйвери вопросительно посмотрела на Хлою, но та покачала головой:

– Я ничего не буду.

Тео кивнул и, легко поднявшись с дивана, исчез в стороне кухни. Эйвери закуталась в огромный свитер, подтянув ноги на диван. Она бросила еще один взгляд на подругу, как будто ожидая, что та что-то скажет. Но Хлоя молчала.

Только не торопилась садиться. Она обошла диван и остановилась у окна, вглядываясь во мрак. Хлоя сама не могла сказать, что хотела увидеть. Точно не призраков, которых искал Эш. Не голоса, наверняка нашептывающие что-то Джею. Не трупы и тайны, которых опасалась Эйвери. Уж точно не новые ощущения, или что там искала Мэдисон? И даже не лес, который так любил Тео.

Хлоя смотрела во мрак, пытаясь разглядеть сюжеты. Расслышать персонажей – или, наоборот, отмахнуться от них. Отделить от реальности, где не было места ни выдумкам, ни сказкам.

Тео появился из кухни с чашкой и поставил ее на низкий столик перед Эйвери:

– Я ни черта не разбираюсь в чае, но этот должен быть неплох. Кажется, его покупала Хлоя.

И теперь она не могла скрыться от его взгляда, так не вовремя отвернувшись от окна. Хлоя опустила глаза, цепляясь за татуировки, украшавшие руки и грудь Тео.

– Кажется, я. Он с жасмином.

– По-моему, жасмин хорош только в цветах, – сказал Тео.

Теперь Хлоя посмотрела на него с любопытством. Но, как и всегда, не могла быть уверена, о чем думает Тео, и правда ли ему нравятся цветы жасмина. А он уже отвернулся, вытатуированный ворон на его спине как будто махнул Хлое крыльями. Усевшись на диван, Тео снова подхватил бутылку виски и наполнил стакан:

– Но мне плевать на чай, пока у меня есть это.

И тут Хлоя могла поспорить, что он искренен.

Эйвери попробовала чая, поморщилась от того, какой он горячий и начала дуть. Но подняла голову, и Хлоя поймала ее взгляд, когда направлялась к лестнице.

– Ты куда? – спросила Эйвери.

– Хочу написать еще главу, пока есть вдохновение.

– О, жаль… я думала, ты посидишь с нами. До завтра тогда.

Хлоя кивнула, а Тео только молча салютовал ей стаканом.

Иногда мне кажется, что персонажи реальнее настоящих людей.

Мне нравится наблюдать за знакомыми, замечать, как едва заметно меняется выражение их лиц, как приподнимаются брови или дрогнут уголки губ не в улыбке, а только в ее намеке. Мне нравится понимать людей.

Иногда мне кажется, я с этим справляюсь. Иногда – что я абсолютно не права и просто придумываю то, что мне хочется видеть.

С персонажами проще.

Я всегда в них уверена. Точно знаю, о чем они думают и чего хотят. Я могу наделить их чертами людей, которых знаю, но они всегда останутся только моими. И не заставят думать, что могло бы быть. Не заставят размышлять о множестве возможных жизней из этой точки вероятностей – тех, которых не было и которых никогда не будет.

Мне нравится придумывать ложь, в которую я верю.

Она моя и только моя.

Но слишком часто осыпается хрусткими осколками, столкнувшись с настоящей жизнью.

– А далеко до вашего охотничьего домика?

В голосе Мэдисон отчетливо послышались нотки… то ли опасения, то ли растерянности. Они только вышли из коттеджа, а она, видимо, сейчас задумалась, насколько длинным будет путешествие. Что же Эш ничего ей не рассказал?

Он сам отозвался откуда-то со стороны, Хлоя не могла его видеть за цепкими ветками и спинами друзей.

– Не очень.

Кто-то рассмеялся, Хлоя поняла, что это Джей.

– Ой, Эш, да ладно? Не очень? Да тут не меньше часа шагать! Это если мы не заблудимся.

– Заблудиться сложно. Сейчас выйдем к реке, а там вдоль нее.

– Тут есть река? – удивилась Мэдисон.

– Ага, – Джей охотно пустился в объяснения. – Она уродливая, с крутым берегом. Но глубокая и адски холодная. Поэтому купаться там околеешь. Даже летом.

– Это из-за родников, – пояснил Эш. – И не верь Джею. Там живописно.

Джей снова рассмеялся:

– Не, ну ты и в кладбищах находишь романтику! Так что, Мэдисон, не верь ему.

– Сама скоро увижу.

Мэдисон вместе с Эшем шагали впереди, Джей немного отстал от них и тут же привязался к Тео с какими-то то ли расспросами, то ли разговорами. По крайней мере, Тео отвечал односложно, а словоохотливому Джею для его монологов иной собеседник и не требовался. Хлоя старалась не терять из виду его рыжую голову – или, как больше нравилось Джею, тыквенную.

– Что, не выспалась? – ехидно спросила Хлоя.

Эйвери и правда выглядела так, будто вовсе не ложилась ночью. Но она только вздохнула:

– Это виски. Тео уговорил попробовать. Я не знаю, как он сам может быть таким бодрым с утра.

– Он не бодрый, он равнодушный.

Хлоя бросила взгляд на темную спину шагавшего впереди Тео, но тот их либо не слышал, либо не считал нужным реагировать.

– А я хочу умереть, – пожаловалась Эйвери. – Или хотя бы поспать.

– Да ладно! Наслаждайся прогулкой! Не торопясь дойдем до этого охотничьего домика, там можно перекусить, я взяла сэндвичей. День просто прекрасный!

Много раз бывая в тех домиках, Хлоя знала, чего ожидать, и искренне наслаждалась прогулкой. Летнее солнце просачивалось сквозь плотно сомкнутые ветви, а смолистый запах приятно щекотал ноздри и даже немного кружил голову.

Валежник иногда пружинил, а порой и потрескивал под задорными резиновыми сапогами. Хлоя их выбирала под цвет волос, такие же бескомпромиссно розовые.

– А вот и река! – радостно возвестил Эш. – Нам направо, вверх по течению. Только будьте аккуратны, берег тут правда крутой, а глубина может быть приличной.

Деревья поредели, а вскоре открылась и весело журчащая речка. То есть такой она была в воображении Хлои, такой ей хотелось ее видеть – на самом деле, холодные воды текли медленно и размеренно, будто поглощая солнце. Но к смолистому запаху хвои прибавилась свежесть. Хотя Хлоя с опаской оглядывала берег. Она почему-то решила, что именно тут могут быть змеи, а их она не то чтобы боялась, но не любила.

Мэдисон и Эш переговаривались впереди, Джей продолжал что-то рассказывать Тео, иногда отвлекаясь и заглядывая в воду. Даже Эйвери оживилась и срывала по пути цветы.

– Тебе стоит сделать гербарий, – заявила Хлоя. – Представляешь, как будет красиво?

– Я же ничего не понимаю в цветах.

– Ой, не прибедняйся! Я сама дарила тебе какие-то альбомы по ботанике на День рождения. Ты просила!

– Засушивать травы для гербария не так просто.

– Вечно у тебя какие-то сложности. Почему не попробовать?

– Хлоя, ты даже мертвого уговоришь!

– Мертвого не надо. А тебя иногда стоит. Смотри, вон тот синенький красивый.

Хлоя одновременно и услышала, и заметила краем глаза. Хотя, наверное, услышала даже раньше: Джей внезапно замолчал, во что-то пристально вглядываясь на той стороне реки. Когда Тео его окликнул, Хлое показалось, Джей ответил что-то вроде «вороны».

А потом он устремился вперед и бултыхнулся с небольшого обрыва в воду. Река тут делала изгиб, и глубины хватило, чтобы Джей с головой ушел под воду. И явно не достал до дна.

Эш что-то выкрикнул, кто-то взвизгнул, и Хлоя поняла, это она сама. В ужасе приложив руку ко рту, она прошептала Эйвери:

– Он же плавать не умеет!

Но испугалась Хлоя гораздо позже, когда смогла осознать все происходящее. А в тот момент всё случилось слишком быстро. Вот Джей уходит под воду, а вот Тео уже бросается следом за ним. Он-то плавать умел и отлично.

Наверное, именно поэтому оба парня через пару минут уже выбрались из воды чуть ниже по течению, где берег не такой крутой. Мокрые, продрогшие, Джей еще и отчаянно отплевывающийся от воды. Но невредимые.

========== Тео. Волк тёмных костров ==========

Комментарий к Тео. Волк тёмных костров

Прошу прощения, что так долго тянула с главой. Надеюсь, дальше войду в ритм.

И вот небольшой коллаж, в который всегда можно заглянуть, если забудете, кто есть кто: https://pp.userapi.com/c626225/v626225581/56d83/Dv3BkS4wKsY.jpg

Дневник Тео

Вам знакомо ощущение, когда кулаки саднят от нанесенных ударов, когда сплевываешь кровь и щеришься в ухмылке, потому что чувствуешь себя чертовски правым? Я – знаю.

А знаете ощущение, когда целуешь чьи-то разбитые губы, и на твой собственный язык попадают чужие капли крови? Мия знала.

Родителям всегда было мало дела до нас, детей. Подозреваю, мать никогда нас не планировала – она вообще не планировала ничего дальше завтрашнего дня. И, скорее всего, у нее просто не хватило на аборт денег – они все оседали на дне бутылок с дешевым алкоголем. Или отец спускал на наркоту.

Может, они завели детей в тот период просветления, когда в очередной раз решили «бросить» и взяться за ум. По крайней мере, когда родилась Мия, мне было три, и я смутно помню то время. Зато в памяти хорошо сохранилось всё, что позже.

Но у меня всегда была Мия. Маленькая сестренка, которая поддерживала. И которую я готов охранять, как верный пес.

Ей было то ли тринадцать, то ли четырнадцать, когда я нашел ее рыдающей в ванной. Она размазывала слезы по припухшему лицу и уверяла, что всё в порядке. Но потом призналась, что в школе к ней пристает какой-то парень постарше. Проходу не дает, говорит, что будет с ней встречаться во что бы то ни стало, угрожает.

Не помню, как его звали. Но помню, как хрустнули кости в его руке. Как он вопил, уже не пытаясь ответить, а только спрятаться от ударов. Помню, как чуть не убил его.

С тех пор к Мие никто никогда не приставал. Пока она сама того не хотела. А на улице мы проводили куда больше времени, чем дома – пока одним вечером, когда я наконец-то закончил школу, собрали вещи и не хлопнули дверью места, которое не считали домом. Кажется, родители даже не заметили нашего ухода. Может, вздохнули с облегчением.

Я хорошо помню то время. Отчаянное, злое, насквозь пропитанное дымом дешевых сигарет и расплавленной, впитавшейся в поры кожи свободой. Пусть я никогда не был против работать, но наших денег едва хватало на тесную каморку, окна которой выходили на шумную дорогу. Зато ночами можно было лежать на хлипкой кровати и смотреть за отсветами фар на потолке. Это было красиво. А мы были счастливы.

Даже когда я приходил с разборок местных банд, куда, конечно, успел влезть. Мия только качала головой и шла за водой и перекисью. Она не возражала не потому, что это могло помочь нам, а потому, что это нравилось мне. Она верила. А я всегда верил ей.

Поэтому, когда однажды в душном баре, куда ее и пускать-то не должны были, Мия протиснулась сквозь толпу, таща за руку какого-то парня, я не удивился. Она с горящими глазами сказала, что это Эш, и я должен сыграть для него.

Я верил Мие. Кроме нее, у меня была только гитара. И я помню выражение лица Эша, когда он впервые услышал, как я играю. Но еще лучше я помню восторг Мии, когда она узнала, что теперь я буду частью группы. Тогда ни я, ни сестра еще не подозревали, что нашли нечто большее – друзей.

Так всё начиналось. И мне казалось, это новая жизнь, которая никогда не закончится. Людям свойственно ошибаться. А уж в надеждах о счастливых моментах – тем более.

Мы с Мией самоуверенно полагали, что у нас впереди вечность. Нас всегда хранил собственный огонь, иногда перетекавший в пожар, в другое время спадающий то тонкой свечи. Пока ее однажды не погас.

Но больше я никому не позволю пострадать. Если это в моих силах.

Все устроились в большой гостиной на первом этаже. Продрогший Джей продолжал мелко трястись, завернувшись на диване в теплый плед. Эш достал какой-то алкоголь и разливал по стаканам, пока Эйвери и Мэдисон сидели, напуганные и ошеломленные, а Хлоя, наоборот, бегала по комнате туда-сюда, не находя себе места и озвучивая общее беспокойство.

– Боже, Джей! Ты ведь мог легко погибнуть там! Ледяная вода, поток, ты не умеешь плавать… мы так испугались! Я понимаю, это не твоя вина, но, пожалуйста, пожалуйста, в следующий раз будь аккуратнее. Ох, эта чертова река…

Эш протянул стакан Джею, но тот только покачал головой. Намокшие тыквенные волосы подсыхали, но все равно казались странного грязноватого оттенка.

В отличие от него, Тео сам взял один из стаканов, куда Эш налил горячительное, и залпом осушил. Алкоголь ожег горло, скользнул в желудок.

– Это моя вина, – пробормотал Джей.

Тео стоял достаточно близко, чтобы не пропустить слова. По тому, как нахмурился Эш, он тоже явно понял. Остальные за щебетом Хлои не разобрали. Она остановилась:

– Что, прости?

– Я сам виноват. Мне показалось, я что-то услышал.

– Что?

Тео сам поразился, какая сталь прозвучала в его вопросе. Может, ледяная вода окутала не только кожу, но успела проникнуть до костей, впитаться в вены и теперь скользит по горлу в слова?

Он наклонился ближе к Джею:

– Что ты услышал?

Тот молчал, опустив глаза, и Тео ощутил, как рука Эша мягко легла на плечо. Как будто говоря «не надо». Но Тео отступать не привык.

– Что ты услышал, Джей?

– Следуй за воронами, тыквенный король.

– Что?

– Эти слова… в ветре, в журчании воды… а потом воронов. Там, за рекой.

– И ты последовал за ними. Ты…

– Я пью чертовы таблетки, – огрызнулся Джей. – Поэтому отстаньте со своим алкоголем.

Тео присел на корточки, так что Джей был вынужден на него посмотреть. Тео хотел этого. Хотел, чтобы Джей увидел.

– Ничего страшного, Джей. Ты не один.

– Ты ведь тоже мог в этой реке…

– Я в порядке. И ты в порядке. Всё нормально.

Тео не мог быть уверен, что остальные слышали негромкий диалог, но когда выпрямился, то по лицам понял, и они разобрали слова. О голосах и воронах. Эш незаметно с благодарностью кивнул – он всегда утверждал, что не умеет успокаивать, хотя Тео лучше многих знал, это неправда.

– Я переоденусь, – сказал он. – Надо сменить мокрую одежду.

Залпом выпив и порцию Джея, Тео вышел из комнаты. Ступени лестницы скрипнули под его весом, но Тео мог ощущать только промокшие и замерзшие ноги. В комнате первым делом прочь полетели именно ботинки с носками, следом отправилась и остальная одежда.

Вообще-то, отдельной ванной располагала далеко не каждая комната в доме, но эта, большая и просторная, явно изначально предназначалась для хозяина. Эш ее не любил, предпочитая маленькую мансардную со скошенным потолком. Но Тео досталась отдельная ванная, так что он не возражал – хотя большой простор жилого помещения был уж слишком непривычен.

Теплые струи согревали и возвращали в реальность. Вода обнимала чернильные узоры на теле Тео, и он не мог не вспомнить, что на спине у него татуировка ворона. За которым голоса велят следовать Джею. Да что за чертовщина? Если Джей говорит, что пьет свои таблетки, значит, он это делает. Но какие тогда голоса?

Конечно, Эш наверняка решит, что это место так влияет на Джея. Эш всегда готов свалить всё на мистику и призраков. Но Тео предпочитал верить в необъяснимое только в том случае, когда исчерпаны все адекватные причины. А пока мысль о том, что таблетки Джея почему-то перестали действовать, казалась самой разумной. Значит, надо присмотреть за Джеем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю