290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Лес, который дает тень (СИ) » Текст книги (страница 2)
Лес, который дает тень (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 02:30

Текст книги "Лес, который дает тень (СИ)"


Автор книги: -Мэй-




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 6 страниц)

– Оу. Джей, ну не стоило так.

– Два года с тех пор. Можно уже спокойнее относиться.

– Если бы это ты нашел свою единственную сестру мертвой, ты бы так не говорил.

Джей вздохнул: он знал, что Хлоя права. И он с трудом мог представить, как бы отреагировал, если б любая из его сестер погибла. Возможно, куда хуже Тео. В конце концов, если его так задевает смерть незнакомых людей, что бы было касайся дело родных?

– Еще я думаю о той женщине, – неуверенно сказал Джей. – Ну, той, что в лесу.

– Она умерла. Еще до нас.

– Мы первые приволокли в этот лес призраков.

– Они тут тоже до нас.

– Хорошо, мы притащили смерть. Мия погибла здесь.

– В лесу постоянно кто-то умирает. Я не думаю, что и с этой женщиной связано что-то загадочное. Может, заблудившаяся туристка. Или оступившаяся местная.

Или это мрачное убийство, подумал Джей, но вслух озвучивать не стал. Даже не жалующаяся на фантазию Хлоя говорила, что у него слишком богатое воображение.

Она вздохнула и с раздражением убрала за ухо выбившуюся розовую прядь.

– Ну хочешь, посмотрю, что там пишут местные новости и газеты о смерти этой женщины. Наверняка полиция уже сделала заявления. Это мы тут в глуши не в курсе.

– Посмотри.

Джей подумал, если ему официально скажут, что это очередной несчастный случай – он поверит и успокоится. Хлоя решительно придвинула ноутбук. Свернув текстовый файл, она полезла в браузер. В такие моменты, когда ее брови сосредоточенно сходились, а взгляд выражал всю целеустремленность, Джей понимал, почему они когда-то подружились с Эшем.

Он поднялся с кровати, чтобы не мешать и подошел к окну. Комната Хлои располагалась как раз над гостиной, так что Джей мог видеть тот же кусок леса, что и когда был на улице. Там снова стоял Тео, недалеко от крыльца, и пил кофе, смотря на деревья.

– Лес, который дает тень, – негромко сказал Джей.

– Что? – спросила Хлоя, не отрываясь от экрана.

– Лес, который дает нам тень, нельзя осквернять. Это зулусская пословица. А что, если мы сами осквернили эти деревья давным-давно? И Мия… а теперь лес мстит нам.

– Новым трупом? Ну-ну. Пиши книги, Джей, с таким-то воображением.

Но он не хотел отступать.

– Вдруг это тело как-то связано с нами? Или это добавит сюда призраков? А может, лес хочет вывести на чистую воду все наши грязные секреты?

– Твои особенно. Придется признать, когда ты зажал сдачу в супермаркете.

Джей не отвечал, смотря на лес под окнами и стоявшего Тео. Сам не заметив как, Джей начал отбивать на подоконнике простенький ритм. Барабаны всегда помогали ему успокоиться, привести в норму чувства… направить голоса, когда они звучали.

Голоса не настоящие. Всегда помни об этом, Джей, эти голоса не настоящие.

Следуй за воронами, тыквенный король.

Некстати Джей вспомнил, что на спине Тео среди прочих татуировок есть и вороны. Но развить мысль ему не дал приглушенный возглас Хлои. Обернувшись, Джей столкнулся со взглядом ее расширившихся глаз. Он только не мог сходу сказать, в них ужас или растерянность.

– Может, ты прав. Это было убийство, полиция подтвердила. И мы знали погибшую. Мэделин Роуз. Мэдди умерла в этом лесу.

========== Эш. Мальчик со смертью в глазах ==========

Комментарий к Эш. Мальчик со смертью в глазах

Эш: https://pp.vk.me/c626730/v626730581/40231/rQSex85TlXs.jpg

Эш

Дневник Эша

Мэдди.

Я помню, что у нее были веснушки, и она слишком громко смеялась. А еще когда говорила, то забавно растягивала слова.

Она была местной, жила в ближайшем городке Амивилле, работала в магазине на бензоколонке. Всегда с радостью болтала, когда мы приезжали заправляться. Честно говоря, я даже не знал ее полное имя, все звали просто «Мэдди».

Хлоя знала. Но она всегда всех знает: как она выражается, «собирает истории».

Когда она рассказала, безвестные останки внезапно превратились из мрачного события в грустное. Да, мы бываем в коттедже только летом, мы говорили с Мэдди от силы раз десять за все пять лет – но все-таки мы ее знали. Она не была просто сочетанием букв на бумаге, нелепым ярлычком, прицепленным к бездушному трупу.

Иногда мне кажется, это моя вина. Я тащу за собой смерти и потери. Когда мне приходят в голову подобные мысли, я стараюсь сосредоточиться на другом, сочинить новый текст песни, например. Тем более, даже могу воссоздать в голове голос своего психолога, которая с умным видом вещает что-то о комплексах и вине выжившего.

Но еще лучше я помню голос одной старухи.

Мне тогда было лет восемь, не больше. Я очень радовался, потому что мы пошли на прогулку всей семьей – обычно отец вечно был на работе. Но тогда стоял выходной. И сияющие огни аттракционов, сладкая вата, в которой я весь перемазался. И ярко раскрашенная картонка «дома предсказаний», куда в шутку зашли родители.

Я как раз облизывал палочку от сладкой ваты, не слушая, что там «говорят» карты, когда старуха-гадалка внезапно замолчала и посмотрела на меня. В полумраке комнаты ее глаза казались маленькими бусинками. Но я никогда их не забуду.

А потом она ткнула в меня пальцем и прошипела:

– Мальчик со смертью в глазах.

Я не на шутку перепугался, а мать с отцом поспешили уйти. Но слова той женщины прочно впечатались мне в мозг. Хотя из глубин памяти вылезли гораздо позже. В тот день, когда умерли родители.

Знаю, в колледже мне завидовали, потому что я мог никогда не работать и всю жизнь жить на проценты с акций отца. Как будто деньги могли что-то заменить. Знаю, психолог, которого меня обязали посещать, скажет, что я просто слишком впечатлительный.

Но им никогда не приходилось опознавать тела родителей после автокатастрофы. Или то, что от них осталось.

Эш захлопнул пухлую тетрадь, в которой вел дневник, и в задумчивости уставился в стену. На самом деле, он полагал, что записи – это лучшая идея психолога. Если не единственная по-настоящему хорошая. Дневник и правда позволял Эшу структурировать мысли, заставлять их двигаться не так хаотично. Но иногда этот путь уводил не совсем туда, куда он хотел.

Он сидел на кровати, которая стояла прямо под окном. А выше, под скошенным мансардным потолком, мерцала ровным желтым светом гирлянда. Эш их очень любил и полагал, что маленькие огоньки хороши не только на Рождество.

Темнело.

Поднявшись на колени, Эш выглянул в окно, пока еще была возможность что-то увидеть. Лес стоял темным массивом, непроходимым и дремучим. В первые дни после приезда это всегда немного нервировало: никаких огней по сравнению с городом, нет звуков, кроме тех, что предусмотрены самой природой.

Это восхищало и пугало.

Хотя в последнее время страх возникал и по иным причинам. Положив голову на руки, Эш уставился на темные силуэты деревьев. Где-то там нашли труп Мэдди. И кто знает, кто ее убил? Полиция советовала не покидать коттедж, но Эш отлично понимал, это не просьба, а требование. Они были чужаками. Они становились подозреваемыми.

Вот только Мэдди убили еще до их приезда.

Да и без этого Эш не сомневался, никто из его друзей не был способен обидеть даже Бандита – кота, которого в некоторые годы притаскивал с собой Джей. А тот был тем еще своенравным нарывающимся существом.

Но кто-то ведь убил девушку. И он до сих пор может быть там.

Эшу показалось, он заметил между деревьями четвероногий силуэт. Олень будто бы робко вышел из чащи, остановился, а потом качнул увенчанной рогами головой и стремительно исчез. Наверное, его напугали огни дома.

В дверь постучали.

– Да не заперто.

В последний раз бросив взгляд на лес (олень явно не собирался возвращаться), Эш уселся на кровать лицом к двери. Но он и без того был в курсе, что это Мэдисон.

Она всегда носила черное, стучалась в двери и умела раскладывать карты Таро – не удивительно, учитывая, что ее мать и бабушка держали магический салон.

– Ужин?

Мэдисон покачала головой, и серьги в ее ушах мелодично зазвенели. Хотя их не было видно под длинными темными волосами.

– Пока нет. Просто решила зайти к тебе.

– Остальные внизу?

– Хлоя, Эйвери и Джей собрались в гостиной. Тео, видимо, у себя.

Эш вспомнил, как сегодня днем Тео рассказал, что Джей снова слышит свои галлюцинации. В голосе друга отчетливо сквозили вопросительные интонации, и Эш не обижался на них. Его всегда интересовали призраки, он всегда к ним стремился – но после смерти родителей страсть стала почти маниакальной. Он не просто хотел увидеть призраков, узнать о них больше. Ему это нужно.

Но не такой ценой, конечно. Поэтому Эш заверил, что он никогда бы не попросил Джея не пить таблетки, только чтобы услышать призраков. Его это тоже волновало, хотя возможно, меньше, чем Тео. Эш полагал, что Джей может сам решить, что для него лучше и когда.

– Тебя что-то беспокоит?

Мэдисон никогда не говорила, что обладает какими-то магическими способностями. Наоборот. Утверждала, что карты Таро и другие артефакты – просто еще один язык, с помощью которого с нами общается Вселенная. И понять его в силах каждого. Нужно только научиться.

Но даже без этого Мэдисон бывала очень проницательной.

– Да, – признал Эш. – У меня не выходит из головы та девушка в лесу.

– Вряд ли кто способен о ней забыть.

– Да уж…

– Ты боишься, что тот, кто сделал это, все еще в городе?

– Я уже говорил, что ты чертовски проницательна?

– Много раз!

Улыбнувшись, Мэдисон уселась рядом с Эшем, скрестив ноги на кровати. Снова раздался отчаянный перезвон ее серег, и украшения даже пару раз показались между прядями волос. Длинные серебряные цепи с полумесяцами и еще чем-то. Эш не смог рассмотреть.

– Может, он вообще здесь, в лесу? – тихо спросил Эш. – Вдруг тем, кого я позвал сюда, угрожает опасность?

– Если б это был маньяк, одним трупом дело не ограничилось.

– Мы не знаем, сколько их там.

– Полиция обыскала. Больше никого.

– Они могли что-то пропустить. Или тело вообще закопано…

Вместо ответа, Мэдисон уселась на колени перед Эшем и взяла в руки его лицо. Ее длинные тонкие пальцы казались прохладными. Такими, что смогут усмирить жар его тела – тот огонь, который грозился сжечь его целиком и захватить контроль.

Ее губы, коснувшиеся его губ, несли силу, способную управлять жизнью. Как минимум, собственной. И не испытывать жгучее чувство стыда из-за того, что ты все еще жив.

Мэдисон отстранилась:

– Так лучше?

– Намного.

Он заметил на ее запястье тонкий серебряный браслет. Вообще-то Мэдисон ненавидела украшения на руки, но Эш узнал об этом слишком поздно, после того, как преподнес свой подарок. С тех пор Мэдисон носила его не снимая.

– Ты ведь знаешь, почему я купил этот дом?

– Потому что здесь обитают призраки?

В голосе Мэдисон звучали нотки лукавства, но в то же время Эш понял, что она серьезно. И она понимает.

– Здесь никто не умирал, если хочешь знать, – сказал Эш. – Но на этой земле и правда когда-то нашли кости. С проломленным черепом. Похоже, влюбленные решили уединиться на полянке, но что-то не поделили, и женщина осталась тут навсегда. Ее похоронили, конечно, на местном кладбище Амивилля. А тут построили дом.

– И кто здесь жил?

– Постоянно – никто. Но наездами заявлялись богатеи из округи. Им принадлежала то ли лесопилка, то ли сталелитейный завод. Потом производство перенесли в другой район, и они уехали вместе с ним. Но в доме никто не хотел жить.

– Объявился призрак?

– Ходили слухи, будто те богачи устраивали тут ритуалы темной магии.

– И насколько это правда?

– Я не нашел никаких подтверждений. Но слухи… ты же понимаешь. Рассказывали, как тут приносили человеческие жертвы и призывали Сатану.

Мэдисон поморщилась. Не потому, что считала это странным, а потому что ей самой приходилось сталкиваться со стереотипами.

– Эш, ты же знаешь, как люди любят сплетничать. Особенно когда больше не о чем.

Она смотрела не на него, а на собственные сложенные на коленях руки. С ногтями черного цвета и пальцами с многочисленными кольцами с необработанными камнями и символами Луны.

Эш накрыл ее ладони своими:

– Знаю. Поэтому не очень верю. Но факт в том, что здешние люди не любят этих мест, рассказывают о призраках. Конечно, я купил коттедж. Он еще и отлично расположен. И… леса здесь и вправду чудесные.

Подняв голову, Мэдисон посмотрела на Эша:

– Остальные знают эту историю?

– Да, конечно. Рассказал им еще до приезда. Они не отнеслись серьезно. А когда вдохнули местный воздух, тоже влюбились в леса.

– И никаких призраков не было?

– Ни единого. Мы сами привели своих мертвецов.

– Мия. Ты говорил, это несчастный случай.

– Да, она пошла ночью в лес одна. Видимо, не заметила нору, споткнулась, неудачно упала… она сломала ногу и отключилась. А ночью в лесу холодно. Она умерла, не приходя в сознание.

– Мне жаль.

– Мне тоже. До сих пор.

– Никто не был виноват.

– Никто никогда не виноват.

Видимо, что-то в интонациях Эша проскользнуло такое, что заставило Мэдисон нахмуриться. И понять то, что он оставил между строк. В словах к ней или на страницах дневника.

– Эш. – Она мягко высвободила руки и сама коснулась его пальцев. – Никто не был виноват в смерти Мии. И уж точно не ты.

– Я просто несу с собой смерть.

– Никто не несет ее с собой. Она иногда случается.

Мэдисон знала, о чем говорила. Эш верил ей. Но этого было мало.

И он помнил взгляд той старухи, и как она тыкала в него пальцем. Как будто говорила, что те, кто с ним рядом, обречены. Это только вопрос времени. Потому что Эш на них смотрит.

Мальчик со смертью в глазах.

Но это было давно. А Мэдисон сидела здесь, рядом, за окном почти стемнело, и на коже девушки мерцали теплые отблески гирлянды.

Именно тогда они услышали, как кто-то громко выругался. Мэдисон посмотрела на Эша с удивлением:

– Тео. Только он так может.

Но Эш уже устремился к двери. Он был в курсе, что Тео ругается, только когда есть серьезный повод.

Уже в дверях его застал вопль Хлои, и Эш еще больше заторопился.

Он нашел их на выходе из дома. Тео стоял, скрестив руки на груди, перед стеной, за ним уже столпились Хлоя, Эйвери и Джей, успевшие из гостиной. За Эшем спешила Мэдисон.

Они вышли из дома и смотрели на стену рядом с дверью. Даже в полумраке были отчетливо видны следы чего-то темного и смутные очертания ладоней. Как будто кто-то обмазал их грязью, а потом возил по стене.

Мэдисон подошла ближе, тронула пальцем и сказала то, о чем все подозревали:

– Похоже на кровь.

– Человеческую? – вырвалось у Эша.

Мэдисон только пожала плечами:

– Вряд ли. Но давайте вызовем полицию, и пусть они разбираются. Мне это не нравится.

Она уже доставала телефон, а когда отошла в сторону, Тео оглядел остальных:

– Кто последний выходил из дома? Когда это было?

Все переглянулись.

– Видимо, я, – голос Эйвери едва заметно дрожал. – Пару часов назад. Мне хотелось посмотреть на лес, пока не стемнело.

– Стена была чистой?

– Да.

– И ты никого не видела?

Эйвери покачала головой. Джей выглядел, скорее, ошарашенным, со своими тыквенными волосами и большими синими наушниками на плечах. Хлоя стояла собранной, сжав губы, она изучала разводы на стене вместе с Тео. Но Эйвери казалась по-настоящему напуганной, так что Эш взял ее за руку. Она кивнула с благодарностью.

– Никто никого не видел? – спросил Тео.

Все покачали головой. Эш не смог удержаться:

– Ну, я заметил только оленя минут десять назад. Вряд ли это он.

– Давайте тогда зайдем в дом.

Тео с опаской огляделся, и Эш легко мог понять, о чем он думает. Тот, кто это сделал, еще может быть рядом. Вместе с Мэдисон («Черт, линия занята. Что не так со связью в этих местах? Попробую через пару минут») они все вместе зашли в гостиную. И первым делом Тео занавесил окна, как будто хотел отгородиться от леса и того, кто мог там быть. И смотреть за ними.

– Я хочу сфотографировать, – неожиданно сказала Хлоя. – Сейчас, пока никакая полиция не трогала. Но… я боюсь туда идти одна.

Тео кивнул:

– Я с тобой.

– И я, – сказал Эш.

Мэдисон и Эйвери остались с Джеем, а Хлоя уже доставала телефон, чтобы заснять устрашающие знаки.

И она не удержалась от нового вопля, когда стена оказалась пустой. Совершенно чистой. Не веря, Эш даже прикоснулся к доскам, еще пару минут назад измазанным вроде бы кровью. Но стена была чистой.

Никто не смог бы смыть так быстро.

Никто, кроме призраков.

========== Мэдисон. Ты станешь их маяком ==========

Комментарий к Мэдисон. Ты станешь их маяком

Простите, что я так долго с этой главой) Рабочие будни не отпускали. Но теперь я полна решительности писать. Привет, Мэдисон :)

Картинка к ней в группе – https://vk.com/photo-115053908_456239218

Мэдисон

Дневник Мэдисон

Конечно, мы решили, что нам показалось.

Так лег свет из окон.

Игра воображения.

Нервное перенапряжение сыграло дурную шутку.

По крайней мере, в такую версию куда легче поверить, чем признать, что вокруг творится какая-то чертовщина. Готова поспорить на бутылку рома, припрятанного бабушкой, никто до конца не принимает такое объяснение. Но оно надежнее и проще, чем любое другое.

Хотя все же мы с Эшем решили на следующий день съездить в город. Наведаться в полицию и рассказать… что? Мы еще не решили. Подозреваю, в голове Эша уже созрел какой-то план, но иногда он бывает слишком рассеян, чтобы кого-нибудь посвящать в свои мысли.

Думаю, он расскажет о подозрениях, будто мы не одни в лесу. Правда, вряд ли выложит полиции, что нас преследуют призраки. Или галлюцинации? Мы не стали обходить дом, трусливо спрятавшись внутри после того, как кровавые разводы на стене исчезли. Но что если это чья-то глупая шутка? Кого-то, кто успел быстро спрятаться? Это возможно.

Позже, когда мы все-таки успокоились и разошлись по комнатам, я лежала, прижавшись к Эшу. Слушала тишину за окном, такую непривычную после города. Каждый раз в лесу меня поражает именно она – тишина. Конечно, шелестят ветви, ухают совы. Но это все не то. Непривычное. Не гудки сигнализаций потревоженных машин, не окрики соседей и уж точно не натяжное чихание сломавшегося под окнами автомобиля.

Лес дышит иным.

В ту ночь Эш обнимал меня, задумчиво гладя по спине, и рассказывал, что у него уже несколько раз хотели купить этот дом. Видимо, кому-то не давала покоя земля, на которой он стоит, но Эш каждый раз наотрез отказывался. И я точно знаю, он никогда не продаст дом. Вовсе не потому, что, как он считает, он ему нравится.

Это была его первая покупка после смерти родителей. И возможно, первая самостоятельная.

Может быть, именно тогда поиск призраков превратился для Эша в одержимость. Он должен знать, что жизнь не оканчивается пустотой. Он должен знать, что не имеет отношения к смерти.

А что должна знать я?

Когда собиралась сюда на лето, то встретилась с отцом, он пожелал приятного отдыха. Пыталась поговорить с матерью, но та металась между двумя новыми кавалерами. После того как они с отцом разошлись, мне кажется, только бабушка всегда остается неизменной.

Я нашла ее в магическом салоне. Она сидела в ароматах сандала и отблесках свечей из темного воска, а ее унизанные кольцами пальцы проворно тасовали колоду Таро. Я думала, она пожелает мне удачного пути, как отец. Или передаст в очередной раз мамины слова о том, чтобы я захватила свитер.

Но бабушка посмотрела на меня своими до сих пор яркими голубыми глазами:

– Ты же знаешь, зачем туда едешь?

Ее слова звучали как вопрос, но на самом деле, они же были ответом. И я знала, она вовсе не имеет ввиду такие банальности как лето, отдых или время, проведенное вместе с моим парнем. Поэтому терпеливо покачала головой.

– Это не отдых, Мэдисон. Ты будешь делать то же, что и здесь.

– Предлагать гостям чай, вести запись клиентов и подметать салон?

Я не удержалась от ехидства. Но бабушка серьезно покачала головой. Карты продолжали летать в ее руках.

– Тебе придется стать проводником, Мэдисон. Точкой отсчета.

– Якорем?

– Маяком.

Сказать, что утро выдалось спокойным, стало бы большим преувеличением.

Когда Мэдисон проснулась, Эша не оказалось рядом. Сев на кровати, девушка выглянула в окно, и, конечно, увидела его там. Кто, как не Эш, первым будет готов при свете дня выйти к той стене, которая вчера так всех переполошила? Он стоял на улице вместе с Тео и о чем-то беседовал.

Решив не медлить, Мэдисон влезла в джинсы и простую черную майку. Вообще-то, она бы предпочла длинную юбку и все украшения, но только не сегодня, когда предстояло ехать в город. Еще местных пугать. Поэтому Мэдисон ограничилась только браслетом, который преподнес Эш, и кольцом с большим кроваво-красным рубином, подаренным бабушкой. Оно великовато Мэдисон, поэтому приходилось носить его на указательном пальце.

Внизу нашлись Джей и Эйвери, сообщившие, что Хлоя еще спит. Похоже, это и было единственной причиной, по которой в доме стояла тишина. Никто еще не нажал на кнопку Play на ноутбуке, не запустил ровные биты, которые делали жизнь будто бы проще и понятнее. Впитывались в окружающий лес, просачивались в землю. Заполняли пустоту.

Мэдисон встречалась с Эшем всего пару месяцев, но уже успела усвоить, что для этих парней именно музыка становилась идеальным равновесием, спокойствием и тихой гаванью посреди бурных океанов их дней. Именно музыка позволяла им пережить все что угодно, и не растерять самих себя.

Может, именно поэтому лучший альбом они записали после смерти Мии.

Сейчас Джей напевал мелодию без слов и пальцами одной руки барабанил на столешнице быстрый ритм. А второй в этот момент умудрялся помешивать что-то в кастрюле на плите.

– Доброе утро, – Мэдисон уселась за стол напротив Эйвери.

Джей только приветственно кивнул, не отвлекаясь ни от одного из занятий. Эйвери поздоровалась, но тут же опустила глаза, нарочито сосредоточившись на тосте с джемом.

Мэдисон знала, что в прошлом она и Эш были вместе. Ее это не очень волновало. Мэдисон не принадлежала к числу девиц, которые ревнуют своего парня к бывшей или кому бы то ни было еще. Хотя, конечно, сдержанное любопытство к Эйвери было. Но если бы Эш хотел к ней вернуться – он вернулся. А если вдруг сделает это в будущем… что ж, ничего страшного. Мэдисон нравился Эш, правда нравился, но она давно усвоила, в жизни нет ничего постоянного.

Даже сама жизнь – вот уж самая непостоянная штука в мире.

Мэдисон успела взять собственный тост, густо намазать его джемом и даже почти съела его и допила кофе, когда на кухне, наконец, появились Эш и Тео. Первый, как всегда, слегка растрепан, а второй – сдержан.

– Доброе утро, Мэдисон. Не хотел тебя будить.

Наклонившись, Эш коснулся ее щеки губами.

– Мог бы, – пожала плечами Мэдисон. – Мы едем?

– А как же. Ты готова?

– Дай мне секунду на последний кусок тоста.

Пока Мэдисон заканчивала с завтраком, Эш оглядел остальных:

– Кому-нибудь надо что в городе?

Все покачали головой, только Эйвери спросила:

– Вы надолго?

– Не знаю, – Эш пожал плечами. – Туда и обратно, скорее всего. Не скучайте без нас.

И не притащите из леса новых призраков, подумалось Мэдисон. Но вслух, конечно, говорить не стала. Тем более сейчас даже прошлый вечер представал дурным сном. И кажется, если отрицать его достаточно яростно, то он может оказаться ненастоящим.

На кухне располагались большие окна, сквозь которые можно увидеть деревья. Но сейчас стояло солнечное утро, щедро плескавшее свет и будто говорящее, что ничего необычного в этом доме и лесе нет.

Вам просто показалось, потому что сказалось нервное напряжение. Вы нашли труп в лесу, это не проходит бесследно.

Вы просто устали.

Вот они, деревья, обычные и понятные.

Призраков не бывает.

Убийств не существует. Только случайные смерти.

На лице каждого присутствующего Мэдисон видела отблески желания поверить в такие очевидные истины. Снова включить музыку на полную катушку, распахнуть двери дома и наслаждаться летом.

Мэдисон знала, что это ложь.

Вопреки опасениям, солнце не собиралось скрываться. И даже через час, когда Мэдисон и Эш наконец-то сели в джип, все еще стояла отличная погода. Они медленно проехали по узкой дороге, состоявшей, казалось, из одних ухабов, а ветви деревьев тоскливо скреблись по металлическим бокам машины.

Только выехав на шоссе, Эш наконец-то расслабился, Мэдисон это чувствовала. Не глядя, он нажал несколько кнопок на панели, и салон заполнила негромкая музыка. Мэдисон открыла окно со своей стороны, позволяя звукам скользнуть к окружавшему лесу.

Ее мать и бабка содержали магический салон столько, сколько помнила себя Мэдисон. Как говорили в городе, все женщины их рода обладали магической силой. Правда, мать Мэдисон только скептически фыркала и предпочитала заниматься бухгалтерией, да и в себе самой девушка никогда не ощущала ничего особенного. Вот бабушка – другое дело, от нее всегда веяло загадочностью.

Но Мэдисон привыкла расти в окружении колод Таро и использовать хрустальный шар как игрушку. Также Эш привык, что его по жизни сопровождает музыка. Он даже не замечал, когда начинал вполголоса напевать какую-то мелодию или отстукивать пальцами ритм. Или как включал проигрыватель.

Мэдисон с непривычки замечала каждый раз. А еще видела, что Джей и Тео такие же – возможно, именно музыка и служила цементом, скреплявшим отношения этих троих.

Хотя не только она, конечно.

– Что ты думаешь о происходящем? – неожиданно спросил Эш.

Он все также смотрел на дорогу, всегда крайне аккуратный водитель. Но Мэдисон ощущала, как он ожидает ее ответа. И она могла поспорить, Эш имеет ввиду все сразу, и труп, и странные исчезающие следы на стене. Или он надеется, у нее откроется «третий глаз»?

– Это странно, – пожала плечами Мэдисон. – Но трупы периодически находят. Повсюду. Это печально, неприятно, но ничего странного.

– Здорово, что ты так относишься к чужим трупам.

– А ты как будто нет.

На этот раз Эш отвлекся от дороги. Всего на мгновение, чтобы бросить быстрый взгляд на Мэдисон. Она тут же пожалела о сказанном, но брать слова обратно не стала.

– Странно, что на том же месте, – Эш снова смотрел на дорогу. – Со смерти Мии прошло всего два года.

– Ее никто не убивал. Ты говорил, это несчастный случай.

– Да. Криминалисты подтвердили, что она сломала ногу из-за падения, сама отключилась и замерзла. Ни единого насильственного следа. Но в том же лесу…

– Два года? А прошлым летом вы сюда приезжали?

– Нет, не стали. Тот год мы пропустили.

Теперь Мэдисон стало понятнее. Они не были здесь последним летом, а когда вернулись и решили двигаться дальше, в первый же вечер нашли новый труп. Да уж, весело.

– Поэтому вы не хотите уезжать.

– Что? – не понял Эш.

– Если уедите, то это как признание, что память о Мие окончательно выгнала отсюда. Что ничто не будет, как прежде. Вы не можете признать поражение.

– Полицейские однозначно сказали, чтобы мы пока не уезжали.

Мэдисон не стала возражать. Она не знала, какая причина могла считаться истинной для Эша. Или для любого из остальных. Да и сам Эш… может, он просто хотел отыскать, наконец, настоящих призраков? Насколько это для него важно? Что он готов принести в жертву?

Мэдисон не знала. Пока не знала.

– А тебя не удивляет происходящее? – спросил Эш.

– В смысле?

– Ну, я пригласил тебя сюда в отпуск, а первым же вечером мы нашли труп.

– Ты забываешь, что я почти живу в магическом салоне! Меня не так-то просто удивить.

Эш фыркнул:

– Я был у тебя в гостях! Никаких трупов не видел.

– Ты не смотрел под кроватью.

– И в комнате твоей бабушки. Ты права. У тебя только ворон.

– Ты его запомнил?

Мэдисон искренне удивилась. Ее комната, как она полагала, ничем не отличалась от сотен других по всему миру. Только на комоде стояло чучело ворона, подаренное еще дедушкой. Правда, на шею птицы Мэдисон предпочитала навешивать бусы и использовала его как подставку.

Эш пожал плечами:

– Просто запомнил.

А Мэдисон вспомнила, что на капоте джипа Эша красуется наклейка с изображением ворона.

Амивилль представлял собой обычный провинциальный городок. Небольшой, с парой кафешек, магазинов и скучающих местных. Полицейский участок оказался рядом с супермаркетом, так что Эш справедливо предложил Мэдисон подождать его, а потом вместе отправиться за покупками. Ничего серьезного им не требовалось, так, по мелочи.

– Я могу пойти с тобой, – неуверенно предложила Мэдисон.

– Не стоит. Лучше я поговорю сам.

Он скрылся в полицейском участке, а Мэдисон в нерешительности осталась около машины. Прищурившись от солнца, она оглядывалась, наблюдая за ленивой дневной жизнью Амивилля, хотя обитателей почти не было видно. Похоже, к полудню они благоразумно прятались по домам. Или на работе. Интересно, сколько тут рабочих мест? И что делают те, кому их не хватает.

Недалеко от Мэдисон остановилась лохматая собака, принюхалась к чему-то в стороне, но не пошла туда. Вместо этого уселась и отчаянно зачесалась.

В машине зазвонил телефон, и Мэдисон нырнула внутрь сквозь окно, чтобы дотянуться. Но только когда увидела горящий экран, поняла, что это не ее, а забытый мобильник Эша. Да и мелодия совсем другая, как она могла перепутать.

Звонила Эйвери.

Наверное, попросить что-то купить. Но Мэдисон с удивлением поняла, что ощущает едва заметный укол ревности. С чего бы? Она знала, что Эш с Эйвери остались друзьями.

Телефон перестал звонить, и Мэдисон запоздало подумала, что, может, ей стоило ответить. Если Эйвери и правда надо что-то купить.

Собака перестала чесаться, взвизгнула и деловито поспешила дальше. Мэдисон так и не поняла, что символизировал звук, то ли досаду, то ли радость. Она определенно не эксперт по собачьим эмоциям.

Бросив взгляд на полицейский участок, Мэдисон убедилась, что он по-прежнему уныл и бездушен, а Эш явно не собирается тут же вернуться. Поэтому закрыв окно машины и забрав ключи, Мэдисон направилась в супермаркет. По крайней мере, она купит бутылку воды.

Колокольчик одиноко звякнул у нее над головой. Но к удивлению девушки, в торговом зале она оказалась отнюдь не одна. Помимо продавца, будто бы смотревшего футбол по телевизору, но на самом деле украдкой наблюдавшего за гостьей, тут обнаружился еще и высокий индеец, и мама с девочкой лет пяти. Последнюю не интересовало ничего, кроме стенда, на котором коварно притаились конфеты.

– Нет, Дороти, – устало говорила ей мать, видимо, далеко не в первый раз. – В пятницу. Сейчас никаких сладостей.

– Ну мааам!..

Диалог таким образом явно шел не первую минуту. И Дороти не уставала клянчить конфеты, пока ее мать складывала в корзинку хлопья и стиральный порошок. Именно последний она никак не могла выбрать.

Девочка, наконец, заметила Мэдисон и уставилась на нее, даже на какое-то время забыв о конфетах.

– Я тебя не знаю! – заявил ребенок.

Скучающий взгляд ее матери перекинулся на Мэдисон, и женщина тут же спохватилась:

– Извините! Дороти, ну что ты, нельзя приставать к незнакомым тетям.

Мэдисон невольно усмехнулась: и когда она успела превратиться в «тетю»? Вниманием девочки снова завладели конфеты, а Мэдисон отвернулась в поисках воды и едва не столкнулась с индейцем. Настал ее черед извиняться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю