355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Макменде Дарт » Я, Рейван (СИ) » Текст книги (страница 20)
Я, Рейван (СИ)
  • Текст добавлен: 21 марта 2017, 09:30

Текст книги "Я, Рейван (СИ)"


Автор книги: Макменде Дарт



сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

59

А я-то удивлялся, как это наша троица джедаев примчалась так быстро, едва я попытался позвать Бастилу через Силу!.. Всё оказалось гораздо проще.

Она почувствовала мой страх намного раньше, ещё когда Бендон с Нордом напали на ХК-47, и я услышал взрыв. Может быть, я не всегда мог понять, о чём говорит мне Сила, но интуитивно-то чуял, что опасность нам грозила настоящая, и внутренне испугался даже сильнее, чем сам тогда осознал. Постоянное шутовство и бравада помогали обмануть противников… и даже себя самого, но Силу обмануть невозможно. Бастила слушала Силу и услышала моё отчаяние.

Услышала и прилетела. Только не верхом на спидере, а вместе со всем «Варягом».

И это решение оказалось чрезвычайно удачным.

Потому что в дюнах, окружавших пещеру крайт-дракона, нас действительно поджидали Тёмные джедаи, которых привёл с собой Дарт Бендон. Только их было не двое.

Их было двенадцать.

Это если считать только убитых. А я помнил явный избыток форсеров на Кузне и в коррибанской Академии ситхов, поэтому был абсолютно уверен в том, что кое-кто успел удрать в пустыню. Раз уж Бендон до такой степени плюнул на свою знаменитую гордыню, что привёл на разборку наёмников…

Я даже примерно мог оценить количество оставшихся в живых: не меньше десяти разумных. Собственно, я их даже почти чувствовал, и остальные джедаи в нашей команде оценку подтверждали, несмотря на Тёмную Сторону, которая «всё покрывает». Вот только отлавливать беглецов нам было некогда, пришлось положиться на тускенов, суровую пустыню и злонамеренную волю случая. Выслеживали нас явно второпях: даже сверхвлиятельный и сверхопытный Даасрад не нашёл никого лучше, чем местная троица пятачков-отморозков. Скорее всего, и Бендон привёл с собой лишь тех, кого удалось наскрести по дороге: вряд ли среди этой швали могли быть бойцы, достаточно умелые для того, чтобы автономно выжить в условиях Татуина.

Хотя, конечно, два десятка даже очень слабых форсеров… меня бы они убрали. И Карта с Кандерусом. А Фортуной закусили.

Поэтому я был особенно рад наличию у нас с Бастилой связи через Силу. Джедайка, в ситуациях прямой угрозы слабо подверженная склонности к рефлексии, подняла яхту, прилетела на выручку по сигналу свупа и расстреляла «засадный полк» Бендона из бортовых турелей «Варяга».

Джедай, ситх… главное – у кого турболазер.

Я на скорую руку осмотрел места, где прятались Тёмные. Смотреть было особо не на что: песок как песок, только переплавленный в стекло. Кое-где из мутной и неровной поверхности торчали ошмётки то ли одежды, то ли биологических тканей… да нет, в такой молотилке искать нечего.

– Переволновалась, – сказал я, отворачиваясь от печального зрелища.

– Кто? – уточнила Бастила.

– Ты. За меня переволновалась.

– Пф!..

– Ага. Вон как лупила, пол-пустыни расплавила.

– Я сидела за штурвалом, – с совершенно неискренней чёрствостью в голосе сообщила девушка. – В туррелях отработали Вао с Заалбаром.

– А, эти да, – согласился я, вспоминая аналогичный эпизод в кантине на Тарисе. – Ударники производства.

«Накрутила ты ребят», подумал я, «вот они и „отработали“».

Мы с Бастилой встретились глазами, тут же отвели их… снова потянулись взглядами друг к другу…

Щёлкнул динамик.

– Эй, голубки, – произнёс сиплый голос Ордо у меня в ухе. – Поднимайтесь. Я его засёк.

Похоже, Давик умудрился сломать угнанную машину. Отметка маячка на экране ползла еле-еле, гораздо медленнее, чем должен был двигаться хоть и переделанный, но всё-таки гоночный свуп.

– Сколько от нас?

– Восемьдесят два километра.

– Карт! – вместо ответа крикнул я в коридор. – Целеуказание!..

– Принял, – мгновенно отозвался пилот, и «Варяг» качнуло, как на волне.

Ясное дело: консоли навикомпьютера синхронизированы, а Онаси с Ордо, несмотря на постоянные внешние препирательства, неплохо притёрлись друг к другу. Вчера – враги, сегодня – братья по оружию… а ведь у Карта мандалорцы сожгли родную планету.

На Земле я никогда не был солдатом, но думаю, что вряд ли смог бы завести товарищеские отношения с тем, кто совсем недавно гвоздил мой дом крупнокалиберной артиллерией и жёг детей на улицах реактивными миномётами. Либо со мной что-то не так, либо с далёкой-далёкой галактикой…

Я стоял в тесной кабине, держась за спинку пилотского кресла, и думал о голливудской стерильности окружающего мира. Здесь всё слишком легко и слишком просто, словно творцы-сценаристы-писатели никогда в жизни не видели настоящей смерти. Здесь убивали людей, убивали миллиардами… но при этом на «Чёрном ястребе» не было ни душа, ни туалета.

Вернее, в игре не было. А на самом деле, конечно, были. Совмещённый санузел в помещении между медотсеком и проходом к грузовому трюму.

«А кстати!..», подумал я. Но сходить уже не успел.

Мы нашли Давика.

Его труп, дочиста обобранный, лежал вниз головой на склоне бархана. Песок уже начал засыпать ноги. Ещё пара часов, и, если не подсуетятся местные зверушки, пустыня скроет всё.

– А-а-а! – сказал Фортуна, переворачивая тело. – Песчаный Народ.

– А это точно… ну да, это точно Давик.

– Где наш свуп? Это, знаете ли… Канга мне не жалко! То есть мне его жалко, но, знаете ли, это же Канг! А вот наш свуп…

– Не части, девочка. Ваша вечная республиканская суета…

– Waa hu aa ma ma a oo gah?

– …И придержи свой коврик-переросток, пока я…

– Тише, Кандерус, – сказал я. – Нашли время лаяться. Комад, что скажешь?

– Песчаный Народ, – уверенно повторил Фортуна. – Думаю, ваш Давик угодил в засаду: эти парни любят одинокие спидеры. Стреляли… думаю, из-за того холма. Видишь, ветряное русло? Если уж вписался в поворот, свернуть здесь больше некуда. Тускены засекли его ручными сенсорами или на слух, успели занять позицию…

– Но почему он двигался в глубь пустыни? – раздувая ноздри, спросила Джухани. – Совсем в другую сторону от Анкорхеда.

– Думаю, он шёл в Мос-Айсли, – ответил охотник. – Это не моё дело, но, я так понял, у вас имелись некие… разногласия. Но это, разумеется, не моё дело.

– Тебе лучше не знать, Комад, – спокойно ответил я. – От нас тебе ничего не угрожает, но у Давика остались друзья. Будет хорошо, если ты очень быстро всё забудешь. – Он поспешно кивнул. – После того, как поможешь нам выследить тускенов.

Я совершенно не нуждался в Комаде как в следопыте: маячок свупа устойчиво пеленговался навикомпьютером. Просто хотелось, чтобы твилекк почувствовал себя частью спасательной операции, а не соучастником карательной.

– А-а-а! – воодушевлённо воскликнул Фортуна, припадая к песку, как ищейка. – Сейчас!

Вы не поверите: судя по следам, тускены запрягли в наш свуп… банту. То ли не смогли разобраться с управлением, то ли слишком сильно повредили машину. И теперь уходили на восток.

Мы настигли их уже незадолго до рассвета. Караван оказался длинный, возможно, это переселялось или кочевало целое племя. Огромный в сравнении с разбегающимися внизу человечками «Варяг» лихо развернулся перед самым носом каравана и завис в небе, грозно поигрывая турелями. Как и ожидалось, тускены немедленно разбежались по окрестным дюнам и залегли. Вопреки ожиданиям, они открыли по нам ружейный и бластерный огонь. Некоторое время корабль терпел обстрел, затем пару наиболее наглых точек мы подавили из крыльевых лазерных пушек, остальные на время притихли.

Я спрыгнул на песок с хищно раскрытой аппарели, метров с пяти, вслед за Бастилой и Джухани. Биндо с Кандерусом остались прикрывать нас из глубины шлюза и координировать огонь.

– Привет, девочка, – сказал я, в полуприседе подходя к упряжной банте и стараясь не делать резких движений. – А я тебе ням-ням принёс.

Здоровенная волосатая туша задумчиво смерила меня совершенно коровьим взглядом, принюхалась к протянутой руке и вроде как потянулась на встречу с лакомством. Я порадовался, что всё-таки захватил в Анкорхеде упаковку корма для бант… затем немного напрягся: уж больно массивная была зверюга, для такой задавить человека – одно неловкое движение.

Банта уверенно ткнулась мордой мне в пальцы, требовательно повозила широкими мокрыми губами. Я скормил ей пластину корма. Зверюга благодарно фыркнула и заработала челюстями. Понемногу банта шла за мной, примитивные кожаные постромки натягивались и увлекали свуп. Машина мягко покачивалась на репульсорах. Она была доверху нагружена каким-то тускенским скарбом, тюками, шкурами и верёвками.

Понемногу скармливая банте корм, я выводил упряжку за дальние дюны, прочь от остального каравана. Джедайки страховали меня по бокам. Бастила красиво хмурила брови, Джухани скалилась и явно рвалась в строго-настрого запрещённую ей драку. Изредка из-за барханов раздавались ружейные и бластерные выстрелы, Миссия с Заалбаром азартно отвечали огнём, скотина даже ухом не вела.

Всё шло гладко. Мы увели банту подальше и срезали постромки, «Варяг» на прощание причесал верхушки дюн, развернулся, подобрал нас вместе со свупом и улетел.

– В Анкорхед, – твёрдо сказал я. – Забираем по дороге спидер Комада и в Анкорхед.

Карт, не отрываясь от пилотской консоли, упрямо покачал головой:

– Ты же сам говоришь: тебя ищет М… м-м-м… тебя ищут. Предлагаю заправиться в Мос Айсли и уходить: там космопорт гораздо больше, легче будет затеряться в трафике.

– Комад, дружище, – обернулся я к твилекку: в наши разборки с «м-м-Малаком» его уж точно вовлекать не следовало, – ты уверен, что твой спидер в ангаре поместится? Может, сходишь, перенайтуешь свуп? Если совсем никак, сдвинь верстак к дальней переборке, там полозья такие… А Заалбар тебе поможет.

Фортуна кивнул и понятливо ускакал по коридору. Полагаю, он уже кое о чём догадывался. Полагаю, он догадывался очень о многом. Но… членом команды охотник не был. И никакого особенного, Силового сродства я к нему не испытывал. При этом я не боялся, что Комад что-то такое критичное о нас разболтает: не знал он ничего критичного, а болтать предпочитал исключительно о пустяках. Так что я собирался тепло попрощаться, дать немного денег и рекомендовать пару лет поохотиться где-нибудь на Кашиике, пока всё не уляжется.

Жаль, что с деньгами у нас… Ну, тем больше поводов действовать согласно задуманному плану.

– Мы идём в Анкорхед, – повторил я. – Нельзя до бесконечности «теряться в трафике».

– Наш гениальный стратег что-то задумал, – с парадоксальным снисходительным уважением пробормотал Кандерус. Всю беседу он так и подпирал спиной переборку, в разговор не вступал и, по-моему, ожидал сигнала на ликвидацию свидетеля. А теперь расслабился и наконец позволил себе высказаться.

– Да, Кандерус, – сказал я, – именно так. И гениальному стратегу потребуется твоя помощь.

– Естественно, – заявил Ордо, не соизволив даже высокомерно пожать плечами. Хорошо чувствовалось, как льстит ему быть необходимым. – Республика! Куда вы без нас, мандалорцев.

Бастила, сидевшая в кресле второго пилота, на мгновение оторвалась от управления, фыркнула и снова склонилась к пульту.

– Это верно, Кандерус, – вкрадчиво сказал Онаси. – Когда Республике снова захочется основательно надрать кому-нибудь задницу, куда же мы без вас.

– Вас было в пять раз больше, чем нас, – сипло и величественно сообщил Ордо, спохватываясь и вспоминая более привычный модус операнди. – У вас было больше кораблей, больше солдат, больше снаряжения. За вас сражались джедаи. И мы всё равно заставили Республику трепетать, прежде чем…

– …прежде чем мы пали! – в унисон с мандалорцем закончил я.

Все присутствующие уставились на меня. Кажется, зря я ляпнул это «мы».

– Опять твоё Предвидение Силы? – донеслось из коридора. – Бедное, бедное дитя! Столько Предвидений! Хе-хе. И как это они у тебя в голове помещаются?…

Все присутствующие уставились в коридор, но Биндо уже сбежал.

– У Республики были деньги, – медленно сказал я, остро сожалея о своей недавней расточительности. – Много, много денег. Кандерус, тебе придётся снова поднять старые связи.

– Почему тебе всегда нужны деньги, Мак? – в тон мне спросил Ордо и, не дождавшись ответа, продолжил: – Сколько?

– Думаю, тысяч двести, – сказал я. Каноническая стоимость «Чёрного ястреба» составляла что-то около полутора сотен тысяч, так?… – Если очень повезёт… нет, вряд ли мы сумеем уложиться в меньшую сумму.

– Это много, Мак. Даже для меня. Но, думаю, месяца за два…

– Завтра, Ордо. Или послезавтра.

Мандалорец молчал довольно долго.

– Часть суммы к этому сроку я смогу достать. Остальное… Кхм. Почему бы тебе не попросить эти деньги у твоей подружки?

Я покачал головой: Орден джедаев, как и всякий приличный орден, мягко говоря, не бедствовал. Но бюрократия, бюрократия… хватит, наобжигался.

– Исключено. Эти… благородные люди будут возиться ещё дольше. И всё равно ничего не решат.

– Эй! – крайне сдержанно возмутилась Бастила, не отрываясь от пилотской консоли.

– Кандерус, ты ведь наверняка знаком с хаттами?…

– Ха! Ты не знаешь, во что влезаешь. «Хатты». Впрочем, если речь идёт не о ссуде, а, допустим, о разбойном нападении…

Мандалорец вопросительно уставился на меня, и, каюсь, я призадумался.

– Зачем тебе деньги, Мак? – торопливо спросил Карт, которому концепция разбойных нападений явно претила. – Да ещё так много!

– «Левиафан» идёт к Татуину.

– Как? Когда? Что мы будем делать?!.

– Через гипер. Очень скоро. У меня есть план.

– У тебя всегда есть план, – вставил Ордо.

– У меня всегда есть план, – спокойно подтвердил я. – Но нет денег на его осуществление.

Некоторое время все присутствующие пребывали в задумчивом унынии.

– Как жаль, что мы не успели выпотрошить Давика! – посетовал Карт. – У него, должно быть, полным-полно тайных счетов по всей галактике. Да нет, Мак, я помню про закладки, секретность… но сейчас-то это уже не важно. Как жаль, что мы не успели его выпотрошить!..

– Республиканцы! – хмыкнул Ордо. – Слюнтяи и белоручки. Это вы «не успели». А я – успел.

И все присутствующие уставились на Ордо.

60

Говоря «выпотрошить», Кандерус имел в виду лишь то, что узнал у Давика номера и коды его счетов. Ну, как узнал… выбил. Разными забавными мандалорскими методами.

Но сами счета он не обчистил, нет. Не смог бы, даже если бы захотел: слишком много кредов на них скопилось. Давик долгие годы грабил целую планету, и не самую захудалую.

Помню, ещё на Тарисе, сразу после попадания, я всё удивлялся: вроде и дроиды кругом, и автоматические заводы по производству всего на свете, и энергетика какая угодно, и космос с его бесконечными и бесплатными ресурсами под рукой… а коммунизма всё нет. Откуда же эта повсеместная привычная нищета, откуда бомжи, насилие, вечная драка за жалкие полтора креда, за ношеную одежду, объедки с барских столов?… А теперь понимаю: сколько бы ни производило общество материальных благ, всё равно всё отберут богачи, олигархи и прочие бандиты. Отберут и поделят меж собой, как и положено Шариковым. Потому что ничего больше они не умеют и уметь не хотят, только отбирать чужое. Все их бизнес-школы, всемирные банковские сети, вся их поганая «экономическая реальность» – это просто наглая, развёрнутая система для грабежа нормальных людей.

Или не людей. Но в этом смысле твилекки и родианцы ничем особенным не отличаются, разве что работать любят ещё меньше.

Потому что как любить свой труд, если точно знаешь, что его плоды у тебя всё равно отберут такие вот давики?…

Так что за «мандалорские методы» я Кандеруса не осуждал: каждому олигарху полезно иной раз заняться пошивом рукавичек или ощутить холодное дуло бластерной винтовки в собственном упитанном заднем проходе.

Я осуждал Кандеруса совсем за другое.

Ага. Этот самовлюблённый идиот додумался проверить выбитую из Канга информацию. Залез в ГолоСеть и понавводил номера счетов, пароли, идентификационные коды…

Деньги были на месте. Денег было… хоть покупай небольшой флот.

Одна проблема: обращение к сетевым банкам засекли. Если уж на Земле придумали финансовую разведку, было бы странно, если б не придумали в далёкой-далёкой галактике. Теперь Малак знал, что мы на Татуине. И летел в гости.

Я знал это. Я это чувствовал. Там, среди звёзд, в густой чёрной пустоте, на мостике несущегося сквозь гипер «Левиафана», скрестив руки на груди, стоял мой злейший враг, которого я никогда прежде не видел и предпочёл бы не увидеть никогда. И очень скоро он должен был прилететь. Почти как Карлссон, только не такой милый. И не за тефтельками.

Грозила ли Татуину орбитальная бомбардировка? Сомневаюсь. Сила подсказывала мне, что Малак захочет личной встречи. Я так много раз обманывал нового Лорда ситхов, то прорывал блокаду, то ускользал из всевозможных засад, отправлял оскорбительные видеопослания… ученика убил, опять же. И наёмников. И вообще вёл себя вызывающе, дерзил, проявлял явное неуважение к обществу. Можно было понять определённое недовольство нашего Тёмного партнёра.

А вот я подобными комплексами не страдал ничуть, потому и к личной встрече как-то не стремился.

– Нам нужен корабль, – возвестил я на общем сборе в кают-компании «Варяга».

Наш летающий домик стоял в Анкорхеде: вернулись для дозаправки, загрузки припасов, ну и так, потусоваться.

– У нас есть корабль, – нехарактерным для неё рассудительным тоном заметила Джухани. Похоже, на какое-то время утолила охотничьи инстинкты. – Мы находимся в нём прямо сейчас.

– Нам нужен корабль, – повторил я. – Ещё один корабль. И большое количество барадия. Или любой другой мощной и компактной взрывчатки.

Пару секунд все молчали.

– А, – сказал Джоли. – Хе-хе.

– «Левиафан»? – уточнила Бастила.

– Брандер? – уточнил Карт.

– Наш гениальный стратег изобрёл очередной гениальный и, что особенно ценно, абсолютно новаторский план, – сказал Ордо, который всё ещё дулся на меня за недавнюю взбучку. – Одна беда: не сработает. На любом боевом корабле имеется система, позволяющая оценить характер чужого груза. Ты пересмотрел развлекательных каналов, малыш, никто не подпустит твой «брандер» на дистанцию эффективного подрыва. Его просто расстреляют.

– И у тебя есть план лучше.

– Абордаж! – хрипло выпалил мандалорец, напряжённо склоняясь за столом. – Малой группой, пробиться на командный пост, решить исход войны одним ударом. Вот путь славы и доблести! Вот путь, достойный…

– Помнится, этот путь славы и доблести мы уже обсуждали.

– А… ну да. Я и забыл.

«Ничего ты не забыл, мандалорец», подумал я, вспоминая то полубезумное совещание, когда вся команда в едином порыве собиралась штурмовать флагман ситхов над Тарисом, «просто ты настоящий мандалорец. Ты будущий Мандалор. И, кажется, ты устал от тишины даже сильнее, чем я предполагал. Вот только придётся потерпеть её ещё немного».

– Значит, не абордаж, – резюмировал я вслух. – Возвращаемся на исходную позицию. Итак, устанавливаем на борту заряды с мощной взрывчаткой, ориентируем корабль так, чтобы…

– Ты понимаешь, что Малак почувствует твоё отсутствие… или присутствие на борту? – негромко осведомилась Бастила.

Девушка чувствовала меня намного лучше, чем остальная команда, и явно заподозрила нечто вроде… как же звучит это слово? «Самопожертвование»? Да, вроде того.

– Убедили, – покладисто кивнул я, наконец понимая, что проще дать ребятам сперва выпустить пар, а уж затем переходить к серьёзному разговору. – План с брандером отменяется. Давайте ваши предложения: как будем Малака валить. Пара свободных часов у нас есть.

Предложения иссякли гораздо раньше. Разместились они в трёх основных весовых категориях:

a) Предельно реалистичные: «спрятаться в пустыне и за месяц прокачать Мака до лучшего бойца в галактике» (Джухани).

b) Возвышенно-оптимистичные: «собрать огромный флот, народы вселенной не могут не откликнуться на зов свободы!» (ясное дело, Карт).

c) Прочие: например, «подослать Малаку отравленную проститутку» (вау… то есть, Вао, знаете ли, крошка Вао!..)

Изобретательскому азарту поддались все, кроме Заалбара, который возился с останками ХК-47, и Биндо, который сидел с хитрой мордой и только подхехекивал на особо увлекательных вывихах сюжета. Идеи я прилежно записывал, затем каждая подвергалась критике, каковую ни одна и не пережила.

– Итак, – сказал я, откладывая датапад, – ставок больше нет. Возвращаемся к плану с брандером.

Не буду пересказывать всю болтовню. Не так уж много её и оказалось: за время нашей одиссеи все как-то привыкли, что в жизнь претворяются лишь те планы, что составил я. Даже если их реализация традиционно оказывалась весьма далека от эталонной.

М-да. В общем, суть была такова.

Мы покупаем второй кораблик. Набиваем его барадием. Соединяем будущий брандер с «Варягом». И пытаемся со всей этой фигнёй взлететь.

Пока всё просто. Если барадий вдруг не сдетонирует. Хотя если сдетонирует, мы об этом не узнаем.

– Авантюра, – одобрил Джоли. – Может и сработать.

– Всё равно к линкору нас не подпустят, – упрямо сказал Ордо.

– Подпустят. Как сказала Бастила, Малак почувствует моё присутствие на борту. Он жаждет личной встречи.

– Малак не станет рисковать кораблём, – заметил Онаси. – И ты забываешь о Сауле Карате. Опытный адмирал… нет, он убедит Малака не подпускать «Варяг» к своему флагману.

Я мимоходом подумал, что Карт всё ещё переживает из-за предательства своего бывшего командира, но рефлексировать было некогда, пришлось переходить ко второй части плана.

Основная опасность «Левиафана» для нас заключалась не в турболазерах или истребителях: осторожный Давик оснастил свою яхту замечательно мощными дефлекторными щитами. Пусть даже и с повреждениями, но уйти в гипер мы успеем. Проблема заключалась в дальнобойном тяговом луче флагмана ситхов, который мог затянуть нашу яхту в ангар «Левиафана».

Однако с учётом барадия проблема эта становилась обоюдоострой. Либо Малак рискует и врубает луч, тогда мы позволяем подтянуть себя поближе, скидываем автоматический брандер и ныряем в гипер. Либо «Левиафан» начинает расстреливать нас издалека – тогда мы просто уходим, до следующей встречи.

Знаю, знаю, жалкий плагиат: Лея Органа в гостях у Джаббы Хатта, термальный детонатор и так далее. Вопросы интеллектуального приоритета волновали меня крайне слабо: лишь бы сработало.

Основная, коварная тонкость плана заключался в том, чтобы взять на борт не слишком много барадия… уловили? Именно. Взрывчатки должно быть достаточно, чтобы повредить линкор, но заведомо слишком мало, чтобы его уничтожить.

Я чувствовал Малака. Я был уверен, что во втором случае Тёмный Лорд рискнёт, потому что будет уверен в ошибочности моего расчёта. Он рискнёт, потому что будет знать, что его флагману не угрожает ничего более серьёзного, чем временная потеря хода.

В случае подрыва брандера – Рейван в твоих руках плюс неделя ремонта. В любом другом случае – Рейван в твоих руках. Кто б не захотел рискнуть, ничем по сути не рискуя?…

Так я ребятам и объяснил.

Тут, конечно, все заговорили громко и неодобрительно. Тут, конечно, выяснилось, что план мой не сработает. Потому что одно, другое, третье, и вообще я просто самоуверенный дурак, которому почему-то всё время везёт, но никому не может везти вечно!.. Когда народ выдохся и возражения иссякли, я объяснил, что план, ясное дело, черновой, детали будем дорабатывать все вместе. Но вот к приобретению взрывчатки и будущего брандера лучше приступить как можно быстрее.

– На какие шиши? – осведомился было Ордо, но тут же спохватился: – Ах да. Ну, тогда нам придётся прогуляться за кредитами.

Прогулка до банка «Цзерки» заняла меньше часа и обошлась без инцидентов. Я сознательно плюнул на остатки осторожности и выгреб всё, что могла предоставить местная убогонькая «сберкасса». Даже не побрезговал воспользоваться Обманом разума, чтобы обойти ежедневное ограничение на перевод средств.

Получили мы почти полмиллиона кредов. Деньги эти всё равно оставались виртуальными, записанными на палочки-кредитки, но рук с мечей и бластеров мы на всякий пожарный не снимали.

Добыть барадий неожиданно помог Фортуна. Он как раз собирался переехать на Кашиик и спешно избавлялся от избытков имущества. Откуда у охотника запрещённая взрывчатка, я не уточнял: видно, невозможно было жить на Татуине и совсем не обзавестись полукриминальными связями. Лига охотников праздновала упокоение задолбавших всех своей своей отмороженностью гаммореанцев, и сделка прошла незаметно для посторонних глаз.

К сожалению, барадия у Комада оказалось не слишком много. Достаточно, чтобы на некоторое время вывести из строя посадочную палубу или, допустим, рубку, но слишком мало, чтобы лишить шестисотметровый линкор подвижности на разумный срок.

Разумный – это чтобы нам хватило времени добраться до Лехона, отключить защитное поле Звёздной Кузни и вызвать флот Республики. Ну, что поделать, не собирался я геройствовать и решать все проблемы галактики в одиночку.

– А-а-а! – сказал Фортуна. – Я всё тебе отдал, Мак, больше нет. Но если ты заглянешь вот по этому адресу…

Ударили по рукам и разошлись: я чувствовал, что Малак всё ближе, я торопился. Старый знакомый, Джор Уль Куракс, получил небольшую взятку и занялся погрузкой. Мы закрепили первую партию взрывчатки в грузовом трюме и отправились «вот по этому адресу». Затем к полуслучайно знакомым шахтёрам. Затем в «Цзерку».

Везде было пусто. Барадий на Татуине, как йод на Украине – в лютом дефиците.

Отчаявшись, я пошёл к Мотте Хатту. После долгих уговоров он согласился привезти взрывчатку контрабандой. Крайне дорого (плевать!..), но не раньше, чем через месяц.

Хорошо, что я для брутальности брился налысо, а то бы все волосы выдрал от отчаяния. Такая ничтожная мелочь срывала такой великолепный план!..

Снова пришлось задействовать контакты Ордо. Мы полезли в ГолоСеть: искать возможные варианты в Мос Айсли. Городок был совсем рядом с Анкорхедом: прыгнуть, загрузиться, уйти с планеты…

– Сразу посмотри вторичный рынок кораблей, – попросил я. – Какую-нибудь баржу под брандер… Хотя занимайся взрывчаткой, я сам посмотрю. Бастила! Помоги мне посмотреть тут кое-что…

Вы не поверите: меня снова ждала неудача. Ни в Анкорхеде, ни в Мос Айсли, ни в Бестине… нигде на этой чёртовой захолустной планетёнке не было в продаже подходящей нам посудины!

– О, если немного подождать… – неуверенно протянула Бастила.

– Малак будет на орбите через пять-шесть дней.

– Раньше, – заметил Карт.

– Нет, – покачал я головой. – Я его чувствую.

– Его ты чувствуешь, – согласился Онаси. – Но флот всегда высылает вперёд авангард из наиболее быстрых кораблей…

Я откинулся в кресле, закрыл глаза и улыбнулся. Нет, я не пытался обратиться к Силе: мозгов она не заменит.

Зато может подтолкнуть в правильном направлении.

– Убедила… зараза всемогущая, – пробормотал я.

– Что?

– Я говорю: взлетаем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю