355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Макменде Дарт » Я, Рейван (СИ) » Текст книги (страница 16)
Я, Рейван (СИ)
  • Текст добавлен: 21 марта 2017, 09:30

Текст книги "Я, Рейван (СИ)"


Автор книги: Макменде Дарт



сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

48

– А ты собирался одолеть Малака, юноша? И наверняка в честном бою? Хе-хе. М-да.

– Не подкалывай, Джоли, – кисло сказал я, – без тебя тошно.

– Я по-прежнему не понимаю, почему нам следует атаковать Малака именно в его крепости, – вмешался Карт.

– Потому что это не просто крепость. Это… место его Тёмного могущества.

Вообще-то, атаковать в «месте Тёмного могущества» – ещё глупее, чем просто в крепости… По другую сторону круглого стола поджала уши Джухани. Но ничего не сказала: наверное, всё ещё испытывала стыд за себя-Тёмную.

Я вот себя-Тёмного нисколько не стыдился: ведь это был совсем другой Рейван. Хотя и несколько мандражировал, никак не решаясь раскрыться. Нет, сколько верёвочке ни виться… пора.

– Товарищи, – сказал я, решительно поднимаясь над столом. – Я пригласил вас с тем, чтобы сообщить пренеприятное известие. Я…

– Погоди, Мак, – отмахнулся Онаси. – Давайте всё же разберёмся в оперативной ситуации. Почему все так уверены, что исход войны решит единственный поединок? Если эта его крепость… «Кузня», верно? Если речь идёт о секретной военной верфи, то в качестве наиболее очевидного варианта следует рассматривать крупномасштабную атаку силами Республики.

– О, ты недооцениваешь могущество Силы, Карт! – горячо заявила Бастила. – Пока Малак и Кузня едины, победить их невозможно.

– Ну да, и, кроме Мака, справиться с Владыкой ситхов, конечно же, некому, – скривился Карт. – При всём уважении, Мак! Ты всего лишь начинающий падаван, но Совет принуждает тебя вступить в схватку с сильнейшим Тёмным Лордом? Почему? Это не нормально!

– Никто меня ни к чему не принуждает, – сказал я, продолжая нависать над столом. Поза выходила довольно глупая. – Кроме того, проблема не в самом Малаке, не так уж он и силён.

– Н-да? И кто же из ситхов прошлого когда-либо превосходил Малака?!

– Я, – неожиданно для себя самого ляпнул я. – Рейван.

В кают-компании на несколько секунд воцарилась гнетущая тишина, даже Тэтри перестал пиликать свои бесконечные мелодии. Джухани растопырила уши и слегка оскалилась. Кандерус, вопреки своей привычке лезть вперёд, тихонько сидел в углу: чувствовал, что разговор пойдёт непростой и, как вообще любил делать, желал насладиться всеобщим замешательством.

– Roooarrgh ur roo… – очень тихо пробормотал Заалбар.

– Тише, тише, Большой Зэ, – растерянно сказала твилекка, поглаживая друга по волосатой руке.

Карт выдавил из себя короткий смешок. Затем, осознав, насколько принуждённо это прозвучало, разразился ещё более принуждённым смехом. Руки при этом Онаси очень быстро и плавно переместил под стол, поближе к набедренным кобурам. Я совершенно точно чувствовал, что стрелять ему совершенно точно не хочется.

– Ох, ну надо же, – с великодушной ухмылкой сказал Джоли. Хитрый старикан, очевидно, пытался свести мои слова к шутке. – Сам Дарт Рейван, какая честь для нас.

– В самом деле, Мак! Опять твой нелепый юмор.

Бастила. И эта туда же.

Двое из команды, кому точно известна тайна моей личности. И оба пытаются спасти положение. Ладно Бастила: я за ней с момента знакомства увиваюсь, поневоле должна была проникнуться. Но Биндо? Ведь пара дней как знакомы, чем же я успел заслужить подобную лояльность?…

– Спасибо, ребята, – сказал я почти растроганно. – Но нет. В эти игры нам играть уже некогда. Да и устал я играть вами втёмную, ребята. Нет, Джоли, серьёзно: я принял твой совет.

– Ну вот, – отозвался серый джедай. – А я так надеялся, что ты не сумеешь его понять… хе-хе. Специально слова подбирал понепонятнее.

– Ты старый пердун, Биндо, тебе положено быть загадочным, – сказал я максимально вежливо.

– Не заговаривай нам зубы… Мак, – заговорил Карт сквозь стиснутые зубы. – Кто ты на самом деле?

Я подумал, что, пожалуй, хватит нависать над столом, сел и жестом открытости положил ладони на столешницу. Онаси неуютно поёрзал, но рук с бластеров убирать не стал: НЛП плохо работает со взрослыми людьми, даже если считать их кем-то вроде NPC.

Вероятно, именно в таком отношении и заключается главная проблема НЛП.

Я повернулся к джедайке:

– Бастила.

– Да! – воскликнула девушка с таким обречённым видом, словно давным-давно ждала, когда я наконец попытаюсь переложить ответственность на неё.

– Скажи, кто я. Нет, Бастила, правду!

– Рейван, – сказала джедайка. – Бывший… Дарт Рейван.

– Спасибо, – кивнул я. – Джоли?

– Хе-хе. Рейван ты, Рейван. Кем тебе ещё быть, с таким-то характерцем…

– Биндо! – чуть не взвыл Карт. – Ты-то откуда можешь знать?!

– Мы встречались на Кашиике. В прошлый раз, когда этот румяный юноша ещё носил маску и приставку «Дарт». Ну, ну, Мак, не обижайся на старика.

– И не подумаю. Ты старый пердун, тебе положено быть занозой в заднице.

Незаметно, понемногу, слово за слово атмосфера разряжалась. Чуть расслабилась Бастила, хитро улыбался Биндо. Онаси по-прежнему держался за кобуры, но ожесточённость во взгляде слегка утратил.

Ладно, подумал я, с Картом ситуация терпит. Предстояло решить вопрос с остальными членами команды. Я примерно представлял их реакцию, но одно дело представлять, а совсем другое – испытать на себе.

Так, кто тут у нас самый выдержанный… и при этом не джедай.

– Кандерус Ордо.

– Да, Мак, – сразу же отозвался мандалорец, выдвигаясь из тени. – Тебе ведь не особо нравится, когда тебя называют Рейваном?

Некоторое время мы молчали, уперевшись друг в друга взглядами. Затем Кандерус рассмеялся:

– Да, – сказал он фирменным сиплым голосом, – конечно же, я знал.

– Откуда? – спросил я, чувствуя себя довольно глупо.

– Отовсюду, Мак. Ты так гордился своей ужасной тайной, что… это было даже забавно.

Я помолчал, обдумывая бесчисленное множество разговоров, в которых мог проколоться. Мог, более чем мог.

– Ты со мной, Ордо?

– Республика славно надрала нам задницу при Малакоре-V, – медленно проговорил Кандерус. – Мы гордимся той битвой. Мы гордимся такими врагами, как джедаи. И джедаев вёл ты, Рейван. Если ты оказался в состоянии привести к победе над нами Республику, это сборище слабаков и пацифистов… Я с тобой, Мак. Я с тобой до конца.

Говорить слова благодарности… это было бы глупо. Поэтому я благодарно промолчал. И обратился к Т3-М4. Надо было сбить пафос момента, а маленький дроид показался мне прекрасной мишенью для безответных острот.

– Ну что, Тэтри, – спросил я почти ласково. – Ты знаешь, кто я?

– «Ты Мак-Рейван. Конец-утверждения.», – просвистел дроид.

– И что ты думаешь?

– «Запрос не может быть корректно интерпретирован. Просьба уточнить запрос. Конец-утверждения.»

– Ты со мной, Тэтри?

– «Я Т3-М4 дроид, я принадлежу хозяину. Конец-утверждения.»

– Вообще-то, твой хозяин – Кандерус Ордо.

– Формально да, но принадлежу-то я тебе, Мак-Рейван, – неожиданно отбрасывая все и всяческие формальности, заявил дроид. – Разумеется, я с тобой.

Я прекрасно понимал двоичный. Я совершенно не понимал дроидов.

И перевёл взгляд на Джухани.

– И я, – быстро сказала женщина-кошка, подрагивая всем телом. – Я с тобой. До конца. Ты вернул меня с Тёмной Стороны. Я… кажется, я всегда знала, кто ты, Мак.

Она перевела дух, облизывая вздёрнутую верхнюю губу. Сверкнули белые клыки. Мимические мышцы волнами гоняли короткую шёрстку лица.

Мне безумно захотелось протянуть руку и почесать Джухани под её массивным подбородком.

– Не «знала», нет… Ар-р-р! Как сложно подобрать слова. Сила? Сила сказала мне?

– Не Сила, – покачал я головой. – Всего лишь память.

И, радуясь своей предусмотрительности, сунул руку за пазуху.

– Ты помнишь мой голос, Джухани. Вероятно, помнишь мою походку, запах… Но моего лица ты не видела. А вот это ты помнишь?

Нет, я не стал надевать маску Рейвана. Просто поднял её перед своим лицом и держал достаточно долго, чтобы увидеть через прорези, как расширились узкие кошачьи глаза.

– Ты! – прошептала Джухани. – Ты…

– Тарис, Обмен, Зор…

– Ты!..

Женщина-кошка вскочила, тело её била крупная дрожь. Когда-то давным-давно я, Рейван, тогда ещё Светлый, с группой джедаев освободил совсем юную Джухани из жестокого рабства у мелкого бандита по имени Зор…

– Ты! – воскликнула она снова и выбежала из кают-компании.

Бастила придержала меня за руку:

– Тс-с, Мак, – негромко сказала она, – не надо. Дай Джухани прийти в себя и помедитировать. Не надо, не ходи за ней.

Голос джедайки звучал слегка напряжённо, и я с тихой гордостью понял, что девушка ревнует.

– А ты знаешь подход к женщинам, – хрипло рассмеялся Кандерус.

И я понял, что Ордо ревнует тоже, хоть и, слава богу, в другую сторону. Ну да, Джухани сразу понравилась мандалорцу… вот только сложно было забыть, что именно мандалорцы разорили её родную планету, Катар. И перебили четыре миллиарда челокошек.

Нет, ничего Кандерусу не светит. А мне… да нет, Джухани мне очень симпатична, я вообще кошек люблю. Теоретически можно представить…

Да что за чёрт! Тут рядом Бастила сидит, живая, горячая, без клыков, когтей и шерсти, и у нас с ней всё вроде как складывается вполне трепетно, а я, сволочь такая…

– Вам всем должно быть стыдно! – услышал я тоненький суровый голосок. – Такой важный момент, знаете ли, а вы, мужчины!..

– Миссия Вао! – сказал я громко и решительно, в клочья разрывая сомнительное очарование «такого важного момента». – Ты – со мной?

– Да! – закричала упрямая девчонка ещё громче. Хлебом не корми, дай с кем-нибудь пободаться.

– Тебя не смущает моё прошлое? – спросил я обычным голосом.

Некоторое время твилекка адаптировалась к изменению тональности разговора, затем тёмно-синяя кожа просветлела.

– Ничего меня не смущает, – сказала наконец Миссия. – И вообще! Знаешь ли, я уже привыкла, что ты Рейван.

Я переглянулся с Бастилой, затем непроизвольно с Картом, и осторожно поинтересовался:

– Когда это ты успела привыкнуть?

– Но ты же сам признался, – с неподражаемым простодушием объяснила девочка. – Когда мы записывали то видео для Малака. Ты что, уже не помнишь?

Вот так. Все всё знают. И все молчат. Как на каком-нибудь укропском ток-шоу, где абсолютно все присутствующие прекрасно осознают, что они убийцы, фашисты и пидорасы, но огласить этот факт почему-то стесняются. Даже друг другу.

Я перевёл взгляд на Заалбара.

– RRrrruurgh! Arrggg! – проворчал вуки. Девочка взяла своего огромного друга за шерстяную лапу, погладила ласково и успокаивающе.

– Ruh gwyaaaag, Заалбар, – сказал я, ото всей души радуясь, что не получал от него «Долг жизни», клятву верности. Вот принёс бы он мне пожизненную присягу, как бы я теперь понял, что Заалбар идёт за мной по своей воле, а не вопреки? Нет, мне нужна сознательная… даже не верность, а союзничество.

Пауза затягивалась, и мне вдруг пришло в голову, что положительное решение вопроса вовсе не предопределено. Вуки – далеко не люди, кто знает, что у него там в голове…

Пауза продолжала затягиваться, и я начал лихорадочно вспоминать канон: не натворил ли чего-нибудь Дарт Рейван в первый свой визит на Кашиик. Ничего не вспоминалось. Вуки молчал.

– Большой Зэ, – негромко сказала твилекка. – Вспомни: Мак вытащил нас с Тариса. И вообще, знаешь ли… Он ни разу, ни в чём нас не предал!

Что ж за жизнь у тебя была, девочка, подумал я, помимо воли проникаясь несвоевременным сочувствием. То ли взгляд у меня сделался совсем умильным, то ли Миссия понимала своего командира лучше, чем могло показаться… В общем, девочка отвела вуки в угол, пошушукалась с ним секунд пятнадцать, и Заалбар провозгласил, что пойдёт со мной до конца.

– Нет, – твёрдо сказал я, отыгрывая небольшую месть за свои недавние сомнения. – Не до конца. Если я попытаюсь свернуть на Тёмную Сторону, ты не позволишь мне, Заалбар.

И я обвёл зал суровым взглядом прирождённого лидера:

– Слышите? Пусть каждый из вас помнит, что стоит на кону. Если станет очевидно, что я снова пал во Тьму, вы должны остановить меня. Даже если для этого потребуется меня уничтожить.

– Ты уверен, что мы сумеем тебя уничтожить? – с большим сомнением в голосе спросил Карт.

– Ты уверен, что падение будет очевидным? – с большой тревогой поинтересовалась Миссия Вао.

– Ты уверен, что твоё «падение» волнует меня сильнее, чем победа? – с большой иронией уточнил Кандерус.

– Ты уверен, что «каждый из нас» успел тебе что-то задолжать? – с ухмылкой во весь рот осведомился Биндо.

– Я, – тихо сказала Бастила. – Я остановлю тебя. Но этого не потребуется.

49

«И всё-таки, за что же они все так меня любят?…», думал я.

«Неужели я и в самом деле достоин любви?…», думал я.

Или не думал. Уже не помню. Я вообще слабо запомнил детали происходившего в то время. Дело шло к развязке, я чувствовал это в воздухе, в воде… в вакууме.

Известие о «моём» прошлом сильно всколыхнуло команду. Нет, ни о каком бунте или даже просто волнениях и речи не шло. Просто все как будто… приуныли. Народ понимал, что в жизни нашего сплочённого коллектива настают новые времена, неразрывно связанные с жизнью всей Галактики, но от того не менее сложные. Даже те, кто с самого начала знал об истинной сущности своего предводителя, выглядели растерянными. С каждым я разговаривал, долго, часто, задушевно. Собирал новые и новые «военные советы». Отчаянно тренировался, валялся на койке, строил планы.

По всему выходило, что в прямом столкновении с Малаком ловить мне нечего. Особенно теперь, когда в плену у Тёмного Лорда оказалось намного больше рыцарей-джедаев, тех самых, что были призваны в Анклав с соседних планет, стеречь возродившегося «Рейвана»… Малак убивал пленных джедаев и использовал их тела как своеобразные батарейки, аккумуляторы Силы, способные и мгновенно залечить раны, и придать бодрости в бою. В «Рыцарях Старой Республики» таких батареек у него было, насколько я помнил, пять или шесть. Теперь, согласно оценке Бастилы, плюс ещё два десятка.

Как сражаться с бессмертным?…

Когда пошли первые успехи в нелёгком джедайском ремесле, иногда казалось, будто со временем я смогу «прокачаться» до нужного для победы уровня… но и тогда эти иллюзии быстро проходили. Это только в оригинальной кинотрилогии престарелый коротышка Люк, постигавший Силу неизвестно где, неизвестно когда и неизвестно как, мог демонстрировать превосходство над опытнейшими боевиками своего времени. В моей реальности таких чудес не предполагалось. Другие – предполагались, а вот таких – нет, я чувствовал.

Порой мне думалось, что мы напрасно пропустили почти все «побочные квесты». Ну, баланс там, шмаланс… А чего вы хотите? Все приуныли, и я приуныл, вот и лезли в голову унылые мысли.

Помню, как плёлся в грузовой трюм кормить Давика (пришла моя очередь по графику), и вдруг подумал, что совершенно перестал воспринимать происходящее как часть игры. Вроде бы и помнил свою прошлую жизнь: как учился, работал… помнил маму и сестру и всё остальное. Как ставил на комп «Рыцарей Старой Республики» тоже помнил…

А потом вдруг начинало казаться, что никакого прошлого, «настоящего» мира нет и никогда не было. А сам я – действительно Рейван. С амнезией и сопутствующими глюками. Или того хуже: обычный провинциальный солдат по имени Мак, которому в голову случайно залетели ошмётки воспоминаний истинного Рейвана… ведь смерти нет – есть только Сила. Великая Сила, для которой не существует ни расстояний, ни времени… и ни малейшей проблемы запихать в чей-нибудь мозг осколки чужой личности.

Например, личности земного парня по имени Максим.

…До сих пор не могу представить, как бы ребята отреагировали, попытайся я рассказать им свои мысли. Ну, будто считаю их «персонажами»…

Джедаи не убивают своих пленников. А вот в психушку отправить – это запросто.

– Сколько вы собираетесь держать меня здесь? – спросил в тот раз Давик.

Спросил с явным раздражением в голосе: ведь обещание пытать нашего заложника я, естественно, не выполнил, и прежняя борзотень понемногу отвоёвывала свои позиции в характере Канга.

– Сколько сочту нужным, – сказал я безразличным тоном, оглядывая трюм на предмет возможной подготовки к побегу. Всё выглядело как всегда. – Завтра очередь Ордо. Я скажу ему, что ты заскучал без физкультуры.

Вопреки ожиданиям, завуалированная угроза впечатление произвела слабое. Видимо, Кандерус то ли понемногу начинал разделять моё «паладинское» мировоззрение, склоняясь к Светлой Стороне, то ли уже просто ленился пинать бывшего босса.

Так или иначе, Давик не оставлял попыток разговорить меня. А в самом деле, куда бы его сбагрить? Не можем ведь мы таскать бандита с собой бесконечно…

Сдать органам правопорядка? Так все органы от Малака попрятались. Да и босс Обмена выйдет на свободу от силы через пару часов. Причём с немалым таким знанием и о «Варяге», и о команде, и обо мне.

Перевоспитать? Фантастика. Ненаучная.

Вышвырнуть в открытый космос?

Я задумчиво уставился в стену трюма, за которой быстрыми всполохами звёзд бушевал гипер. Нет, не смогу. В игре смог бы: подумаешь, крохотный ущерб для кармы. Но здесь-то всё по-настоящему.

…А что, если каждый игровой сеанс… Что, если всякий раз, как ты начинаешь новую игру, где-то возникает новая реальность, новый отдельный мир? Для тебя – игровой, для «персонажей» – совершенно настоящий.

И любой выбор, Тёмной ли, Светлой ли стороны, одинаково каноничен. Говорят ведь: сколько фанатов «Звёздных войн» – столько и далёких-далёких галактик… А что, если это не просто шутка? Вот вернусь – а в Вукипедии в качестве каноничного описан совсем иной вариант событий, где Рейван погиб на Кузне, а Малак правил галактикой долгие столетия… аж до самого вторжения из Неизведанных регионов. Когда там Император ситхов собирался вторгнуться по канону?…

Ах да, я же только что установил, что канона не существует. И, вернувшись на Землю, я даже не смогу вспомнить истину, которая была истиной прежде.

До чего ж я крут: канон отменил. Крут, как Дисней, практически. Лень поддерживать «Расширенную вселенную» – объявляем её несущественной. Мол, что понравится, будем использовать, что мешает, выкинем.

Удобно. Вот бы и мне так с Малаком. Зажмурился – и проблемы «забылись».

Да и от Давика избавиться не помешало бы.

Я сфокусировал взгляд на бывшем криминальном авторитете. Авторитет почуял неладное и втянул голову в плечи.

– Давик, Давик, Давик, – сказал я медленно и глухо, – от тебя ведь одни проблемы.

– К… какие проблемы? – неуверенно спросил Канг. По инерции спросил: не успел выйти из полу-режима полу-атаки. Был бы поумнее, заткнулся бы и не мешал мне впадать в солипсическую депрессию.

– Не проблемы, – согласился я. – Геморрой. Я желаю тебя забыть, Давик.

Прозвучало довольно нелепо, но общий смысл бандит уловил и растерянно замолчал. Наверное, испугался, что я всё-таки принял решение его грохнуть. Насколько проще всё это было в игре: Давик погибал при бомбардировке Тариса, мои ручки оставались чистыми…

С другой стороны: что, если воспоминания о сюжете игры, которые я так умело выдаю за «предвидения Силы», не являются чем-то незыблемым? Меняются вместе с будущим… которое здесь создаю я сам?

Не окажется ли в итоге так, что мне будет достаточно «вспомнить» некий финт сюжета, чтобы финт стал фактом? Усилием воли выкатить на сцену рояль… до чего же заманчивая мысль!

Мне вдруг стало весело. Сам не знаю отчего. Это была спокойная, неяркая весёлость, хорошо сочетающаяся с выражением «мозги набекрень». Или, допустим, «крыша отъехала». Или даже «совсем ты, Макс, долбанулся со своими „Звёздными войнами“, иди спать уже».

Я посмотрел на Давика, удивляясь тому, как искренняя открытая улыбка пугает плохих людей куда сильнее угроз.

– Хорошо, Давик, – сказал я тем же отстранённым тоном. – В ближайшее время я найду тебе достойное применение. Мы идём на Татуин.

Не знаю, что там вообразил себе порядком струхнувший бандит. Может быть, опасался быть проданным в рабство к хаттам. Или что-то в подобном роде, неважно. Я запер люк в трюм и, посмеиваясь, направился в пилотскую кабину.

Несмотря ни на что, я хотел победить. Хотел остановить Малака, завоевать Бастилу… хотел вернуться на Землю. Пришло время пустить в ход ещё несколько из моих хитрых планов. Зря, что ли, я их продумывал?…

Забегая вперёд, скажу, что всеобщее предчувствие близкой развязки оказалось верным: наша история выходила на финишную траекторию. Но в тот период, в тот вечер и долгое время после него мне не давала покоя совсем другая мысль:

Что, если я и сам – всего лишь обыкновенный персонаж, в силу непонятного и неприятного программного сбоя возомнивший себя попаданцем из другого мира? И возвращаться мне некуда?…

Глава 8. Татуин

50

Из гипера выползали с максимальной осторожностью, вдали от стандартных точек выхода: боялись натолкнуться на флот ситхов. Но в системе всё было тихо, никаких признаков блокады, дроидов-разведчиков или кораблей преследования, никаких возмущений в Силе. Дарт Малак непременно прилетит сюда, но позже, когда я сам сочту это нужным.

Если, конечно, всё пройдёт по-задуманному.

– И всё-таки, – в очередной раз завёл свою шарманку Карт, – почему именно Анкорхед?

После «вечера откровений» Карт превратился в настоящую зануду. Он и раньше-то не блистал в общении, а теперь и подавно. Каждую свободную минуту таскался за мной следом: контролировал. Пытался оспорить каждый приказ… впрочем, приказывать я не любил, предпочитал действовать уговорами. Так он и обычные, бытовые предложения пытался оспорить. Примерно вот так:

– Ну-с, молодые люди. Что у нас на десерт? Я старый пердун, хе-хе, я люблю сладкое.

– Народ, а давайте кореллианского мороженого навернём? Давно не ели.

– Постой, Мак. Почему ты вдруг решил, что в нашей ситуации лучшим выбором окажется именно мороженое? И именно кореллианское? А?…

Я сдерживался только колоссальным усилием воли. Такие разговоры могли продолжаться до бесконечности. Вернее, до тех пор, пока не вскипал кто-нибудь из остальных членов команды. Карт затыкался, усаживался где-нибудь в уголке и чавкал своей порцией, старательно подозревая меня в измене, переходе на Тёмную сторону и всех остальных грехах, сколько б их ни было в далёкой-далёкой галактике.

Утомляло меня его нытьё – жуть! Не скажу, будто с другими ребятами всё шло совсем уж гладко, нет: определённое напряжение чувствовалось. Всё-таки бывший Лорд ситхов, какая честь для нашего скромного собрания… Но я вёл себя вполне обычно, потому что, если честно, не умел вести себя по-другому, и народ быстро почувствовал, что ровным счётом ничего во мне не изменилось.

Ну, хоть пилотствовал Карт по-прежнему великолепно. Вот и теперь: посадка прошла без сучка, без задоринки. Мы даже отхватили последнюю свободную площадку, ту самую, что запомнилась мне по игре: увели из-под носа у какого-то другого челночка. Конкуренты, вежливо матерясь, ушли на посадку в Мос-Айсли, а мы направились было на выход, как я вдруг спохватился. И заставил Онаси связаться с диспетчерской службой космопорта.

– Главное, не открывай грузовой отсек, – строго-настрого предупредил я Карта. Тот покосился на меня с очередным подозрением, но я, перелистывая страницы портового чартера, уже взялся за микрофон. – Диспетчер? Дайте мне Жору. Да, Джор Уль Куракс, руководитель службы погрузки. Нет, мне всё равно, я не открою отсеки, пока не поговорю с ним. ВЫПОЛНЯТЬ!

Диспетчер хрюкнул и затих. Через пару минут в эфире прорезался квакающий голос аквалиша:

– Ну? Кто звал меня?

– Жора?

– Н-ну?

– Слушай внимательно, земноводное, – сказал я, заранее возмущаясь тупостью собеседника. В игре этот хам по ошибке направлял на наш кораблик партию гизок, мелких назойливых грызунов. А затем нагло отказывался исправлять свою ошибку. Не то чтобы я не любил животных… я хамов не любил. – Итак, у тебя там партия гизок, номер ящика не помню, сам разберёшься.

– Кто такой ты?!. – попытался вякнуть Джор.

– ЗАХЛОПНИ ПАСТЬ, жаба! – рявкнул я. – И запомни, эти гизки – не наш груз. Если ты попытаешься «по ошибке» загнать их ко мне на борт, я тебя придушу, не до смерти, жаба, нет! А затем переловлю этих гизок и по одной засуну тебе в задницу, на виду у всего космопорта, ты понял?!

– Понял, – квакнул динамик и отключился.

Я не хотел срываться. Наверное, действительно накопилось напряжение.

В город выходили тихо: ребят напугала моя вспышка ярости. Если честно, меня она и самого напугала, но что поделать: я Светлый, а не святой. На всякий случай решил компенсироваться всякими добрыми делами, какие подвернутся по дороге.

Первым делом я как следует налюбовался здоровенным вьючным ронто, стоявшим возле самого выхода из космопорта. Воняла эта тварь жутко, но вела себя скромно и даже пугливо. Всегда хотел покататься на такой… жаль, некогда. И несолидно.

– Мак, – наконец не выдерживая, позвала Бастила, – не пора ли нам?…

– Да, – сказал я, отряхивая ладони. – Идём. Просто, знаешь, всегда хотелось… я вообще зверушек люблю.

– М, – глубокомысленно согласилась джедайка. Последнее время она стала заметно сдержаннее со мной. Наверное, не хотела, чтобы окружающим показалось, будто она поддерживает меня не только из соображений всеобщей пользы.

В каком-то смысле девушку можно было понять, но сердце моё всё равно переполняло жгучее желание казаться милым. И следующее, что я сделал, это направился к зданию Лиги охотников, к одиноко и печально стоящей возле него женщине.

– Наташа! – воскликнул я, называя первое пришедшее на ум имя, потому что, разумеется, забыл настоящее. – Наташа, ты ли это?

– Нет, – с настороженностью ответила женщина. Была она молода, не особенно хороша собой и довольно простодушна на вид. – Шарина. Шарина Фицарк.

– Шарина! – воскликнул я прежним радостным тоном, хлопая себя по лбу. – Прости, Шарина, столько лет прошло! Ты не помнишь? Я Мак, я служил с твоим мужем и гостил у вас… когда, года три назад? А это мои друзья, Бастила, Джухани, это Биндо. Нет, мы проездом. Как там старый вояка?

– Вард… он умер две недели назад, – ответила женщина, и её толстые губы задрожали.

– Ох, старина Вард… – сказал я, обвисая лицом. – Как же так… А я надеялся повидаться снова, вспомнить былое. Как это случилось?

И Шарина, окончательно проникаясь ко мне доверием, рассказала, как её муж добыл на охоте какой-то особо ценный череп врейда, местной рептилии, а затем ушёл в новый рейд и не вернулся. Тело Варда, обобранное до нитки, нашли охранники песчаного краулера. Бедная женщина подозревала в убийстве местную троицу гаммореанцев, завсегдатаев Лиги охотников.

– Да, – сказал я с искренним сочувствием. – Старина Вард… Он всегда был так доверчив. Послушай, я не знаю, чем тебе помочь, но ты не думала взять детей и убраться с Татуина?

– Думала, но…

– Деньги?

– У нас ничего не осталось, – призналась Шарина, – всё ушло Варду на снаряжение. Мы так надеялись, что охота станет прибыльным занятием.

– Ну, что-то же он успел добыть, – глубокомысленно заметил я. – Кстати, не покажешь ли трофей?

Шарина покопалась в поясной сумке и протянула мне… чёрт его знает, по виду – череп то ли козла, то ли барана. Как будто я хоть немного разбирался в инопланетной охоте!..

– Бедный Вард, – сказал я, жестом Гамлета поднимая череп. – Шарина, с моей стороны бестактно лишать тебя такой памяти о муже, но… Как ты думаешь, тысячи кредов будет достаточно?

– Ты… ты хочешь купить череп?

– Ну да. Понимаю, что тысяча – это совсем немного, но…

Женщина, чуть не рыдая, кинулась мне на шею.

Парадокс: я прекрасно помнил, что Рейван выкупал этот проклятый череп за пятьсот кредов, при этом двести можно было накинуть сверху, от широты души. Суммы-то я помнил, а имя Шарины забыл. Парадокс.

Зато теперь семейство Фицарк переберётся с Татуина на какую-нибудь более дружелюбную планету. И у них даже останутся деньги для обустройства на новом месте.

Нет, я не святой. Но всё-таки Светлый.

– А ты соришь кредами, юноша. Хе-хе.

– Не волнуйся, Джоли, голодать тебе не придётся.

– Ты ведь не служил с её мужем? – утвердительным тоном спросила Бастила.

– Не служил, – согласился я.

– Ты ведь не гостил у них три года назад? – обвиняющим тоном спросила Бастила.

– Не гостил, – признался я.

– Хотел подешевле выманить этот череп? Кстати, зачем он тебе?

– Он и пяти сотен не стоит. Повесим в кают-компании, как считаешь?

Мы шагали по пыльной и кривой улочке Анкорхеда. Я прикидывал безопасный маршрут: не хотелось раньше времени напороться на очередную троицу Тёмных джедаев, которая должна была поджидать меня где-то неподалёку: я не избегал боя, просто время ещё не пришло. Биндо с Джухани молча шли следом, стараясь не выглядеть телохранителями.

Некоторое время молчала и Бастила. Затем всё-таки спросила:

– Мак. Почему ты всё время лжёшь?

– Ну, нельзя же было заявить тётке, что я Рейван, – примирительно сказал я, выговаривая последнее слово одними губами.

– А зачем тебе вообще было что-то объяснять? Ты мог подойти, поздороваться и спросить, чем она торгует. Если уж тебе пришла такая охота поиграть в благотворительность.

А ведь тут Бастила права на сто процентов, подумал я. Трикстерство трикстерством, но привычка хитрить иной раз работала против меня самого, я начинал выстраивать сложные многоходовки там, где достаточно было просто спросить.

– Ты права, – просто сказал я, искоса поглядывая на девушку.

– Ложь ведёт на Тёмную Сторону! – воскликнула Бастила, воодушевляясь неожиданным успехом. Вероятно, уже настроилась на долгий утомительный спор… а я вдруг так сходу капитулировал. Какое разочарование. – Ложь, хитрость, обман…

– Нет, – сказал я, – это не так.

– Что значит «не так»? – взвилась девушка. – Вспомни Кодекс:…

– «Не так» – значит «не так». На Тёмную Сторону может привести ложь. А может и правда. Может привести хитрость. Но может и излишнее простодушие. Не важен путь. Важно, кто идёт по этому пути. И как идёт.

– Ага! Значит, ты идёшь по пути лжи, потому что…

– Так же, как прошёл по нему Совет, когда стирал мне личность? – огрызнулся я. – Или как это сделала Кватра, когда притворялась убитой в поединке с Джухани?

Женщина-кошка непроизвольно рыкнула за спиной.

– Мак прав, Бастила, – сказала она, мягко грассируя. – Ложь моего прежнего учителя пошла мне на пользу.

– Но ты пала на Тёмную Сторону! – резко ответила Бастила.

– И Мак вернул меня к Свету. С помощью… с помощью другого обмана! Неужели ты думаешь, что мне не страшно снова пасть во Тьму? Но я гляжу на нашего лидера и понимаю, что если он способен устоять перед всеми искушениями, то смогу и я. Может быть, и тебе стоит последовать моему примеру, Бастила?

– Нет, – ответила Бастила, гордо поднимая голову. – Я не собираюсь лгать.

– Так же, как не собиралась лгать, называя меня чужим именем, – негромко заметил я.

– Вот теперь я окончательно понимаю, что ты вернулся, – посмеиваясь, сказал Биндо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю