332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Леди Мармелад » Между двумя мирами (СИ) » Текст книги (страница 8)
Между двумя мирами (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 16:33

Текст книги "Между двумя мирами (СИ)"


Автор книги: Леди Мармелад






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 8 страниц)

Всем хотелось знать истину: почему и откуда пришли Энни, Бертольд и Райнер, зачем им понадобилось вступать в ряды Разведки, в чём смысл разрушения стен. Но Леви не отпускала мысль, что правда может оказаться травмирующей. С каждым новым ответом появлялись новые вопросы, а его уверенность в своих действиях меркла.

Гермиона не изменяла себе, она пыталась оставаться вежливой даже в сложившейся ситуации. Поведение гриффиндорки вызывало улыбку на лице капитана. Драко же не разделял таких эмоций:

– Грейнджер, не медли. Когда ты мне зарядила кулаком по лицу, ты не была такой воспитанной, – с усмешкой произнёс Драко, получив неодобрительный взгляд девушки.

Энни, казалось, не понимала, каким образом им удалось вытащить её из кристалла. Когда незнакомая девушка протянула ей стакан воды, она и не думала о подвохах. Отравить её явно не было задачей командования. Пока им от неё что-то нужно, она может не переживать за свою жизнь. Сомнения закрались, когда Энни почувствовала тяжесть в голове, спутанность мыслей, она словно не могла контролировать себя.

– Вы убить меня хотите? Капитан сделал бы это быстрее, – проговорила Леонхарт, глядя на Гермиону.

– И правда, хотели бы убить, ты бы уже была мертва, как и твой друг Райнер. Сейчас нам нужна информация. Откуда ты пришла? – пренебрежительно ответил Леви.

В глазах Энни читался ужас. Верить в то, что её товарищ мёртв, не хотелось. Дело было даже не в сильных дружеских чувствах. Если они смогли уничтожить бронированного титана, то они заметно продвинулись в своих познаниях. Сначала девушка удивлялась уверенности капитана. Но сейчас она не понимала, что с ней происходит: ощущения болезненного давления внутри головы будто вынуждало её говорить:

– Мы пришли из-за стен, из Марлии. Мы должны были вернуть титана-прародителя, – истошно закричала Энни, желая избавиться от давящей боли.

Каждый новый вопрос отдавался стуком в голове девушки. Молчать она не могла, поэтому выдавала все секреты. Облегчение приходило только после ответов на заданные вопросы. Впервые в жизни она чувствовала себя настолько уязвимой.

– Они не оставят вас в покое, да и меня теперь тоже. Мы пришли сюда детьми. Нам промывали мозги с самого детства. Говорили, что здесь живут демоны в обличии людей, не заслуживающие понимания и сочувствия. Рассказывали, что элдийцы другие. Мы просто хотели защитить своих родных, чтобы они могли быть в безопасности.

Драко застыл на месте, глядя на слёзы, появляющиеся в уголках глаз девушки. Дети, которые пытались защитить своих родных. Дети, получившие силу несоизмеримую для их возраста. На их плечах была слишком тяжелая ноша. Драко получил возможность взглянуть на свою историю со стороны. Можно ли оправдать Энни? По её вине погибли невиновные и были разрушены судьбы сотен людей. Так же, как и по вине Пожирателей погибли сотни магглов и волшебников. Возможно ли оправдать причастных к разрушениям, пусть и при наличии такой мотивации? Драко взмахнул головой, пытаясь отвлечься от собственных мыслей.

Энни заперли в тюремной камере, а Эрвин приказал дежурным принести ей еды. Переживать о побеге не приходилось: «теплый» приём на родине ей был обеспечен. Скрываться дальше под камнем было лишено смысла: информацию она уже выдала. Поэтому разобравшись с Леонхарт, все направились обратно в кабинет командора. Им нужно было осмыслить услышанные слова и придумать решение проблемы.

– Значит титаны – не единственные наши враги, за стенами против нас ещё и люди, – сказал Эрвин, садясь в кресло.

Гермиона пыталась сделать выводы из услышанного. Перспективы для разведчиков открывались не радужные. Она перевела обеспокоенный взгляд на Леви. Девушка понимала, что разведчики не оставят свои попытки выбраться за пределы стен. В победу над титанами Гермиона могла поверить, вспоминая гильотину, уничтожающую гигантов. Но также она понимала, что война принесёт ещё больше жертв и разрушений. Беря во внимание отсутствие нового оружия, шансы на выживание были крайне низкими. Без энтузиазма она рассказала о своих мыслях.

– Мы не можем отступать, когда зашли так далеко, – ответил ей Эрвин.

После сказанных Гермионой слов Драко стало не по себе. Волнение не давало возможности хоть что-то ответить. Он в любой момент мог бы сбежать из мира, которому опять грозит опасность. Мысли об опасности пугали не так сильно, как скучная жизнь в Малфой Мэноре и окончание обучения. Но сейчас он переживал не за себя, как это бывало раньше. Он волновался за Микасу, которая в случае войны определенно будет на передовой. В условиях неравного вооружения её способности могут не спасти. Табун мурашек пробежал по телу парня, а на лбу появилась испарина.

– Нам нужно придумать, как избежать вооружённого конфликта, – сказал Драко, пытаясь придать голосу уверенности.

Гарри смотрел на Малфоя с удивлением. Поведение слизеринца казалось ему странным, не присущим парню. Драко, которого он знал, струсил бы и поспешил уйти из этого мира. Он так и сделал, когда им пришлось вместе отбывать наказание в запретном лесу. Сейчас же на его лице можно было прочитать волнение. Почему-то он хотел найти решение проблем, к слову, как и обеспокоенная Гермиона:

– У меня есть одна идея, но это будет сложно.

========== Стирая воспоминания ==========

Гермионе казалось, что она уже смирилась со всеми ужасами места, в котором они оказались. За время, проведенное здесь, получилось свыкнуться даже с наличием существ, пожирающих людей. Ей удалось найти нечто хорошее, дорогое сердцу. Что-то, что задерживало здесь, среди странностей и кошмаров. Но мир, в котором волшебникам пришлось ненадолго задержаться, преподносил новые сюрпризы.

Бок о бок с разведчиками ребята сражались против титанов, помогали магией, докапывались до истины. Но каждый ответ, полученный непосильным трудом, преподносил только больше вопросов. Ещё недавно существование людей за пределами стен поддавалось большим сомнениям. Сейчас же Леонхарт подтвердила слова Гриши Йегера: за стеной Мария есть люди. Вражески настроенные люди.

Капитану Леви в который раз становилось не по себе от открытий, которые совершает Разведка. Каждый солдат, носящий на плечах плащ с изображением крыльев, мечтал о свободе. Многие рисковали жизнью ради крошечного шанса увидеть просторы за пределами стен. Надеялись узнать, что где-то далеко есть люди, мечтали о победе. Человечество долгие годы жило в неведении, находясь в большой тюрьме, охраняемой тремя стенами.

Узнав об истинной природе гигантов, время от времени перед глазами мелькали их лица. Воображение строило образы людей, которыми чудища были ранее.

Капитан перевёл взгляд на Гермиону, волосы которой были растрепаны. Он хорошо знал это выражение лица: девушка придумывает план. Леви смотрел на неё и думал, что за последнее время в его жизни случилось слишком много перемен. Смириться с жестокой реальностью мира было проще, чем объяснить чувства, вызываемые кудрявой волшебницей.

Как объяснить собственное спокойствие и умиротворённую улыбку на лице во время их ежедневного ритуала с распитием кофе. Оправдать учащённое сердцебиение во время её поцелуев и прикосновений. Понять, почему сознание отказывается принимать факт её скорого возвращения домой.

Гермиона пыталась не поддаваться страху и мыслить логически. Для победы над врагом необходимо знать причины их ненависти – эта часть головоломки у них есть. Более того, они ожидают нападения. Но отсутствие современного оружия и неподготовленность армии сражаться с людьми лишало их шансов на победу. В сложившейся ситуации избежать столкновения – единственный способ обойтись без сотен жертв. Девушка перевела полный беспокойства взгляд на капитана, думая о том, как он может пострадать в неравном бою. Она встретилась с ним глазами и почти утонула в собственных страхах. Нужно было срочно брать себя в руки, вернуть холодность разума: так, как всегда, делал Леви.

Пора применить мощное оружие в руках Разведки: интеллект Грейнджер и магию.

– В одной из книг я читала об особой форме заклинания Обливэйт, – произнесла девушка после долгих размышлений, – что-то похожее на то, как предыдущий король стирал память народу.

План девушки удивил как командование, так и волшебников. Никто до конца не понимал, что именно имела ввиду Гермиона.

– В Министерстве есть должность стирателей памяти. Они работают с магглами, которые стали свидетелями магических явлений. Всё просто и понятно, когда разобраться нужно с одним человеком. Но в некоторых ситуациях охвачено слишком много людей, и тогда работать с каждым по отдельности нет возможности. Думаю, после войны за Хогвартс сделают так же. Я применю заклинание, которое подействует через дождь. Действию Обливэйта подвергнутся все люди, попавшие под дождь, а также те, кто его слышал или видел. Несколько дождливых дней и уже никто не будет помнить об этой ненависти, никто не будет воевать за просто так.

Несколько пар удивлённых глаз уставились на волшебницу. Командор внимательно слушал девушку. Он не сомневался в её способностях и уме, но на его лице можно было увидеть сомнения.

– Ты думаешь, что так мы сможем избежать войны и существовать в мире с другими людьми?

– Именно! В теории мы могли бы отразить нападение противника, если такое бы произошло. Но победить в сражении не значит выиграть войну. Мы… вернёмся домой, и преимуществ магии у вас не останется. Без жертв не обойдется.

Пока все удивлённо смотрели на Гермиону, никто не замечал улыбку на лице капитана и гордость в его взгляде, обращенному к девушке.

– Мы можем сделать это сегодня же. Тогда вы сможете спокойно идти за стены, а мы вернуться к себе домой.

Гермиона запнулась на последней части предложения. Улыбка, только что украшающая лицо Леви, в миг исчезла. Он чувствовал себя ребёнком, который не может самостоятельно справиться со своими проблемами. От них хотелось бежать. Заткнуть здравый смысл и избегать мыслей об её уходе. Мужчина пытался себя готовить к этому моменту: представлял, как она уходит. Уверял себя, что никакой трагедии в произошедшем нет. Хотел постепенно сокращать общение. Но каждый раз слал доводы разума куда подальше и искал девушку вновь. Просто чтобы она была рядом. Хотелось иметь возможность наслаждаться её компанией, рассматривать аккуратные буквы, создаваемые её рукой, смотреть, как она внимательно читает книгу и наслаждается кофе.

Но сегодня волшебники готовы покидать этот мир. Если им удастся предотвратить нападение из вне – титаны больше не будут угрозой, и никто не будет медлить. Они в тот же момент отправятся прочь в свой комфортный мирок.

– Думаю, ты права, – с горящими глазами ответил командор, – если вы сделаете это сегодня, то я лично сопровожу вас к месту, где вы оказались впервые. Там мы и попрощаемся.

Казалось, воздух покинул лёгкие Драко после последних слов Эрвина. «Перед смертью не надышишься»? Ему до сих пор не удалось сделать выбор. Он не мог не думать о Нарциссе. Мама определённо считает, что он мёртв. Мать – единственное, что не давало ему сделать окончательный выбор. Всю его жизнь она защищала его. Готова была на всё ради своего сына.

Но вернуться к прежней жизни равно пыткам. Никто не станет разглядывать в нём что-то хорошее, когда в недавних сражениях он стоял по правую руку от Волдеморта. Вернувшись в стены Малфой Мэнора, он снова станет избалованным аристократом, который не заслуживает прощения и сострадания. Ему придётся надевать маску высокомерного дурака, повёрнутого на чистоте крови.

Из мыслей его вытащила Грейнджер, которая, видимо, пыталась до него достучаться.

– Малфой, нам нужна будет и твоя помощь. Лучше, если мы применим заклинание вчетвером.

Драко только слабо кивнул, стараясь внимательней слушать разговор. От Гермионы меньшего и не ожидалось: вместо того, чтобы разгромить армию противника, она не допустит атаку.

Гермиона рассказывала тонкости применения Обливэйта. Совместно с Эрвином они пытались придумать историю, которой подменят воспоминания людей за пределами стен. Решение было простым и основывалось на информации, которую предоставила Энни. Уже скоро каждый человек за пределами стен забудет о существовании Имир и кровопролитий, которые, по их мнению, та принесла.

План придуман, оставалась лишь реализация. Выйдя на улицу, Гермиона вглядывалась в безоблачное небо. Хотелось на миг забыть, кто она и что успела пережить. Хотелось позволить себе хоть на несколько минут побыть обычной девушкой, которой не нужно спасать мир. Тогда можно было бы взять сейчас капитана за руку и отправиться к реке. Лежать на траве, вслушиваясь в тишину и жмуриться от ярких солнечных лучей. Они могли бы вместе слушать шум воды, чувствовать касания ветра к коже и наслаждаться моментом спокойствия. Рядом с этим человеком и слов не нужно. Уютное чувство комфорта и безопасности окутывало девушку возле Леви.

Сейчас же нужно вытащить из кармана волшебную палочку и сообща с друзьями выполнить заклинание, которое спасёт сотни тысяч людей. Гермиона посмотрела на ребят, держащих палочки наготове, и кивком головы дала знак для начала их последнего задания в этом мире.

Из палочек волшебников синхронно вырвались голубые лучи. Достигая неба, они превращались в искры и направлялись в сторону стены Мария. Достигая крайней линии обороны человечества, они превращались в капли дождя. Дождя, который сотрёт ненависть и не допустит кровопролитных боёв.

Гермиона опустила свою палочку, когда осознала, что в уголках глаз собираются слёзы. Всё время она активно занималась разработкой плана по возвращению домой. Сейчас же хотелось сделать шаг назад, побыть здесь ещё немного. Такого она, к сожалению, не могла себе позволить. Гарри и Рон едва ли не ежедневно спрашивали девушку о возвращении.

Разговоры с друзьями отрезвляли. Напоминали, что её ещё ожидает один год обучения в Хогвартсе, выпускные экзамены, карьера в Министерстве. Девушка перевела взгляд на капитана. Мужчина должен был радоваться: одна из глобальных проблем Разведки была решена. Но он смотрел в янтарные глаза, полные слёз, и не мог выдавить из себя даже подобие улыбки.

Единственное, в чём он точно уверен: в этот раз он проводит её. Он отправиться с волшебниками к тому злополучному месту. Соберёт силы в кулак и нормально попрощается. Хватит ли ему сил поблагодарить девушку за всё? К горлу подкатил ком, отдающий болью в сердце, заставляя его биться в несколько раз быстрее. Единственное, на что сейчас хватало сил – громко выдохнуть и отвести взгляд от девушки.

– Если это всё, то мне остаётся вас поблагодарить за оказанную нам помощь. Как и обещал, вы можете собираться, и я лично вас сопровожу к нужному месту, – прервал тишину командор.

Видя капли дождя и серые тучи, Драко осознал, что откладывать своё решение некуда. Он не мог сделать правильный выбор, впрочем, как это и было раньше. Через несколько минут парень обнаружил себя возле двери, ведущей в тренировочный зал. Здесь он ожидал найти Микасу. И пройдя внутрь помещения, понял, что не прогадал.

Он всматривался в глаза девушки, напоминающие два больших омута. Хотелось остановить время и нырнуть в совместные воспоминания. В нём бушевало столько разных эмоций и чувств, что они никак не могли образоваться в связные предложения.

Спустя миг, Драко подошёл к девушке и накрыл её губы своими. Предыдущий их поцелуй был осторожным, будто они изучали друг друга. Сейчас же сквозь яростные касания губ, он пытался передать ураган, несущийся в его голове и сердце. Она ему позволяла так выражать свои мысли. Знаком тому были поднятые вверх руки, которые Драко сжал в области запястий, прижимая Микасу к стене.

Парень опустился поцелуями к шее, вызывая табуны мурашек под кожей девушки. Тихий стон, изданный Микасой, заставил Драко отстраниться и поднять свой взгляд на девушку, волосы которой, сейчас были растрёпаны, а дыхание сбитым. Хотелось вечность слышать эти звуки, вызывать легкий румянец на бледной коже и смотреть на распухшие от поцелуев губы.

Делать это сейчас, перед своим возможным уходом было слишком неправильно. Драко не хотел, чтобы эта особенная девушка считала себя использованной. Он попытался успокоиться и ещё раз поцеловал Микасу более нежно и медленно, вкладывая всю боль.

– Мы собираемся возвращаться к себе домой, – выпалил Драко на одном дыхании, и почти шёпотом добавил, – спасибо тебе за всё.

Рон и Гарри не собирались медлить. Парни направлялись в казармы дабы попрощаться с ребятами, с которыми бок о бок сражались всё это время. Рон приумножил Саше булочки напоследок, наблюдая за восторженным блеском в глазах девушки. Жан сказал, что их тренировки должны помочь им в другом мире. Конни только подшучивал, пытаясь отобрать у подруги кусочек хлеба. Но все были рады за волшебников. Таким разным им всё же удалось сработаться, и каждый мог поблагодарить их за проделанную работу.

Рон и Гарри считали, что попадание в чужой мир стало для них неким испытанием. Здесь гриффиндорцы познакомились с удивительными, необычайно сильными людьми. Прошли ещё одно приключение и, благо, остались в живых. Наступило время возвращаться домой.

***

Через несколько часов волшебники вместе с Леви и Эрвином оказались на месте, откуда началась история ребят внутри стен.

Гермиона внимательно оглядывала поляну, на которой они оказались, будто находится здесь впервые. Через несколько минут она вернётся к обычной жизни. Спустя несколько часов им придётся рассказывать о причинах своего исчезновения и надеяться, что их не отправят в больницу Святого Мунго. Она чувствовала, что её спину прожигают взглядом, и она точно знала, кому он принадлежит. Гермиона опять не знала, что можно сказать, чтобы не выглядеть глупо. Всё, что она чувствует, невозможно оформить в слова при помощи букв.

Обернулась она, когда Гарри достал меч Гриффиндора и попросил у Гермионы камень из подземелья Райсов. Девушка держала в руке две половинки кристалла, одну из которых отдала другу.

Собравшись духом, она подошла к Леви. Лучше сделать, показаться дурочкой, которая не может связать двух слов, чем уйти не попрощавшись. Девушка обняла мужчину, зарываясь носом в его шею: так, как она любила засыпать рядом с ним. Из глаз предательски потекли слёзы, когда она почувствовала, как крепко он обнимает её в ответ. Все смотрели на них с удивлением, даже Гарри отвлёкся от камня, находящегося в его руках. Но им двоим было всё равно, они не станут оправдываться.

Когда Гермиона отстранилась и вернулась к друзьям, Леви заметил в своём кармане две вещицы: волшебную палочку и одну часть камня. Он посмотрел с непониманием на девушку, но та была не в силах что-либо объяснять. Она и сама не понимала на что надеется, оставляя ему эти вещи.

Гермиона смотрела как Гарри ставит уже расколотый камень на точное место их появления. Из середины кристалла виднелось синее свечение, которое через миг создало полусферу. Каждый понимал, что нужно делать дальше.

– Что ж, я благодарен вам за помощь. Вы сделали много для спасения человечества и раскрытия тайн стен. Вашему миру повезло, что у них есть такие жители, – сказал Эрвин, когда ребята уже двигались в сторону сферы.

– Командор, я могу остаться здесь? – сказал Драко, приводя всех в шок, – если это возможно, то, Грейнджер, скажи моей матери, что я жив и здоров.

Гермиона смогла только кивнуть, когда Эрвин сказал, что не против волшебника в рядах Разведки.

Драко не знал, сделал ли он верный выбор, но чуть ли не впервые в жизни никто не шептал ему на ухо «правильные» ответы и решения. Он наконец-то мог сам определить, что делать со своей жизнью.

Леви сжал ладони в кулаки и закрыл глаза в момент, когда волшебники вступили под волшебный купол. Через миг их уже не было, как и полусферы перед глазами.

Вот он и остался один.

Комментарий к Стирая воспоминания

Большой же я перерыв я сделала: в мою жизнь вернулось очное обучение. Но фанфик уже на финишной прямой своего сюжета, так что обещаю, что в скором времени будет продолжение :)

Буду рада любым комментариям, они очень вдохновляют писать дальше :)

========== Новое начало ==========

Драко едва ли не впервые в своей жизни самостоятельно принял важное решение. Чувство страха и неопределённости тяжелым грузом легло на его плечи, когда трое сокурсников исчезли, скрываясь под голубым энергетическим куполом.

Командор позволил ему остаться в рядах Разведки тем самым дав шанс начать свою жизнь с чистого листа. Невольно он задумывался о судьбе, которая ждала его вернись он назад вместе с «золотым трио». Постоянно мелькало только одно слово:

Непринятие.

Возможно, его бы оправдали. В конце концов он не совершил ни единого убийства, не выкрыл Поттера Волдеморту, а Нарцисса посодействовала победе в Запретном лесу. Но он не смог бы попросить Гарри свидетельствовать в свою пользу. Согласно нормам магического права, возможно, он не заслуживает на срок в Азкабане, но собственный суд в его голове не прекращался с момента нанесения Темной метки на его предплечье.

У него не оставалось моральных сил вернуться домой, в Хогвартс, смотреть в глаза людям, с которыми оказался по разные стороны баррикад. Доказывать кому-то, что он не виновен в смерти Дамблдора тоже бы не стал. Потому что он бы сделал это несмотря на весь страх и нежелание. Стоило бы ещё хоть раз подумать об угрозе, нависающей над его семьей, и он бы произнес формулировку убивающего проклятия. Он не желал объясняться и вызывать сочувствие. Извиняться значит надеяться на прощение. А в прощении нет смысла пока он сам не может извинить себя за сделанное.

Впрочем, сейчас Драко планировал использовать свой шанс на новую жизнь по полной. В данный момент он на «правильной» стороне, и командор знает, как им распорядиться.

Он вдохнул полные легкие чистого воздуха и всего на миг прикрыл глаза. Только для того, чтобы снова их открыть и посмотреть на удивительные пейзаж, открывающийся перед ним. Зеленые безлюдные холмы, чистое голубое небои свежий воздух. Воздух, пахнущий свободой и новым началом.

***

Прошел всего миг после того, как Гермиона посмотрела в глаза капитану. Один миг и она вновь оказалась в своем мире. Она стояла возле Хогвартса, сжимая в руках обломок камня – последнее, что напоминало ей о человеке, к которому она успела так безответственно привязаться.

С момента финальной битвы была проделана большая работа: вокруг уже не царил хаос. Руины, которые остались после нападения Пожирателей на Хогвартс были убраны, а большая часть дорог к школе отремонтирована. Возвращалась привычная жизнь магического мира. Солнце кидало свои лучи на огромное здание школы, словно намекая, что темные времена позади.

Гермиона должна радоваться. Ведь они с друзьями смогли побороть самого тёмного волшебника, закончить войну, не умереть в чужом мире, более того – выбраться из него. Она может вернуться к нормальной жизни, поехать в Австралию и попытаться вернуть память своим родителям. Но сейчас девушка, которая недавно отважно сражалась с темными волшебниками, могла только крепко сжать камень в своей ладони. Всего минуту. Она позволит себе всего минуту слабости.

Несколько капель слёз скатилось по её щекам.

Глубокий вдох.

Время снова быть сильной.

– Так что мы скажем всем о своём отсутствии? Если правду, то соберите вещи, которые нужны будут вам в Мунго.

***

Капитан вошел в свой кабинет, в коридоре раздался громкий хлопок двери, дающий понять солдатам, что Леви вновь не в настроении. Впрочем, он никогда не отличался излишней позитивностью и коммуникабельностью, но перемены в нем были видны невооруженным взглядом.

Капитан позволил себе наивно полагать, что два месяца, что прошли с момента ухода волшебников пойдут ему на пользу. Заваливать себя работой, брать на заполнение документы командора, участвовать в экспериментах Ханджи – ему казалось, что это поможет отвлечься от гнетущих мыслей и чувства одиночества. Но волшебники хорошо постарались и впрямь устранили самую большую проблему этого некогда неспокойного мирка. Титаны были уничтожены, извне угрозы не предвиделось, Разведка работала в большей мере над исследованиями. Спустить пар в бою не получалось.

Этим утром капитан проснулся с полной уверенностью, что сумеет забыть всё, что происходило несколько месяцев назад. Но его уверенность в собственных силах померкла, когда он увидел мило общающихся Микасу и Драко. Ведь им удалось перехитрить судьбу. Зависть никогда не была присущей Леви, но вот где он сейчас: злится и хлопает дверью словно подросток.

Едва не впервые в жизни он был готов признать свое поражение. Устало, почти безжизненно он подошел к своему столу и открыл верхний ящик. Взял в руки две вещицы, которые оставила ему Гермиона: волшебную палочку и камень из подземелий Райса. В тумбе оставалась коробочка с кофе, который он не осмеливался пить после ухода волшебников.

Размышления капитана прервал Эрвин. Войдя в кабинет, он только напомнил, что через пятнадцать минут они отправляются за стены – исследовать дальние просторы. Ханджи планировала узнать возможно ли там построить такие же города, как и внутри стен. Титаны долгое время были главной угрозой для человечества, сейчас же нужно было узнать о мире побольше.

Леви только коротко кивнул, не отрывая взгляда от палочки в его руках. Казалось, в его глазах загорелся огонёк. Мужчина поставил камень вместе с палочкой во внутренний карман плаща и поспешил выйти из своего кабинета к уже ожидающим на улице солдатам.

***

Выезд за стены без постоянного чувства беспокойства был чем-то новым для всех, кто принял участие в экспедиции Ханджи. Конечно, у них был припасён план на случай столкновения с титанами, но, как и предполагалось, в нём не было надобности.

Зелёные холмы и поля, располагающиеся за пределами стен, освещались яркими лучами солнца, а над головами летали стаи птиц. В этом месте чувствовалась свобода. Свобода жить без страха, свобода в желании знать правду и принимать решения, в которых нуждаешься.

Впервые за два месяца на лице капитана можно было заметить улыбку.

Спустя несколько часов экспедиция в полном составе добралась до конечной точки своего путешествия. Перед их глазами простирался океан, о котором так упорно рассказывал Армин товарищам.

Драко ехал в экспедицию на случай непредвиденной опасности. Ему до сих пор не удалось привыкнуть к тому, как здешние люди удивляются обыденным для него вещам. Он не единожды видел море и океан, более того, он не понимал такого отдыха.

Сейчас же эта картина приносила только удовольствие, стоило лишь глянуть на восторженное лицо Микасы. Увидеть неуверенность в её глазах, когда друг звал зайти в воду. Драко только рассмеялся и сняв обувь подошел к растерянной девушке. Взяв её за руку, он направился в сторону воды, уводя за собой.

Наконец-то он не жалел о сделанном выборе.

***

Первая вылазка за стены после победы над титанами прошла успешно. Для капитана это стало переломным моментом, который заставил задуматься о сложном решении. Но после двух месяцев сожалений и ужасного настроения, не раздражал даже непрекращающийся трёп Ханджи. Женщина, кажется, вне себя от восторга.

Через несколько часов в пути, командор оставил солдат под ответственность Ханджи, а сам вместе с Леви свернулись в другую сторону.

– Ты уверен в том, что собираешься сделать? – прервал молчание Эрвин.

– Более чем, – ответил Леви с безмятежной улыбкой.

Капитан поднял взгляд на своего товарища. Прощания не были его коньком, но промолчать он не мог себе позволить:

– Спасибо, Эрвин, – перед тем как вытащить камень из кармана плаща, он пожал другу руку.

Командор только махнул головой. Оставалось только наблюдать как Леви делает то же, что и волшебники два месяца назад.

Вокруг капитана образовалась полусфера, которая через несколько секунд рассеялась на глазах Эрвина, но появилась в другом месте – возле Хогвартса.

Немного оклемавшись от подступившей тошноты, он смог подняться на ноги. Только переместившись он понял, что не думал о своих дальнейших действиях: куда идти, как найти Гермиону, да вообще в нужное ли он место попал?

Но ответ нашелся очень быстро. Перед ним стояла девушка с растрепанными волосами и таким же камнем в руках. Леви не знал, что нужно сказать, да и вряд ли бы смог – переполняющие его эмоции не позволяли.

– Мы все-таки нашлись, – произнесла девушка, делая шаг навстречу, заключая мужчину в объятия.

–Да, где-то между двумя мирами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю