290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » На двоих одна душа (СИ) » Текст книги (страница 1)
На двоих одна душа (СИ)
  • Текст добавлен: 25 августа 2018, 17:00

Текст книги "На двоих одна душа (СИ)"


Автор книги: Каtюня






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

========== 1. Неужели мир? ==========

Один человек сказал: «Война – это безумие, заставляющее усомниться в разуме человека…».

Лев Толстой.

Война… Одно слово, а в голове уже столько мыслей. Что приносит с собой война? Только смерть, боль и одиночество. Смерть пахнет кровью, сырой землей и копотью. И на этой битве пахнет исключительно смертью.

Иногда задаешься вопросом: неужели человек рождается для войны? Взрослые, молодые, дети? К сожалению, в эту эпоху у воинов нет возраста. Дети быстрее учатся метать кунаи, чем разговаривать. Родители учат своих маленьких детей убивать, шпионить, запутывать врага, делать все для своего клана. Но они абсолютно забывают объяснять, что помимо войны есть и мир. Прекрасный мир, где шиноби могу дружить, уважать друг друга, и не убивать по первому приказу главы клана.

Человек приходит на этот свет, чтобы познать мир в любви и гармонии. Ведь люди рождаются в любви и для любви, а война разрушительно влияет на все светлые чувства, затмевая здравый смысл и рассудок, превращая всех в своих рабов, в беспрекословных убийц. Но тут нельзя не сказать о том, что война многолика: для одних она – путь к признанию их силы, для других – борьба за свободу и всеобщее благополучие, для третьих – дело принципа…

Война не только разрушает, но часто ведет к сплочению народа. Она объединяет людей в едином порыве против общего врага. Так произошло с нашим кланом.

Клан Фукуи всегда был против жертв, против разрухи. Но им не повезло расположиться между двумя сильнейшими кланами – Сенджу и Учиха.

Единственное почему клан Фукуи до сих пор не был стёрт с лица земли – это благодаря их силе, что не уступала двум вышеперечисленным кланам. Вторая причина была в желании защитить то, что им дорого.

Женщина на войне – это бесчеловечно. А девушка и ребёнок на войне – это бесчеловечно до безобразия. Но кто спрашивал малышку Хану… Её растили, как абсолютно преданного клану бойца, как убийцу, которую так хорошо маскировали под словом «защитник». Как тяжело оставаться милой и женственной, когда ты по глотку в крови. Когда оторванные конечности и вспоротый живот уже не вызывает рвотный позыв. Когда запах смерти перестал забивать ноздри. Она наследница своего отца. Химе клана Фукуи.

Хана каждый день молилась всем Богам, чтобы война закончилась, чтобы прекратилась эта череда бессмысленных смертей. Но Всевышние или не слышали слов молодой девушки, или просто не хотели слышать.

В один из жарких дней лета, случилась битва, которая должна была или поставить точку в этой кровавой бойне или же наоборот…

Учихи, Сенджу и Фукуи схлестнулись в битве. Все шиноби были сильны, талантливы и упрямы. Они были Детьми Войны. Никто на поле боя не знал жизни без борьбы и кровопролития.

– Хана, не заставляй меня пожалеть о договоре с твоим отцом, – рыкнул Мадара, отбивая летящий в девушку кунай.

Подул сильный ветер, раздался треск, а затем всю местность обволокло туманом. На главу Учих напал Хашимара, и через секунду они уже были далеко от Химе.

– Не заставляй меня пожалеть, – передразнила его голубоглазая. – Как будто этот кунай мог бы мне навредить…

Откинув раздражение, брюнетка стала прислушиваться к своим инстинктам. В данные момент шестое чувство говорило уносить ноги, но она не имела права. В воздухе раздалось громкое «Техника Летящего Бога Грома». В этот момент сердце Ханы пропустило несколько ударов. Если эта техника нацелена на неё, то ей никак не уйти. Но удара не последовало. Через секунду раздался крик, а затем знатные ругательства. Девушка узнала этот голос. Изуна, младший брат Учихи Мадары.

– Изуна!

Наступила тишина и через мгновенье туман рассеялся. Химе предстала весьма неприятная картина. Глава Учих держал на себе своего младшего брата, Хашимара загораживал собой младшего Сенджу.

– Мадара, мы можем прекратить всё это! Если две главы величественных кланов пожмут друг-другу руки, то наступит долгожданный мир.

– Выполняй свою работу! – зарычал мужчина на брюнетку. – Спаси его!

– Мадара… – попытался вставить слово Хаширама.

– Заткнись и бейся.

Пока мужчины завязали бой на смерть, Химе клана Фукуи принялась выполнять обещание. Как так получилось, что она на стороне красноглазых?

Однажды Учихи поняли, что им нужны союзники и они пришли к Фукуи. Как говорится, враг моего врага – мой друг. Учихи обязались защищать своих союзников, а тем необходимо было лечить раненых на поле боя.

Именно поэтому Хана села возле стонущего Изуны, собирая чистую энергию, которой в мире осталось не так уж и много. И причиной тому войны, предательства, убийства. Но голубоглазая была лучшей в своём клане, она была лучшим медиком, лучше, чем сам Хаширама Сенджу. Девушка была сосредоточена, она впитывала, поглощала энергию по маленьким крупицам.

– У тебя кровь, – прохрипел молодой парень. – Не стоит. Меня уже не спасти.

Темноволосая ничего ему не ответила. Нет слов “поздно”, есть только “нехватка сил”.

Раздался громкий звук, в тот же момент вся земля затряслась, поднимая вверх столб пыли и мелких камней.

– Это мой братец, – сквозь боль, улыбнулся Учиха. – Скажи ему, что я всегда и во всём пытался подражать ему. Я очень люблю его.

Сложив печати, которые знали только в клане Фукуи, руки Химе загорелись золотым свечением. Она приложила руки к ране в области груди и принялась залечивать чужие раны. Светлые потоки медленно втекали в тело парня, восполняя потерю крови, заживляя мышечную ткань, что была разрезана острым клинком Тобирамы, а также регенерируя остальные клетки.

– Этого не может быть, – прошептал Изуна.

По мере того, как парню становилось легче, Хане становилось очень плохо. За сегодня она вылечила слишком много шиноби. Но прекратить лечение она не могла. Этот молодой Учиха был талантлив, как Мадара, и также силён. Возможно в будущем они смогли бы победить и принести на эти земли такой долгожданный мир.

Мысли о долгожданном мире придали сил голубоглазой. Она сосредоточилась только на потоках энергии, отключая все остальные чувства и эмоции. Если надо будет, она отдаст большую часть своей жизненной силы. Если Богам будет угодно, то её жизни ничто не угрожает.

От напряжения кровь теперь текла не только из носа, но и из глаз и ушей. Чакра была почти на нуле.

Юный Учиха сразу понял, что что-то не так. Он активировал шаринган и посмотрел на молодую Химе. Но ничего не смог разобрать… Чакра и жизненная энергия перемешалась между собой, вытекая за пределы их положенного места, путаясь, смешиваясь, создавая что-то новое, что через руки молодого бойца втекало в его тело.

– Получилось, – прошептала девушка, вытирая кровь с лица.

– Получилось! – заулыбался бывший раненый.

Вновь раздался шум. Только на этот раз это были не крики боли, не шум битвы…

На одном упрямстве Хана заставила себя встать, но ноги подкосились. Изуна вовремя подставил своё плечо, не дав ей упасть.

– Там впереди Мадара! – радостно воскликнул шиноби. – Но он не один. Он с Сенджу?! Что?!

«Неужели мир? Ради такого и умереть не страшно» – думала Химе клана Фукуи. Неожиданно тело сразила острая боль, заставляя согнуться пополам. Девушка задрожала, рот её наполнился слюной, и затем её стошнило. Силы покидали её. Но ей не было печально. Мир… Долгожданный мир.

Кто-то бил Хану по щекам, но она уже ничего не чувствовала. Тьма накрыла её полностью, поглощая в большой черный вакуум.

Комментарий к 1. Неужели мир?

Просто захотелось что-то написать. И вот, что из этого получилось.

========== 2. Пора возвращаться домой! ==========

С той легендарной битвы прошло три дня. Между кланами Сенджу, Учихи и Фукуи был заключен мирный договор. Три величественных клана обязались подписать бумагу, которая навсегда покончит с бессмысленным кровопролитием. В этом договоре было прописано, что все стороны должны соблюдать «мир» и не вести никаких боевых действий против друг друга. Нарушивший договор, будет караться смертью или потерей своего имущества и звания. Такие условия устроили всех.

Учихи, как и Сенджу, долго не могли принять новость о «мире». Они всю свою жизнь потратили на тренировки, на оттачивание своих навыков и знаний, а также на убийства… А теперь этот договор свалился всем простым шиноби, как снег на голову. Им было очень тяжело смотреть на представителей других кланов и не ввязываться в бой. Сенджу помнили, как безжалостно, и даже с неким азартом, их братьев и сестёр убивали красноглазые. Учихи же просто не смотрели на своих бывших врагов. Шиноби из клана Фукуи, в отличие от всех остальных, были действительно счастливы мирному договору. Они все засунули свою антипатию и неприязнь глубоко внутрь, смотря в будущее свежим взглядом. Прошлое уже не изменить. Зачем горевать по усопшим, когда необходимо заботиться о выживших в это ужасное время.

Хана лежала в небольшой походной палатке уже несколько дней. Благодаря медицинским техникам Хаширамы, своего отца и своим собственным силам, девушка уже была полностью здорова. Но ей всё равно было запрещено выходить из временной обители. За несколько дней к голубоглазой наведывался Изуна. Он несколько раз поблагодарил Химе за спасение, не забывая нахваливать её необычную технику, которую он никогда не встречал, но уже очень хотел научиться её использовать.

– Изучи для начала обычное медицинское ниндзюцу, – смеялась она на очередную просьбу Учихи. – Для чего тебе оно надо?

– Я буду лечит своего брата!

– Мне кажется, что твой брат отлично и сам справится, – улыбалась брюнетка.

– Нет, нет, нет! Это он среди вас такой крутой, но иногда и ему достается.

Также несколько раз к Хане заходил её отец, спрашивая о здоровье. А один раз пришёл Мадара. Он зашёл в палатку и некоторое время смотрел куда угодно, но не Химе клана Фукуи. Затем он резко подошёл к ней и попытался улыбнуться.

– Я благодарен вам, принцесса, что вы спасли моего младшего брата. Теперь я ваш должник.

Мужчина склонил голову, в знак признательности и уважения, и поспешил на выход. Он был немного растерян и нервозен. Ему претила сама мысль о том, что он теперь что-то кому-то должен. Но ради своего последнего родного брата Учиха готов был засунуть свои принципы далеко в задницу.

Спустя неделю, когда кланы немного привели себя в порядок, было решено заключить договор, письменно, как полагается. Было решено проводить церемонию на небольшой полянке. Старший Сенджу сделал большой овальный стол благодаря своей древесной технике, где смогли расположиться главы трёх кланов и их помощники.

С лева от Фукуи расположись Мадара и Изуна, а с права Хаширама и Тобирама.

– Меня зовут Хана Фукуи и сегодня я выступаю в роли дипломата. Я подготовила бумаги, с которыми вы будете ознакомлены. Я отвечу на все ваши вопросы.

– Оказывается, что вы владеете не только искусством убивать, но и навыком ведения переговоров обладаете, – ухмыльнулся младший Сенджу. – Разносторонняя вы личность.

– В нашем времени почитается не только неотёсанная сила, но и умение мыслить, – улыбнулась Химе.

Мужчина нахмурился. Ему было неприятно, что теперь им необходимо было сохранять перемирие. Он никогда не забудет сколько жизней забрали кланы Учиха и Фукуи. А ещё он будет помнить, как он пришёл заключить со вторыми союз, дабы усмирить красноглазых, но ему было отказано. Узнав, что этот клан теперь в союзе с Мадарой, Тобирама хотел убить их всех очень медленно, чтобы вдоволь насладиться их мучениями.

– Может преступим к тому, ради чего мы здесь и собрались? – обратился ко всем Хаширама.

– Можно мне один свиток с договором? – спросил Мадара.

Голубоглазая кивнула и протянула мужчине свиток, а затем и всем присутствующим. Учихи вчитывались в текст, иногда задавая вопросы. Хаширама сразу же поставил свою подпись, сегодняшнюю дату и протянул их Хане, игнорируя недовольный взгляд брата и его протянутую руку. Когда Мадара убедился, что его все устраивает, он также расписался и поставил дату.

Удостоверившись, что всё сделано правильно, улыбнулась и сказала:

– Отныне и навеки наши кланы больше не являются враждующими.

– А теперь это надо отпраздновать! – заулыбался старший Сенджу, потирая ладони.

***

Прошло уже несколько недель с перемирия. Как не странно, пока все соблюдали правила, которые были временно установлены. Всё-таки управлять и наставлять один клан – это уже очень тяжело, а пытаться объединить три совершенно разных народа – эта задача почти непосильна. Но видно всем шиноби надоела эта ужасающая война, поэтому они мирились с новыми порядками, новыми законами.

Но не всё было так радужно. Словесные перепалки встречались ежедневно. Прошлое никогда не будет забыто, и именно воспоминания о былом, о горечи, и о потери, давали о себе знать. Но главы трёх кланов научились предотвращать эти конфликты сразу, не давая перерасти из простой ругани в настоящую драку.

Но несмотря на небольшое напряжение, что царило вокруг, некоторые шиноби пытались поладить друг с другом. Самая первая пошла на контакт молодая девушка по имени Акане* из клана Сенджу. Красноволосая подошла к Хане во время привала. Девушка очень смущалась. Она боялась, что Химе клана Фукуи пошлёт её куда подальше.

Видя смущение молодой Сенджу, голубоглазая первая начала разговор.

– Привет, я Хана Фукуи. А как тебя зовут?

– Акане Сенджу, – смущённо ответила куноичи.

Услышав её имя, брюнетка улыбнулась. Это имя очень подходила молодой девушке, потому что волосы её были тёмно-красные, что на свету красиво переливались.

– Я вижу, что ты что-то хотела у меня спросить? Давай поговорим пока я травы собираю. От Учих я услышала, что неподалёку от нашего лагеря растёт софора**.

Акане вновь улыбнулась, только на этот раз более уверенно. Её опасения не подтвердились и брюнетка оказалась девушкой не такой, какой она себе представляла.

Идя всё дальше в глубь леса, голубоглазая постоянно всматривалась то в одну сторону, то в другую.

– Так что ты хотела?

– У нас в клане много говорят о вашем поступке, – начала красноволосая, но увидев удивлённый взгляд, поспешила продолжить. – То, как вы вылечили младшего брату Мадары. Говорят, он был не жилец и его рану невозможно было залечить. Но вы смогли.

– И ты хотела бы научиться?

– Да.

Хана не спешила с ответом, так как она увидела долгожданное дерево. Софора. Направив чакру в ноги, девушка с ловкость забралась на толстую ветку, села, и принялась снимать его плоды. Через несколько секунду молодая Сенджу оказалась рядом.

– К сожалению, чтобы обладать этим медицинским ниндзюцу, необходимо иметь к нему расположенность. К сожалению, даже в моём клане не все умеют использовать эту технику.

– Но ведь можно попробовать?

– Можно, – кивнула брюнетка, продолжая собирать лечебные плоды данного дерева. – Советую тебе тоже собрать их. Я потом могу рассказать их полезные свойства и как их принимать в медицинских целях, если тебе будет интересно.

После этого случая, девушки легко нашли общий язык и даже подружились. Они не смотрели друг на друга, как на врага, хотя обе никогда не забывали, что в прошлом происходило между их кланами. Хана смотрела в будущее, не оглядываясь назад. Акане хотела того же – мирной жизни и спокойствия.

Девушки служили для всех примером. Шиноби понемногу подходили к друг другу, начинали знакомиться и общаться. Кто-то делился своим опытом, что приобрёл во время войны, кто-то передавал свои медицинские знания. Кланы понемногу начинали общаться не только со своими представителями.

Принцесса смотрела на эти перемены и не могла поверить. Неужели существование шиноби возможно без войны?

Голубоглазая мельком посмотрела в сторону её новой красноволосой подруги. Как жаль, что у неё не было расположенности к медицинским техникам её клана. Потому что девушка оказалась очень упорной и трудолюбивой. Она впитывала всё, что Хана ей говорила, словно губка.

Несмотря на такие положительные моменты среди трёх кланов, кое-что осталось неизменным. Изуна и Тобирама всё также ненавидели друг друга. Мадара каждый раз сомневался в правильности своего решения и всё также не доверял Сенджу.

После заключения мирного договора Хаширама предложил основать деревню. Место, которое все кланы смогут назвать своим домом. Все сразу же согласилась, потому что все три клана постоянно передвигались. Задержаться на одном месте на долгое время означало одно – смерть. Но всем шиноби очень хотелось перестать прыгать с места на место и наконец-то пустить свои корни глубоко в землю. Им так хотелось не сомневаться в следующем дне.

Учиха Мадара хотел того же для своего народа. Но сомнение, словно злобное чудище, душило его изнутри. Он боялся, что Сенджу захотят избавиться от Учих…

Видя задумчивого Мадару, Хана решила подойти.

– Долго нам ещё идти до вашего места?

– Вечером уже будем на месте, – ответил мужчина, и посмотрел на рядом идущую брюнетку.

– А почему именно это место?

– Иди у Хаширамы спроси, – нахмурился глава клана.

Голубоглазая внимательно посмотрела на него. Он был глубоко в своих мыслях и совершенно не хотел возвращаться. Химе не понимала, почему никто из его клана не видел, каким хмурым стал мужчина. Было видно, что его одолевают сомнения.

– Ты не рад перемирию? – негромко спросила девушка.

Учиха посмотрел на неё, удивлённо приподняв брови. Она шла прямо, будто палку проглотила. Взгляд был серьёзный, а брови немного нахмурены.

– Рад. Наконец-то больше не будет бессмысленных смертей.

– И это самое главное, – сказав это, принцесса поспешила к отцу.

Исаму Фукуи, глава клана, был довольно пожилым мужчиной. Он с большой любовью смотрел на свою самую младшую дочь. К сожалению, её старшие братья умерли во время нескончаемых боёв. Во время долгого затишья, когда Сенджу и Учихи на долгих два года забыли о войне, родилась малышка Хана. Девочке достались тёмные волосы отца и голубые глаза матери. Братья, увидев, плачущий свёрток, поклялись, что ценной своей жизни они будут защищать свою сестрёнку. Совпадение или воля Богов, но все братья умерли, защищая в битве маленькую Химе. Как только ей стукнуло семь лет, началась битва, какой не видывал мир шиноби уже долгое время. Каждый день умирало множество шиноби, да и простых жителей. Малышке Хане пришлось быстро взрослеть, ибо детство – это была непозволительная роскошь.

– Мама бы гордилась нами, – улыбнулась голубоглазая.

– Я в этом уверен, – отец взял дочь под руку, и они продолжили путь в молчании.

Как Мадара и говорил, до нужного места кланы дошли к вечеру. Шиноби стояли на краю огромного каменного обрыва. Перед ними открылся вид на густой лиственный лес. Высокие и толстые стволы, пышные зелёные кроны деревьев. Звонкое щебетание разносилось по окрестностям.

– Ну здравствуй, дом, – улыбнулась Хана, подойдя к самому краю.

Она обернулась и встретилась с взглядом чёрных глаз. Мадара слабо улыбнулся. Видя восторженный взгляд Хаширамы и счастливую улыбку брюнетки, внутри что-то ёкнуло. Может зря он терзал себя столько времени. Почему он решил, что у них ничего не получится. Может их детская мечта вполне выполнима… Может зря он сомневается? Он ещё раз посмотрел на молодую химе, а затем на своего младшего брата. Сомнения понемногу стали угасать. Теперь у Учих есть союзники в виде клана Фукуи, а у Мадары есть Изуна.

– Теперь у нас все будет хорошо, – засмеялась Хана. – Пора возвращаться домой!

Комментарий к 2. Пора возвращаться домой!

*Акане – сверкающая, красная. (сочетании имени и внешности)

**Софора – листопадное дерево, чьи плоды и бутоны используются в лечебных целях.

========== 3. Вербовка четырёх кланов. ==========

Строить большую деревню оказалось намного тяжелее, чем Хана могла себе представить. Все три клана трудились день и ночь, работая сообща, помогая друг другу. Никому не могло и в голову прийти, что совместная работа поможет объединить шиноби. Они постоянно находились в обществе своих бывших врагов, понемногу узнавая их. Оказалось, что у них больше общего, чем они думали.

Первым, что сделали шиноби – это с помощью стихии земли возвели стены, которые служили, как защита от других кланов, а также данное ограждение показывало границу будущей деревни. При обсуждении какую часть местности оградить, возникли небольшие разногласия. Клан Фукуи и Учиха хотели, чтобы деревня была среднего размера, где вполне могли существовать три клана. Хаширама настаивал на том, чтобы диаметр деревни должен был быть, как можно больше. Ведь в его мечтах (которые раньше разделял и Мадара, а теперь только на половину) в будущей деревни жило множество кланов, а для этого необходимо, как можно больше места. Устав спорить, два клана согласились с Сенджу.

Шиноби постоянно работали и очень сильно уставали. Но Химе клана Фукуи постоянно следила за их физическим состоянием, чтобы ни у кого не было переутомления или обезвоживания. Лето в этом году выдалось особенно жарким. Будто солнце пыталось изжарить всех до единого. Людей спасали широкие кроны многовековых деревьев. Но работать, когда воздух максимально нагрет, когда просто не продохнуть, очень тяжело. Хана сама вызвалась помогать всем кланам, следить за их здоровьем. Она каждый вечер делала обход, обследуя всех, кто в этом нуждался. На утро абсолютно все чувствовали себя превосходно. Мадара в шутку называл её Феей.

Когда расчистка местности подходила к концу, был проведён совет, где снова принимали участие главы трёх кланов и их помощники.

– Наши люди начинают уставать. Им уже даже не помогает напиток, что им даёт Принцесса Фукуи, – хмуро сказал Тобирама. Их отношения с брюнеткой до сих пор не были налажены. Обычно они оба игнорировали друг друга, а когда им необходимо было вести диалог, они вели себя холодно. Но после взбучки от Хаширамы, оба больше не затевали словесных перепалок.

– Я делаю всё, что могу, – ответила голубоглазая. Она сама прекрасно понимала, что то, что она делает, уже недостаточно. Девушка старалась, как могла, но людей слишком много, а количество её трав, корешков и ягод не хватало на всех. Лекарей на всех не хватало.

– Вы сделали всё, что было в ваших силах. Не надо корить себя, – сказал Мадара, пытаясь подбодрить юную Химе. Он сам видел, как брюнетка работает на износ, забывая о том, что и она тоже простой человек. Мужчина был благодарен девушке за то, что она и её люди помогали клану Учиха. Мало кто из его людей владел техникой врачевания, а если и владели, то на очень низком уровне.

– Я так понимаю, нам необходимо добыть новых работников? – спросил глава клана Фукуи.

– Не совсем «новых работников», – улыбнулся старший Сенджу. – Как вы смотрите на то, чтобы найти новые кланы, которые в будущем будут жить в этой деревни?

– Ты предлагаешь нам отправиться на поиски кочующих кланов и наёмников? – удивился Учиха.

– Нам надо искать, как можно больше союзников. Нам необходимо больше силы для создания нашего дома.

– А если эти люди захотят забрать всё то, над чем мы так долго трудимся? – спросила Хана.

– Мы подпишем с ними мирный договор для избегания всех неприятных моментов.

Все присутствующие задумались. С одной стороны, им необходима была новая рабочая сила, с новыми техниками и возможностями. Но с другой стороны, доверять посторонним не хотелось. Прошло огромное количество времени, чтобы примерить (и то не до конца) Учих, Сенджу и Фукуи. Теперь ждать столько же, чтобы другие кланы «влились» в данный «коллектив»?

– У вас уже есть кто-то на примете, Хаширама? – спросил Исаму, глядя на своего собеседника.

– Я скажу больше, у меня на примете четыре клана, – заулыбался мужчина, видя, что совет согласен с его предложением.

– Только не говори, что ты хочешь позвать кланы Нара и Акимичи? – устало спросил Мадара.

– Они однажды отказали нам в союзе, – недовольно сказал Изуна, посматривая на своего старшего брата. Молодой парень помнил, как однажды, когда Сенджу неожиданно напали на лагерь Учих, они понесли большие потери. Ему даже казалось, что им не выйти из этой бойни живыми. Но им удалось отбить неожиданное нападение. Клан красноглазых отправились на север, в поисках клана Нара о котором ходят разные истории. Но глава этого клана отказал в союзе Учихам и попросил их побыстрее убраться с их территории. Они не хотели, чтобы и Сенджу теперь стали их врагами.

– Теперь всё по-другому, – сказал Хаширама, чувствуя, что мужчины вот-вот поменяют своё решение. Но услышав слова голубоглазой, облегченно выдохнул.

– Он прав, – сказала Хана. – Сейчас всё по-другому. Мы первые шиноби, которые решили объединить сразу три клана. Мы первые, кто решили создать деревню, где будет царить мир. Мы подписали мирный договор. Мы создаём свой дом. Скажите, разве только мы мечтаем об этом?

Все задумались. Они понимали, что брюнетка права. Многие мечтают о мире, многие хотят состоят в союзе с другими кланами, но боятся. Шиноби боятся, что, объединившись с другими, у них появится больше врагов, или же, что их новые союзники перережут им глотки во сне.

– Но, если я почувствую угрозу, ты не сможешь сдержать меня, Хаширама, – сказал Учиха, смотря своему товарищу прямо в глаза. – Теперь я никому не позволю разрушить это всё.

– Каждый из вас должен выдвинуть из своего клана по три человека, которые больше всего подходят для роли дипломата.

– Почему только три? – удивилась девушка. – Ведь нам надо переманить на свою сторону четыре клана, разве команда не должна состоять хотя бы из трёх человек?

– Клан Нара и Акимичи связан. Переманим одного, за нами пойдёт и другой, – вместо старшего Сенджу, ответил Мадара.

– Всё верно. И именно тебе Мадара, Тобирама, и конечно же вам, принцесса Хана, придётся их убедить присоединиться к нам. Я возлагаю на вас большие надежды.

Троица удивлённо посмотрела на мужчину. Интересная команда получается…

– Клан Нара чем-то похож на ваш. Они также хорошо разбиваются в лечебных травах и корешках. Первый раз они отказались от союза с Учихами, потому что испугались, что с вами к ним перейдёт и враг в лице нашего клана. Но сейчас они увидят, что наши кланы находятся в перемирии, и я считаю, что они примут наше предложение.

– Если я не ошибаюсь, они находятся не так далеко от нашей будущей деревни, – сказал Исаму. Он посмотрел на дочь. Ему не хотелось отправлять её одну, она ведь единственная, кто осталась в его семье.

– Именно, она находится севернее.

– А к кому пойдёшь ты? – спросил старший Учиха. Ему очень не понравилось, что ему отдают приказы, хоть и для общего блага.

– Я и несколько людей, которые будут выдвинуты вами, отправлюсь к Абураме. Вторая группа из трёх шиноби отправится к Инузука.

Шиноби, что находились на совете, замолчали. Каждый взвешивал за и против.

Солнце медленно уходило за горизонт, летний зной уходил вместе с ним, уступая место долгожданной прохладе.

В итоге все согласились с Хаширамой. Хоть Учихи были не очень довольны таким раскладом, но теперь решения принимаются советом, и они ничего не могли поделать. Нарушать долгожданное перемирие, они не хотели.

После совета, все разошлись, чтобы хорошенько выспаться. Было решено, что первая группа «дипломатов» отправляется завтра днём. Перед долгим походом необходимо было выспаться и набраться сил.

***

Утро наступило слишком быстро. Несмотря на то, что надо было выспаться, Хана никак не могла уснуть. Она ворочалась и всё думала о том, что может произойти в пути. Девушка понимала, что за пределами стены, что они возвели, ещё находятся множество преступников, наёмников и воров. Также брюнетка понимала, что опасность ждёт её также в «команде». Мадара не любил Тобираму, открыто презирал его, а тот в свою очередь тем же отвечал красноглазому. Плюс пепельноволосый «не переваривал» всех представителей Фукуи, правда так открыто он это не показывал. И чем только думал старший Сенджу, когда поставил их в одну команду.

Поняв, что она так и не сможет уснуть, голубоглазая решила выйти на воздух. На улице уже начинало светлеть. Птицы, коих на этой территории оказывалось великое множество, весело чирикали, предвещая ещё один жаркий день. Дневное светило ещё не успело нагреть землю, поэтому Хана наслаждалась утренней прохладой.

– Тоже не спится? – услышав мужской голос позади себя, брюнетка вздрогнула и потянулась к кунаю, что всегда прятала у себя под одеждой.

– Мадара-сан, вы меня напугали, – улыбнулась девушка, увидев, кто стоит перед ней.

– Уверяю, вам нечего боятся, по крайней мере моего клана, – мужчина улыбнулся, рассматривая алыми глазами девушку.

Сейчас он очень внимательно смотрел на Химе. Мужчина помнил слова своего младшего брата о том, что происходило с девушкой во время лечения Изуны. Брат говорил, что её внутреннее системы дали сбой, они выходили за пределы, смешиваясь в хаотичном порядке, образуя настоящий хаос. Это всё преобразовывалось во что-то новое, благодаря чему, младший брат главы Учих сейчас жив. Мадара смотрел на Ханну, но не видел ничего необычного.

– Как насчёт разбудить Тобираму?

– Хорошая мысль, – улыбнулась голубоглазая и она отправились в сторону, где временно жил младший Сенджу.

Шли они в молчании, но оно было отнюдь не тягостным. Девушка посматривала на мужчину. Он был выше её на полторы головы. Прямая осанка, широкие плечи и самая настоящая гора мускул. Принцессе стало интересно, как при такой массе он может оставаться быстрым и ловким. Даже, когда он не спеша шёл по тропинке, от него исходила непередаваемая сила и мощь, что заставляла повиноваться каждому его слову. Ей пришла в голову мысль, что она не знает, какого цвета у Мадары глаза, ведь она видела его только с шаринганом. Говорят, у большинства Учих черные глаза, но также встречаются люди и с голубым, зелёным и карим цветом.

«Интересно, какого цвета глаза у Мадары?»

– Вам не стоит так часто пользоваться своими глазами.

– Почему?

– Я чувствую, как с каждым днём у вас появляются микротрещины на зрительном нерве, – серьёзным тоном сказала брюнетка. – Скажите, вы ведь с каждым годом видите всё хуже?

Учиха усмехнулся. Даже без применения к нему медицинских техник, она знает о его маленьком секрете.

– Вы сможете это исправить?

На самом деле он уже давно хотел задать этот вопрос, но никак не решался, боясь услышать отрицательный ответ. Мадара привык, что жизнь постоянно ставит ему палки в колёса, посылая такие тяжёлые события, с которыми, казалось бы, просто невозможно справится. Но ему удавалось.

– Есть всего несколько вещей, которые я не могу исправить, – грустно улыбнулась голубоглазая. – И ваши глаза туда попадают. Знаете, как наш клан называет такие глаза? Проклятьем.

На эту реплику он никак не ответил. Ну что же, везение когда-нибудь должно было закончиться. Учиха не хотел терять зрение, но такова была плата за красные глаза. А может быть они тут вовсе не причем и всё это происходит за его грехи? Самое забавное, что его клан точно также называл эти глаза…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю