332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Jones Елена » Наследники. Вляпаться по полной... (СИ) » Текст книги (страница 16)
Наследники. Вляпаться по полной... (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:20

Текст книги "Наследники. Вляпаться по полной... (СИ)"


Автор книги: Jones Елена






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 17 страниц)

   Я замер в исступлении, наблюдая за самым прекрасным созданием на всем белом свете. Ее идеально гладкие черные волосы, стройные длинные ноги и хищная улыбка, все это будило во мне "зверя".

   – Ты так хорош, мальчик мой, так хорош... – она подошла ко мне провела рукой по щеке, это легкое прикосновение принесло массу новых ощущений, мне показалось, что раньше я испытывал что-то подобное, но гораздо более сильное, хотя и это воспоминание будто из сна, тут же исчезло, едва она снова заговорила, – пойдем со мной.

   Она слегка потянула меня за края футболки, и я просто не мог отказать, когда ТАК улыбаются и зовут за собой.

   – Прости меня, Эдик...за это все...я не знаю, что на меня нашло, – я обратился к брату, но он похоже не оценил, Эдик был в легком шоке, – что с ним, Госпожа?

   – Это пройдет...зови меня Эли, – промурлыкала она

   – Эли... – повторил я, будто пробуя ее имя на вкус, мне понравилось, как оно звучало из моих уст

   – Сегодня твой день рожденья, у меня для тебя есть подарок! – Эли захлопала в ладоши, напоминая милого неугомонного ребенка

   – Да? Я забыл про него, – я пожал плечами

   Эли вела меня по темным коридорам, куда-то вверх по лестнице. Воздух наполнялся новыми ароматами, я почуял запах, такой знакомый, родной и резко остановился.

   – Что-то не так? – Эли невинно захлопала ресницами, вырывая меня из тумана воспоминаний

   – Нет, все хорошо, – я улыбнулся

   И мы снова пошли.

   На этом уровне было светлее и чище. Гримлоки ходили туда-сюда, кланялись при встрече, не только Госпоже, но и мне. Но почему они кланяются мне? Странно...

   – Мы пришли, – Эли завела меня в комнату

   Меня впечатлил интерьер и цвет – темно-красный, это придавало комнате...царский вид. Неужели это ее комната?

   Большая широкая кровать с балдахином, окно (что не менее странно), лунный свет попадал прямо на кремовый ковер, я замер на пороге, не решаясь проникнуть туда, куда всем запрещено даже заглядывать.

   – Госпожа?...

   – Эли... – поправила меня она

   – Эли, что мы здесь делаем?

   – Хм, ты такой забывчивый, мы пришли за твоим подарком, – она щелкнула пальцами, будто вспомнила что-то важное.

   – Не стоит... – начал я смущенно

   – Стоит. Иди сюда, – она позвала меня сесть рядом с ней. Я послушно присел, – я обещала, что сниму знак Подчинения, дай ладонь.

   Я протянул руку. Эли стала нежно водить пальцами по моей ладони, у меня волосы вставали дыбом от таких прикосновений, но я послушно сидел, боясь пошевелиться.

   "Мерзкая девчонка, лишила меня чести снять браслет, хотя ты ничего о нем не помнишь..." – подумала Эли и продолжила

   – Вот и все мой мальчик, ты свободен...

   – Благодарю, – с моей ладони исчез уродливый шрам, я встал и собирался уходить, но Эли взяла меня за руку

   – А как же подарок? – она обиженно посмотрела на меня

   – А это разве не было подарком? – немного удивился я

   – Глупый, конечно, нет. Я способна на большее...

   Она встала рядом со мной. Эли была высокой и ниже меня всего лишь на голову.

   Сначала она положила руки мне на плечи, потом медленно стала подниматься, вверх, добираясь до моей шеи, на затылке она остановилась. Я замер, это была сладостная мука, и я не хотел, чтобы она прекращалась.

   – Я так долго этого хотела, хотела тебя... – прошептала она мне в ухо, стоя на цыпочках. Ее дыханье обожгло мне кожу, я не удержался и положил руки ей на талию. Они будто сами стали гладить ее по спине, то опуская, то поднимаясь. Эли закрывала глаза от наслаждения.

   Я на мгновение остановился, чтобы проверить, насколько она напряжена. Эли тоже замерла и открыла глаза.

   – Почему ты остановился?

   – Я... – она приложила палец к моим губам

   – Тшш...слова ни к чему, – и поцеловала меня

   Это была смесь желания, силы, страсти и одновременно агонии, я хотел прикоснуться к ней, и делал, это не переставая. Она срывала с меня одежду, треск ткани только сильнее возбуждал меня.

   Мы плавно переместились на мягкую постель, лишаясь остатков одежды... В моей голове не осталось ничего кроме голых инстинктов и желания, желания обладать ею, здесь и сейчас. Ее стройное упругое тело выгибалось подо мной, когда я ласкал ее горячую плоть. Когда я с рыком вошел в нее, она вскрикнула и расцарапала мне спину до крови, повторяя мое имя...

   Это были непередаваемые ощущения, когда она в порыве страсти кусала меня за плечо и шептала на ухо слова на древнем. Я ничего не понимал, ни о чем не думал, только делал то, что хотел и она была не против поддаться таким сладким пыткам.

   – Ты был великолепен... – прошептала она и поцеловала меня

   Я томно улыбнулся и лег на спину, давая расслабиться напрягшимся мышцам.

   Спустя несколько минут Эли уснула у меня на груди, а я любовался ее идеальным телом, мне снова ее захотелось, но было бы слишком жестоко будить ее и требовать чего-то, пусть спит. У нас еще много времени...

   Я рассматривал комнату, когда внезапно услышал женский крик. Он был полон отчаяния и боли. Я осторожно вылез из-под одеяла, чтобы не разбудить ее. Эли спала, крик был явно не из коридора. Но кто тогда кричал?

   Внутри что-то болезненно сжалось, будто сердце разрывают на куски. Я тяжело задышал, боль была явно не моя...Только я не мог понять чья она...

   Утро наступило быстрее, чем мне хотелось бы. За всю ночь я едва сомкнул глаза, меня что-то терзало изнутри и это мешало спать. Я встал раньше Эли и к тому времени, как она открыла глаза, я уже был одет и наблюдал за ней сидя в кресле у окна.

   – Ты так рано встал?

   – Не спалось... – я улыбнулся, – что мы будем делать сегодня? – я за остаться здесь с тобой еще на пару дней, эх, надо было вслух сказать...

   – Сегодня мы пойдем в город, у меня назначена важная встреча и ты должен обязательно на ней присутствовать.

   Я стоял возле машины и краем уха слышал разговор Эдика и Эли.

   – Ты уверена в нем? Уверена, что он не изменится? Может еще рано для таких экспериментов?

   – Расслабься, я знаю, что делаю. Тем более, если нам удастся ее сломать, она больше не станет нам мешать, никогда...

   – Я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, если...

   – Все будет хорошо...

   Мне стало неинтересно, и я залез в машину.

   – С чего ты взяла, что она будет именно там?

   – Я этой ночью...откровенно пообщалась с Денисом и узнала, что она будет именно там...она все слышала и практически видела...

   – Я думал, он обо всем забыл после ритуала?

   – Эдик, не будь бревном! Конечно, он забыл. Но я сумела выудить эту информацию, она придет, будь уверен, – Эли улыбнулась, ее глаза заблестели в предвкушении представления

   – Может, возьмешь с собой еще гримлоков?

   – Мне льстит твоя забота, но она будет одна! Все, Эдик! Нам пора.

   Эли села, возле меня спустя несколько минут и мы поехали.

   Я будто впервые видел эти места, эти леса, эти поля. Вот только воздух был наполнен запахом волков, будто здесь недавно что-то произошло. И снова этот знакомый запах, который будоражит мою кровь.

   – Все в порядке, малыш? – Эли взяла меня под руку и положила голову мне на плечо

   – Да, – и снова ее голос и прикосновение, прогнал все странные ощущения

   Мы въехали в пределы города спустя минут сорок.

   – Куда теперь, Госпожа, – спросил водитель

   – На углу Шевченко и Бульбы, есть уютное кафе, кажется, называется "Марсель", нам туда.

   Водитель лишь кивнул в ответ и направился в заданном направлении.

   На небе сгущались тучи, а еще недавно светило солнце. Обязательно пойдет дождь, слишком тяжелые облака, черные, огромные, будто злые на весь мир.

   Когда машина остановилась у кафе, громыхало так, будто началась война и стреляют танки.

   – Зря мы не взяли зонтик, – сказал я, когда вылез из машины и подал руку Эли

   – Ничего, мы не надолго...

   – Я думал, у тебя тут встреча

   – Да, встреча. На пару минут, пойдем.

   Швейцар любезно открыл нам дверь и улыбнулся – Добро пожаловать...

   Мы вошли. Кафе действительно было уютным. Мягкие тона придавали этому месту теплоту, изысканность, простоту. Хотя она было отнюдь не дешевым.

   Мы заняли свободный столик в укромном уголке. К нам подошел официант и предложил меню.

   – Что ты будешь, дорогая? – спросил я. Хм, дорогая. Как легко и непринужденно это прозвучало

   – Мне фруктовый салатик и апельсиновый фреш

   – Мне, то же самое, – я захлопнул меню и отдал его официанту, – ну и где твой партнер?

   – Я не говорила, что это будет партнер, – Эли оглядывалась

   – Я не понимаю...

   – Ничего, милый, скоро все закончится, – она взяла меня за руку и поцеловала, перегнувшись через столик

   Тем временем за окном начался ливень. Дождь лил стеной, громко барабанил по карнизам и стеклу.

   Я почувствовал на себя взгляд.

   – А вот и клиентка, – Эли злобно улыбнулась и смотрела на ту, которая сидела у барной стойки и не сводила с нас глаз.

   Ее лицо полное ужаса и боли напомнило мне чье-то. Ее голубые глаза, были полны слез, но, тем не менее, они были пусты, стеклянны. Она была в джинсах, кроссовках и спортивной кофте, что совсем не подходило под здешний дрес-код. На какое-то мгновение мне стало жаль эту девушку, кто же принес тебе столько горя, что ты выглядишь живым трупом?

   Ее руки задрожали, и она сглотнула, в тот момент, когда Эли чмокнула меня в щеку, но взгляд так и не отвела. Девушка бледнела с каждой секундой все сильнее.

   – Мы сделали свое дело, можем уходить, – она взяла меня за руку и потащила к выходу.

   Я больше не смотрел на ту несчастную, моим вниманием снова завладела Госпожа.

   Мы вышли под проливной дождь и побежали к машине, я открыл дверцу.

   – Денис! – я оглянулся. Это была она.

   Девушка моментально намокла, под стеной дождя, но все, же я видел, как слезы катились по ее щекам. Столько боли я еще не видел никогда, меня даже слегка передернуло. И снова в груди что-то защемило.

   Девушка не шевелилась, лишь молча, смотрела на меня.

   – Денис... – тише повторила она мое имя

   – Откуда она знает, как меня зовут? – спросил я, но Эли уже сидела в машине. Теперь и я промок насквозь, не в состоянии оторвать взгляд от нее...

   – Наверное, обозналась, садись, мой мальчик...

   Я лишь пожал плечами и сел в машину. Мы тронулись с места, и я оглянулся. Девушка сидела на земле, облокотившись о стену и прижав ноги к груди...

   Я хотел было сказать что-то, но Эли поцеловала меня, и я снова утонул в огне желания.

   Глава 36. «Неужели это конец? Я не успела?»

   – Нельзя было отпускать ее одну! Наверняка куда-то влезла! – Сергей пытался дозвониться до Виолы, но ее телефон был выключен, – как ты это допустил?

   – Пап, ее нельзя закрывать, сажать под замок, она сбежит. Ей нужно немного свободы... – Борис сидел рядом с матерью

   – Свободы? Вот она твоя свобода! Ушла неизвестно куда и черти когда!

   Зазвонил мобильный Бориса.

   – Алло. Хорошо, – и Борис положил трубку, – это звонил Максим, они ее нашли, везут домой...

   – С ней что-то произошло? Что? Говори, Борис! – проревел отец, видя, как сын поменялся в лице

   – Он сказал, что Виола сидела на улице под дождем и плакала...

   – Но почему? Она ранена?

   – Нет...она молчит...

   – Виолета, моя Виолета...– причитала Марина

   – Мам, успокойся, Виола крепкий орешек, все будет хорошо, – Борис обнял мать и взволнованно взглянул на отца.

   Борис понимал, что Виола не железная и может не выдержать. Он слышал ночью ее крик, но Виола так и не рассказала, почему кричала. Лишь попросила прогуляться сама, без охраны, без "нянек". Борис чувствовал, что с ней что-то произошло, но только что...?

   С утра она не стремилась приступить к поискам, когда Борис заговорил об этом, она лишь пожала плечами и вышла с кухни. Впервые за все время Виола замкнулась в себе.

   Максим занес ее в дом, промокшую, дрожащую и молчаливо рыдающую.

   Чувствуя приближение расспросов, Виола просто уткнулась в грудь Максиму и зажмурилась.

   – Альфи... – с сочувствием в голосе произнес Борис

   – Виолета! – проревел Сергей

   Но Виола лишь вздрогнула и сильнее прижалась к Максиму.

   – Не надо ее сейчас трогать, дайте ей время. Пусть она отдохнет, поспит, – сказала Лея, – неси ее наверх, Мак

   – Виолеточка... – Марина порывалась к дочери

   – Мам, давай потом... – Борис остудил порыв матери

   Максим, Лея и Борис поднялись в комнату к Ви. Мак уложил ее на кровать, Борис сел рядом с сестрой.

   – Ее нужно переодеть, так она заболеет. Ли, займешься этим?

   – Конечно...

   – Я люблю тебя, сестренка... – Борис поцеловал сестру в висок, и они с Максимом вышли.

   – Где она была? – спросил Борис едва они вышли и закрыли дверь

   – Сидела у кафе "Марсель", швейцар сказал, что ее никто не трогал, не обижал...Или он просто не видел. Я еще никогда такого не видел. Она будто...

   – ...умерла, но продолжает дышать... – закончил за него Борис

   – Да...что-то произошло, но она молчит и врядли заговорит, – Максим тяжело вздохнул, – где Эдди?

   – Его отправили к Шерифу, доложить обстановку, сообщить, что никаких сдвигов нет. Может Лея сможет ее разговорить?

   – Может...

   Виола была благодарна Лее за то, что та не лезла к ней с вопросами. Голова Виолы лежала у нее на коленях, Лея гладила ее мокрые волосы и напевала под нос какую-то песенку, похожую на колыбельную. Это внутренне успокаивало Ви, но слезы так и не переставали литься.

   Она не могла поверить в увиденное. Сначала сон, а потом кафе и ее худшие опасения подтвердились. Сон – это реальность, его реальность...Которую она просто не в состоянии пережить. Виола не готова была видеть каждую ночь ТАКИЕ сны, но и не спать она не могла. Все было слишком плохо, она не видела смысла искать его, не видела смысла спасать, ведь Денису там так хорошо...

   Она все время прокручивала в голове увиденное сегодня.

   – Он не узнал меня, он со слепым обожанием смотрел на нее, как преданная собачонка...он не узнал...ему все равно... – прошептала Виола

   – Ви...ему не все равно, ему не может быть все равно, он...

   – Он один из них...я позвала его, а он даже не подошел. На его руке больше не было знака, но он не подошел...

   – Постой! Ты видела Дениса? Сегодня?

   Но Виола больше не произнесла, ни слова, уставившись пустым взглядом в окно.

   – Поговори со мной, Виола

   – А что это изменит? Ничего, уже поздно, слишком поздно...

   – Я тебя не узнаю, где та целеустремленная, упрямая девушка? Готовая утереть нос всем и каждому?

   – Ее больше нет...

   – Мне не нравится твой настрой, Ви. Расскажи, что произошло, тебе станет легче, вот увидишь, – Лея все еще гладила ее по волосам

   – Не станет...

   – Ви...

   – Лея, оставь меня, я хочу побыть одна...

   – Ну, хорошо...

   Лея взглянула на подругу, ее глаза стали пустыми и тусклыми, пропала искра жизни. И Лею это очень пугало. Вздохнув, она вышла и прикрыла за собой дверь, но не до конца.

   Виола повернула голову к двери и та послушно закрылась. Ей было больно вспоминать прошедшие события, но воображение показывало только эти картинки, снова раздирая ее изнутри. Она слышала ее стоны, видела его горящие страстью глаза, видела, как он ее целует.

   Она скрутилась клубочком и прижала руки к груди, будто это поможет унять боль.

   "Я должна смириться! Я обязана...Я уже потеряла его навсегда, а в полнолуние, я надеюсь, он исчезнет и из моей головы..."

   Всю ночь Виола так и не сомкнула глаз, к утру ее начало знобить.

   Когда Борис вошел к ней, Виола лежала под двумя одеялами, но это ей мало помогало.

   – У тебя температура, – он убрал свою руку от ее лба, – ничего мы тебя быстро поставим на ноги, – он подмигнул, – и ты снова будешь в строю, осталось совсем мало времени...

   – Я не хочу, и не буду продолжать эти нелепые, никому не нужные поиски...

   – Альфи, объясни! – потребовал Борис

   – Мне плохо, Борь, дайте мне чего-нибудь выпить...

   Борис не стал настаивать и расспрашивать, он лишь молча, вышел и пошел к Нюре, чтобы та сварганила чего-нибудь лечебного.

   Денис стоял у окна и смотрел вдаль, когда его обняли.

   – Что ты здесь делаешь, малыш? – спросила Эли

   – Ничего, просто думаю...

   – О чем?

   – Из головы не выходит та девушка...

   "Черт! Но он ее не вспомнил, а это хороший знак. До полнолуния еще три дня"

   – Да, ладно, нашел о ком беспокоиться! – фыркнула она и стала перед ним

   Денис улыбнулся ей и хотел поцеловать, но внезапно остановился, внутри, будто сработал предохранитель.

   "Не надо, ты сделаешь ей больно" – сказал противный тоненький голосок в его голове, название которому чутье, совесть, а быть может отголосок прошлого, которое он благополучно забыл

   – Денис!

   Он встрепенулся. У него снова было это странное ощущение в груди и снова не его.

   – Прости, я пойду... – Денис развернулся и хотел уйти

   – Куда?

   – Не знаю... – и Денис пошел подальше от Эли, не видя ее, боль в груди стихала

   "Что за чертовщина со мной происходит?!"

   По дороге в никуда он наткнулся на Эдуарда.

   – О, здорово! А я как раз тебя искал и Элеонору, кстати, где она?

   – Тут... – она появилась из ниоткуда

   – Все готово, Госпожа, – Эдуард слегка склонил голову

   – Отлично! – ее глаза маниакально загорелись, – пойдем, у меня для тебя сюрприз, – она взяла Дениса за руку и потащила за собой.

   Посреди комнаты на полу сидела девушка. Ее светлые волосы были спутаны и взлохмачены, голубые глаза полны страха и слез.

   Денис замер на пороге. Элеонора и Эдуард вошли, при виде их девушка вздрогнула, но из-за того, что ее рот был завязан, она не могла кричать. Она взглянула на Дениса. Он нахмурился и не понимал, что происходит.

   – Эли, что здесь происходит? Почему она плачет и связана?

   – Это обещанный сюрприз, эта девчонка из клана Ночные охотники. Мы поймали ее вчера, но она упрямится и не хочет, ни говорить, ни выдавать секретики.

   – Зачем она здесь?

   – Ты должен ее убить! – в приказательном тоне произнесла Эли, только она забыла, что Денис еще не принес ей клятву и по сути не является членом ее клана.

   – Разве она в чем-то провинилась? – он смотрел в эти испуганные глаза и в его памяти, что-то просыпалось, что-то знакомое, что-то подобное, что-то...

   – Да, она отказывается стать одной из нас! Это достаточно веская причина!

   Эли подошла к Денису и вложила ему в руку кинжал

   – Почему я? – Денис все еще не сводил глаз с девушки

   – Потому что я так сказала, это твой обряд инициации, перед принесением клятвы!

   Денис медленно подошел к девушке и сел рядом с ней на колени. Она замерла, в ее глазах была мольба о пощаде. Она что-то будила в нем, чувства, забытые или потерянные,...но знакомые и едва ощутимые.

   Он поднес нож к ее горлу, девушка сглотнула, она сжала руки в кулаки и закрыла глаза.

   Через мгновение Денис выбросил нож и резко встал.

   – Я не буду этого делать!

   Эли взревела, схватила нож и воткнула его прямо ей в сердце. Денис замер, он видел, как жизнь уходила из ее глаз, и снова что-то кольнуло у него глубоко внутри.

   – Зачем? Эли!

   – Она больше не нужна мне! – рявкнула она и вышла

   Денис подошел к мертвой девушке, развязал ей руки и рот.

   – Прости... – прошептал он, – Легос, похорони ее по-человечески, пожалуйста...

   – Хорошо, – он кивнул

   Вместе с расположением Эли, Денис получил и статус, ему подчинялись так же, как и Эли, без лишний вопросов и беспрекословно.

   – Черт! Я так и знала! Это все она! До сих пор у него в голове! – Эли рвала и метала, ходила по комнате туда-сюда, вокруг нее даже воздух потемнел.

   – Я предупреждал, Госпожа, – подал голос Эдуард, – я говорил, что он не убьет, тем более ту, которая похожа на Феникс. Ритуал лишь затуманил его разум, но не подчинил его полностью...

   – Я знаю! Знаю! Ну, ничего, осталось совсем чуть-чуть. Девчонка сломлена, она не помешает нам больше. А когда мы заполучим Орина, то заставим псов преклонить перед нами колени!

   – Я считаю, что все равно лучше подстраховаться...

   – Что ты имеешь в виду?

   – Собрать как можно больше гримлоков, на принятие клятвы. Тогда псы не осмелятся нападать. Нас больше.

   – Эта идея, ты голова, Эдик, – она улыбнулась

   – Виола, закрой окно! Снова заболеешь! – Марина вошла к Виоле, а та сидела на стуле у открытого окна, прохладный ветер обдувал ее лицо.

   – Все в порядке, мама...

   – Ты совсем себя не бережешь, милая...

   Виола встала и пересела на кровать, лишь бы угодить матери, может она быстрее уйдет.

   Теперь Виола жила от момента одиночества, до момента одиночества. Она практически не выходила из комнаты, Эдди часто заходил к ней, но Ви молчала и лишь ждала, когда он уйдет. И так было с каждым "посетителем", она ждала, когда останется одна, тогда ей не нужно притворяться.

   – Борь, ты узнал, что с ней? Со мной она не говорит, может я опять что-то не так сделал?

   – Брось, пап, – они с отцом сидели у него в кабинете, – Лея говорила, что Ви заикалась на счет Дениса, будто она его видела в тот дождливый день...

   – Но если она его видела, то все должно быть хорошо. А получается наоборот...Я не знаю, что делать и как ей помочь... – Сергей тяжело вздохнул

   – Хорошо, что хоть с матерью она говорит, хотя бы создает иллюзию.

   – Завтра полнолуние...

   – Да, а результата ноль. Мы проиграли...Я боюсь, что она не выдержит, пап

   – Думаешь, сойдет с ума?

   – Не так глобально, папа! Но, то, что она замкнулась в себе, уже очень плохо. Она на грани нервного срыва. Может быть, она забыла про полнолуние?

   – Лучше бы забыла...У нее хорошие друзья...

   – Да, ребята молодцы, Лее вообще нет равных.

   – Пусть они останутся у нас еще на какое-то время, пока...Я позвоню Алексу

   – Не надо!

   – Ты так уверен, что он работает на гримлоков?

   – Альфи уверена, а я верю ей вот и все. Пора и тебе научиться доверять ее инстинктам.

   – Пожалуй, пора. Но они ведь прогуливают занятия!

   – Расслабься, я договорился с заместителем Кроули, все уладил

   – Что бы я без тебя делал?

   – Не давал бы жить Виоле...

   – Ты заходил к ней сегодня?

   – Да. Без изменений, создается такое впечатление, будто она ждет, когда я уйду...

   – Да и со мной такое же происходит... Моя уже не маленькая Виолета...

   – Ви? я могу войти? – Лея заглянула в комнату

   – Да... – Виола лежала на кровати

   – Я умоляю тебя, расскажи, что произошло, я спать не могу, я волнуюсь за тебя. Максим ворчит из-за этого...

   Виола слегка улыбнулась, впервые за несколько дней, но ее улыбка сразу же померкла, когда она поняла что именно просит от нее подруга.

   – Я боюсь, что когда начну вспоминать, то моя голова просто-напросто лопнет, а сердце разорвется...

   – Ви, я же с тобой, я разделю твою боль, поверь, тебе станет легче...

   Виола вздохнула, может Лея была права. Тем более только ей она могла рассказать, что произошло.

   Слова без остановки слетали с ее уст, Виола шептала, говорить громко она не могла, казалось, что от этого становилось еще больнее.

   Рассказывая все Лее, она вновь переносилась в ту ночь и тот день, из-за слез, она едва говорила, с силой сжимая одеяло, чтобы не закричать. Лея прижала пальцы к губам и слезы покатились и по ее щекам.

   Виола будто излучала боль, и она волнами накрывала и Лею. Когда Ви закончила, то стала тяжело дышать, ей не хватало воздуха.

   – Прости, прости меня, Ви...я...– она обняла Виолу, – мне так жаль...

   – Не надо, Лея. Все ушло, все закончилось, я буду продолжать жить, если мое никчемное существование теперь можно будет назвать жизнью...

   Глава 37. Наперегонки со смертью.

Я свободная птица немая,

Я волчица, я прыгаю с края,

Я лечу, закрывая глаза

И так больно режет слеза.

Я во сне туда возвращаюсь,

Я кричу, я бороться пытаюсь,

А ты сидишь, как немой истукан,

Сам себя загнал ты в капкан.

Вижу тьму, что таится в глазах,

И над полем разносится прах,

В сердце нож и конец испытаньям,

И лишь дух мой услышит признанье:

"Ты прости, что я не сумел...

Ты прости, что огонь догорел...

Я сломал, я разрушил твой мир...

Ты ушла и теперь я один.

Я прошу, возьми мою силу!

Я готов за тебя в могилу...

Лечь. Чтобы ты жила,

Вновь любила, смеялась,...была...

Твою улыбку вечность украла,

Твою волю, тьма забрала.

Как мне жить?! Когда стою на краю...

Как жить без тебя?! Без той, что люблю..."

   Рассвет. Он всегда приносит новый день, но не всегда надежду, не всегда жизнь...

   Каждый вздох, отзывался болью в ее груди, каждый звук резал ухо до боли в висках.

   "Сегодня все закончится..." – подумала Виола, сидя у окна с закрытыми глазами.

   Виола чувствовала себя куклой. Ей говорили, ешь, она ела, говорили, улыбнись, она улыбалась, но только ничего этого ей не хотелось.

   Она посмотрела на свою ладонь, где раньше был уродливый шрам от знака Подчинения. Он просто исчез, будто его никогда и не было.

   Ви сняла с шеи амулет и убрала его в ящик комода, это было лишним напоминанием о нем и об их связи.

   "Ну, вот теперь ни осталось практически ничего, что связывало нас. Вот бы и мне забыть все, что было. Забыть, как забыл ты..."

   Виола вздохнула и оделась в голубые джинсы и белый гольф, расчесалась и спустилась вниз.

   На кухне сидел Борис, Маргарита и Марина.

   – Виола, ты уже встала? Будешь завтракать? – Марина даже повеселела

   – Давай...

   – Виола, тебе лучше? – Марго отодвинула стул и пригласила ее сесть рядом с ней

   – Да... – так же безо всяких эмоций ответила она

   Марина поставила перед ней тарелку с омлетом и стакан апельсинового сока.

   – Я не буду этот сок! – ее руки предательственно задрожали, она вспомнила тот день и кафе, Элеонора заказала именно такой сок.

   Марина быстро убрала стакан и взволнованно посмотрела на дочь.

   – Виолета...

   – Прости, мама, все хорошо...я просто не хочу пить...

   "А еще жить..."

   – Альфи, может, пойдем, прогуляемся? Ты так давно не выходила на улицу...

   Виола на мгновение задумалась – Пойдем. А где Лея?

   – Она с Максимом и Эдди уехала, когда еще не рассвело...

   – Уехали?! – испугалась Ви

   – К Шерифу, Ви, они вернуться...

   Она вздохнула с облегчением. Лея была нужна ей именно сейчас, она знала правду, а рассказать ее кому-то еще Виола уже врядли сможет.

   – Ну, как она?

   – Плохо, Вячеслав Игоревич... – ответил Маркус, – я видел ее краем глаза, но и этого хватило, она походила на живой труп.

   – Это плохо, очень плохо. Ладно, ребята, нам надо действовать другого шанса у нас не будет.

   – Сергей Петрович знает об этом? – спросил Эдди

   Все члены братства, кроме Бори и Марго, сидели в конференц-зале в главном офисе клана Ночные охотники.

   – Да, ночью мы с ним все обсудили. Он поехал собирать свой клан.

   – У вас есть план? – спросила Лея

   – Да. Когда приносится клятва, то освобождается мощная энергия, так мы и узнаем, где гримлоки. Нанесем им удар, возможно, вернем Дениса... – Шериф немного погрустнел

   – Но ведь он уже станет одним из них, – подал голос Ваня

   – Да, увы...Но только так мы сможем отыскать Элеонору. Денис уже давно принес себя в жертву, чтобы спасти Виолу, он знал какова цена...Я не знаю как, но верю, что Денис не зря родился с силой Орина...Все должно быть хорошо!

   – Денис был сильным только рядом с ней, только Виола давала ему стимул бороться, но она сдалась...Она знает то, чего не знаем мы, если решила прекратить борьбу. Она бы нам пригодилась вместе со своей силой, – закончил Маркус

   – Ты так говоришь, будто она солдат! Она... – фыркнула Лея, понимая, что сейчас переживает ее подруга

   – Ты что-то знаешь, Лея? – спросил Максим

   – Нет! – она скрестила руки на груди

   – Ладно, хватит пустой болтовни! – Шериф встал, – в 23:30 собираемся за городом в том месте, где мы нашли Виолу. И будем ждать. Лея и Максим остаются с Виолой.

   Лея кивнула.

   – А почему это так? – возмутился Максим

   – Максим, – Лея стукнула его по плечу, – ты не обращаешься, с тебя толку там будет, как с козла молока!

   – Она права, Мак. Не вешай нос, – поддержал его Эдди

   Приготовления к обряду шли полным ходом. Гримлоки были подняты на ноги и бегали туда-сюда.

   Денис повторял про себя клятву на древнем языке, повторял, что и как должен делать, с какими промежутками времени. Эдуард помогал ему, исправлял ошибки. А Элеонора встречала прибывающих гримлоков.

   – В конце, после произнесения последнего слова клятвы ты должен будешь подтвердить ее кровью.

   – Своей? – спросил Денис у брата

   – Нет, кровью избранной жертвы

   – Убивать не обязательно?

   – Нет, – процедил сквозь зубы он.

   Принесение клятвы было неписаным правилом, которое нельзя нарушать. Жертву можно убить, если захотеть. Эдуард не мог врать на этот счет, не имел права.

   Денис облегченно вздохнул, все-таки мысль об убийстве невинного человека была ему ненавистна. Его не покидало странное чувство пустоты, которое разрушало изнутри, едва он оставался один.

   Когда он вышел в коридор в сопровождении Эдуарда, то все уже выглядело не так, как обычно.

   Под самым потолком сгущался мрак, черные облака дыма, были, будто живые и постепенно обволакивали и стены.

   – Где Эли? – спросил Денис

   – Она ждет снаружи, все ждут...

   – Все?

   – Да, практически весь клан...

   Денис сглотнул – Но зачем собрали весь клан? Сомневаюсь, что ради меня...

   – Для подстраховки, так надо, тебе не зачем об этом думать. Клятву помнишь?

   – Да...

   – Самое главное. Остальное оставь другим и ни о чем не думай.

   Виола представляла, что именно происходит сейчас...там. Все делали вид, что ничего не происходит, что они ничего не задумали, видимо ее отец совсем забыл, что Виола не только читает мысли, но и слух у нее не хуже, чем в теле волка.

   Она знала, что кланы собираются, чтобы воевать, чтобы раз и навсегда поставить жирную точку в этой истории с гримлоками. Но упорно делала вид, что ничего не замечает.

   После длинного разговора в своем кабинете Сергей и Борис, зашли к Виоле.

   – Ви, мы...

   – Я знаю...

   – Но...

   – Я не глухая и не полная идиотка

   Борис подошел и обнял ее.

   – Ты уверена, что остаешься? Еще не поздно...

   – Поздно, Боря...для меня поздно....

   – Мы будем не долго, – сказал Сергей, – Лея и Максим остаются с тобой, ну, и мама, конечно.

   – Ты так говоришь, будто вы едите в супермаркет за продуктами, – Ви изобразила подобие улыбки

   – Пора, Борис...

   Они вышли, оставляя ее одну.

   Виола упала на кровать и зарыдала, пытаясь выплакать свою боль, хотя это мало помогало. Она ненавидела себя за то, что не сумела отыскать, не продолжила бороться. Но уже поздно сожалеть о чем бы то ни было...Через пару часов все измениться навсегда, Денис станет ее врагом...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю