290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » История первая. Гермиона Грейнджер и Техника безопасности (СИ) » Текст книги (страница 1)
История первая. Гермиона Грейнджер и Техника безопасности (СИ)
  • Текст добавлен: 28 апреля 2017, 10:30

Текст книги "История первая. Гермиона Грейнджер и Техника безопасности (СИ)"


Автор книги: Hoshi_Murasaki




Жанр:

   

Фанфик



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Новинки и продолжение на сайте библиотеки https://www.litmir.me

========== Часть 1 ==========

Все началось на третьем курсе, когда…

Нет, не так. Началось все намного раньше, в тот день, когда мы узнали о том, что я – волшебница.

Со мной время от времени происходили странные вещи, но я так к этому привыкла, что не обращала внимания. Родители кое-что подмечали, но если это случалось не при них, я не говорила – зачем им лишний раз волноваться? В кино такое часто показывают, но мама страшно не любила «всякие выдумки», и папа покупал мне книжки тайком, а потом мы вместе читали их: сперва сказки, а потом и научную фантастику. Это мне нравилось намного больше историй про всяких эльфов и драконов, и мама относилась к таким вещам спокойнее, потому что три страницы описания какого-нибудь космического двигателя – это все-таки наука (пускай даже сейчас такие вещи невозможны!), а не глупые фантазии.

Я тоже считала, что маленьким девочкам еще простительно мечтать о принцах и прекрасных эльфах, но я-то уже большая! Намного интереснее читать про космос, про новые исследования – вот хоть в медицине! Каждый год придумывают что-то новое, и я никак не могла определиться, чему хочу учиться больше – физике, химии, биологии?

Но однажды утром сова принесла письмо. Меня приглашали в школу чародейства и волшебства, вот как!

Сперва мы, конечно, решили, будто это розыгрыш, но уж больно сложный: сова была дрессированная, вдобавок каким-то образом нашла наш дом, да еще и письмо принесла! Там была приписка – ответить с совой, ну папа ради интереса и прицепил ей на лапу записку, мол, спасибо, но у нас другие планы на образование дочери. Сова не возражала, приняла послание, ухнула и улетела. Да, средь бела дня, что удивительно!

А на следующий день на пороге появилась строгая сухопарая дама в очках и в длинном одеянии, представилась профессором МакГонаггал из той самой школы и долго отвечала на вопросы родителей. Мама отказывалась верить в такие бредни, но когда профессор превратилась в кошку у нее на глазах…

–В любом случае, – сказала МакГонаггал, – девочке необходимо научиться управлять своим даром. Детские выбросы магии – это нормально, но если в дальнейшем сила начнет возрастать, это может быть опасно и для самой ее обладательницы, и для окружающих.

–А почему бы не начинать учить детей пораньше? – тут же спросил папа.

–Считается, что до одиннадцати лет волшебный дар еще не достаточно стабилен.

–А сейчас, когда у них половое созревание идет полным ходом и гормоны начинают играть, дар особенно стабилен, да-да, – мрачно сказала мама, и строгая профессорша, клянусь, покраснела.

–Но вы правы, необученный волшебник, наверно, хуже обезьяны с гранатой, – добавил папа и потрепал меня по голове. – Особенно если начнет что-то сам придумывать и исследовать. Шарахнет – мало никому не покажется.

–Именно так, – серьезно сказала МакГонаггал. – Поэтому, с вашего разрешения, я должна проводить девочку за покупками к школе.

–Только с нами вместе, – быстро ответила мама. Когда она вот так хмурилась, лучше было ей не возражать. – Я не отпущу дочь неведомо куда с незнакомой женщиной.

Но все-таки отпустила… Мне показалось, будто профессор что-то сделала, и родители вдруг стали покладистыми, поспорили еще немного для порядка, а потом все-таки согласились. Папа дал денег – профессор сказала, их можно обменять на волшебные, а если не хватит, школа добавит, – и мы отправились в путь.

Телепортация (вернее, аппарация, это так называлось) мне понравилась, хотя с непривычки закружилась голова. В банке работали настоящие гоблины! А вот на Диагон-аллее я как-то задумалась: очень уж она была маленькой. Нет, я видела еще какие-то переулочки с магазинами и заведениями, но туда меня профессор не пустила. И что, это весь торговый квартал? Пара книжных, два больших ателье и несколько поменьше, магазины с волшебными товарами, но… Если честно, мне это напомнило восточный базар – родители брали меня с собой в Египет, я видела. Разве что тут на тебя не выпрыгивали торговцы и не хватали за руки, заманивая в свои лавочки и палатки со всякой дребеденью. И еще – тот базар был намного больше! Там, по-моему, даже верблюда можно было купить, но мы так далеко не ходили, ограничились сувенирами.

Правда, я промолчала – зачем обижать человека, который меня будет учить? Может, если волшебников мало, то им и такого квартала хватает. А может, и другие есть.

Вот это-то я и решила выяснить, а потому накупила книг столько, что меня за этой стопкой видно не было, хорошо, профессор их уменьшила и сделала легкими – так я смогла засунуть всё в сумку. Она хмурилась, правда, но деньги были папины, и он разрешил мне купить всё, что понадобится.

Чем дальше, тем сильнее Диагон-аллея напоминала базарчик. Взять телескопы: ну как из музея, честное слово, ручная работа, что ли? Я спросила, можно ли купить обычный, не профессиональный, конечно, они очень дорогие, но есть и любительские. (У нашего соседа стоит такой на балконе, он может подсказать, где раздобыть подходящий.) И весы тоже! Они же наверняка страшно врут! И почему непременно медные? Медь же окисляется, лучше уж обычные лабораторные взять. Профессор поджала губы, но разрешила. Правда, добавила, что с преподавателями на этот счет я буду объясняться сама.

Котлы… ну, наверно, они как-то обработаны, решила я, увидев необходимые ингредиенты для зелий. Потому что если это вот сварить, потом котел не отмоешь, должно быть специальное покрытие! Флаконы – понятно, тоже можно купить у нас, это не какое-то волшебное стекло, я спросила.

Одежда… хорошо, будем считать, это вместо лабораторного халата, хотя в мантии я выглядела довольно глупо, а уж шляпа! Только на Хэллоуин ее и надевать… Будем надеяться, в школе не требуют носить ее постоянно. Об этом я уже спрашивать не стала, потому что МакГонаггал явно утомилась от моих бесконечных вопросов.

От фамилиара я отказалась: ну где там еще за животным смотреть, самой бы понять, что кругом происходит! А почтовые совы есть в школе, это я заранее выяснила.

А волшебная палочка меня быстро выбрала: виноград и сердечная жила дракона, вот как! Меня это удивило: в магазине были сотни палочек, наверняка часть из них с такой же сердцевиной, и… сколько же драконов надо извести ради их изготовления? Даже если они очень большие? Но я опять-таки не стала спрашивать, да мастер Олливандер, наверно, и не сказал бы – секрет фирмы, и всё тут. Потом выясню, решила я, и профессор вернула меня домой.

–Билет у вас, – сказала она, выгрузив мои книги, и я на всякий случай проверила, не потеряла ли его.

–Мэм, тут написано: «Платформа 9 3/4», но такой на вокзале нет!

–Есть, мисс Грейнджер.

–А как на нее попасть?

Она тяжело вздохнула, но объяснила. Вот хороша бы я была, если бы не додумалась спросить! Поди догадайся, что нужно таранить головой стену… Нет, наверно, там и другие ученики были бы, а вдруг нет?

Оставшиеся дни прошли в суматохе: родители заставили меня пройти полное медицинское обследование (потому как неизвестно, что с медициной в этом Хогвартсе), мама складывала вещи (а то МакГонаггал сказала, конечно, что их стирают и чистят какие-то домовики, но запас иметь нужно), аптечку, прочее необходимое (с этих волшебников станется лопухом подтираться и не мыться неделями, как непосредственно выразился папа, а мама подумала и добавила еще несколько упаковок дамских принадлежностей). Хорошо еще, мне хватило денег на чемодан с чарами расширения пространства, а то пришлось бы нанимать верблюжий караван или носильщиков.

Конечно, профессор сказала, что ученики живут на всём готовом, но… За границу-то с родителями едешь на пару недель, и то вечно что-то да забудешь! Но там хоть купить можно ту же зубную щетку, а из школы, я уже знала, первокурсников выпускают только на каникулы. А с почтовой совой много не пришлешь…

А еще надо было перевести меня на домашнее обучение, потому что волшебство волшебством, а как без нормальной школы? Куда я после этого Хогвартса денусь, если там – это я тоже уже выяснила, почитав учебники, – нет ни математики, ни литературы, ничего, словом, из обычной программы? Только на старших курсах проходят что-то вроде алгебры, но это не обязательный предмет. Кошмар-то какой…

Узнав об этом, родители схватились за головы и развили бурную деятельность. В чемодан впихнули еще кипу учебников и тетрадок. И просто книжек – куда я без самых любимых? Наверняка в школьной библиотеке только про волшебство, а я еще Азимова не дочитала…

В общем, время до первого сентября пролетело незаметно. Я даже успела попробовать парочку заклинаний, решив, что если меня и засекут, то не отчислят же еще до церемонии распределения? Обошлось… А у меня всё получилось, даже удивительно! Слишком далеко я не полезла, а то так вот сотворишь что-нибудь, а исправить не сможешь… Но вот починить что-то, очистить, перекрасить я могла. Папе, правда, не очень понравился новый оттенок его машины, но мама одобрила. Тем более, на машине ни царапинки не осталось, заблестела, как новенькая!

–Веди себя прилично, – сказала мне мама на вокзале. – Учись хорошо и не забывай писать!

–Обязательно, – ответила я, и родители меня обняли. Папа, по-моему, прослезился…

Шаг – и я на платформе. Паровоз уже стоял под парами, и я забралась в первый попавшийся вагон, все равно в билете не был обозначен номер. Какой-то рослый парень помог затащить чемодан на подножку, я поблагодарила и пошла искать свободное место. Попросилась в итоге в купе к девочкам постарше, села в уголке и решила, что могу услышать что-нибудь интересное. Как же! Они болтали о мальчиках… Ну а расспрашивать я не рискнула. На месте всё увижу.

========== Часть 2 ==========

Поезд шел и шёл себе, я успела подремать, потом перекусить. У соседок по купе тоже имелись с собой сэндвичи, а у одной, как у меня, термос с чаем, и мы устроили ланч (я даже кое о чем смогла расспросить и немного успокоилась: удобства в школе все-таки имелись). Еще и тележка со сладостями проехала, и я ради интереса купила кое-что попробовать. Ну… не знаю, наши конфеты мне больше нравятся. Наверно, дело вкуса.

Потом я вышла в коридор размяться и наткнулась на полного мальчика, который чуть ли не на четвереньках ползал по полу.

–Ты что? – спросила я. – Тебе плохо? Позвать кого-нибудь?

–Я жабу потерял, – жалобно ответил он и выпрямился. Точно, в списке животных были жабы, но я не думала, что их в самом деле кто-то заводит! – Тревор всё время удирает…

–Ну, пойдем, поищем, – сказала я. В самом деле, всё веселее, чем на месте сидеть и слушать болтовню про какого-то Келли и Маркуса. Под такой аккомпанемент даже не почитаешь! – Какого твой Тревор размера?

Мальчик показал.

–В щель такой не забьется, – вслух подумала я. – Хотя… мог и сплющиться.

–Ой, я не представился, – сказал вдруг он. – Я Невилл.

–Гермиона, – я пожала протянутую руку. – А ты на каком курсе?

–Пока ни на каком, – вздохнул Невилл. – А ты?

–И я первый раз еду! – обрадовалась я. – Ну, пойдем искать!

Тревор как сквозь пол вагона провалился.

–В это купе я уже заходил, – предупредил Невилл, когда я постучала в очередную дверь.

–Я помню, как ты спрашиваешь, – тяжело вздохнула я. – Они тебя, наверно, даже не услышали…

Внутри оказались двое мальчишек примерно нашего возраста, рыжий и черноволосый, они трескали сладости и болтали.

–Привет! – сказала я с порога. – Невилл потерял жабу, мы ее ищем. Не видели? Вот такого размера, темно-бурая…

–Мы ж ему уже сказали, что не видели, – ответил рыжий, и я увидела у него в руке палочку. И не удержалась:

–Ты колдуешь? Можно посмотреть?

Чернявый кивнул, а рыжий занервничал, но все же буркнул:

–Ладно…

И, взмахнув палочкой, произнес какую-то нелепицу, попытавшись перекрасить ручную крысу в желтый цвет.

–А ты уверен, что это правильное заклинание? – спросила я. – Я пробовала кое-что из учебников – я их уже все прочитала, – и у меня получилось. У меня никого волшебников в семье нет, и я так удивилась, когда пришло письмо! Да, кстати, меня зовут Гермиона Грейнджер, а вас?

Судя по тому, как они переглянулись, я опять говорила слишком быстро. Папа уверяет, что у меня мысли опережают язык, а потому понять, что я говорю, иногда очень сложно.

–Я Рон Уизли, – сказал рыжий.

–А я Гарри Поттер, – ответил второй.

–Правда? – я сразу вспомнила это имя. – Ничего себе… Я купила несколько книг, которых не было в списке, просто для дополнительного чтения, и твоё имя упоминается в «Современной истории магии», и в «Развитии и упадке Тёмных искусств», и в «Величайших событиях волшебного мира в двадцатом веке»…

–Да? – только и вымолвил Гарри. Судя по всему, он об этом даже не слышал.

–Серьезно? Ты не знал? – поразилась я. – Если бы я была на твоём месте, я бы прочитала о себе всё, что можно найти в книгах. Да, вы не знаете, на какой факультет попадёте?

Кажется, они не особо хотели со мной общаться, так что после паузы я сказала:

–Ладно, мы пойдём искать жабу Невилла. И еще, мне сказали, что пора переодеваться, мы скоро приедем.

Это правда: я не удержалась и заглянула в кабину машиниста. Ну, мы же жабу искали… Нас даже не прогнали, а показали, как управляется поезд (волшебством, конечно же, но следить все равно нужно!), и дали разок погудеть. Невилл, по-моему, был счастлив – он бы точно не осмелился попросить, но ему ужасно хотелось, я же видела!

А заодно я убедилась, что в поезде нет взрослых, кроме машиниста с помощником и продавщицы сладостей. Ну, еще старосты, но им лет семнадцать-восемнадцать максимум! И целый поезд детей и подростков в самом дурном возрасте, как мама говорит…

Кажется, в Хогвартсе все было не так радужно, как расписывала профессор МакГонаггал!

В этом я снова убедилась, когда мы приехали. На платформе ни одного фонаря не было, а темень уже стояла непроглядная… Нет, один фонарь все-таки нашелся – у нашего провожатого по имени Хагрид, огромного бородатого мужчины в лохматой шубе. Я бы тоже не отказалась от шубы: было холодно, а на озере, по которому мы плыли на утлых лодочках – тем более! Так и простыть недолго, подумала я, шмыгая носом. Рядом чихал Невилл.

Встречала нас МакГонаггал – краткой речью о факультетах и школьной жизни, но я почти не слушала: успела прочитать об этом в «Истории Хогвартса». А вот мальчишки, с которыми мы познакомились в поезде, занервничали. Да и другие тоже… Но некоторые, я заметила, держались наособицу, а грядущая церемония их, может, и волновала, но не до дрожи в коленках. Это наверняка были так называемые чистокровные и те из полукровных волшебников, которым всё объяснили родители. Скорее всего, они уже и колдовать умели, а это нечестно, между прочим! Это называется «разные стартовые условия»! Ну ладно, посмотрим еще, кто кого, подумала я тогда.

Тут появились привидения, и я отвлеклась. Очень хотелось узнать о них побольше: какая у них природа и все в этом духе, но прямо сейчас становиться охотницей за привидениями было некогда – нас позвали в Большой зал.

О, там было очень красиво! Но, на мой взгляд, слишком уж… волшебно. Наверно, так и было задумано для того, чтобы те, кто устал, обозлился и замерз, восторженно ахнули и забыли о простуде и о том, что живот от голода подводит и в туалет хочется: многие не успели заскочить туда перед прибытием. Мальчишкам-то проще, а вот девочкам…

Распределяющая Шляпа спела песенку про факультеты, и распределение началось.

«Так-так, – сказала она прямо у меня в голове, когда я ее надела. – Так-так… Однако и амбиции же у тебя! А таким характером можно стены вместо тарана крушить…»

«А про ум почему ничего не скажете?» – обиделась я.

«Ума палата – дороже злата, – хихикнула она. Это был девиз Рэйвенкло, я помнила и обрадовалась уже, но Шляпа заявила: – Там тебе делать нечего. Без борьбы ты заскучаешь и зачахнешь, поэтому…»

–Гриффиндор!

Тоже неплохо, подумала я, направляясь к тому столу. Со старостой Гриффиндора, Перси Уизли, я еще в пути познакомилась, это он, кстати, помог мне чемодан в поезд затащить. Вот его братцы-близнецы мне не очень понравились, не люблю дурацкие шуточки. Ну а младший, Рон, тоже угодил на Гриффиндор вслед за Невиллом и Гарри Поттером.

После странноватой речи директора (вылитый Гэндальф, только в очках) наконец-то начался пир… Главное было не объедаться на ночь, а то потом не уснешь, а утром уже на занятия!

Чтобы отвлечься, я слушала, как Невилл рассказывает о своей грозной бабушке, а потом начала расспрашивать Перси об уроках. Ему явно нравилось приосаниваться, а из таких людей запросто можно вытащить что-нибудь интересное.

–На многое не рассчитывай, – заговорил он с важным видом, когда я спросила о трансфигурации (по-моему, это было очень интересно!). – Вы начнёте с мелочей, будете превращать спички в иголки, примерно так.

Н-да… Но это тоже понятно: всему надо учиться, а если с нуля… Что ж, спички так спички! Потом-то, наверно, будет что-нибудь посерьезнее, подумала и я решила поискать в библиотеке учебники для старших курсов. Ну или попросить у кого-нибудь, у того же Перси. Но это успеется, сперва с расписанием надо разобраться…

Тут Перси отвлекся на Гарри, а тот спросил, кто это разговаривает с профессором Квирреллом: из разговора я поняла, что это странноватый тип в лиловом тюрбане. Впрочем, тут все преподаватели друг друга стоили! Более-менее нормально выглядели только двое, если не считать того, что один из них чем-то напоминал гоблина из банка. Ну ладно, еще МакГонаггал можно было присчитать, если снять с нее шляпу…

–А, ты уже знаешь Квиррелла? – удивился Перси. – Не удивляюсь, почему он такой нервный! Занервничаешь тут, когда рядом сидит профессор Снейп. Он преподает зельеварение, но говорят, что это ему совсем не по душе. Все знают, что он хочет занять место профессора Квиррелла. Он большой специалист по Тёмным искусствам, этот Снейп.

Учитывая то, что упомянутый Снейп был вторым нормальным с виду преподавателем, а его предмет, судя по всему, походил на химию с волшебным уклоном, я подумала, что это должно быть интересно. А что до Темных искусств… ну да, он был здорово похож на злого волшебника из книжки! Только родители учили меня никогда не судить по внешности. Хагрид вон тоже похож на великана-людоеда из сказки, а Гарри говорит, что он очень хороший и добрый…

Задумавшись, я чуть не пропустила речь директора, опомнившись на словах:

–И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.

Гарри рассмеялся, но его не поддержали.

–Он ведь шутит? – растерянно спросил он у Перси.

–Может быть, – ответил тот, хмуро глядя на Дамблдора. – Это странно, потому что обычно он объясняет, почему нам нельзя ходить куда-либо. Например, про лес и так всё понятно – там опасные звери, это всем известно. А тут он должен был бы всё объяснить, а он молчит. Думаю, он, по крайней мере, должен был посвятить в это нас, старост.

«Замечательно! – подумала я. – Тут есть еще и лес с опасными животными!»

Как скоро выяснилось, тут были еще движущиеся лестницы, потайные двери, говорящие портреты и довольно опасный полтергейст.

Ладно, хоть к общежитию я была морально готова, хотя привыкла к отдельной комнате. И ванной тоже. Тут, как я поняла, ванные комнаты были только у старост, а остальные обходились душевыми. Ну… а что делать? Иначе пришлось бы под это целый этаж отводить! С другой стороны – места тут полным-полно, могли бы и организовать… С третьей – а когда разлеживаться в этой самой ванне?

Что-то волшебная сказка нравилась мне все меньше и меньше…

========== Часть 3 ==========

В астрономии ничего сложного не было: сосед сколько раз давал мне посмотреть в телескоп и рассказывал о звездах и планетах. Ну а когда я увлеклась научной фантастикой, то и сама прочитала уйму всего!

Гербология оказалась помесью ботаники с садоводством и немного укрощением диких тварей: растения тут были с характером, и стало ясно, зачем в списке инвентаря перчатки из драконьей кожи: обычные садовые бы не спасли.

На истории магии страшно хотелось спать. Чтобы не уснуть, я делала задания по предметам из обычной школы, а все поражались, как это я строчу без остановки… Сочинение по английскому пишу! А чтоб не слышать усыпляющего голоса профессора Биннса (призрак-профессор, вот так дела!), у меня беруши есть.

Чары мне понравились, тем более, профессор Флитвик (Перси по секрету сказал, что он полугоблин, я не ошиблась!) не набросился на нас с порога со сложными заданиями, а сперва прочел пару вводных лекций. И еще он всегда рад был ответить на вопросы, которых возникало множество!

В общем, и профессор МакГонаггал поступила так же, правда, при этом постаралась как следует напугать, и правильно сделала: трансфигурация – предмет сложный и опасный. Не понравилось мне другое: заклинание надо было заучить наизусть, а что означают все эти непонятные слова? Если это была латынь (а поскольку родители у меня врачи, то латынь я хотя бы опознать в состоянии!), то какая-то совсем древняя. Или другой язык? Гэлик, например? В книгах ответов не было, а идти спрашивать у МакГонаггал… Она, скорее всего, скажет, что мне еще рано знать о таком.

И да, Перси не обманул: мы начали со спичек. У меня даже получилось наполовину превратить свою спичку в иголку, и МакГонаггал мне улыбнулась и похвалила, но… Я подумала, что если бы нам рассказали, как именно работает заклинание, было бы намного проще. А то тут ударение не туда поставишь, и получается совсем не то, что нужно! Ну… машину можно водить, даже если не представляешь, как в ней устроен мотор и прочее, но если знаешь, то поймешь, почему она ведет себя на дороге так, а не иначе, и как добиться от нее того, что тебе нужно. Мне папа это объяснял.

На защите от Темных искусств было очень весело, но профессора, по-моему, надо было сдать санитарам. Если он преподает защиту, почему сам боится вампира и обвешивается чесноком? И как его вообще на должность взяли? (Кстати, подумала я, у профессора Снейпа тогда на пиру могла быть такая кислая физиономия потому, что сидеть за столом рядом с человеком, от которого несет прогоркшим чесноком, – то еще испытание! И ведь не пересядешь, неприлично!)

А еще я оказалась права: даже чистокровные (Рон Уизли, например) еще не очень-то хорошо умели колдовать. Говорили, у слизеринцев с этим получше, но я пока не заметила.

В пятницу с утра у нас по расписанию стоял сдвоенный урок зельеварения. По словам старшекурсников, профессор Снейп, декан Слизерина, обычно подыгрывал своей команде и выгораживал подопечных. А поскольку нам предстояло совместное занятие именно со Слизерином, можно было с уверенностью сказать: честной игры не будет.

И я угадала.

Кабинет Снейпа находился в одном из подземелий. Тут было холодно – куда холоднее, чем в самом замке, – и довольно жутко. Ну, как в кунсткамере: кругом банки с заспиртованными уродцами, в общем, обитель алхимика. Только сушеного крокодила под потолком не хватало.

Снейп, как и Флитвик, начал занятия с того, что открыл журнал и стал знакомиться с нами. И, как и Флитвик, он остановился, дойдя до фамилии Поттер.

–О, да, – негромко произнёс он. – Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.

Драко Малфой и его приятели издевательски захихикали. Это были слизеринцы, и они, если я верно поняла, успели поцапаться с Гарри в поезде. Не знаю уж, по какому поводу, но теперь они друг друга на дух не переносили! Может, Малфою тоже хотелось быть знаменитостью? Зря: после того, что я прочитала о Гарри и услышала о людях, с которыми он вырос (он рассказывал Рону, а я сидела рядом), я бы не стала ему завидовать!

Закончив знакомство с классом, Снейп обвёл аудиторию внимательным взглядом. Глаза у него были чёрные и очень холодные, в жизни таких не видела. У тех же арабов глаза тоже темные, но очень выразительные, а у профессора они были какими-то… пустыми, что ли?

–Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку, – негромко произнес он, и класс замер.

Он говорил почти шёпотом, но слышно было каждое слово. Папа бывал на конференциях и говорил, что очень мало кто умеет без усилий удерживать внимание аудитории. Это или от природы дано, или такому надо долго учиться.

Одним словом, при профессоре Снейпе никто не осмеливался зашептаться или отвлечься. Мне понравилось: ужасно не люблю, когда на уроке переговариваются или перебрасываются записочками!

–Взмахи волшебной палочкой не имеют отношения к этой дисциплине, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки, – продолжил Снейп и солгал: палочка все-таки требовалась для завершения работы, так было написано в учебнике. Но я не осмелилась перебить: уж наверно, он об этом и сам помнил! А почему сказал именно так, кто ж знает? – Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства… могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но всё это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки, – закончил он вдруг совершенно прозаически.

В классе царила мертвая тишина, однокурсники украдкой переглядывались, а я подумала, что если преподаватель изначально считает нас идиотами, то доказать обратное будет ой как непросто!

–Поттер! – неожиданно произнёс Снейп. – Что получится, если я смешаю измельчённый корень асфоделя с настойкой полыни?

Гарри в панике покосился на Рона, но тот тоже явно не знал ответа. А я знала и подняла руку, как делала всегда, но на меня не обратили внимания.

–Не знаю, сэр, – сказал Гарри, и Снейп презрительно улыбнулся.

–Так, так… Очевидно, известность – это далеко не всё. Но давайте попробуем ещё раз, Поттер. Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?

«Но это же совсем просто!» – возмущенно подумала я и подняла руку еще выше. Слизеринцы хихикали, наверно, им нравился спектакль. В жизни не поверю, что тот же Малфой не слышал о безоаре!

–Я не знаю, сэр, – признался Гарри.

–Похоже, вам и в голову не пришло почитать учебники, прежде чем приехать в школу, так, Поттер?

«Ну меня-то спросите!» – подумала я с возмущением, но меня продолжали игнорировать.

–Хорошо, Поттер, а в чём разница между волчьей отравой и клобуком монаха?

–Я не знаю, – тихо произнёс Гарри. – Но мне кажется, что Гермиона это точно знает, почему бы вам не спросить её?

В классе засмеялись.

–Грейнджер, сядьте! – приказал мне Снейп. – Если я захочу задать вопрос вам, я так и сделаю. А вы, Поттер, запомните: из корня асфоделя и полыни приготавливают усыпляющее зелье, настолько сильное, что его называют напитком живой смерти. Безоар – это камень, который извлекают из желудка козы и который является противоядием от большинства ядов. А волчья отрава и клобук монаха – это одно и то же растение, также известное как аконит. Поняли? А почему не записываете?

Все дружно зашелестели пергаментом и заскрипели перьями (вот придумали! У меня была обычная ручка, для конспирации воткнутая в пушистое перо).

–А за ваш наглый ответ, Поттер, – вкрадчиво произнес Снейп, – минус балл с Гриффиндора.

Ну а потом он разбил нас на пары и дал задание приготовить простейшее зелье для исцеления от фурункулов. Мне пары не досталось, чему я была очень рада! Но как бы сделать то, что я хотела? Ладно еще сушеная крапива и змеиные зубы, но вот рогатых слизняков я голыми руками трогать не собиралась!

Наконец, удалось улучить момент, когда профессор отвернулся, чтобы раскритиковать еще кого-то (не досталось только Малфою, тому Снейп явно симпатизировал), я выдохнула с облегчением и продолжила работу.

И тут вдруг что-то громко зашипело, и класс наполнился ядовито-зелёным дымом.

Бедняга Невилл каким-то образом умудрился растопить котёл Симуса, и зелье стекало на каменный пол, прожигая дырки в ботинках стоявших поблизости учеников. Через мгновение все с ногами забрались на стулья, а Невилл, которого окатило выплеснувшимся из котла зельем, заплакал.

–Идиот! – прорычал Снейп, одним движением руки уничтожив пролившееся зелье. Без палочки! Как это у него вышло? – Как я понимаю, прежде чем снять котёл с огня, вы добавили в зелье иглы дикобраза?

Невилл только всхлипывал – ему здорово досталось! Зелье кипело, вообще-то!

Я огляделась в поисках аптечки, но ничего подобного тут, конечно, не было. Надо носить с собой, решила я.

–Отведите его в больничное крыло, – мрачно сказал Снейп Симусу. – А вы, Поттер, почему вы не сказали ему, что нельзя добавлять в зелье иглы дикобраза? Или вы подумали, что если он ошибётся, то вы будете выглядеть лучше его? Еще минус балл Гриффиндору.

Это уже было чересчур, хотя бы потому, что Гарри с Роном занимались своим зельем и вовсе не были обязаны следить за соседями, и я открыла было рот… и тут же закрыла. Что-то тут не так, поняла я. Почему Снейп прицепился именно к Гарри, а не к тому же Рону? Или Невиллу? Или хоть ко мне?

Нет, у нас в школе тоже были учителя, выбиравшие себе любимчиков и козлов отпущения, но это редко происходило при первой же встрече! А Снейп, вспомнила я, еще на пиру смотрел на Гарри не с неприязнью даже, а с откровенной ненавистью во взгляде.

Тут даже Шерлоком Холмсом быть не надо, чтобы сложить два и два: дело наверняка в том, что Гарри – Мальчик-который-выжил. Но только не в самой его славе, нет, это что-то другое…

Я так задумалась, что чуть сама не упустила зелье, но успела добавить все необходимое вовремя, сняла его с огня и теперь ждала вердикта.

Профессор шел между рядами, раздавая оценки:

–Плохо. Отвратительно. Отвратительно. Удовлетворительно. Превосходно, – это адресовалось Малфою, и тот засиял. – Удовлетворительно.

Тут Снейп остановился возле меня и заглянул в котел с таким выражением на лице, будто там человечина варилась. А я опасливо посмотрела ему в лицо и подумала:

«Точно, сейчас влепит «отвратительно». Ну что меня дернуло руку тянуть… Но я же знала ответ! Правда, знала!»

–Выше ожидаемого, – обронил он и двинулся дальше, только мантия взметнулась, а я выдохнула с облегчением.

Судя по рассказам, получить у Снейпа «превосходно» гриффиндорцу было почти нереально. Да и «выше ожидаемого» тоже, и… Я предпочла думать, что он занизил мне балл, чтобы впредь не высовывалась. Некоторые учителя очень не любят выскочек, так что я еще легко отделалась!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю