290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тот самый день в октябре (СИ) » Текст книги (страница 4)
Тот самый день в октябре (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 00:30

Текст книги "Тот самый день в октябре (СИ)"


Автор книги: GrenkaM






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 6 страниц)

Золотой песок – Рей догадалась – скрывал труп от глаз людей, но жуткую вонь он перекрыть не мог. Сильные руки подхватили её, Рей благодарно пискнула, ткнувшись носом в горячую грудь, вдохнула другой запах… Вот ублюдок!

– Потерпи. Мне сейчас нужна моя сила. Я отпущу тебя через минуту…

Рей бы послать его нахрен, обманщика и подлеца. Даже сейчас, сука, подпустил в голос теплоты, словно ему до нее было дело. Словно он хотел именно ее, а не свою блядскую Силу и подстилку в постель… Но Рей только крепче вцепилась в его намокшую рубашку. Смотреть на искромсанный труп было выше ее сил.

Теперь, после того как Кайло взял ее девственность и соединился с ней в магическом браке навсегда, она научилась чувствовать, когда он призывает свои магические силы. Как-никак, она теперь была его Источником. Его фамилиаром, его половиной. Называйте как хотите, главное знайте: это навсегда.

Словно вихрь огня родился в ее груди, рассыпался золотыми искрами за зажмуренными веками. Рей не хотела смотреть, но теперь видела глазами Кайло, его магическим зрением. Вот комната – пустая комната в заброшенном доме, предназначенном под снос. Люди покинули это место и не забрали домового, не пригласили его с собой. Домовые всегда были самыми уязвимыми созданиями из всей нечисти, потому что жили в симбиозе с людьми. И теперь золотистый образ домового бродил между горами хлама, показывая, что случилось несколько часов назад.

– Пожалуйста, не заставляй меня смотреть, ну пожалуйста! – захныкала Рей, понимая, что должна разделить с Кайло это видение, и заранее страшась. Тот печально вздохнул, и она поняла, что придется. У него не было способа оградить ее от обязанностей магического брака.

– Ненавижу тебя, – бормотала Рей, – ненавижу, ненавижу…

Послышались шаги, и домовой спрятался. В комнате появились призрачные люди в странных мантиях, числом шесть. Рей видела такие у модных подростков – укороченное нечто без завязок, но с капюшоном. Типа не такой как все.

Одна девица с лицом, которое закрывал капюшон, присела, положила перед собой совок и засюсюкала:

– Батюшка домовой, пошли со мной, в новый дом, в новую жизнь.

Домовой страшно обрадовался. Уменьшился и невидимкой запрыгнул на совок. Тут мужчина накинул на незримую нечисть нечто вроде веревочной сетки. Домовой мгновенно стал материален для собравшихся в комнате и завопил от боли. Еще один, тоже не видный толком, начал зачитывать по книжке какие-то дурацкие детские стишки, и вдруг видение исчезло.

– Сокрытие следов! – прорычал Кайло голосом своего монстра. – Больше ничего не увидим.

– Ну и отлично! – ляпнула Рей. Кайло наградил ее страшным взглядом, но поставил на пол аккуратно.

Тут с хлопком на месте преступления материализовался Хакс. Он в спешке недовоплотился, и из задницы у него торчал кошачий пушистый хвост, который нервно ходил туда-сюда. Рей расхохоталась, хоть вонь трупная сразу на материальном и метафизическом уровнях вернулась.

Но Кайло ее веселость не поддержал.

– Какого хрена приперся?! – выплюнул.

Пока покрывшийся красными пятнами Хакс втягивал хвост, из-за спины рыжего вышла Кайдел. Бывшую университетскую давалку было не узнать. В шубке, с кроваво-красными губками и ноготками, она по всем правилам поклонилась Кайло и пропела:

– Мой муж и господин желает служить тебе, о Верховный!

– Твой муж придурок! – заявил ей Кайло. Но проклятие изгнания не использовал.

– Я всего лишь хочу помочь, – Хакс скривился и тоже поклонился.

– Отлично, – Кайло оскалился. – Превращайся обратно и вынюхивай следы.

Хакс с ненавистью на него глянул, но послушно перекинулся обратно в огромного рыжего кота и стал обнюхивать пол.

Кайдел скользнула к Рей, накинула ей свою шубку на плечи. У Рей отвалилась челюсть: Кайдел была одета в крошечное шелковое платье на бретельках, которое больше подчеркивало, чем скрывало её шикарные формы, и не испытывала неудобств. Кайдел удивила её ещё больше, когда стряхнула с ног туфли на шпильках и поставила перед Рей. Шепнула: «Обуйся, не то простудишься», – помогла Рей влезть в обувь. И наконец обняла её – продрогшую и совершенно разбитую передачей Кайло Силы, жутким зрелищем, а еще самим фактом жестокого убийства…

– А ты?.. – Рей вяло сопротивлялась. Но Кайдел шикнула на неё:

– Мне не холодно теперь.

Действительно, теперь Кайдел все нипочем. У Рей перед глазами тут же встало пугающее в своей красоте воспоминание, как обнаженная Кайдел резко вскидывает руку к небу, призывая из клубящих свинцовых туч белоснежную молнию прямо в голову рыжей шлюхи, которая на шабаше предъявила ведьминские права на Лешего Хакса. Типа воспротивилась его браку с Кайдел. В том, что от рыжей ведьмы осталось, с большой натяжкой можно было признать гуманоидные останки. Вся нечисть содрогнулась, когда Кайдел подняла обугленный череп за остатки волос и спросила, есть ли ещё противники их союза с Хаксом. Таких не нашлось.

– Вы разобрались, где были твои силы все эти годы? – спросила Рей. Она уткнулась носом в волосы Кайдел и закрыла глаза, почти убаюканная ведьминским чарами. Так было намного лучше, чем смотреть на кровь и чувствовать трупную вонь. Она успела заметить, что Кайло тоже обернулся котом и пошёл по комнате, что-то вынюхивая.

Кайдел мягко фыркнула ей в шею – без каблуков она оказалась ниже Рей.

– Моя бабка была ведьмой, одной из сильнейших. Мать не пускала меня к ней, боялась, что та передаст мне силу. Но это все же случилось… – Кайдел хихикнула. – Как в сказке про Спящую Красавицу. Ведьма пришла без приглашения на праздник и сделала девочке… Подарок. Мать отвезла меня к другой ведьме, которая отсекла и заперла часть моей души.

Кайдел замолчала, и тут уже Рей обняла её крепче: отобрать душу? О! Она прекрасно знала, каково это!

– Вот почему я была неполноценной все эти годы, – продолжила Кайдел хмуро. – Но магический брак преодолевает все, разбивает заклятья… Рей, вернись к нему. Я же вижу как тебе плохо! А ему без тебя…

– Ведьма! – воплотившийся обратно в человека Кайло взревел так, что с потолка посыпалась пыль.

Кайдел только горестно вздохнула.

– Мы не договорили, – шепнула она растерявшейся и немного окосевшей от успокаивающих чар Рей.

Отошла, поклонилась Кайло в пояс.

Рей тряхнула головой, прогоняя морок. Вот сучка! Околдовать решила! Из благих намерений типа. Ах ты ж!

– Изыди! – рыкнул Кайло, сверкая глазами, и Кайдел с хлопком пропала. Хакс же мигом обернулся человеком.

– Верни мою жену! – попросил. Лицо сделал страшное, а вышло жалобно.

– За то, что посмела она лезть в мои дела, будешь без нее, пока я не расследую дело! – припечатал Кайло. – Это тебе стимул постараться!

Хакс почернел лицом, но не стал перечить. После того, что Кайло сделал на шабаше с бывшим Верховным Сноуком, ему вообще в лицо не возражали. Но вот втихаря палки в колеса ставили только так.

– Здесь было шестеро, – доложил Хакс. – Четверо мужиков и двое баб. Одна была до ритуала девственницей. Остальное скрывает вонь магии, которую тут творили. Но опознать заклинания не могу.

– Толку от тебя как от козла молока! – взорвался Кайло. – Проваливай! Понадобишься, призову!

Хакс исчез с хлопком, оставив после себя воняющий серой дым. Типа мстил по-мелкому.

Кайло повернулся к Рей, и она с ужасом и злостью поняла, что его лицо полно беспокойства и тревоги.

– Ну как ты? – спросил. Даже руку протянул.

Рей хотела сказать гадость. Но вместо этого начала рыдать. Ей было жалко несчастного домового – самую мелкую и безобидную нечисть. Эдакого низкорослого добродушного карлика, который мог перекидываться в пушистого зверька. А теперь от домового только куски и остались.

– Я перенесу тебя домой, – Кайло осторожно взял ее за плечи, но Рей стряхнула его ладони.

– Я не хочу это так оставлять, – сказала в нос.

Закрыла глаза, потянула силу из Кайло – тот дал.

Никакого призрака домовой не мог оставить после себя, потому что вся нечисть была лишена души. Везло лишь некоторым ведьмам и ведьмакам, которые раньше были людьми – как Кайдел. Сама Рей оставалась человеком, но ее душа была намертво прикована к Кайло тем глупым пари на девственной крови. И Рей уже знала, чем ей это грозит. Или окончательно потеряет душу и станет ведьмой. Или, что еще хуже, Кайло сумеет сделать так, чтобы у них была одна душа на двоих – рейкина. Вечность вместе и навсегда, что может быть романтичнее?

А некоторые люди и вовсе души не заслуживали. Как те, что убили домового. Они стерли магическое эхо в эфире и свои энергетические отпечатки, но кое о чем забыли. Сам дом был против сотворенного непотребства. Нечисть прилипала или к человеку, или к месту, вот и домовой был частью покинутого жилья так долго, что сроднился с ним. И «корни дома» магия чужаков не затронула.

Рей не головой это осознавала. А чувствовала сердцем. Она положила ладонь на чистый от крови и песка пятачок пола. Сосредоточилась – и ощутила себя домом. С дырами в крыше, прогнившими балками, ржавыми и пустыми трубами в подвале и заплесневевшими обоями. Дом смотрел на чужаков бельмами выбитых окон, чернотой подвала. Слушал их чердаком, трогал паутиной. И Рей сумела увидеть, как они выглядели и как именно убивали домового. А потом свалилась в обморок.

Очнулась дома – голая и на кровати. Кайло лежал сзади и прижимался к ней всем телом, словно бы защищая. Спасибо, что не разделся сам.

– Руки убери! – ощерилась Рей.

Кайло подчинился. Рей давно поняла, что он обязан выполнять ее прямые приказания. Но не все.

– Что ты здесь делаешь? – она хотела сорвать злость.

– Я расследую дело и защищаю тебя, – немедленно ответил Кайло. – И даже не надейся прогнать меня, пока убийцы на свободе! Древний договор ставит обязанность защищать выше обязанности служить!

– Я ничего не подписывала! – Рей в ярости выскочила, содрала с кресла пледик и срочно спрятала от голодного взгляда Кайло свои прелести.

– Еще как подписывала, – Кайло показал клыки, рыкнул. – Кровью. Раз не сказала в ту ночь правды, расхлебывай последствия!

Рей испугалась, когда мудак Кайло Рен зарычал на нее – куда там дикому зверю, и клыки почти волчьи. Нет, ну не волчьи конечно… Но воображение быстро нарисовало картинку, как он в секунду оборачивается волком, бросается на нее, вгрызается в беззащитное горло.

Она дернулась, отвернулась. Из глаз сами собой брызнули слезы. От пережитого ужаса, от жалости к замученной нечисти, от понимания, что жертва не последняя… А еще от говенной безысходности, которая грызла ее с того самого дня, как Рей узнала, что они связанны с Кайло навеки. Не могла, ну не могла она простить его и себя! А еще искала оправдание собственному вранью, но не находила. И от этого становилось только гаже. А главное… Главное, что Кайдел была права.

– Я бы не причинил тебе вред, ты знаешь, – Кайло говорил глухо. Кровать душераздирающе взвизгнула, когда он поднялся. Рей всхлипнула навзрыд в ответ – не специально, само получилось. Кайло остановился близко к ней, но не касаясь. Рей чувствовала жар его тела, его запах, и боролась изо всех сил, заталкивая рыдания обратно в горло. Так естественно было бы прижаться к нему, раствориться в его объятьях. Она еще помнила – о, прекрасно и в деталях помнила – каково это, быть с ним. Но Рей дернулась в сторону. Наступила на краешек чертового пледа и чуть не навернулась: Кайло в последний момент поймал ее за руку.

– Убери от меня руки! – Рей истерично завизжала, выдираясь. Она выпустила плед, бросилась на Кайло, словно кошка, метя ногтями в лицо.

– Ублюдок! Нежить! Ненавижу!

Он отпустил ее, но защититься не пытался, когда ее рука со скрюченными пальцами дотянулась до его лица. На щеке набухли красным следы от ногтей – так сильно Рей ударила. Он даже не шелохнулся, только смотрел на нее так, словно она его живьем выпотрошила – прямо как он Верховного Лешего Сноука. Вспорол когтистой лапищей невиданного зверя, словно кот подушку… а потом трогал ее на шабаше этими руками голую… Рей разревелась пуще прежнего, вспомнив ту жуткую ночь. Осела на пол.

– Ты такой же, как он, – простонала сквозь слезы, вспомнив, как урод на троне из дуба затребовал ее душу. Души он не получил, вывалил кишки наружу и истлел в пыль, а Кайло сел на трон, притянув голую Рей к себе на колени той самой рукой – по локоть в черной крови.

– Такой же, как он… – простонала Рей тихо, сворачиваясь клубочком на оброненном пледе: Хотела обнять себя, успокоить.

– Я знаю, как разорвать связь, Рей, – Кайло ронял слова, будто камни с высоты бросал. – Помоги мне сейчас, и я освобожу тебя.

Рей резко села, но не успела спросить, как именно он это сделает. Кайло пропал.

– Кай…ло? – проблеяла она. В ответ тишина. – Ну хватит! Что за шуточки!

Рей знала, нужно произнести формулу призыва. Но не хотела. Вот еще! Она совсем за него не беспокоится, исключительно за свой отпуск у моря переживает! Мало ли зачем он исчез! Должно быть, хочет посидеть на троне в окружении голых ведьм. Особенно той, чернявой. С арбузными сиськами!

Она яростно стерла слезы. Вспомнила, что ноги грязные, поэтому ополоснулась в душе. Забралась на диван с пледом и пирожными и овощем лежала до вечера. Телевизор, как назло, показывал бесконечные мыльные оперы и ромкомы. Ее жизнь катится в тартарары.

Год был ужасен. После вроде бы чудесного секса она оказалась связана с потусторонним. Говенные законы, неуважение к простым смертным. Обязанности, который Рей не хотела нести, даром что ее «партнер» стал хозяином целого Удела, чуть ли не половины человеческой страны.

Кайло отпустил ее, не препятствовал уходу. И, трясясь в разбитой электричке наутро после шабаша,

Рей наивно полагала, что на этом все. А дальше последовали одинокие ночи, полоса отчуждения вокруг нее (он наложил заклятье непривлекательности), невозможность кончить без него. И лживые обещания. Ох, как он зазывал ее обратно. Обещал чуть ли не корону. Потом перестал, оставил ее в покое. Но предупредил, что она не сможет ни с кем сойтись, а жить ей теперь долго – сколько он жить на свете будет.

И вот теперь решил отпустить. После ночных разговоров, где клялся, что это невозможно. Сволочь!

– Сволочь ты, Кайло Рен! – Рей повторила вслух. Но это не было заклятием призыва, и он не отозвался.

Она имела над ним большую власть. Почти все ее прямые приказы он исполнял. Но держал ее собственную душу при себе. И мог заставить ее гореть, сходить с ума. Поэтому Рей не пользовалась своей властью. Интересно, если он умрет, что будет с ней.

Рей взяла телефон, помучилась с чуждым интерфейсом, но смогла отправить сообщение.

Рей: Где ты?

Ответа не получила и долго смотрела в потолок своей крохотной квартирки. Кайло позаботился о ней, хоть она и протестовала. Хозяин кофейни, где она работала, сообщил ей, что увеличит ее оклад. Выглядел при этом так, будто у него бессонница и зубы болят. Потом ее соседи съехали, отдав крохотную двушку в ее распоряжение, а домовладелец снизил арендную плату. Рей тогда призвала к себе Кайло и отчитала, как мальчишку. Это его-то, Верховного! Но он ничего ей не сделал даже в ответ на прямые оскорбления. Только заставил носить второй телефон и заменил всю бытовую технику в ее квартирке на потустороннюю, с крохотными гремлинами внутри.

Рей продержалась еще час и тринадцать с половиной минут после смс. Но когда на площадке перед входной дверью послышались тяжелые медленные шаги, ей вспомнился несчастный домовой. А что если прознают, кто она Верховному, и придут?

Наконец Рей простерла руку и приказала:

– Стань передо мной, Леший Кайло Рен!

Он и появился: в одних мягких домашних штанах, с мокрой головой.

– Почему ты исчез? – требовательно спросила Рей.

– Дела, – Кайло оскалился. – Тебе какая разница? Ты, кажется, не интересуешься всякой мистической хренью!

– Коль скоро я повязана с тобой, я имею право знать, куда ты пропадаешь! – Рей привстала с дивана, кутаясь в плед. Она вдруг расстроилась, что выглядит как ребенок в фланелевой пижамке и с всклокоченными волосами.

– А ты меня спроси, – хмыкнул Кайло.

– Куда ты пропал? – Рей настаивала.

– Туда, – ответил Кайло. Вроде бы формально сказал верно, а по смыслу – издевался.

– Я тебя ненавижу, ненавижу! И не перестану ненавидеть никогда! – Рей едва не плакала.

Кайло молча поклонился. Она встала и ушла в спальню. Легла в кровать и стала считать овец. А потом что-то потрогало ее разум: сильное и спокойное. Она могла спокойно засыпать, потому что ей ничего не угрожало. Уже в полудреме Рей почувствовала, как на кровать приземлилась кошачья туша. Боднула ее в грудь и примостилась рядом.

– Котов я ненавижу тоже! – заплетающимся языком возвестила Рей. Но не прогонять же Рена! Он мог бы и змеей в кровать вползти, с его-то талантом изображать любого зверя и человека.

Поутру она проснулась, обнимая мурчащего чернющего кошака. И немедленно спихнула его на пол.

– Проваливай! – велела. – Мне на учебу.

– Какая жалость, что лектор заболел, правда? – насмешливо спросил Кайло уже устами своего человеческого обличья.

– У меня три лектора сегодня, – Рей показала язык.

– И всех трех ветрянка скосила, – Кайло ухмыльнулся. – Или опоясывающий лишай. Вставай. Отпуск сам собой не получится.

– Я даже денег не накопила и вполне могу передумать, – Рей высунула ногу из-под одеяла и покраснела, когда Кайло прошелся по ней взглядом, будто облизал.

– Деньги не проблема, – он хмыкнул. – А заклятие «пояса верности» я наложу. Не думай, что границы Удела меня сдержат.

– Что ж ты ко мне прицепился, – Рей потащилась в ванную в одеяле.

– Или со мной, или ни с кем, – сказал ей в спину Кайло. Он, по-видимому, передумал разрывать связь.

В ванной Рей почистила зубы и немного успокоилась.

– С чего начнешь, – высунула лохматую голову.

– С завтрака, – Кайло уже сидел за столом. – И раз я у тебя в гостях, твоя очередь угощать.

Рей и хотела бы возразить, но самой есть хотелось просто зверски, поэтому она злобно потопала к холодильнику.

– А чего ты расселся, сковороду вон на плиту поставь, масло достань… – протянула Рей самым гадким голосом, на который была способна – ну точно сварливая женушка непутевого мужа.

Кайло только рассмеялся в ответ. Щелкнул пальцами, и сковорода вылетела из посудного шкафа, конфорка зажглась сама собой.

– Руками делай, без колдовства! – велела Рей нагло, просто потому что могла. Но настроения Кайло это не испортило. Он встал из-за стола – выполнять ее приказ. Рей победно ухмыльнулась и влезла в холодильник по пояс – коробка с яйцами лежала у самой стенки. И тут она чуть в эту самую стенку не впилилась лбом – так сильно Кайло шлепнул ее по оттопыренной заднице.

– Ах ты гад! – Рей вывернулась из плена холодных полок, опрокинула на пол пакет молока. От первого летящего в него яйца Кайло не смог увернуться, желток по голой спине потек. Охнул глухо, словно она ему в спину кувалдой заехала, и резко обернулся. Рей метнула еще одно яйцо, но промахнулась – снаряд с треском взорвался на стенке. Ее домашние носки вымокли в холодном молоке, и Рей едва не поскользнулась, убегая от Кайло вокруг стола с коробкой яиц в руках.

Она выиграла пару секунд, выскочив в комнату, и швырнула сразу два яйца. Кайло увернулся нечеловеческим, каким-то текучим движением, и вдруг… прыгнул!

Рей завизжала, выронила коробку с несчастными яйцами, когда тяжелая кошачья туша опрокинула ее на ковер, мягко приземлившись на грудь. Тяжелый – Рей дышать было под ним трудно – кот мгновение смотрел ей прямо в глаза, а потом лизнул! В губы, в щеку, в нос, снова в губы… Рей замерла от неожиданности, а потом спихнула с себя наглеца с криком.

– А ну брысь! Видеть тебя не хочу, блохастый!

Кошак уселся внаглую рядом, обвил лапы длиннющим хвостом, всем видом показывая, что никуда не собирается пропадать.

– Ах так! – Рей не знала, злиться ей или смеяться. – Тогда уйду я! А ты останешься, Верховный котик, и пока сам в квартире не уберешься… – Рей злобно оскалилась, – Руками, без волшебства! Никуда отсюда не денешься!

========== Уговор дороже жизни ==========

Рей и сама не поняла, как оказалась на улице перед собственным домом. Злющая, голодная, да еще и слишком легко одетая для такой погоды. Вдруг перед ней снова возник Кайло – босиком, полуголый. Какая-то бабка, углядев его из окна, опасно перегнулась через подоконник – еще немного, и сверзится в клумбу.

Кайло молча швырнул в Рей нечто, она поймала машинально – оказалось, ее скомканный свитер.

– Не простудись! – хмыкнул. – Методы лечения у нечисти нечистые!

Исчез и появился в клумбе под окном, все для того, чтоб поймать таки выпавшую бабку. Судя по лицу, бабка кончила. Поставил ту наземь, щелкнул перед лицом спасенной пальцами, стирая память, и снова исчез. А Рей грязно выругалась и побрела в кофейню. Там заказала себе огромный капучино с карамельным сиропом. Пока ждала заказа, выяснилось, что в кофейне акция, и кофе ей полагается бесплатный, еще и с пончиком. Отказываться Рей не стала.

Прихлебывая, она стояла на остановке и перебирала в памяти всякие оккультные городские кружки, которые хотя бы подозревали о существовании нечисти. Те, кто хладнокровно разделался с домовым, были молоды, смахивали на студентов, нашедших какую-то хрень вроде настоящего Некрономикона. А кто из ее знакомых теперь со всякими викканками и ведьмаками трется? Роуз, конечно.

Роуз осталась жива после их приключения в лесу на Хэллоуин. Кайло действительно не трогал женщин. По улепетывал на джипе пьяным, впилился в вековое дерево и не выжил. Кайло разделался только с Финном, потому что за Финном был должок.

Вечный студент, Финн еще десять лет назад тусил с мажорами и торчал по нескольку лет на одном курсе. Он был в той компании, что сбила молодого лешего на джипе и скинула, как они думали, труп в озеро. Кайло тогда еще притворялся человеком и даже документы на имя Бена Соло имел.

Сердобольная девочка из их компании оказала ему медвежью услугу – надела крест на шею. Типа чтоб его душа спасена была. Но какая же душа у лешего? А крест держал его под водой надежнее многотонной надгробной плиты, даже водяной приходил поглумиться. Выручил Кайло Хакс – нырнул на дно и разрезал веревочку. Тогда Кайло навешал водяному лещей да тумаков и возненавидел озеро до конца дней. С компанией убийц поневоле потихоньку разобрался, только девок не тронул. А эту горе-спасительницу трахнул под покровом ночи, притворившись призраком и сыграв на чувстве вины.

Рей бы и рада была ничего не знать, но на шабаше, когда Кайло убил Сноука – искореженное чудище в золотых цацках – и занял место Верховного Лешего, его силы увеличились. Рей с Кайло случайно обменялись еще и воспоминаниями – теперь он знал все про нее, а она все про него, и от этого было только хуже.

Роуз немного подвинулась головой после той страшной ночи. Она все искала способ вернуть дружка Финна с того света. Вот к ней Рей и направилась в надежде расспросить, не появились ли в городе новые любители помучить мелкую нечисть.

В автобусе не работал турникет, все ехали бесплатно. Рей едва подавила желание сплюнуть – Кайло ей вместе со свитером, очевидно, подарил «поцелуй на удачу», а она приняла сдуру. Это было специальное заклинание, благодаря которому человеку несколько дней – обычно три – везло. Падающие кирпичи сворачивали, враги резко добрели или хотя бы промахивались, а мелкие подарки и удачные стечения обстоятельств исчислялись десятками. Обычно купить такую услугу было очень дорого, надо было с нечистью переспать, например. Но Кайло не мог не выпендриваться.

Роуз теперь жила в квартире Финна, хотя его родители уже несколько раз ее просили съехать. В универе она почти не появлялась, а в сентябре, кажется и вовсе забрала документы. Рей поднялась на нужный этаж и остановилась перед дверью, которая была вся исчеркана отвращающими знаками и заклинаниями на латыни и арамейском. Звонила в дверь долго – мозоль на пальце натерла кнопкой звонка с пластиковым заусенцем. Но квартира, да и вся лестничная клетка будто бы вымерли. Рей сама не знала, почему продолжала звонить. Что-то подсказывало ей, что в квартире кто-то есть. Рей зажмурилась, потянулась туда, где привыкла ощущать Силу Кайло Рена, и постучала трижды.

– Сезам, откройся! – буркнула ради смеха, а дверь действительно подалась под ее рукой.

Рей отскочила, открыла глаза и ахнула. Перед ней стояла Роуз. Хотя, скорее уж ее злобный призрак. Когда-то румяная, громкая, пышущая здоровьем студентка, Роуз сейчас походила на наркоманку-доходягу, подвинутую на БДСМ. Да еще и не мывшуюся целую вечность.

Кожа Роуз приобрела зеленоватый оттенок, волосы зализаны назад, глаза обведёны черным, вместо одежды кожа, цепи и кружево, какие-то обмотки вместо обуви.

– На карнавал собралась, Рози? – Рей отступила еще на шаг, такой вонью пахнуло из квартиры.

– Заходи, раз пришла, – нехорошо улыбнулась Роуз. – У тебя же есть вопросы. Я отвечу…

Она посторонилась, а Рей ступила в полутёмный коридор, борясь с позывами рвоты: она должна узнать правду во что бы то ни стало, ведь за правду получит свободу!

В квартире было темно и очень грязно. А еще стоял невыносимый запах испражнений.

«Ну хоть не разложения!» – мысленно подбодрила себя Рей, продвигаясь на свет. Оказалось – на кухню. Рей вскрикнула, а Роуз толкнула ее в спину, хохоча. За столом, покрытым плесневелой едой, в собственных нечистотах сидели родители Финна. Они безучастно пялились перед собой, словно не замечали происходящего. Рей поскользнулась в луже, чуть не упала. Вонь выедала глаза, но она потянулась, тронула пальцами морщинистую шею матери Финна. Жива! Едва-едва, но жива! Рей отшатнулась, услышав металлический скрежет за спиной. Роуз доставала из забитой грязной посудой раковины огромный нож.

– Зарежу этих свиней наконец-то… в нагрузку… – пробормотала она про себя, но Рей услышала.

– Что с ними? – спросила, не узнавая собственного голоса.

– У меня теперь есть Сила, – пропела Роуз, вытирая нож грязной тряпкой. – Я пожелала, чтобы они не мешали… И вот… И остальные тоже. Они не скорбели по Финну!

Роуз выкрикнула эту фразу, срываясь на визг. Рей вжалась спиной в холодильник.

– Это все ты виновата, дрянь, – Роуз сузила глаза и двинулась к Рей. – Я убью тебя, получу Силу… Больше Силы…

– Призываю тебя, Верховный Леший Кайло Рен! – выкрикнула Рей, а Роуз бросилась на нее.

Кайло появился между ними. Схватился рукой за лезвие. Рей взвизгнула и зря – он успел нарастить на ладони пластины брони, шипы и крючья. Нож со странным крэкающим звуком переломился. Кайло схватил второй рукой Роуз за горло. Она захрипела, болтая ногами.

– Ты любила его, – сказал вместо всех гневных слов и насмешек. Роуз тоненько заскулила. – Тебе сказали, что нужно делать. Двенадцать жертв, из них шестеро умерли бы быстро, а шестеро медленно. И тогда бы ты отдала последним то, что вы, глупые люди, не цените. Свою душу.

– Пусти, проклятый демон! – Роуз рыдала в голос.

– Я позаботился о том, чтоб всякая связь с телом у души твоего дружка исчезла, и лишил его даже намека на тело, – горько хмыкнул Кайло. – Но душа его ушла на перерождение, а твоя за ним не успеет. Ведь от тебя ничего не осталось. Свечной огарок, лоскуток платья, щепка от дерева. Вот что теперь твоя душа. И смерти ты не заслуживаешь.

Он призвал свою Силу так резко и так много, что Рей охнула от болезненной слабости. Толкнул Роуз к стене. Не в нечистоты, нет. И она села. А потом Рей увидела, как ее взгляд, полный живого мучительного горя, уходит в себя.

– Что ты сделал? Что?! – вскрикнула она.

Кайло не ответил. Взмахнул рукой, очищая воздух и кухню. Все, что лежало, капало и воняло, высохло либо истлело и рассыпалось прахом, а порыв ветра вынес пыль за окно. Он положил руки на головы родителей и излечил их. Судя по тому, что Рей вывернуло, излечение не было коньком Кайло.

– У вас есть еще дочь, – сказал низким гипнотическим голосом. – Займитесь ею.

Грубо сжал плечо Рей рукой в шипах, так и не вернув конечности прежнее состояние, и переместился обратно в ее квартирку. Протащил Рей до ванной, взглядом крутанул вентили и сунул ее голову под струю.

– Что… – Рей не успела закончить вопрос, Кайло закрыл ей рот.

– Ты никогда не думала, почему в древних законах, браках и договорах нечисти так много условий? – спросил. – Для того чтоб управлять мной, ты должна произносить команды вслух. Если просто заткнуть тебе рот, твоя власть надо мной истает, как роса под гребаным солнцем! А моя над тобой из другого источника, и словесно повелевать мне не нужно! Пусть мое сердце у тебя, но зато твоя душа у меня!

Он отпустил ее.

– Нравится? – спросил с насмешкой.

– Я тебя кастрирую! – зарычала Рей.

– Отрастет, – Кайло показал клыки в пародии на улыбку.

– Что ты сделал с Роуз?! – она возмутилась.

– Отправил в личный ад осколок ее души. У каждого из нас есть самый сильный страх. И я запер ее там, где она будет мучиться квантовую вечность!

Рей очень удивилась научному термину из уст лешего, но Кайло еще не закончил.

– Ты так жаждешь свободы. Я каждый день чувствую твою боль, обиду, недовольство! Думаю, что пришло время расставаться. Но не обессудь: чтоб ты мне не мешала, я заткну все-таки тебе рот!

Через полчаса связанная Рей с кляпом из скотча и собственных чистых трусиков, найденных в комоде, с ненавистью сверлила взглядом Кайло. Верховный леший инструктировал Хакса охранять ее и ни в коем случае не развязывать.

Кайло пропал, а Хакс какое-то время стоял на одном месте, пялясь в пол и не мигая. Рей решила, что леший впал в транс, и дернулась вместе со стулом – типа привлекала внимание. Хакс тряхнул головой и, не глядя на нее, вышел вон. Долго гремел посудой на кухне, а вернулся, к удивлению Рей, с одним лишь стаканом вискаря – но до краев полным. Взглянул на Рей с такой незамутненной яростью, что ей мучительно захотелось испариться, но куда там. Леший опрокинул в себя половину бокала, крякнул и вытер выступившие слезы рукавом.

– Ну и дерьмо ты пьёшь, – пробормотал хрипло, – хотя сама ты тоже…

Он смерил Рей презрительным взглядом, подошёл и встал на колени перед кроватью. Отставил бокал и прикрыл глаза.

– Верховный леший Кайло Рен обязан мне жизнью. Этой властью мне позволено один и только один раз переступить через его волю. – Хакс сделал паузу, выдохнул. – Да будет так, – прошептал. – Не держит меня больше заклятье молчания в отношении его жены Рей.

Ничего не произошло. Гром не грянул, Кайло не явился. Хакс сидел перед ней весь такой пафосный и сосредоточенный, что Рей сдавленно хихикнула. Если бы не кляп из трусиков, то и съязвила бы.

Но тут Хакс поднял набрякшие веки, и язвить резко перехотелось – так сурово смотрел на неё леший.

– Я предложил Кайло использовать на тебе приворот. Даже зелье приготовил, – медленно заговорил Хакс, глядя Рей прямо в глаза. – Но он меня послал. Мы поругались. Он применил ко мне приказ Верховного: служить, не лезть в его дела. Кайло унизил меня перед всей окрестной нечистью, ведь его проклятье на мне как клеймо. Но этот ублюдок мне друг.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю