290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Меч, кольцо и микросхема (СИ) » Текст книги (страница 2)
Меч, кольцо и микросхема (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 06:31

Текст книги "Меч, кольцо и микросхема (СИ)"


Автор книги: GrenkaM






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 3 страниц)

Лея долго молчала, невидящими глазами глядя на Рей, а потом, коротко бросив «Хорошо», быстро вышла из ангара. Джед долго смотрел ей вслед со смесью жалости и злобы на лице, а потом перевел взгляд на Рей, что все еще жалась у опоры. Усмехнулся.

– Ну что, малявка. Пойдем, поможешь мне собрать моего «дракона».

Рей несмело отлепилась от истребителя и неуверенно сделала несколько шагов к технику. Он задумчиво ее разглядывал, и она вдруг выпалила:

– А Кайло вас очень хвалил! Говорил, что вы гениальный пилот!

Он нахмурился, а потом пожал плечами и пошел в сторону той части ангара, где хранились запчасти и, как оказалось, целый разобранный иксвинг Джеда. Рей догнала его и даже вперед забежала.

– Ну как же, Кайло! Вы учили его летать!

Его лицо исказила горькая усмешка.

– Ты что-то путаешь, девочка. Моим единственным учеником был Бен Соло.

Идёт время. Рей учится. Во всех смыслах. Ее даже в школу определили – вместе с другими (немногими) сопротивленскими детьми. И теперь она по утрам учится читать-писать-считать-историю-какая плохая была Империя-какие хорошие джедаи, а днем работает в ангаре или учится летать под началом Джеда. На истребитель Бена сразу же после триумфального запуска натянули кофру – Рей ещё не скоро светит сесть за его штурвал: пока что в ее распоряжении матчасть и симуляторы. Джед строгий и гоняет ее страшно, а еще заставляет переехать в казармы – пилоты, дескать, это команда. Он говорит, что не повторит с ней ошибок, которые сделал, когда учил Бена: мол, позволил парню оторваться от коллектива и вот результат… Что он имеет ввиду, Рей не понимает, но постепенно на основе его отрывочных рассказов уверяется окончательно, что Кайло и Бен – один и тот же человек. Она вспоминает его оговорки при встрече, но никак не может понять, почему он назвался ей вымышленным именем и не захотел прийти на базу. Само осознание факта, что тот, кого все считают погибшим, жив, что она говорила с ним, будоражит ее очень. Но она твердо решает сохранить этот секрет.

Через какое-то время она набирается смелости и расспрашивает Джеда, за что Бена так все не любят и почему отправили его к Люку. Джед рассказывает, что Бен всегда был нелюдимым, как она, а когда в нем начала пробуждаться Сила (и про Силу коротко рассказывает, видя ее недоуменный взгляд) – и подавно. Он был очень талантливым, но и заносчивым тоже, хотя это скорее было защитной реакцией. Особенно сильно это проявлялось в их соперничестве с По. Бен был младше Дэмерона на пять лет, и тот не мог терпеть рядом с собой талантливую малявку и стебал его нещадно. Когда Бен начал летать и делать успехи – постоянно его подкалывал. А когда тот взялся за работу над собственным истребителем – подколы стали граничить с издевательствами. В тот день, когда Бен закончил работу, он только раз успел опробовать все новшества. По же ночью пробрался в ангар и хотел посмотреть что он там такого навертел, но не успел ничего сделать – Бен увидел, что Дэмерон ковыряется в его машине, и слетел с катушек. Силой вышвырнул его из кабины, едва не придушил. На утро разразился скандал – Лея даже не выслушала сына. Парочки шепотков «он как Вейдер» было достаточно, чтобы она отправила сына на джедайское перевоспитание.

Джед еще долго рассказывал, изливая наболевшее, впервые, видимо, за четыре года, что прошли с тех пор. И Рей уже хотела было рассказать о том, что Бен жив, что она его видела, но вдруг подумала о том, как он вел себя перед отлетом, как говорил про опасность, давая понять, что не вернется… и не стала. Не захотела давать учителю беспочвенную надежду.

После этого разговора Рей начала с очень большой опаской относиться к Дэмерону. Если бы не приказ Джеда, она и спала бы в истребителе. Но По, казалось, забыл и о ней, и о истребителе.

День бежит за днем, год за годом. Рей уже летает, правда только в паре с Джедом, делает большие успехи. Отношения с другими пилотами у нее хорошие, только друзей она так и не завела, – ей не нужно лишнего внимания, когда она каждый день идет в уединенное место в лесу «молиться Джаккуанским богам».

Рей долго придумывала повод и нашла его, подглядев ритуалы некоторых из последователей культа Силы, что прибились к Сопротивлению. Заявила, что девушки на Джакку молятся каждый день по два часа, если хотят выйти удачно замуж, и стала ходить в лес. Каждый раз в другое место, чтобы никто ее не выследил. А там тренировалась с мечом, который ей подарил Кайло. До этого она перечитала все, что смогла найти про джедаев и их мечи, но спрашивать – даже у Джеда, – или искать информацию целенаправленно не решалась. Изредка, когда ей становилось особенно грустно, Рей приходила на поляну, где они с Кайло чинили истребитель и оставалась там на ночь, закутываясь в его плащ и надевая на палец кольцо, которое он ей подарил. Рей не помнила своих снов, но когда она просыпалась утром, то чувствовала себя значительно лучше. Откуда-то она знала, что Кайло жив. И что он обязательно вернется за ней. Нужно только дождаться его.

Прошло семь лет. Рей девятнадцать, и её не называют лучшим пилотом Сопротивления, только чтобы не злить По. У него опыта, конечно, больше, и талант немалый, но и у Рей напор недетский. Пилоты любят шутить, что когда она за штурвал садится, в неё вселяется дух бывшего владельца. Подшучивают над тем, что она ему в лес ходит молиться, раз отвергает ухаживания других парней.

Все эти годы были относительно спокойными: Сопротивление набирало силу, вербовало людей, находило финансирование и союзников. Рей ни разу не была на боевом вылете, в основном тренировалась, хотя несколько раз её отправляли в дозор и даже без Джеда.

Формально она подчинялась Дэмерону, и он, хоть и старался её не замечать поначалу, но потом даже потеплел, стал здороваться, шутить с ней, но грани не переходил. А в последнее время стал вообще душкой.

Рей поначалу дичилась его, но все же немного расслабилась, когда он подошёл и напрямую извинился за то, что повёл себя как конченный придурок, когда она этот чертов истребитель запустила. Дескать у него были плохие отношения с Беном, и он не смог сдержаться. Он казался таким милым и таким искренним, что Рей приняла его извинения.

С тех пор он стал чаще захаживать в ангар – обязанности помощника главного механика с Рей никто не снимал, и она большую часть времени занималась именно этим. Раз он даже предложил поучить Рей, пока Джед занят, но тот отказался сразу и резко. Однако По был настойчив, и как-то раз они все же полетели втроем на слетку. И тут Рей поняла, почему Кайло называл Джеда лучшим. В их совместных учебных вылетах он подстраивался под неё, не давил, сейчас же, глядя на, казалось бы, невозможные финты, которые даже Дэмерон едва ли мог повторить, Рей поняла, что Джед был настоящим гением. На своём стареньком икс-винге с оскалившим пасть драконом на борту (будто это могло заменить полноценный щит, вместо которого у Джеда был тонкий мыльный пузырь и уйма лихости) он показывал такой класс, что и По, и Рей под конец сдались и только почтительно следовали за учителем, пытаясь запомнить и повторить.

Главной фишкой, которой он их хотел научить, была так называемая «космическая чехарда» – когда один истребитель подныривает под другой и ошеломляет противника выстрелом.

– Если у вашего партнёра поломка, закончился боекомплект или ещё что, но бой ещё идёт, – это самый верный способ дать ему возможность быстро выйти из игры: выныриваешь у него из-под брюха и стреляешь по его противнику всем, что есть, попутно врубив щиты на полную. Если повезёт, противник в минусах, партнёр ушёл, а ты можешь продолжить бой, – говорил он.

Рей и По кивали, но проделать все так, как показывал Джед никто не мог – слишком рискованным был манёвр. Джед гонял их, пока горючего хватало, а потом разочаровано пробормотав: «У Бена с этим проблем не возникло», скомандовал лететь на базу.

Все трое были рассержены, особенно По, Джед сильнее обычного угрюм, а у Рей едва хватило сил добраться до заветной поляны. На месте того гнезда, что когда-то соорудил для неё Кайло, она обосновала вполне крепкий шалаш, натаскала тряпок и спальников, запаса же еды и воды всегда было минимум на два дня, хотя она дольше суток там не проводила.

Рей забралась в импровизированную кровать и расплакалась, вертя на пальце кольцо, – в какой-то момент, ей стало казаться, что Кайло не вернётся, пока она не будет его достойна. А после сегодняшнего провала – и подавно. Она плакала и плакала, а потом заснула. На следующий день ей было плохо. Все тело ломило, будто её побили, и она едва-едва добралась до базы. Как раз вовремя, чтобы столкнуться на плацу с мрачным Дэмероном.

– Нам доложили, что Первый орден ошивается неподалёку. Мы в дозор. Он кивнул на десяток пилотов, готовящихся к отлёту. – Ты с нами, Рей? Она молча пошла выводить свой истребитель из ангара.

Дозор казался скучным и обычным. Если бы Рей не трясло, как в лихорадке, если бы голова не была такой тяжёлой, это был бы даже прекрасный полет. До тех пор пока прямо перед ними из гипера не выпрыгнул звёздный разрушитель. Поначалу все оторопели, но потом, следуя команде По, бросились врассыпную. Несколько самых слабых пилотов Дэмерон сразу же отправил предупредить командование, – нужно было срочно сворачивать базу, раз враг так близко, а остальным пришлось принимать совершенно неравный бой.

Десяток иксвингов против пятидесяти TIE – это была даже не битва. Избиение младенцев. Пилоты гибли один за другим, но когда ситуация казалась уже совсем патовой, рядом с ними по одному стали выпрыгивать истребители Сопротивления. Пришла помощь!

Рей с новой силой принялась стрелять и вертеться, воодушевленная, как и остальные. Но воодушевление длилось недолго, поскольку из челюстей разрушителя разом вывалилось ещё не меньше двух сотен TIE. Численный перевес оставался за Орденом, но как шутил Дэмерон, «нас мало, но за нами правда», так что бились они насмерть.

– Нужно продержаться! – Твердил он по связи. – Пока наши не уйдут с базы.

И они держались. Пока на поле боя не появился новый игрок. Истребитель неизвестной Рей модели вылетел из первоорденского ангара спустя полчаса после начала боя. Казалось, его целью был лично Дэмерон, но и других он шинковал за милую душу. За первые несколько минут боя он отправил к праотцам четверых.

– Рей, я отвлеку его. Принимай командование! – Дэмерон резко ушёл вверх, орденский ас – за ним.

Рей сосредоточилась на бое. Опыта боевого руководства у неё не было, так что она скомандовала всем разделиться на двойки и прикрывать друг друга. В случае чего, пострадавший уходит, его партнёр перестраивается к другому. Для Рей пары не было, ведь она отрабатывала слетанность только с Джедом и По, поэтому она билась одна. Счёт врагам не вела, голова болела, трясти её не перестало, нехорошее предчувствие выгрызало изнутри. Она уже подумывала, чтобы нырнуть в ангар разрушителя и разнести там все, когда услышала по связи знакомый голос:

– Все, ребята, наши ушли. Пора тикать. На экране замелькали зелёным новые координаты. – Давай, давай, прыгаем!

Это Джед. Рей выдохнула счастливо, увидев мельком драконью пасть и вспышки гипер прыжков вокруг. Но сама продолжала летать и стрелять, вглядываясь в черноту космоса, и обомлела, когда увидела По, который до сих пор дрался с орденским асом. Это было похоже на танец. Они почти не стреляли, не позволяя друг другу выбрать выигрышную позицию. Было похоже, что каждый может предугадать движения другого. Будто… Будто они летали в паре.

– Рей, ты оглохла?! Я кому сказал прыгать! – Это Джед, по выделенному каналу.

– Сейчас, сек, По подсоблю!

Она ринулась вперёд, паля по орденскому асу всем, что у неё оставалось, но не тут-то было! Щиты у него были такие, что пробить их можно было только ракетами, которых у нее уже давно на было. Однако, пилот все же взял резко вверх, виртуозно уходя из-под обстрела.

– По, прыгай! – крикнула резко, и два раза ей повторять не пришлось.

Дэмерон прыгнул. Она уже и сама почти выжала нужный рычаг, когда перед самым её носом завис тот самый ас, не позволяя закончить манёвр. Рей оскалилась на три блестящие горизонтальные полоски на его шлеме и выстрелила… Но заряды замерли, лишь вылетев из орудий, а потом резко ушли в стороны. Последние заряды.

Рей беспомощно таращилась на смерть перед собой, а потом вдруг разозлилась.

– Если сдохну я, сдохнешь и ты, – пробормотала, глядя на чёрную морду, и потянула рычаг выхода в гиперпространство.

– Рей, уходи! – В последний момент Джед поднырнул под неё и дал залп по асу из всех своих орудий. Рей дёрнулась вверх одновременно с вражеским пилотом, который как-то рассеяно, не прицельно даже, дал слабый залп по правому двигателю Джеда.

Рей, как в замедленной съёмке, увидела, как красный заряд пробивает щит, – был бы у Джеда нормальный щит, единичный заряд бы не смог пробить его, – и попадает точно в топливный бак.

«Дракон» Джеда расцвёл ярким цветком в темноте космоса, а Рей с криком бросила свой истребитель в самое пламя, неизвестно на что надеясь. Но взрыв оставил от старого корабля только обломки. Она ринулась вверх, рыча от бессильной злобы, глотая слезы, сама не зная, что сделает с гребанным орденским асом, но того уже и след простыл. В обозримом пространстве остались только Рей и звёздный разрушитель Первого ордена. Рыдая в голос, Рей выжала рычаг перехода в гиперпространство.

Она не помнила, как летела. Не помнила, как посадила истребитель на какой-то новой планете. Не помнила, как выбралась из корабля. Помнила только, как упала на колени у самого трапа, как Дэмерон подбежал и подхватил её, даже не спрашивая ни о чем. Она рыдала у него на плече, пока слезы не кончились.

– Рей, не плачь. Ты не виновата. – Он прижал её крепче, пытаясь успокоить и даже поцеловал в висок. – Даже я не смог с ним справиться. А Джеда там вообще не должно было быть. Старый дурак зря в бой полез на своём корыте. – Сказал не злобно, с болью, но Рей все равно напрягалась и отстранилась.

– Бен бы смог. – Всхлипнула и беспомощно всплеснула руками. – Если бы Бен был там, Джед бы не погиб.

Дэмерон замер.

– Да что ты молишься на него, как на святого! Ты же не знала его! – Он оттолкнул её от себя, злобно сверкая глазами. – Ты восхищаешься призраком человека, которого даже на знала! Да ты! Знаешь, что! Я скажу тебе! Тот пилот, он…

– По Дэмерон! – Лея шла к ним так быстро, насколько позволила её хромота. А подойдя, так посмотрела на пилота, что он невольно опустил глаза.

– Я сопереживаю вам в нашем общем горе. Джед был… – Она проглотила комок в горле. – Больше чем другом. Но для вас есть срочная миссия. Нужно лететь на Джакку.

По не успел даже среагировать, когда Рей выступила вперёд:

– Генерал Органа, мэм. Позвольте мне.

Лея с сомнением взглянула на неё.

– Мне это нужно, – краснея повторила Рей. – Мне нужно… Подальше. К тому же я знаю Джакку.

Лея некоторое время смотрела на неё пристально, а потом кивнула.

Рей летела на родную планету будто в тумане. Ей было все равно куда лететь – лишь бы подальше от Сопротиления. От Дэмерона, от Леи. От тех, кто мог напомнить ей о Джеде. Она не плакала больше. Но апатия, поглотившая мозг, не могла стереть одну единственную мысль: «Отомстить. Я должна отомстить за него».

Она чётко помнила глухой черный шлем орденского аса. С тремя полосами на лбу. «Я найду тебя. И убью. Найду и убью». – Твердила Рей про себя.

Она приземлилась не прямо по тем координатам, что дала ей Лея. Посёлок культистов – безошибочно определила Рей, едва вбив координаты в навигатор истребителя. И хоть культисты якобы чурались обычного для мусорщиков насилия, она прекрасно знала, что воры среди них есть отменные. Обчистят – не успеешь чихнуть.

Поэтому она посадила свой иксвинг на островке посреди зыбучих песков, известном только самым отчаянным мусорщикам, любовно укрыла корабль кофрой и, танцуя по едва заметной тропке, перебралась на твёрдую почву. До селения культистов она добралась меньше чем за десять минут.

Лор Сан Текка ей сразу не понравился. Слишком много и пафосно говорил. Культисты жили убого и беззаветно верили в Силу и слова своего лидера, а тот, как показалось Рей, просто забавлялся над слабоумными. Он и ей пытался впаривать свои бредовые идеи, но когда понял, что не работает, перешёл на серьёзный тон и совершенно другой формат речи – даже чем-то напомнил ей генерала Органу.

– Воды? – предложил деловито.

Рей от воды никогда не отказывалась и пила столько, сколько могла.

– Если можно. – Кивнула она.

Перед ней поставили грязный стакан и наполовину наполнили её затхлой жидкостью. Рей передернуло: за годы проведённые с Сопротивлением она отвыкла от такого. Она улыбнулась через силу и опрокинула стакан в себя: на Джакку отказываться от предложенной воды – самое худшее из оскорблений. Внутренности немедленно скрутило с непривычки, но Рей справилась с собой.

– Спасибо, сэр. Давайте перейдём к делу.

Её собеседник кивнул молча и вытащил из кармана флешку.

– Это карта с координатами пребывания Люка Скайуокера.

Рей чуть не упала со стула.

– Люк жив?!

– Жив. Разве Лея не говорила тебе?

Рей взяла себя в руки.

– Моим заданием было встретиться с вами и забрать носитель. В детали меня не просвящали.

Её собеседник медленно кивнул.

– Выполни задание. – И протянул ей флешку.

Рей взяла носитель, машинально поблагодарила за воду и ушла. Думая о том, знал ли Кайло тогда, когда вернулся, а потом снова улетел, что Люк жив. Она уже почти добралась до своего истребителя, когда услышала гул заходящих на посадку кораблей – как раз возле поселения культистов. По абрисам в ночном небе Рей узнала корабли Первого ордена.

Она хотела было проигнорировать это: ей не было дела ни до пафосного лжеца Лор Сан Текки, ни до его верующих воришек, однако перед глазами снова расцвёл огненный цветок на месте оскаленной драконьей пасти, и Рей, едва осознавая, что делает, сунула флешку в потайную секцию в кабине истребителя и, сжимая в руке лайтсайбер – другого оружия сдуру не взяла с собой, – бросилась в обратном направлении.

Она успела добежать до селения как раз в тот момент, когда некто в черном замахнулся алым светящимся мечом и перерубил лидера культистов пополам. Рей отчётливо видела, как глухо шмякнулись на песок две мясные половинки, бывшие только что живым человеком.

Тошнота подступила к горлу. Но когда человек в черном обернулся, все чувства, кроме безудержной ярости, покинули Рей. Она безошибочно узнала три горизонтальные полоски на его шлеме. Тот пилот, что убил Джеда!

Первым побуждением Рей было броситься вперёд, но она понимала, к чему может привести такая попытка. Поэтому она стала медленно перемещаться кругом – прямо к командному шаттлу. Зажмурилась только, когда черный скомандовал убить всех культистов. Ей не было жалко мужчин, но женщины и дети так кричали, что Рей невольно заплакала, сжимая челюсти. Она добралась до шаттла незамеченной одновременно с ним. Безмолвно выскочила из своего укрытия, уже в замахе активируя меч… И замерла прямо в воздухе. Тот, кого она хотела убить, даже не смотрел на неё. Просто вытянул руку в её сторону, обездвижив её в воздухе.

– Сила… – Промелькнула мысль, когда человек в маске повернулся к ней. Она заметила, как он содрогнулся, когда увидел меч в её руках. Как подошёл ближе, вглядываясь в закрытое защитными очками и тряпичной полумаской лицо. Ненавистные три полосы на его шлеме были последним, что Рей увидела, прежде чем погрузится в небытие. Полоски и чувство дежавю.

Очнулась она на неком подобии подставки, с зафиксированными кожаными ремнями конечностями. Она могла дёргаться, но только совсем немного.

Рей успела продумать все возможности побега, когда в камеру зашёл тот самый пилот в маске. Она рефлекторно оскалилась и дёрнулась ему навстречу, будто хотела убить. Он никак на её порыв не отреагировал. Подошёл вплотную и заявил, чуть касаясь пальцами её виска:

– Сейчас ты скажешь мне, откуда у тебя этот меч.

– Я ничего не скажу тебе, ублюдок. – Она дёрнулась, пытаясь отстранится от его руки, но, учитывая её скованное положение, удалось лишь нелепо дёрнуться. В дополнение к этому из-за пазухи вывалился шнурок с кольцом, и её мучитель отшатнулся, увидев его. Рей готова была провалиться сквозь землю, когда он потянулся к её главному сокровищу.

Она взвыла и попыталась укусить его за руку, шипела и брыкалась, лишь бы не дать ему коснуться её мечты, самого сокровенного. Однако он стянул перчатку с руки, а другой прижал её к фиксирующей платформе. Бережно выудил кольцо, потянув за шнурок и перекатывал его у себя в ладони какое-то время. Рей же неотрывно смотрела на его руки: нет! Этого не может быть!

– Откуда у тебя это?

– Кайло? – прозвучало одновременно.

На Рей не было шлема, но её голос изменился до неузнаваемости, когда она задала свой вопрос.

Он отшатнулся, будто она ударила его. Отпрыгнул к самой двери и какое-то время стоял там, не шевелясь. Рей смотрела на него во все глаза, чувствуя, что в груди поднимается волна неодолимой ярости и боли, пока внутри нее что-то ломалось, крошилось, терзая сознание и душу острыми краями. Слезы застили глаза, а стереть она их не могла, хотелось кричать, но воздуха было мало.

– Откуда. У. Тебя. Это. – Утробный рык, раздавшийся из-за пелены слез сопровождался… не ударом, нет. Просто ее голову со всей силы впечатало в подголовник платформы, а на глаза навернулась новая порция влаги – теперь уже от боли. Но так было даже лучше – душевная боль чуть притупилась.

Рей закашлялась и выморгала слезы, как раз, чтобы увидеть бездушную уродливую маску, нависающую над ней, и внезапно расхохоталась, как безумная, чувствуя, как ее мечты, по сути все, чем она жила эти семь лет, разбиваются, крошатся, мельчеют, превращаясь в песок Джакку – именно то, что и должно наполнять пустынную крысу. Красивые мечты – не для нее. Она мечтала, и вот она ее мечта. Прямо перед ней.

Рей резко дернулась в креплениях, стукнувшись лбом с ним, и прошипела, заглядывая в визоры маски:

– Ты сам мне его подарил, Бен.

И едва не прикусила язык, с такой силой он впечатал ее обратно в кресло. Рей задохнулась от удара, а по шее вниз потекло что-то горячее. Одной рукой он схватил ее за горло – достаточно сильно, чтобы она сразу же закашлялась, а другую приложил к виску – и вот тогда стало намного хуже. Чужая воля раздирала ее сознание на куски, ломая на своем пути все преграды. В ее памяти беспорядочно замелькало все связанное с ним – воспоминания о встрече, ее мысли, разговоры с сопротивленцами, починка истребителя и тренировки с сайбером – он листал ее разум лихорадочно, будто книгу, не заботясь о сохранности страниц.

Рей ощущала его у себя в голове, точно зная, что он делает… вот-вот он доберется до ее снов и фантазий. И пусть им никогда не стать явью, но она не позволит ему гордиться, смеятся над ее глупостью. Рей закричала громко, срывая связки.

– Хочешь смотреть? Я покажу тебе другие картинки, убийца! – И заставила себя вспомнить Джеда. Его отношение, его рассказы про него. То, как он отзывался о нем, как заступался перед остальными даже спустя годы, а потом зажмурилась и представила в деталях тот огненный цветок, что поглотил «дракон» старого пилота и ее собственные слова «Если бы Бен был здесь, Джед бы не погиб».

Сердцебиение грохотало в ушах, и Рей не сразу расслышала слабый стон со стороны, но почувствовала, что давление на ее разум ослабло. И тогда она сама мысленно ринулась вперед, даже не встретив сопротивления… чтобы окунуться с головой в океан его боли и отчаяния: он не хотел убивать своего наставника. Перед глазами мелькнули детские воспоминания Бена – в них Джед был моложе и постоянно смеялся. И еще одно, смутное, затертое – Бен говорит с кем-то в лесу. С кем-то маленьким и хрупким, а в его разуме мелькает «спасибо, что была моим другом».

Кайло резко отстранился от нее и выпрямился. Он тяжело дышал, сжимая и разжимая кулаки. А потом вскинул руку, и Рей почувствовала, как невиданная сила перекрывает поток кислорода, сжимает трахею.

– Благодарю, что показала где карта, мусорщица. А теперь ты умрешь.

Рей хватала ртом воздух, хрипела, кусала губы до крови, но не могла издать ни звука. Зрение стало сужаться до тоннеля, руки, ноги, да и остальное тело уже не ощущались ее, живыми. Она чувствовала только адскую боль в медленно стискиваемом горле. Кайло дернул рукой, раздался хруст, а потом все померкло.

Рей услышала взрыв. Распахнула глаза, понимая, что упирается носом в стекло и увидела прямо перед собой внизу бушующее пламя посреди пустыни. Приглядевшись, поняла, что полыхает ее истребитель. Рей дернулась, почувствовав резкую боль в шее, и с удивлением огляделась: она была жива и пристегнута на месте второго пилота в истребителе, который стремительно удалялся от Джакку. В момент, когда истребитель прыгнул, Рей наконец удалось осторожно повернуть голову влево.

Увидев, кто сидит рядом, она снова дернулась, зашипев от боли, отмечая, что ее руки прикованы к подлокотникам пилотского кресла – Кайло, тот кто убивал её буквально секунду назад, сжимал в руках штурвал и, казалось, не обращал на нее никакого внимания. Будто ее вообще здесь не было.

Рей хотелось броситься на него, убить, собственными руками вырвать из груди сердце, но ничего этого она сейчас сделать не могла. Она даже не понимала, как она вообще оказалась живой: Рей отчетливо помнила его слова, боль и тот зловещий хруст. Рей потерялась в собственных последних воспоминаниях и не заметила, что все это время сидела и пялилась на него. Он так и не снял маску, так что рассматривать было особо нечего. Ну кроме того, что он был больше, чем она помнила. Шире в плечах, массивнее в целом.

– Куда мы летим? – Наконец прохрипела Рей и тут же закашлялась – горло нещадно саднило. Кайло по-прежнему ее игнорировал. – Что, везешь меня к этому своему Сноуку, Бен? К тому, к которому ты сбежал тогда? – Рей было уже безразлично, что он ее игнорирует. Ей просто нужно было выговориться.

Она сыпала язвительными замечаниями о том, как он, должно быть, долго потешался над маленькой девочкой, которая поверила в его россказни. О том, как прав был По и остальные. О том как она рада, что Джед погиб и не узнал, во что превратился его любимый ученик. Она говорила много чего, пока не выдохлась и не спросила наконец:

– Так почему же ты все-таки не убил меня, а? Как Джеда, как тех детей на Джакку?

Он по-прежнему не обращал на нее внимания, только сильнее сжал штурвал.

– Отвечай! – Рей задергалась в путах. – Не смей молчать, криффов ты ублюдок! И сними это чертово ведро, когда я разговариваю с тобой, слышишь! – Он молчал.

Рей захотелось выть от отчаяния и собственной беспомощности, но она уже чувствовала, что выдохлась. Ее ярость разбилась о каменную стену его безразличия и схлынула, оставив внутри гулкую пустоту. Даже этого он лишил ее: возможности получить моральное преимущество над ним, над убийцей и лжецом. Рей тихо заплакала, привалившись к стеклу кабины. А потом уснула, обессиленная. Проснулась от того, что ее трясло, как в лихорадке. Во рту пересохло, но явственно ощущалась желчная горечь. К горлу подкатывала тошнота, а живот сводило судорогой. Она прекрасно знала эти симптомы: отравление.

Рей терпела, как могла, но когда её живот в третий раз явственно заурчал, а тошнота стала настолько невыносимой, что перспектива заблевать приборную панель стала более чем реальной, она, поминая криффова Лор Сан Текку и его недоочищенную воду, простонала:

– Кайло, мне плохо!

И явственно увидела, как он дернулся. Это была первая реакция на неё за все время полёта. Желудок снова заурчал, и мысль о том, что ей придётся снять штаны и воспользоваться по назначению туалетом под сиденьем в присутствии Кайло заставила её застонать.

– Кайло, пожалуйста! Мне очень нужно… – она не успела договорить, как её все-таки вырвало – белесой жидкостью с вкраплениями желчи – Рей не могла вспомнить, когда ела в последний раз. Желудок скрутило таким спазмом, что она не сдержалась и захныкала, пытаясь сглотнуть горечь во рту. К её удивлению, на это Кайло среагировал: он моментально перевёл корабль на автопилот, вбив какие-то новые координаты и порывшись под сиденьем выудил оттуда аптечку.

Рей ощутила, как он касается её разума – почти нежно по сравнению с тем, как он делал это в прошлый раз, и, ругнувшись, делает ей инъекцию сразу из двух шприцов во все ещё зафиксированную руку. Повинуясь странному движению его пальцев, оковы на её запястьях спали, и на колени к ней приземляются упаковка антисептических салфеток. Рей поспешно схватила их и принялась лихорадочно очищать себя. Когда она снова взглянула на Кайло, тот сидел уткнувшись лбом в штурвал.

Почувствовав на себе её взгляд, повернулся к ней, а потом потянулся и стянул с головы шлем. Рей впилась в его лицо с жадностью, от которой ей самой стало мучительно стыдно. Кайло выдержал её взгляд.

– Здравствуй, Рей. – Проговорил ровно. А потом прикрыл веки и судорожно выдохнул. – Мы сядем через десять минут. Постарайся продержаться.

Эти десять минут показались Рей вечностью. После инъекций ей стало немного легче, но ужас от того, что она вот-вот опозорится перед ним, заставлял её трястись только сильнее.

– Рей, успокойся, пожалуйста. Твоя паника не даёт мне сосредоточиться. – Он проговорил это так мягко, что Рей показалось, что у неё начались галлюцинации. Она сумела только пискнуть в ответ, отвернувшись от него и скрутившись калачиком в кресле.

Перемена в его отношении к ней была настолько разительной, что Рей начало казаться, что она сходит с ума. И тем не менее, когда он посадил корабль на поляне в каком-то лесу, он вышел из кабины, отстегнул её от кресла и на руках отнёс в ближайшие кусты. Сунул в руки упаковку салфеток и ушёл к истребителю, не сказав ни слова.

Сказать, что Рей было плохо – ничего не сказать. Когда она вышла, пошатываясь на поляну, то поняла, что до истребителя ей самостоятельно не дойти, и рухнула на колени без сил. Увидела ещё, как Кайло бросился к ней, а потом картинка пропала.

Рей пришла в себя в каком-то небольшом пыльном помещении, единственным преимуществом которого была небольшая печка, где уже потрескивал огонь. Её по-прежнему знобило, и она сильнее закуталась в то, чем была накрыта, а когда поняла, что это, истерически хохотнула: второй раз она приходила в себя, закутанная в плащ Кайло. Но насколько разными были эти ситуации…

Рей окончательно потерялась в том, что происходит, и решила для начала попытаться понять, что происходит с её телом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю