332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Gabriel Costa » За стенкой. История Отиса Ревиаля » Текст книги (страница 2)
За стенкой. История Отиса Ревиаля
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 23:30

Текст книги "За стенкой. История Отиса Ревиаля"


Автор книги: Gabriel Costa






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

– Потому что если они прекратят стонать, то ко мне больше не придет маленький, злой и милый щеночек. Иди спать. Завтра наверняка рано вставать, – сосед улыбнулся ему, потрепал по волосам и закрыл дверь. У Отиса задрожал левый глаз. На негнущихся ногах он вернулся в комнату и лег на кровать. Он до сих пор слышал его противный смех за стеной.

– Это он. Мой сосед это он, – Быстро настрочил сообщение Отис. – Это провал!

– Любовь умерла! – Ответил друг. Решив его больше не отвлекать, он повернулся на левый бок и с силой зажмурился.

– Спокойной ночи, щеночек!

– Боже, дай мне сил.

Отис ударил по стене кулаком, вызывая новый приступ смеха.

Elastic Heart

Сегодня было тихо. Наконец–то парень за стенкой престал трепать нервы и позволил, как следует выспаться. Вот только Отис все равно не смог сомкнуть глаз. Теперь он то и дело просыпался и прикладывал ухо к стене. Ему казалось, он слышал чужое дыхание прямо у себя под боком. Затем Ревиаль падал на кровать и снова пытался заснуть. По нормальному задремать удалось лишь к шести утра. Так что если у него и набралось несколько часов сна, то это каким-то немыслимым чудом. Однако, когда будильник начал разрываться, он спокойно открыл глаза и уставился в потолок. Спать дальше не хотелось. Парень на автомате встал с кровати и начал собираться в университет. Он даже не рискнул посмотреть в зеркало. Получить инфаркт от собственного отражения сегодня не входило в его планы.

Он оттягивал выход, как мог, выжидая до последней секунды. Наплевав на все, Отис в очередной прислонил ухо к стене и, убедившись в отсутствии соседа, осторожно вышел за дверь. Краем глаза он заметил чей-то исчезнувший за углом локоть. Парень глубоко вздохнул и, посмотрев на дверь соседа, покраснел. Какая иррациональная чушь заставила его так опозориться? Облажаться сильнее просто невозможно. Решив больше не тратить время, Отис встряхнул головой и направился вперед. Он сделал шаг за поворот, ведущий к лестнице, и громко выругался. Его сосед стоял и пялился на него без капли стеснения. Все такой же идеальный и неотразимый. Синие глаза с интересом блуждали по Ревиалю.

– Привет! Как жизнь? Ты чего такой красный? – парень наклонил голову немного в сторону и приподнял брови. От такого вопроса Ревиаль покраснел еще сильнее и молча направился вниз по лестнице. Сосед удивленно выдохнул и замер с открытым ртом. Очнувшись, он погнался за Отисом. – Эй! Снова язык проглотил? Или ты разговариваешь только в два часа ночи?

– Отвали.

– Так, а теперь давай серьезно. Ты чего такой грубый? Сегодня ночью было тихо, – сосед догнал его спустя полминуты и зашагал с парнем в ногу. Отис лишь фыркнул, тщетно старясь ускориться. – Вроде метр с кепкой, а не угонишься. Ты, что спортсмен?

– А ты дурак?

– Ну, как сказать, второй по рейтингу. А ты?

Отис резко остановился. Сосед не успел среагировать и сделал два лишних шага. Вся ситуация его неимоверно забавляла. Он не переставал улыбаться и сверкать своими прекрасными синими глазами. Ревиаль же в свою очередь походил на худшую версию Эдварда Калена. Бледная кожа, круги под глазами, сгорбленная спина, не до конца заправленная рубашка, почти развязавшийся шнурок на правом ботинке. Отис не хотел сейчас налаживать контакты, особенно со своим приставучим и чересчур горячим соседом. Он хотел убивать и пить кровь, на этом все. И если парень продолжит капать ему на мозги, то сегодня Отиса выведут из университета в наручниках. Ревиаль сделал шаг к своему соседу и, задрав голову, посмотрел прямо в глаза. Настанет день и судьба начнет посылать ему врагов одного с ним роста, но точно не сегодня.

– Скажи, тебе чего надо? Ты прав, было тихо, спасибо большое-пребольшое! За два месяца я поспал. Ура! Спасибо! – парень тепло улыбнулся Отису, подливая масло в огонь. От этой завораживающей улыбки в груди Ревиаля что-то затрепыхалось. Возможно сердце, возможно стайка летучих мышей. – Но пройдет еще день и у «Техасской резни бензопилой» обязательно будет продолжение.

– Ну, для начала я хочу привести соседа в порядок, – парень еще раз осмотрел парня. Блондин сократил между ними расстояние и ловко вытащил край его застрявшей рубашки, поправил рюкзак так, чтобы он не ложился на воротник, стряхнул пыль с правого плеча. И, как определённо сумасшедшее завершение своей наглости, наклонился и завязал Отису шнурки. Ревиаль поднял свою левую бровь в шоке от происходящего. Может он все еще спит? Сосед встал и пристально оглядел парня, – вот так-то лучше. Но голову не мешало бы помыть. Помню я свой первый курс. Такой же был.

– Я тебе сейчас руку откушу, – вполне четко проговорил Отис, что вызвало лишь еще одну улыбку у собеседника.

– Зубки то выросли, щеночек? – Ревиаль предполагал нечто подобное. Он мысленно готовил себя к этому слову, но стоило ему прозвучать, как у котелка сорвало крышку. Отис сделал шаг по направлению соседа, который умирал со смеху, и взял его за ворот рубашки. Из-за разницы роста это выглядело крайне нелепо и смешно. Он не успел даже занести кулак, чтобы поправить это идеальное лицо, как за его спиной кто-то покашлял. Отис развернулся и увидел профессора Малькольма. Отлично, чего ему точно не хватает, так это еще одного позорного случая. Он быстро отпустил соседа и встал рядом.

– Мистер Ревиаль, какие у вас дела с моим студентом? – Мужчина заметил парней и решил вмешаться.

– Профессор Малькольм! Какая приятная встреча! Да мы просто дурачимся. Мы, с мистером Ревиалем, соседи в общежитии и просто не поделили очередь в душ, – он положил абсолютно ошеломлённому Отису руку на плечо и улыбнулся. Ревиаль мелко задрожал от злости и вселенской ярости. Желание сбросить конечность соседа стало практически смыслом его жизни. И больше всего его бесила реакция собственного тела. Чужое тепло успокаивало, посылая мурашки по коже.

– Отчего-то полные паники глаза мистера Ревиаля заставляют меня сомневаться в ваших словах. Советую вам вместо игр с младшекурсниками доделать статью, мистер Легран. Вы мне еще на той неделе обещали прислать черновой вариант, – профессор окинул Отиса подозрительным взглядом. Парень уже более-менее начал приходить в себя. Он закатил глаза и обреченно вздохнул.

– Конечно! Кто-то постоянно кричит за стенкой. Спать не дает. – Шутливо сказал сосед, – все время орут, поэтому тяжело сконцентрироваться.

– Разберитесь с этим.

– Непременно! – он отсалютовал мужчине.

А потом профессор ушел. Отис и Легран стояли, словно статуя, в той же самой позе. Ревиаль перевел взгляд на чужую ладонь, тут же небрежно скидывая её с себя. Сосед улыбнулся и стрельнул в него бровями. Мозги Отиса устали. Они не хотели ничего анализировать. Все, что ему нужно, пережить этот день и заставить тело вернуться в общежитие. Ни сказав, ни слова, Ревиаль побрел в сторону университета.

– Меня зовут Конард, Конард Легран! – Отис остановился на мгновение, но, так и не обернувшись, продолжил путь.

Конард же смотрел ему в след. Взгляд неосознанно прицепился к портфелю с множеством мелких яблочек. Он совсем не ожидал от себя подобной реакции. Вчера этот парень был просто соседом, который долбит в стену и забавно жалуется. А уже сегодня у него почти появилось имя. Позже, он обязательно подойдет к Эмме и заглянет в списки первокурсников. Может быть, он даже сделает это вместо первой пары. Сейчас его мысли занимал этот маленький щеночек с зелеными глазами и противным характером. Конард просто не мог пройти мимо такого цветка и не сорвать. Даже если у этого цветка полно шипов.

– Мистер Ревиаль, – прошептал Конард.

Зевнув, он развернулся и пошел в ближайший магазин. В его глазах плясали искры.

***

– Да что же вы за люди такие?!

Отис смотрел на пустой холодильник с напитками и не мог сдержать поток ругани. У них был перерыв, и они решили вместе с Джеймсом сходить перекусить. Несмотря на бессонную ночь, Ревиаль был полон энергии. Также не исключено, что это связано с чересчур насыщенным утром. Однако Отис не думал, что день может стать еще хуже. Теперь ему даже нечем запить свою картошку и ко всему прочему на прилавке не осталось ни одной баночки с соусом. Картошка фри и брокколи. Парень выругался и отошел в сторону, дожидаясь, пока Джеймс оплатит свой заказ. Друг посмотрел на него непонимающим взглядом. Отис лишь отвернулся в сторону и поджал губы.

– Ну что за ужасный день! Чертовы студенты! – Отис покраснел, – Кто бы мог подумать, что в мире существует проблема с яблоками.

– Отис, а ты, по-твоему, кто? Возьми газировку. Она вон там стоит, – Джеймс указал пальцем на другую витрину. – Взять? – Отис замахал головой.

– Это же вредно! Я не пью газировку. Никогда. В основном из-за кожи. – Он посмотрел на свой поднос, – тем более здесь нет яблочной. И есть ли такая вообще…

– Ты заказал картошку фри. Откуда столько лицемерия, – Джеймс расплатился и отошел от раздачи. Он приметил их любимый столик. – Смотри. Наше вчерашнее место. Пошли туда, пока его не сцапали.

– Я купил брокколи. Овощи полезные.

– Да, приготовленные на гриле, – Джеймс улыбнулся. – Там было овощное рагу на пару специально для тебя, взял бы вместо картошки фри. – Парень вскинул тонкие черные брови.

– Все должно быть в балансе. Ты вообще американец! Как американец, может быть против картошки фри?! – пару людей в очереди посмотрели на них. Джеймс демонстративно фыркнул на это заявление, но промолчал.

Они направились к столику, когда Отис краем глаза ухватил движение двери, и через секунду раздался противный хлопок. В помещение зашел Конард. Он скучающим взглядом окинул столовую. Ревиаль сначала замер, а потом втянул голову и чуть ли не бегом направился к месту, обгоняя Джеймса. Вряд ли бы Легран вообще заметил Отиса, но этот глупый маневр привлек его внимание. Глаза Конарда расширились от удивления. Он думал подловить парня после занятий, но, по всей видимости, у судьбы были другие планы. Легран перевел взгляд на раздачу и поспешил быстрее отделаться с заказом. Через двадцать минут закончится перерыв, а ему еще нужно успеть поесть и потрепать нервы Ревиалю.

– Боже. Он здесь, – Отис спрятался за колонной. Она определенно станет его лучшим другом на все время обучения. Отис следил за тем, как Конард заказывает себе что-то. Джеймс решил поддержать друга и тоже встал за колонной. Они выглядели нелепо. Пару человек ткнули в них пальцами. – Ничего не понимаю. Он выводил меня из себя два месяца, но оставался незнакомцем. Теперь куда не сунься, везде он.

– Ты просто не обращал внимание. Пошли есть.

– Такого парня, я бы не пропустил.

– Ты осознаешь, что сказал это вслух? – Джеймс потянул сопротивляющегося Ревиаля к столу. Он заметил, как три девушки двинулись к их столику из дальнего угла столовой. – Бро, сейчас наше место займут, и нам придется, есть стоя.

– Ты иди, я поем здесь, – он нахмурился, вглядываясь вперед. – Прекрасное место. Стоя больше влезет.

Отис прошептал что-то нечленораздельное и пошел за другом. Он не сводил взгляда с Конарда. Тот расплачивался. Девушки громко выругались, когда заметили, как парни первые сели за столик. Джеймс победно улыбнулся. Отис поджал губы, ему почему-то стало стыдно. Мест в столовой больше не осталось. Он не знал, захочет ли Джеймс сидеть в их компании. Ему показалось некрасиво заставлять девушек ждать свободный столик. Но по всей видимости, те решили просто так не отступать. Рыжая поставила поднос к ним на стол. Там был лишь один суп. Она недружелюбно нахмурил свои накрашенные брови. Отис уже успел пожалеть о своем мягком сердце. Он чувствовал приближающуюся бойню.

– Так, мелкотня, либо знакомимся и сидим в общей компании, либо прощаемся, – Ревиаль вжался в стул от такого напора. У рыжей девушки был просто невероятно низкий голос. В голову полезли ассоциации с гризли. Не хотелось быть разорванным дикими животными посреди столовой из-за тарелки супа.

– Ах, ну тогда пока! – Джеймс помахал ей рукой и принялся, есть свою отбивную. Отис уже успел отметить ненормальную любовь друга к этому блюду. Ему просто не хотелось стать одной из этих отбивных прямо сейчас. Девушка покраснела от гнева. Друг оказался не промах. Она перевела взгляд на Отиса, тот инстинктивно съежился. Это вам не с красавчиком соседом спорить.

– Коротышка с грязной головой, может, ты окажешься сговорчивее? Скажи своему другу свалить. Осталось мало времени, а нам еще надо успеть поесть, – она постучала своими длинными ногтями по столу. Отис представил, как они впиваются ему в кожу и сглотнул. Он посмотрел на Джеймса, который без внимания продолжал есть.

– Джеймс, может ну их?

– Отис, ты чего? – друг посмотрел на притихшего Ревиаля. Ему было абсолютно все равно на наглых барышень, но вот Отис, казалось, готов упасть в обморок. Он начал задумываться, а правда, стоит ли? Он глубоко вздохнул. Рыжая сощурила глаза и противно улыбнулась. – Нам еще три пары здесь торчать… Отис?

– Пожалуйста? – тихо, почти шепотом попросил парень. В этот момент, когда их столик погрузился в неловкое молчание к ним повернулась странная девушка. Её глаза были раскрашены в разные цвета, а волосы стянуты в хвост. Она просто наблюдала за ситуацией. Её собеседники тоже переключились на ссору. Отису показалось, что сейчас вся столовая смотрит на них.

– Послушай своего друга, – она ухмыльнулась и отодвинула стул, уже намереваясь сесть.

– Мне кажется они не друзья, Моника, – брюнетка позади рыжей хихикнула. Девушки рассмеялись. Вот теперь Отис точно был в предобморочном состоянии. Он перевел испуганный взгляд на Джеймса. Он не стыдился своей ориентации, но нового друга терять из-за насмешек не хотелось. – Как думаете, кто из них сверху? Ставлю на то, что вот этот наглый. Совсем девушки не привлекают… – Она задумалась. – Джеймс?

– Если в Париже все девушки такие, как вы, то я лучше подстригусь в монахи, – пока шла перепалка, Джеймс успел съесть свою отбивную. Девушки ощетинились на парня. – Если хочешь, мы уйдем, но знай, мне плевать.

– Да, я хочу. Пошли.

Он еще раз взглянул снизу-вверх на рыжую и сглотнул. Джеймс разочарованно выдохнул и одарил троицу злым взглядом. Он положил свои приборы на тарелку громче нужного. И так понятно, что у Ревиаля какие-то свои проблемы на этот счет. С его не очень простым характером, он как-то чересчур быстро стушевался. Но выбора нет, нужно уйти. Он пожал плечами и посмотрел на друга. Ревиаль начал подниматься со своего места, стараясь как можно тише двигать стулом по сколькому полу. Однако встать ему так и не позволили. Чья-то сильная рука легла ему на плечо и пригвоздила к месту. Он поднял взгляд вверх и увидел напряженное лицо Конарда. В одной руке он ловко держал поднос, а другой не давал Ревиалю подняться. Парень опустил глаза в тарелку. В груди вспыхнуло, какое-то отвратительное чувство. Лица девушек в мгновение изменились.

– Отис, почему ты грубишь только мне? – он перевел глаза на Ревиаля, мягко улыбаясь. – С утра махаешь кулаками и сыплешь оскорблениями, а за свою брокколи побороться не можешь? Ну, ничего, я здесь чтобы проследить за питанием первокурсников.

– Конард? – рыжая задала вопрос в пустоту.

– Моника. Будь добра, исчезни, – бросил он небрежно. Его губы сжались в тонкую полоску, а в глазах плескался гнев. Девушки шокировано застыли. – Для той, что красится строительной штукатуркой и носит утягивающий корсет, ты слишком уверена в себе.

– Моника, ты что, спала с ним? – брюнетка залилась краской. Рыжая цокнула на неё, побледнев от неловкости.

– А кто из вас не спал?

Воцарилась тишина. Конард поднял бровь, а Джеймс левую руку.

– Проваливаете, – Легран сказал это, не скрывая раздражения в голосе. Его время перерыва тратилось на глупости. Моника бросила короткий взгляд на Отиса.

– Еще увидимся.

А потом они развернулись и ушли.

– Можно сесть? – Конард смотрел на Отиса пристальным взглядом. Ревиаль никак не мог прийти в себя. Он глядел на Леграна своими большими зелеными глазами побитого оленёнка и пытался взять эмоции под контроль. Рука на плече, словно клеймо, готово было оставить ожог. В этом уже не было смысла. Отис не думал уходить частично потому что у него отказали ноги, и по большей части потому что Конард точно не собирался его отпускать. Ситуацию спас Джеймс.

– Можешь сделать что угодно, чувак! Это было невероятно! – от этой фразы Отис, будто очнулся. Он снова стряхнул ладонь Леграна и судорожно вздохнул. Конард перевел на Джеймса взгляд и улыбнулся. Он почему-то был рад узнать, что парней ничего не связывает. – Ну и стервы ваши эти француженки.

– Моника просто много о себе возомнила. Когда с неё слетает одежда, то комплексы, буквально видно невооруженным взглядом, – Легран развалился на своем стуле и посмотрел на Отиса. Он наконец-то вышел из оцепенения и начал медленно есть картошку. Блюдо оставляло желать лучшего, без соуса, остывшая, она к тому же превращалась в кашу. – Какая у вас следующая пара? Кстати, меня зовут Конард Легран. Сосед Отиса.

– Ну вот как ты нас нашел… – прошептал Ревиаль и уставился в тарелку.

– Джеймс, – он сидел и наблюдал, как его новый знакомый то и дело бросает взгляды на Отиса. Тот в свою очередь чуть с носом не залез в картошку. – У нас практика по математике. От этой математики уже тошнит.

– Могу представить. Отис, почему ты ешь картошку без соуса? Ничем не запиваешь? – Ревиаль бросил недовлльный взгляд на Конарда и опять отвернулся. – Мне кажется у тебя слишком часто меняется настроение и не всегда к месту, – Легран сидел как маленький ангелочек, у которого нимб подпирают метровые рога. – Отис, почему ты не купил соус? – Он повторил вопрос, уже самому себе, начиная напоминать попугая.

– Потому что проклятые троглодиты обчистили столовку. Ни соуса, ни сока, так еще и эти три швабры во главе с жалкой пародией на Мериду место решили отбить, – проворчал Отис. Джеймс и Конард засмеялись от слишком резкого выпада.

Конард проглотил кусок мяса и стрельнул бровями в сторону Отиса. Тот покраснел, продолжая, есть картошку фри, которая неумолимо превращалась в пюре. Легран засунул руку в свой рюкзак и вытащил оттуда пачку кетчупа. Джеймс вылупил глаза и открыл рот в немом вопросе. Парень сначала выдавил немного соуса Отису, а потом и себе на тарелку. Ревиаль поднял ничего непонимающий взгляд. Легран продолжал улыбаться, словно взял золото на олимпиаде. Именно на такую реакцию он и рассчитывал. Младшекурсники всегда казались Конарду такими нелепыми. Однако Отис еще не знает, что его ждет.

– Всегда нужно иметь с собой соус. Обычно после второй пары здесь и капли не найдешь. Мы с одногруппниками одну коробочку на пятерых ели. Сейчас я уже совсем старый и знаю все эти фишки, – он принялся поглощать еду. У них осталось не больше пяти минут. Конард потратил слишком много времени на очередь и разборки. Легран не отрываясь от еды, засунул руку в рюкзак и поставил перед Отисом бутылку яблочного сока и шоколадку с одноименной начинкой. Джеймс начал смеяться на всю столовую. – Еще нужно не забывать воду и перекус. Не всегда удается выстоять очередь.

– Чувак, тебя уложили на лопатки. Если ты сейчас не возьмешь этот сок, я умру со смеху, – Джеймс бил ладонью по столу, не обращая внимания на заинтересованные взгляды студентов. Девушка с хвостом на голове снова обратила на них внимание. – Сок. Они скупили весь яблочный сок! Сейчас только одиннадцать! Весь сок! – Джеймс начал передразнивать Отиса.

– Ты что, следил за мной? Или подслушивал?

– Ты орал на всю столовую. Каждый теперь знает, что ты любишь яблоки и ненавидишь студентов, длинные очереди и одиннадцать часов, – друг продолжал вставлять свои веские комментарии.

– Джеймс, заткнись, – Отис махнул на друга. – Правда, откуда ты узнал. Если бы только сок, я бы подумал о простом совпадении, но шоколадка.

– Утром увидел твой рюкзак с мелкими яблоками. Тут и дурак догадается, – Конард доел и кинул взгляд на брокколи. Раздался звонок. Отис злобно сощурился на уже открывшего рот Джеймса и быстро затолкал все овощи в рот. Теперь он был похож на хомяка в зернохранилище. Конард подавился воздухом. – Может, запьешь?

– Обойдусь.

– Бро, ты сейчас подавишься и задохнёшься, – попытавшись справиться своими силами, Отис потерпел полный крах. Воздух заканчивался, а дышать через нос было трудновато. Закатив глаза и признав поражение, он открыл бутылку и испробовал нектар богов. Парень не смог сдержать тихий стон удовольствия, когда сухое горло смочила амброзия. Конард наблюдал за его кадыком, чувствуя себя волком перед смертельным прыжком. Он двигался ритмично и слишком соблазнительно. Джеймс усмехнулся. – Кто-то здесь определённо лишний. – Конард улыбнулся Джеймсу.

– Фух, спасибо, – Отис слегка покраснел и посмотрел на полупустую бутылку. Ему стало неловко, что он объел своего соседа. – Ой, прости, я увлекся. Сколько она стоила. Давай пополам? Надо запомнить производителя.

– Нисколько. Она твоя. Я не люблю яблочный сок, – Конард не сводил глаз с Отиса, наблюдая за реакцией. Однако Ревиаль лишь улыбнулся. Он потянулся за бутылкой и положил её в рюкзак. Раз, не любит, то он отказываться, не намерен. С деньгами у него туго. – И шоколадку забери. У тебя еще две пары.

– Какую игру ты ведешь, Конард? – Отис аккуратно забрал подарок. – Знаешь… Меня… Я… Забей. Спасибо за шоколадку. Не дума… – Он встрепенулся после своей бессвязной речи. – Джеймс, нам наверно уже пора. – Друг лишь кивнул.

Легран ничего не ответил. Он продолжал смотреть на место, где сидел Отис и сам задавался этим вопросом. Парни ушли, но Конард так и не смог подняться со стула. Столовая опустела. Он не любил тишину. Музыка на заднем фоне, разговоры, пение птиц, что угодно, кроме тишины. Она навевала неприятные воспоминания. Легран облизнул губы и посмотрел в окно. Парень выдохнул и достал свой телефон.

– Отис Ревиаль. Посмотрим.

***

Конард вынырнул из своей комнаты и посмотрел по сторонам. Никого не было. Конечно же, кто еще мог разгуливать по общежитию в час ночи. Легран любил поспать с утра и поработать ночью. Расписание в университете думало иначе. Проблем из этого вытекало достаточно, но хорошая смекалка и откровенный талант к профессии спасал неисправимого соню. Каждый, кто видел его черные круги под глазами, лишь сочувствовал. Парень был одет в короткие шорты, на его плече висело полотенце, в руках ванные принадлежности. В их общежитии в отличии от многих других позволяли ходить в душ, когда угодно. Конард никого не стеснялся. Он регулярно посещал тренировки по баскетболу и вел более-менее здоровый образ жизни. Просто не всегда хватало терпения ждать свободную кабинку. Даже его короткие волосы надо время от времени мыть.

Он зашел в пред душевое помещение и разделся. Глаза зацепились за еще один комплект одежды на лавочке. Их душевые были общего плана, по шесть кабинок с высокими и толстыми перегородками. Конард и не обратил бы внимания, но боксеры с собачками моментально сдали владельца. Он помнил, в тот раз были красные щенки на черном фоне, эти же черные на белом. Легран приоткрыл дверь и услышал звук падающей воды. На полу тонким слоем стелился пар. Раздавалось тихое мычание похожее на пение. И это было довольно красиво. Облизнувшись, Легран попытался понять в какой кабинке находится Отис. Как и ожидалось в последней. Он тихо прошел в предпоследнюю и включил воду. Мелодичное мычание тут же прекратилось. Конард мягко улыбнулся.

– Вчера ты сказал, что у тебя есть боксеры без собак, – тихое копошение за стенкой прекратилось, послышался обреченный вздох.

– Конечно же, это ты, – шепотом сказал Отис и сокрушенно вздохнул. – Зачем ты копался в моих вещах?

– Ты раскидал их на лавочке. В этот раз я даже не специально, – Конард настроил воду и встал под искусственный дождь. Еще одним неоспоримым плюсом ночного душа это хороший напор. Никто не ворует его воду, а с Отисом он готов был поделиться. Сильные горячие струи били по его лицу и помогали расслабиться. На минуту он и забыл, что Отис стоит в соседней кабинке. – Ты так и не забрал от меня клавиатуру. Зачем ты вообще её принес?

– Я… – Ревиаль задумался на секунду, стоит ли вообще что-то говорить парню. Хотелось игнорировать его и свести общение к минимуму. Отис и так боролся с наваждением, каждый раз, когда Конард смотрел на него. Не хватало еще плавиться от его голоса. Но сегодня Легран был мил, а Отис, как всегда вреден. Карме это не понравится. – Когда у меня была первая пара, а ты вновь зажигал с сицилийской сиреной, мне не удалось выспаться. В итоге я уснул на паре по математике, вместо подушки была клавиатура. Попросили заменить.

– А моя вина в чем? – Конард улыбнулся. Ему нравилось дразнить Отиса. Это доставляло ни с чем несравнимое удовольствие.

– Быстрее, Сильнее! Да! Еще! – Ревиаль стал парадировать все крики, которые были в ту ночь. Он старался изобразить их максимально карикатурно, но это все равно прозвучало пошло. Внутри Конарда натянулся узел. Да, он готов признать, секс входил в одну из его любимых привычек. Такие, даже ненатуральные стоны от Отиса порождали в нем совсем не шуточные желания и эмоции. В конце концов, они оба сейчас голые. Из раздумий вырвал все тот же издевающийся голос Отиса. – Я тогда просил заткнуть её рот носком. Такими криками можно будить мертвых или поднимать воинов к сражению. Поэтому ты должен мне клавиатуру.

– Ты можешь позвонить Жаклин. Орала то она, – Конард назвал первое имя, пришедшее в голову. Легран и под пытками бы не вспомнил настоящее. Да, он и правда, менял девушек, как перчатки, стараясь находить их на стороне. – Что я могу поделать? Я просто очень хорош.

– Я скидывал Джеймсу стоны этой девушки. Он назвал тебя Ганнибалом. Так сексом не занимаются, так людей расчленяют. Не знаю, почему тебя еще не забрала полиция, – Отис повторно намылил голову. За сегодняшний день, кто только не придирался к его грязным волосам. С этого момента они будут мягкие и шелковистые.

– А как им занимаются, Отис? – почти неслышно спросил Конард.

Парня бросило в жар и причиной этому явно не горячая вода. Он итак весь покраснел, когда Конард заговорил с ним. Теперь парень без стеснения спрашивает его о сексе. Справедливости ради, стоит сказать, что именно Ревиаль открыл ящик Пандоры. И зачем он вспомнил его подружек, если даже сам Конард не помнит их имен? Отис опустил голову на свои руки. Он попытался сосредоточиться и придумать какой-нибудь остроумный и колкий ответ, но воображение покинуло его. Ревиаль действительно задумался. Если Конард узнает, что парень до сих девственник, смеяться будет на все общежитие. Отис решил, что скажет то, чего бы ему хотелось в свой первый раз. Он заправил выбивающуюся прядь волос за ухо.

– Я думаю, что секс это нечто большее чем физический контакт. Секс без любви – это мастурбация. Эм… С помощью другого человека. Мне кажется, нет ничего теплее и роднее того, кто тебе нравится. Твои бабы орут, потому что хотят заявить на всю общагу. «Я в постели Конарда Леграна!» – он на секунду остановился. – Может они хотят прельстить тебе, но… – Отис вновь прервался и судорожно сделал глоток воздуха. Конард же превратился в слух. Ему почему-то безумно хотелось узнать мнение Отиса, – но… Любовь – это поступки, тишина. Не надо орать, стонать и лезть на стенку. Достаточно просто смотреть в самые прекрасные для тебя глаза, дышать одним воздухом, быть личностью, но при этом нечто единым…Вот что для меня секс, Конард. А твои бабы устраивают оперетту без музыкального слуха. Мои бедные уши.

– Ты романтик. Твоей девушке сильно повезет, – Конард знал, что Отис гей. Он успел навести справки, да и парень смотрел на него «тем самым взглядом». Фраза была брошена скорее для того, чтобы убедиться в своей правоте.

– Да, наверное.

Эти два слова повергли Конарда в шок. Это было неожиданный ответ. Что угодно, вплоть до танцев с радужным флагом и проведение забастовок. Легран фыркнул и решил все же помыться. Он выдавил немного яблочного шампуня и начал массировать кожу. Теперь все его мысли занимал не просто Отис, а Отис, который прячет от него свою ориентацию. Неужели Легран похож на гомофоба? Да, в большинстве случаев он предпочитал девушек, но не имел ничего против парней. Недоверие Отиса как-то слишком сильно задело парня. Джеймс с вероятностью в сто процентов знает об его ориентации. Он с силой втирал себе шампунь, потом смыл. Снова нанес, но вопросы никуда не делись. В наглую спросить он не решился. За его тайной может скрываться куда больше проблем. Это Легран понимал и уважал.

– Что связывает тебя с профессором Малькольмом?

– Могу заверить, не секс, – за стенкой послышалось шипение. Конард рассмеялся, выходя из своих темных мыслей. – Он мой научный руководитель. Крутой мужик. Никогда ничего не забывает. Он ходячий компьютер. – Легран слегка приврал…

– Отстой.

– Чего такое? Учеба только началась. Еще полтора года он будет вдалбливать вам основы математики.

– Я уснул и захрапел на его лекции. В тот самый злополучный день. Именно его пара стояла первой, – Конард снова громко рассмеялся за стеной. Эта мысль задержалась в голове Ревиаля на несколько секунд. За стеной… – Прекрати смеяться. Если я не сдам, я подожгу твою дверь.

– Сдашь, – почему–то Конард был уверен.

В эти самые минуты Отис был не здесь. Он всматривался в голубую мелкую плитку и думал о стене. Забавный факт, но их с Конардом постоянно, что-то разделяет в пространстве. Стена в общаге, душе, колонна. Отис почувствовал сладкий запах яблок. Его собственный гель и шампунь пахли примерно также, но их запах Ревиаль успел выучить. Значит, Конард все же соврал, что ему не нравятся яблоки. Отис положил руку на стену, разделяющую их с Леграном. Она была намного толще, чем в комнате, но в разы тоньше, чем в жизни. Отис усмехнулся. Он стоял в своих тяжелых мыслях не менее пяти минут, пока настойчивый голос Конарда из соседней кабинки не вывел его из ступора. Возможно, уже пора заканчивать с водными процедурами, но как ускользнуть от соседа?

– Отис. Ты снова проглотил язык?

– Чего, прости?

– Почему ты так запаниковал в столовой?

Точно пора была отступать.

– Это было неожиданно. Я не могу давать отпор вот так сразу. Тем более незнакомому человеку, – Отис нагло врал. И в этом деле он решил идти до конца. Во-первых, он не сказал Конарду о своей ориентации, а значит, истину он знать в априори не может, во-вторых, он не собирается раскрываться незнакомцу. Просто вот таким человеком был Легран, не стеснялся задавать личные вопросы. Для него все это было шуткой, по крайней мере, так думал Отис. – Мы первокурсники и не хочется лезть в неприятности.

– Джеймсу было по барабану. – Конард горько улыбнулся. Вот они и начали играть, кто первый попадется на лжи. Он ненавидел ситуации, когда все знают правду, но продолжают врать. – Моника всегда отличалась скверным характером. Мстительным. Думаю, это и правда, связано с её комплексами по поводу внешности.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю