290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Влияние королевских жен на судьбы государств (СИ) » Текст книги (страница 2)
Влияние королевских жен на судьбы государств (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 19:30

Текст книги "Влияние королевских жен на судьбы государств (СИ)"


Автор книги: Estel_Aragon






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 2 страниц)

В это время где-то в другом конце дворца приехавший в гости Халдир пытался вытащить Леголаса из его рулета.

========== Месяц 6. “Королевы – цветы государств” ==========

Шестой месяц беременности со всеми прелестями жизни мирно проходил мимо будущей зеленолесской мамочки, а её муж упорно поддерживал свою ненаглядную всем, чем только мог. Не всегда всё хорошо получалось, но то мелочи, в конце концов, в таких случаях веселился весь дворец. Когда ещё можно было бы увидеть их государя, беспечно шаркающего тапочками и сонно зевающего по пути на кухню за очередным пожеланием супруги. Хоть и высыпаться он стал чуточку меньше, но уровень счастливых гормонов у него резко подскочил. Уже на шестом месяце ожидания ребёночка его отец был похож на ту улыбающуюся и слегка ленивенькую сову из мультика “Иван Царевич и Серый Волк”. Разве что не издавал соответствующих звуков, потому пока поводов беспокоиться за психику владыки не было.

И вот сегодня, в чудесный день субботы 26-ой недели сами знаете чего, в Эрин Ласгален приехали двое небезызвестных мужчин: Даин Железностоп, не так давно по эльфийским меркам усадивший свою королевскую попку в Эреборе, и уже постаревший Бард Лучник. Приехали эти двое чисто для того, чтоб обсудить некоторые политические штуки, от которых Рейна предпочитала держаться подальше, ведь ещё с детства девонька брезгливо кривила носик на разные государственно важные темы, обсуждаемые в её доме.

И вот в зале собраний уселись трое правящих и за бокалом винца обсуждали прелести охраны границ, поминая смешнявочки предыдущих дней, коих было не слишком много. Позже мужчины уже начали переходить на личности, но были вовремя остановлены кратким взмахом руки эльфа.

– Господа, мы забыли зачем собрались. Нам должно обсудить детали установления торговых связей между государствами.

Гном и человек энергично закивали и приняли подобающие деловые позы. На стол легла бумага с текстом договора, на которой впоследствии должно было подписаться троим господам. Обсуждение началось.

Примерно в это же время по дворцу безмятежно расхаживала сама беременная королева, держась за, услужливо подставленный Леголасом, локоток, чтоб чуточку облегчить себе задачу по деланию шагов. Изредка девушка останавливалась и стояла на месте, одаряя слегка недовольным, но больше радостным, взглядом свой живот, где происходили шевеления ребёнка. Леголас же в мыслях уже видел прекрасные картины о том, как сильно он будет любить свою младшенькую сестричку, как будет с ней возиться и катать потом на плечах. Иными словами, девочка ещё не родилась, но её жизнь уже расписана не по дням, а по часам.

– Кстати, мама, на улице шикарная погодка. Может прогуляешься? – внезапно предложил блондин, медленно шагая рядом с Рейной.

Последняя в сомнениях сделала бровки домиком и поджала губы, думая о том, надо ли. В итоге она беспечно улыбнулась и дала добро на прогулку.

Путь на улицу лежал через сам зал собраний и незаметно у королевы пройти там не получится, ибо она со своим арбузом спереди ходит прямо, как медведь на задних лапах или императорский пингвин, а именно вразвалочку. А на улицу хотелось, хотя бы для того, чтоб насладиться всеми прелестями лета.

Вот дверь в зал собраний, где о чём-то увлечённо спорили трое королей, вошла жена Трандуила, держась за Леголаса и сосредоточенно, а главное целенаправленно, шагая к выходу.

На звук открывшихся дверей обернулись все трое мужчин. Бард с Даином удивлённо проводили взглядом резко ставшего ласковым Трандуила, который сразу же поднялся со своего места и направился к милой брюнетке. Король стал перед своей женщиной и сложил руки на груди, деловито топая ножкой.

– Ну и куда это мы собрались, господа хорошие? – строго спросил эльф, глядя на жену, которая покраснела и надула губки.

– Гулять… – тихо ответила Рейна, сминая ладошками ткань лёгкого зелёного платья с широкими рукавами и золотой вышивкой.

Блондин критично осмотрел жену и заботливо собрал её волосы шелковой лентой в косичку, затем чмокнул в щеку и самолично отвёл ту к выходу, давая её какие-то наставления, на что первая леди дула щёчки и отчаянно краснела, что-то бурча себе под нос.

Наблюдающие за происходящим и позабытые Трандуилом, Даин с Бардом умилённо смотрели вслед уходящей эльфийской семье и в приступе безграничной отцовской любви, вспыхнувшей в их суровых сердцах по отношению к беременной Рейне, оба молча по очереди подписали договор и втихую смылись в свои владения.

Трандуил потом сильно удивился, когда нашёл на столе в зале собраний подписанный договор и не нашёл двоих королей. Но ещё больше он удивился, когда прибыли гонцы из Эребора и восстановленного Дейла, привезя в дар эльфийскому владыке сундучок с теми злосчастными самоцветами, которые тот никак не мог выбить у гномов и несколько больших телег из Дейла с богатыми тканями, угощениями и кучей цветов. Как бонус ко всем этим щедростям были прибавлены два объяснительных письмеца.

Первое гласило:

“Слышал ,что ты женился, но не думал, что

она такая милашка. Считай, что это мой свадебный подарок твоей

драгоценной. Обидишь её – войной на тебя пойду, лесная фея.

Даин Железностоп”

Поразившись такой фамильярности первого письма, владыка вспомнил, что его автор – гном, и успокоился. Затем он чинно открыл второй конвертик и начал читать:

“Владыка Трандуил, так как вашу супругу

я увидел впервые, то был просто поражен. Она невероятно мила

и напомнила мне моих славных дочерей. Приношу ей в дар эти подарки

и питаю надежду, что они ей понравятся.

Бард Лучник

P.S. Надеюсь, что у вас будет девочка и в вашем мрачном лесном чертоге станет повеселее”

Комментарий к Месяц 6. “Королевы – цветы государств”

https://otvet.imgsmail.ru/download/10d42307e37e2a5e08add2927784b5eb_i-3274.jpg – это та самая глуповато-радостная сова, с которой был схож Трандуил.

Не знаю, насколько адекватной и читабельной получилась глава, но надеюсь, что вам понравилось. Жду ваших плюсиков, отзывов ещё больше, ну и исправлений моих косяков, ведь публичная бета на то и нужна.

Писалась вся эта штука под традиционный сахарный корейский поп.

========== Месяц 7. “Женская ярость и всё такое прочее” ==========

Чем ближе был девятый месяц, тем больше нервничала Рейна. Анорион плавно превратился в завод по производству успокоительного, а его супруга Иримэ в космических масштабах готовила еду и пыталась откормить ею “малышку-милашку Рейну”. Лекарь активно препятствовал этому и говорил, что пользы это никому не приносило, а кухарка, тяжко вздыхая, шла искать тех, кто потребит такое количество пищи. Естественно, в какой-то момент её муж и королева поняли, что воины научились различать шаги эллет и прятались кто куда с такой скоростью, что так активно даже Боромир с братом от разгневанной жены последнего не убегали.

Замена еде нашлась быстро – это Трандуил. Наблюдая за состоянием своей драгоценной, он тяжко вздыхал и думал, как прекратить то безобразие, что с ней происходит. Решение нашлось быстро, так как владыка заметил, что жена ощутимо затихает в его объятиях и иногда даже тихонько помурлыкивает, становясь чуточку похожей на Валика, с которым нещадно таскалась в последнее время. Но он же королевский котик, так что животное стоически терпело все тискания и иногда даже само просилось на ручки к любвеобильной даме.

Чуть позже буквально все мужчины Зеленолесья поняли, что злить их беременную княжну себе дороже. И убедились они в этом на примере своего короля, который на начале седьмого месяца по неосторожности посмел съесть булочки, приготовленные Иримэ для его жены. Сказать, что ему было страшно – ничего не сказать. Казалось, что даже сам Великий Эру не смог бы скрыть его от праведной ярости, которая пылала в глазах Рейны ярче души самого Феанора. Впрочем, он был недалёк от истины.

Сказание о мести беременной королевы Эрин Лагалена дошло даже до Шира, где тихо обалдевали Мериадок Брендибак и Перегрин Тук, которые уже подумывали бежать к эльфам и целенаправленно спасать Леголаса, но быстро передумали, страшась постигнуть ту же судьбу, что и бедный лесной король. За пределы королевства сия легенда о суровой королевской жене вышла благодаря Халдиру, который просто решил приехать в гости к старому другу и попеть под винцо. Леголаса он нашёл забаррикадировавшимся за отцовским троном, куда и самого лориэнца очень живенько втащил принц. Наспех объяснив, что произошло, оба эльфа затихли, слушая истошные вопли короля, который бежал в направлении тронного зала от разъярённой брюнетки. Баррикада была прочной, но не учли эльфы одного факта. В тронный зал поднялся ничего не понимающий Линдир, который решил навестить Рейну, ибо грешно не приезжать к близкой подруге. Кстати, подружились они прямо у той на свадьбе, найдя кучу общих тем. Вот брюнет робко зашёл в тронный зал и сразу отскочил назад, ибо прямо ему под ноги со звонким шлепком и звуком “Бухее” приземлился помятый Трандуил. Не успев понять, что происходит, мужчина опешил от вида беременной Рейночки, которая закатывала рукава платья. Отобрав у прилично так офигевшего менестреля его меч, женщина потащила короля обратно, держа того за шиворот.

Примерно через минуту после перфоманса с той стороны, куда супруги ушли, донеслись новые бессвязные вопли и грохот. Мимо троих эльфов, которые заинтересованно выглядывали кто откуда, пробежал рыдающий Трандуил, а следом в зал влетела злобная гарпия в виде японочки, которая неистово ревела:

– Вернись, мерзавец! Или я удавлю тебя струной сямисэна!*

Спустя некоторое время в те же двери снова вошла Рейна, которая ощутимо поостыла и держала в руках только эфес от меча, на котором красовался небольшой обломочек этой железяки.

При виде этого зрелища сердечко Линдира издало мелодичный звук “ебоньк” и на щеках эльфа появился румянец, а мысленно менестрель поклялся сам себе, что сочинит оду прекрасной даме. И где-то на задворках его разума появилась мыслишка, что если дочь Рейны будет такой же, то он непременно женится на ней.

Как бы сильно не хотелось Иримэ отдубасить короля за его проступок с булочками, она тихонько съёжилась под столом в объятиях мужа и ждала, когда это закончится. В какой-то момент милаха кухарочка осознала, что Рейна даже круче её самой и возгордилась тем, что ученица превзошла свою наставницу.

Позже король Эрин Ласгалена, стоя на коленях с тарелкой свежих булочек и бутербродиков, вымаливал прощение у своей дражайшей супруги. Та лишь тяжко вздохнула и залечила кучу синяков и ран, которые остались после жестокой расправы. Затем, довольный полученным прощением и чмоком в нос, Трандуил прижал к себе свою милую и ночь они провели в военном походе на кухню или в погреб за яблочным соком. В этот раз Иримэ не стала злиться на владыку, ибо жалко стало, бедолаге и так перед этим досталось.

Леголаса решено было отправить на каникулы к заботливому лорду Элронду, у которого в доме сейчас тихо, спокойно и есть бедняга Линдир, упорно воспевающий королеву Зеленолесья. Халдир, выпросив у Галадриэль разрешение на временный отпуск, передал бразды управления стражей Лориэна своим братьям и вместе с сынком Трандуила укатил в Ривенделл с чистой совестью и спокойной душой.

А тем временем Гимли, которого никто не заметил во дворце короля Трандуила, нервно жевал яблоко после увиденного гнева княжны Рейны.

Комментарий к Месяц 7. “Женская ярость и всё такое прочее”

Не знаю, насколько свежей получилась глава, но надеюсь, что всем она придётся по душе. Просто после песен The Offspring – Hey! и Imagine Dragons – Believer мне захотелось написать что-то про очень энергичную и полную богатырской силушки Рейну и ебонькнувшее сердечко Линдира.

Жду отзывов, не стесняйтесь писать развёрнутое время. *очень тонкий намёк*

Сямисэн – японский щипковый трёхструнный музыкальный инструмент. Ближайший европейский аналог сямисэна – лютня.

========== Месяц 8. “Ромашковый чай и коробка с пушистиками” ==========

Восьмой месяц был, наверное, самым тяжелым из всех предыдущих не только для Рейны, но и для её семьи, которая неустанно волновалась, даже больше, чем сама Рейна. Вечно трясущийся за подругу Сейджи приехал из Минас-Анора, чтоб во всём помогать девушке, а Леголас вместе с Линдиром вернулись из Ривенделла с той же целью. Последний частенько смущался и краснел рядом с королевой, что не укрылось от всесведущего Трандуила. Король это без внимания не оставил и пошёл напролом, спросил у бедняги, грозно прищурившись, не влюблён ли он в его жену. Брюнет дико покраснел и сказал:

– Нет, владыка, что вы. Она же ваша супруга… Просто… Ну, я бы хотел просить разрешения жениться на вашей дочери, когда она подрастёт…

Кто бы знал, каким трудом ему дались эти слова. Мужчине было так стыдно спрашивать о подобном, что после того как он изложил суть проблемы, то из его головы буквально вылетело облачко пара и сам менестрель “достиг кондиции”. На подобное король расхохотался и похлопал по плечу незадачливого ривенделльца, обещая, что обсудит это с женой. Леголас, наблюдавший за этаким концертом, мягко улыбнулся и продолжал хранить кое-какую тайну, обладателем которой недавно стал. Приезды леди Галадриэль – это всегда новости, не важно о ком, но чаще о будущем. Вот и в этот раз донельзя весёлая и счастливая женщина сообщила Леголасу, что её видение на счёт Рейны поменялось и поменялось в лучшую сторону. Рейна, которой блондин шепнул на ушко полученную информацию, аж расплакалась и запищала от радости и принялась с удвоенным усердием вывязывать детские пинеточки и шить одёжки.

Владыка счастливый до безобразия, как в день свадьбы, ходил по дворцу, вечно насвистывая незатейливый ширские песенки. И даже всякая мелкая шваль вроде остатков орков или пауков не могла омрачить его настроения ни на йоту. Рядом с ним ходил взлохмаченный шатен, который из нежного и трепетного японского юноши уверенно и целенаправленно превратился в состоявшегося гондорского бомжа, прямо как Арагорн в годы странствий. Заросший щетиной и волосами, которые удосужился завязывать ремешком, он вечно волновался за драгоценную подругу и таскал той всякие вкусности и ромашковый чай. Особенно она налегала на последнее, чтоб искоренить все тревоги и стрессы.

В какой-то момент в Эрин Ласгален приехал сияющий и радостный Глорфиндель, который всё хотел выразить своё почтение зеленолесской королеве, но не хотел являтся без достойного подарка. Подарок он нашел, да такой, что женщина сразу же чмокнула эльфа в щёчку и вихрем унеслась с огромной коробкой к себе и мужу в спальню. Ошарашенный блондин потер ладонью щеку и пожал плечами:

– Надо же, не думал, что коробка с крольчатами принесёт ей столько удовольствия. Но я рад, что угадал с подарком. Надо будет сказать спасибо Радагасту.

Ибо последнего нещадно эксплуатировали в отлове лесных милашек для королевы.

Переговорив о своих мужских заморочках с королём, оба эльфа пошли туда, куда удрала осчастливленная госпожа. Зайдя в комнату, они вспыхнули алым цветом, ибо снова им предстала картина маслом, на которую смотреть можно было бы вечно.

Румяненький Леголас, который сидел на полу в позе лотоса и тискался с прыгающими по всей комнате махонькими кроликами, Линдир, который отчаянно благодарил Рейну за благосклонное разрешение той жениться на её дочурке. Ну и сама Госпожа Божий Одуванчик, взлохмаченная и счастливо попивающая чай с булочкой, пока по ногам бегали пушистики.

У Трандуила аж слёзы побежали и он, убрав те кружевным платочком, отдал последний Глорфинделю и сказал что-то о том, что он совсем размяк с этой женщиной. Ривенделлец пожал плечами и обвёл взглядом радостный бардак в королевской спальне.

– Кстати, милый, хорошо, что ты пришёл. Я тут вот как раз чайку набралась, чтоб сказать тебе новость одну, – прощебетала брюнетка, убирая на тумбочку пустую фарфоровую чашечку.

Момент молчания в комнате прервался вошедшим с подносом Сейджи, который решил принести для своей Рейночки ещё вкусняшек, ибо та без вреда для фигуры, благодаря отличному обмену веществ, поглощала их в космических количествах, а Иримэ и рада.

– Что за новость? – настороженно спросил король, чуть нахмурившись и изящным движением ноги запихивая обратно в комнату крольчаток, вознамерившихся выскользнуть оттуда.

– У нас двойня. Две девочки.

Ступор. Просто минутный ступор постиг всех, кому было суждено услышать это. Даже проходящие мимо стражники обернулись и шокировано выглядывали из-за плеча Глорфинделя. Из головы Трандуила вылетело такое же облачко пара, как у Линдира ранее, и сам мужчина дико покраснел, сползая на пол по дверному косячку:

– Две доченьки. Целых две…

После этих слов мужчина ушёл в далёкую прострацию, Сейджи едва не выронил поднос с едой, а бойкий Глорфиндель задал единственный вопрос, заинтересовавший его:

– А можно я на второй вашей доченьке женюсь?

Благодаря проходившим мимо стражникам новость о королевской двойне в мгновение ока разлетелась по дворцу и к Рейне с поздравлениями примчались все, кого она знала здесь. Даже толстенький Валик, пробираясь через толпу народу и кроликов, одарил брюнетку неимоверным количеством мурлыканья и ласк. Рейна в благом расположении духа позволила двум ривенделльским мужчинам претендовать на её милашек, добавив, что сама даже девочкам платья пошьёт и пинетки внукам навяжет. Полностью счастливые мужики, прихватив с собой своего алкоголеустойчивого друга Леголаса, с чистой совестью ушли обмывать шикарную новость. А тем временем Трандуил сидел рядом с женой и вязал пинетки для второй дочери.

Комментарий к Месяц 8. “Ромашковый чай и коробка с пушистиками”

Итак, без понятия, что это за глава такая у меня получилась, но надеюсь, что вам понравилась. Писалось традиционно под музыку радостных кореяшек и зелёный чай с ананасом. Жду ваших плюсиков, отзывов ещё больше, а так же исправления моих косяков в публичной бете. Всегда ваша одеяльная эльфиечка.

========== Месяц 9. “Супружеский кризис” ==========

Девятый месяц ознаменовался тем, что все уже с нетерпением, словно голодные тюлени, топали ножками и хлопали ладошками по бокам, желая поскорее увидеть двух малышек. Во дворец к Трандуилу начали съезжаться все, кому не лень, даже хоббиты приехали, что удивительно. Рейна ощущала себя, как в день свадьбы, с учётом того, что Анорион не сидел рядом, как курица-наседка и не успокаивал королеву, а готовил всё необходимое для грядущих родов. Роль сиделок при королевской жене выполняли Галадриэль и Иримэ, которая приносила своей госпоже ромашковый чай с исправной частотой. Пока сидели вместе, женщины обсуждали свои женские проблемы. И в какой-то момент леди Галадриэль сказала:

– Вот смотрю я на тебя, Рейна, и понимаю, что не отказалась бы от ещё одного ребёнка, а то моя единственная дочь уплыла в Валинор…

– Так в чём проблема? Заведите ребёночка, – удивлённо похлопала ресничками брюнетка, глядя на лориэнскую деву.

Последняя тяжко вздохнула и погрустнела:

– Да вот в том-то и проблема, что Келеборн слегка охладел ко мне. За несколько тысяч лет вся страсть испарилась.

Кухарка и королева переглянулись и задумались, ведь проблема супружеского кризиса это вам не пальчик об асфальт стукнуть. И тут в гениальную головушку Рейны, не обделённую богатой фантазией, пришла идея, которая зажглась милым эльфийским фонариком над ней. Девушки удивлённо взглянули на фонарик, который прогнала брюнетка, встающая с кровати и пыхтящая что-то неразборчивое в процессе поисков чего-то. Тут из тумбочки беременной княжны выпал сантиметр, который та с трудом, но подняла. Радостно улыбнувшись она сказала, чтоб Галадриэль вставала. Объяснила это Рейна так:

– Я сделаю тебе такую штуку, которая ещё надолго вернёт утраченный огонёк!

Сняв с женщины мерки и записав их в тетрадочку, Рейна сказала даме прийти за готовой вещью через пару дней. Блондинка радостно улыбнулась и, чмокнув Рейну в щёчку, ушла в отличном настроении в выделенные для неё с супругом покои.

Наступил вечер и уставший от своих обязанностей король пришёл к своей отраде – беременной жене. Он зашел в спальню и удивлённо посмотрел на свою супругу, которая активно что-то строчила на швейной машинке с горящими решимостью глазами.

– Милая, а что это ты делаешь? – робко спросил мужчина, подходя поближе к эпицентру процесса.

– Я оказываю услугу для леди Галадриэль, опечаленной своим супружеским кризисом, – лучезарно улыбнулась девушка, забирая шёлковую неведомую тряпочку к себе на кровать, где уже уселась под одеялком и мирно копалась в коробочке с кружевцами.

Ещё более удивлённый таким ответом, Трандуил переоделся и забрался под одеяло, мягко приобнимая жену за плечи и целуя ту в висок. Брюнетка мило улыбнулась и чмокнула мужа в щёчку, возвращаясь затем к своей задаче по пришиванию кружев.

– И что же это ты шьешь, позволь узнать? – с любопытством спросил владыка, глядя на представленную тряпочку.

– Знаешь, в моём мире это вполне обычная штука, но для эльфийской девы это настоящая находка, – ухмыльнулась девушка и расправила у себя на коленях коротенькую шёлковую почти прозрачную ночнушку на бретелях с наполовину пришитыми кружевами.

Глаза блондина стали похоже на два блюдца. Он попробовал представить в этом Галадриэль, но получалось у него плохо. Зато Рейну в ней он представить смог быстро. Его щёки покрыл едва заметный румянец и мужчина перевёл взгляд на свою жену:

– Слушай…

– Я тебя поняла. Будет и тебе радость, – хохотнула брюнетка, хлопнув по коленке короля.

Счастливый Трандуил довольно улыбнулся и поудобнее пристроился рядом с супругой, которая продолжала великое дело.

***

Как и было оговорено ранее, Галадриэль пришла к исходу второго дня. Увидев подарок сделанный ей золотыми ручками зеленолесской княжны, она почти расплакалась от счастья, но ограничилась крепкими обнимашками и кучей благодарностей.

И вот момент истины… Блондинка стоит в ванной комнате перед зеркалом и смотрит на своё отражение. Она ещё раз поправила свои прекрасные волосы, которыми восхищался ещё сам Феанор, и вздохнула, направляясь в спальню, где читал книжку её супруг.

– Милый, – прозвучало со стороны ванной комнаты из уст владычицы.

Владыка Келеборн взглянул в ту сторону и в тот момент его постиг шок. Пред его взором предстала его великолепная супруга, одетая в ту самую сиреневую ночнушку, которую пошила ей Рейна и едва скрывающую всё, на что смотреть положено только мужу. На локтях у женщины, чьё личико озаряла пошловатая улыбка, висел тонкий пеньюар белого цвета.

– Дорогая, а что это такое? – с трудом выдавил из себя мужчина, которому от чего-то стало жарко.

Блондинка не ответила. Лишь загадочно улыбнулась и медленно подошла к мужу, откидывая одеяло и усаживаясь к нему на бёдра, словно наездница. За этим последовал поцелуй. Потом ещё один и ещё. Внезапно она схватила Келеборна за ворот одежды и прошептала ему в губы:

– Я хочу ребёночка.

***

Утром за завтраком, сидели сонные, но удовлетворённые Галадриэль с Келеборном, Леголас, Линдир, Глорфиндель и Халдир с пылающими, от услышанных в ночи звуков, щеками и Рейна с Трандуилом, которым плохо удавалось скрыть свои ухмылки, означающие их участие в этом плане.

Позже, уже после завтрака, владыка Зеленолесья сидел в библиотеке со своей драгоценной, обсуждая успешный план по преодолению супружеского кризиса у лориэнской пары.

– Если он так отреагировал на ночную сорочку, то думаю, что мечта леди Галадриэль скоро сбудется и у них снова будет ребёночек, – радостно вещала довольная собой Рейна.

– Сделай и для Иримэ такую же ночнушку, – хохотнул блондин.

– Э? Зачем?

– Анорион слишком трудоголик, чтоб заделать ребёнка без чьей-либо помощи, – печально заявила кухарка, которая принесла для королевы ромашковый чай и булочки.

Посмотрев на подругу, Рейна вздохнула и поняла, что она ещё не раз будет шить эти волшебные штучки для женщин. А Трандуил молча ждал того дня, когда он сможет по нянчить своих доченек и заняться с Рейной неприличными вещами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю