290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сны времени. Внутренний свет (СИ) » Текст книги (страница 4)
Сны времени. Внутренний свет (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 09:30

Текст книги "Сны времени. Внутренний свет (СИ)"


Автор книги: Dreams of Time






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 5 страниц)

– Да, Мик, тебе венчание в твоей бывшей конторе не светит, – заржал Иоганн за завтраком в воскресенье, сев рядом с грустным Михаэлем за стол.

– Я еще предложение не сделал, – стыдливо пробормотал Михаэль.

– Я всегда подозревал, что светлые – козлы, дай им волю. Секс – пожалуйста, а как жениться, так язык в жопу засовывают. У темных все, сразу и на всю жизнь, – ответил Иоганн.

К ним подошли Ульрих, Джек и Тэо.

– Доброе утро, – поздоровался Ульрих.

Иоганн посмотрел на друга. Ульрих за два дня, вернее за две ночи десяток лет сбросил. Пришел с Тэо и Джеком, заглядывающими ему в рот, улыбнулся. Не только и не столько выгодному браку дочери и сделкам Ульрих радовался, когда письма строчил по пять штук в день. Он свои стремления реализовывал – пусть хоть дочь будет счастлива, если уж не он. С его лучшим другом.

Он вспоминал их юность. Тогда Ульрих смеялся. Искренне, радостно запрокидывал голову и выл на луну, когда Иоганн в шутку называл его волком. Ульрих Вольфганг – дважды волк. И сегодня его стая пришла с ним.

========== Докажи, что ты достоин ==========

– Не засовываю я язык в жопу! – взбунтовавшись, поднялся со стула Михаэль и сжал кулаки. – И темные ничем не лучше, – он ткнул пальцем в Ульриха, уже мирно поедающего овсянку. – Чуть до смерти человека не довели!

– Тогда женись на ней! – тоже встал Иоганн и яростно посмотрел Михаэлю в глаза. – Трус… – процедил он сквозь зубы.

Женитьба – дело мира. Ох, недаром Иоганн уселся в первый ряд между Владом и Тэдом – людьми, любящими и ценящими семейные связи и ценности, посвятившими семьям и любимым свою жизнь. Иоганн любил жену, был ей верен даже там, где связи с «побратимами» принимались как должное и нужное, и пришел сюда, выполняя ее последнюю волю. Еще и Ульриху помог, сведя его с Джеком и Тэо.

– Я… – Михаэль пошел пятнами, – я не трус!

– Докажи, – услышал он тихий голос.

Михаэль обернулся. Змей, недаром его Адриан так назвал, неслышно подошел сзади и встал тенью рядом с Иоганном.

– Я вам не Фил, которого вы изводили! – дернулся Михаэль.

– Фил получил ответственное задание и за спину Алекса не прячется, – прошипел Змей. – После того, как мы его «извели», и он, и Марк вошли в круг старших магов. Сила может быть встречена только силой.

– Вы… – пробормотал Михаэль, – вы…

– Филу двадцать три, а тебе тридцать семь, – продолжал тихо шипеть Змей. – И ты в магии тоже с детства, как и Иоганн, а не как Фил, который учится четыре года, а я и вовсе без году неделю. У нас все решает Сила. Докажи, что ты достоин.

– Кого?.. – растерялся Михаэль.

– Ее. И Силы.

Михаэль чувствовал, что у него из глаз начинают течь слезы.

– И сопли подбери, – тихо сказал Змей.

Михаэль перевел взгляд на Иоганна, но у того на лице застыло такое же презрительное выражение, как и у Змея.

– Позор круга, – совсем тихо сказал Иоганн.

Тэо и Джек, молча наблюдающие за происходящим, только переглядывались. В мире, откуда они были родом, они даже рады были стать «позором рода», но здесь… Здесь оба захотели стать частью стаи и доказывать, что они достойны места в ней.

Ульрих пребывал в блаженном забытьи. Его сейчас не трогали разборки и проблемы его теперь, наконец-то, подлинных магических родственников. Он смотрел на своих волков, на своих «истинных» и чувствовал, что у него опять встает.

Михаэль упал на стул. Ноги его едва держали. Эти сволочи были правы. Во всем. Он сидел за столом и думал. Ему очень хотелось попросить о помощи, но кто и как сможет ему помочь? Алекс обнимет и тепло шепнет: «слушай свое сердце», Алиса пожмет плечами и произнесет: «делай, что хочешь», Тони посмотрит на него как на идиота и скажет, что это его личное дело с кем ему спать и как жить. Влад, тот еще и в морду зацедит без лишних сантиментов, если почует, что его, пусть и бывшую жену, хотят обидеть. Ник закатит глаза и растечется мыслию по древу о том, как хорошо, что он со своим Владушкой может жить в законном браке. Тэд, упадающий за женой, тоже его не поймет.

Он посмотрел на свободолюбивых волков, сейчас усиленно питающихся и без сомнения намеревающихся смыться в спальню сразу же после завтрака. Еще и бутылку умыкнут небось из бара недопитого с пятницы игристого «с темным приветом». Иоганн только ухмыльнулся в субботу и пообещал, что его вклад в бар будет постоянным. А дальше свободные люди пусть сами распоряжаются своей свободной энергией. Искуситель, настоящий темный искуситель.

– А вы, вы бы тоже женились? – тихо спросил он.

Те переглянулись между собой все трое.

– Да, – ответило ему единое существо.

Он аж вздрогнул, услышав те же интонации, какими кричало создание в сновидении.

– Если б можно было, – усмехнулся Джек.

– Джек, Тэо, вы же бежали от свадьбы, а ты, Ульрих, двадцать лет мучился! – не выдержал Михаэль.

Волки посмотрели на него как на сумасшедшего, пожали плечами, ничего не ответили и продолжили есть.

Михаэль ощутил, что он остался один. Один на один со своей судьбой и своей свободой.

***

Волки ушуршали, собрав свои пустые тарелки со стола. Даже без бутылки. «Течная сука», – зло подумал Михаэль, глядя на Тэо. Джек и Ульрих не сводили глаз со своего небесного чуда, ставшего еще красивее, распустившегося как прекрасный цветок от связи с любимыми, и потрусили за ним. Волки были ни в чем не виноваты, тем более юный Тэо, которому едва исполнилось восемнадцать. Но ему хотелось выместить обиду хоть на ком-то. Светлые так даже думать себе запрещали, но он больше не один из них. «Святоша», как обозвал его Иоганн.

«Черт» поднялся и облобызал ручку явившейся Хедвиг. «Подобающая связь»… А внутри бисексуальность у обоих… А его выгнали за одно намерение переспать с ведьмой всего лишь старше него! И плевать, что она выглядит почти его ровесницей. Он внезапно почувствовал себя брошенным и обиженным маленьким мальчиком. Ему хотелось заплакать, но он покосился на Змея. Тот обнял подошедшего к столу Адриана. Они сели все четверо за один стол – Хедвиг, Иоганн, Адриан и Змей. Завтракали, смеялись, а ему становилось все хуже.

Михаэль встал и пошел в библиотеку. Подошел к окну, отвернулся от всех и всего. Тихо плакал и хотел, чтоб хоть кто-нибудь подошел и обнял его, утешил. Но никто не пришел. Люди были заняты своими делами. Ира и вовсе работать ушла спозаранку, даже не позавтракав. «Потом, у меня вдохновение», – шепнула, поцеловала его и упорхнула в кабинет, который ей отвели на третьем этаже. Тони спланировал комнаты так, что места для жизни и работы теперь хватало всем.

Ему хотелось завыть волком. Он подал документы в университет на летний семестр. «У тебя способности к словесности», – заметили Тэд и Хедвиг. Что он с ними будет делать, ему тоже в голову пока не приходило. Он, не самый младший по возрасту среди всех, внезапно оказался самым неопытным. Старшие маги ему, конечно, ничего не сказали, зато «младшие» уже высказались не стесняясь, кто он в их глазах. Святоша, козел, трус и недостойный. Ни женщины, ни Силы. То, что он ничего не добился в братстве, ему вспомнилось тоже. И венчание Хедвиг и Иоганна проведет его бывший брат, да еще и дослужившийся до того, чтоб стать правой рукой настоятельницы.

Он задумался о том, чтоб уйти. Никто не станет хватать его за руки, как делал это Адриан. Он – взрослый и отнесутся к его решению с уважением. Михаэль вспомнил о своих проповедях – единственном, что ему по-настоящему нравилось делать в этой жизни. Но как он будет читать их, даже если его вдруг примут обратно после разрыва «неподобающей» связи? Как он будет проповедовать жизнь, которой не живет и от которой сбежал? Люди ему не поверят… Он сам себе не поверит… Как он будет говорить о любви к тем, кого сейчас, несколько минут назад, осудил? И Тэо, и Иоганна, и даже Хедвиг. Он, занявший место «клюва» их общей птицы. Михаэлю стало так стыдно.

Он пошел и сел за стол в библиотеке. На столе лежал неоконченный рисунок Адриана. Золотисто-зеленые змейки шевелились между ветвями. Некоторые были неуловимо похожи на Змея. Он невольно улыбнулся и вытер слезы. Он сам выбрал команду с Адрианом и Филом, никто его туда не тянул. Гей и трансгендер. Он сам выбрал стать «клювом» и говорить от имени тех, кто не может говорить о себе сам…

***

На ужин Михаэль пришел позже всех. Он думал, что все уже разошлись, но Змей и Иоганн, будто сговорившись, сидели за столом, уже без своих «половинок» и Змей показывал что-то Иоганну в своем планшете. Люстры не горели, в комнате царил полумрак, скрывающий то, что ему так хотелось сейчас скрыть.

Он даже сел за другой стол, но они, как коршуны, заметили его, подошли и сели с двух сторон, уставившись на него своими глазами, заметно посверкивающими янтарным огнем. Он не выдержал, оперся локтями на стол, закрыл лицо и голову и почувствовал, что сейчас точно разревется.

– Она… Она мне отказала, – еле слышно сказал он.

Он даже не смотрел на реакцию своих «братьев». Чувствовал себя неудачником и просто хотел сдохнуть.

– Почему? – это был голос Змея.

– Она… Ей и так хорошо! Она не хочет замуж, по крайней мере пока! Секса и отношений хочет, а замуж – нет! Наслушалась волков, – слезы все-таки полились у него из глаз, – «я свободная и независимая женщина и мне это нравится».

– Да-а-а уж, – послышался еще один голос.

Михаэль узнал его – это был Влад.

– Ну Ирка отжигает, – ржал Влад до слез. – А про то, как она будет ебать всех подряд, не сказала?

– Нет, – выдавил из себя Михаэль. – Наверное ей воспитание не позволяет.

– Проповедничек ты наш, – заржал и Иоганн во всю глотку. – Теперь ты у нас и свободные отношения пропагандировать будешь… Но, я так понял, и ты ведь не против, да? В глубине души?

– Заткнись, черт! Искуситель темный! Я честный человек! Я искренне ей предложение сделал, а не чтоб перед вами выслужиться! Перед светлыми не выслуживался и перед темными не буду! Ни перед кем! – закричал он.

Михаэль аж выпрямился. Плакал, но смотрел Иоганну в глаза.

– Наш, – тепло сказал и положил руку на спину Михаэлю Влад.

– Куда я попал?!

– Ты же знаешь, куда, – смотрел на него сияющими глазами Иоганн. – Домой.

========== Разговоры ==========

– Мы уйдем все вместе, – тихо сказал Алекс.

Он стоял и смотрел в ночную тьму за окном. Весна в этих краях начиналась поздно, но снега не было. Черные деревья силуэтами выделялись на фоне звездного неба.

Тони аж подскочил в кровати.

– Как уйдем? Куда уйдем?! Я не хочу никуда уходить! Я очередной ремонт только приостановил! Сколько я их уже в своей жизни сделал…

Алекс обернулся и улыбнулся.

– Не сейчас, счастье мое. У нас еще очень много дел. Но мы готовим учеников не для будущего…

– Что, еще ораву выучить собрался моими руками? – начал закипать Тони. – Мне дом Алисы сносить?! Так она не даст! Грудью медвежьей заслонит, волков своих вместе с кошками на нас натравит и шкурой мохнатой ляжет, но не даст.

Алекс сел на постель, обнял любимого.

– Мы готовим их для себя. Для нашего круга. Это наша птица. И они это тоже уже ощущают. Каждый свое местечко обживать начал. Что в комнатах у людей личные вещи появились, что место себе каждый нашел среди всех на шабаше. Посмотришь, даже Элли и Дэн деток вырастят и сюда заявятся.

– Там старшей восемь всего, – буркнул Тони.

– Ну вот видишь, переживать не о чем.

– Как думаешь, Ник – телепат? – Тони выдохнул и переключился на обсуждение текущих дел.

– Думаю, да, – пожал плечами Алекс.

– А Алисе соврал?

– Ой, ну, а почему бы и нет? Кому надо, чтоб его боялись? А так – врет и мурлычет успокаивающе. Мы с тобой тоже в головах у других копаться способны.

– Мы же в основном друг у друга, – вспыхнул Тони.

Они недавно все-таки обменялись в полной мере опытом, пережитым ими с Лексом и Проспером.

– Ну, это пока не припекло, – хладнокровно заметил Алекс, улегшись. – Когда я Лекса спасал, я особо не заморачивался этикетом.

– Мы чудовища, – вздохнул Тони.

– Кетцаль мне рассказал, как Иоганн с Змеем Михаэля щемили.

– Он что, подслушивает?!

– А то ты его не знаешь. Раньше у нас на кухне заседал невидимым, а теперь организовал сеть прослушки, развернулся, так сказать. Припахал Бастиана, Ингу, Бабочку и Змею. И духам сада наплел, как это важно для всех – все знать.

– Ну нихуя себе! – не выдержал Тони.

– У нас очень инициативные члены круга, – улыбнулся Алекс.

– Они тоже чувствуют, что уйдут вместе с нами?

– Да, – тихо сказал Алекс. – А может я просто фигни насочинял. Ладно, поживем – увидим. Давай спать.

– Тут уснешь, – пробормотал Тони, укрываясь потеплее. – С такими «сказками на ночь».

– Ой, да может я все выдумываю, – отмахнулся Алекс.

– Все равно мне не по себе.

– Я тебя обниму, поцелую и все пройдет, сердце мое, – шепнул мужу Алекс.

Они целовались и обнимались, пока наконец Тони не отключился в объятиях любимого. А Алекс лежал, пялился в потолок и еще долго не мог уснуть.

========== Круг ==========

Утром в понедельник Ульрих спустился с Джеком и Тэо к завтраку поздно, все уже ушли и уехали кто на работу, кто на учебу. Но Тони и Алекс ждали их.

– Доброе утро, – улыбнулся им Тони. – Простите нас, что помешали вам ночью.

– Мы нечаянно попали к вам, когда пробудились в сновидении, – извинился и Алекс.

Но волки переглянулись и Ульрих ответил:

– Вам – можно.

– Спасибо за доверие, – сказал Тони. – Проявляйте ваши чувства сейчас. Это важно.

– Мы стесняемся при всех, – прошептал Тэо.

– Ничего не бойтесь, – сказал Алекс. – Вы под защитой. Мы любим вас, принимаем, и не обидим.

– Даже если мы на столе трахаться начнем? – усмехнулся Джек.

– Здесь нет несовершеннолетних, – спокойно ответил Тони.

– Вы не первые, кого мы вырастили, – тепло сказал Алекс. – Влад и Ник тоже нуждались в заботе и поддержке в свое время.

***

После завтрака Тэо сказал:

– Я хочу к огню!

Волки пошли в библиотеку. Ульрих сел на диван и похлопал по колену.

– Садись ко мне, – пригласил он Тэо.

– А как же я? – сделал вид, что обиделся, Джек.

– А ты тяжелый, Джеки, – улыбнулся Ульрих.

Джек сел рядом, а Ульрих не выдержал и положил ему голову на плечо. Тэо влип в Ульриха.

– Вольфи, – шепнул Тэо. – Тебе нравится, если я буду тебя так называть?

– И я, – шепнул Джек.

– Да, – судорожно вздохнул Ульрих. – Да!

Джек глянул на Тони и Алекса. Те стояли в столовой, говорили о чем-то тихо, затем Алекс обнял мужа, погладил его, в том числе и по бедрам, поцеловал. Ульрих заметил, куда смотрит Джек.

– Они делают это для нас сейчас, – пробормотал Джек. – Они знают, что мы их видим.

В дверь позвонили. Алекс обернулся к ним, подошел к двери в библиотеку:

– Будьте там пока, – спокойно сказал он волкам и закрыл ее.

Кто-то закрыл и дверь, ведущую в нее из холла.

Джордж встречал посетительницу.

– Я передам вашей дочери, что вы приехали, госпожа фон Мариенбург. Проходите в гостиную.

Тони с Алексом переглянулись.

– Только ее не хватало сейчас, – пробормотал Тони.

И тут материализовался Кетцаль, да еще и в виде цапли. И Бастиан сделался видимым.

– Мы рядом, – тихо сказал Бастиан. – Мы все видим и будем их защищать.

Тони увидел, что в гостиную вошел Ник.

– Здравствуйте, госпожа фон Мариенбург, – вкрадчиво произнес Ник. – Присаживайтесь, как вам удобнее.

Тони с Алексом заметили, как разгорается сияние в глазах Ника, гипнотизирующее людей, а его поведение и облик становятся словно переливающимися, мерцают, перетекая из мужского в женский и обратно. Даже им, привычным уже ко всему, стало не по себе. Дезориентировало это очень сильно.

– Недаром его Павел боится как огня, – пробормотал Тони.

– Мы ждали вас позже, через неделю, – продолжил Ник. – Ближе к дате свадьбы.

– Где он? – донеслось до них.

Тони с Алексом закрыли и двери в столовую и вошли в гостиную.

– Ульрих больше не темный маг, – сказал Алекс.

– Как это? – опешила Эльвира фон Мариенбург.

– Они отдали его нам, – спокойно продолжил Тони.

– Они никого не отпускают.

– Здесь особый случай. Выгодный союз для их ордена, – произнес Алекс.

Тони казалось, что они говорят сейчас об Ульрихе, как о рабе, но ведь у темных оно так и было. То, что благодаря Хедвиг из рабства спаслись два человека, точно было чудом.

– Союз? – прошептала Эльвира.

– Да, – ответил Ник.

– Он… Он же клялся, что не изменял мне, – слезы выступили у нее на глазах.

– Он был вам верен, – сказал Тони.

– Был? – с болью в голосе спросила Эльвира.

– Да, – это был Алекс.

– Я хочу его видеть!

– Не сейчас, – отрицательно покачал головой Тони. – Вы можете навредить и себе, и другим.

– Ой, да что я там не видела, – усмехнулась она. – Эта шобла в нашем доме двадцать лет крутилась. На всех приемах были, делишки свои грязные ворочали. Слава Богу, что хоть дочь у нас родилась, а не сын, а то б и его отняли. А она очень хотела магию.

– У нее талант, – тепло сказал Ник.

– Не они, так вы забрали, – горько сказала Эльвира.

– Он хочет развода, – тихо сказал Тони.

Эльвира залилась слезами.

– И его вы у меня отбираете… А у меня нет этих ваших треклятых способностей! Жизнь только людям они ломают!

– В чем-то вы правы, – вздохнул Тони.

– Вы же все – ненормальные! – плакала она. – Какой развод? Вы же убиваете за такое!

– Мы никого не убиваем, – сказал Алекс.

Джордж принес поднос с чайничком с чаем, изящной чашкой и небольшой вазочкой печенья, поставил его на кофейный столик.

– Выпейте чаю, госпожа фон Мариенбург, – тихо сказал Ник.

– Эльвира, – махнула та рукой. – Не одна шобла, так другая теперь будет вертеться в нашем… – она побледнела, – в моем доме, теперь вокруг дочери. Если и его не отберете вы или Ульрих. К чему эта напускная вежливость.

***

В библиотеке волки встревоженно вздрогнули. Возле каждой из дверей материализовались духи.

– Будьте здесь, – сказал Бастиан.

– Кто ты?! Мы не видели тебя раньше, – прошептал Тэо.

– Я Бастиан, – представился дух. – Здесь есть еще духи. Не выходите пока. Мы скажем, когда вы сможете покинуть библиотеку.

– Хорошо, что я поссал перед завтраком, – мрачно хохотнул Джек и обнял Ульриха покрепче, а тот обнял Тэо и прижал к себе.

***

– Я согласна даже на его измены. Я же знала, за кого замуж выхожу, – плакала Эльвира.

– Он не согласен, – тихо сказал Ник.

– Это ваши порядки такие, да? – зло посмотрела она на магов.

– Нет, – усмехнулся Тони. – Мы никого не принуждаем ни к чему. Это личное дело каждого, с кем ему спать и как жить. Кто-то выбирает брак, а некоторые – свободу и независимость.

– Ой, что-то я не верю, – усмехнулась Эльвира.

– Моя мама, у которой тоже оказались способности, выбрала свободные отношения, – сказал Алекс, – после того как мой отец развелся с ней.

– Тоже ради вашего «выгодного союза»? – горько спросила Эльвира. – На благо ордена или как вы вашу шоблу называете?

– Круг, – вздохнул Алекс. – Или клан. Но мне больше нравится слово «круг». Мой папа нашел свою родственную душу. Мы многие так живем. Это совместимость энергий. И тоже не разведешься в таком случае.

– Почему?

– Не сможешь жить без него, нее или них, – тихо сказал Тони.

– И… И он так?

– Да, – сочувствующе посмотрел на Эльвиру Алекс. – Это темные выгоду ищут. Пусть так и думают, это тоже правда. Но мы… У нас все решает Сила… И любовь. Сила любви ведет мага. А мы – всего лишь скромные посредники и наша задача – быть ее безупречными проводниками.

– О, Господи… Он… Он не любил меня так, как Иоганн любил жену… Всегда тянулся к нему, к черту этому, которого моя дочь выбрала. Точно, порода одна.

Тони невольно улыбнулся, вспоминая, как Михаэль называл Иоганна чёртом.

– Тот вечно зачинщиком смут был, а этот все за ним повторял. Хоть не с ним? Я же знаю, что женщины у них – это «не считается».

– Нет, – покачал головой Алекс. – Но вам лучше пока не встречаться.

– У моей дочери скоро свадьба!

– Здесь неподалеку есть хороший отель, – сказал Тони.

Эльвира поняла, что увидеться с Ульрихом ей сейчас не дадут.

– Я отвезу вас в него, – сказал Тони.

Через десять минут они уехали.

***

– Вы можете покинуть библиотеку, если хотите, – тихо сказал Бастиан и растворился в воздухе.

За ним исчез и Кетцаль.

Волки переглянулись.

– У нас с Джеки еще документов нет, – тихо сказал Тэо, – мы пока не можем надолго из дому выходить.

– А я хотел вам город показать, – улыбнулся Ульрих.

– Покажешь еще, – поцеловал Ульриха Джек. – Вольфи.

– Волчата мои, – задрожал от счастья Ульрих.

– Твои, – прижался к нему Тэо.

========== Может тебе чайку попить? ==========

Тем временем Лекс усиленно обживал отведенное ему рабочее пространство.

***

Алекс осторожно постучал в одну из дверей комнат на третьем этаже перед тем, как отправиться к себе. И он, и Тони выбрали себе для работы тоже третий этаж.

– Можно?

– Конечно, Алекс! Даже не спрашивай, я всегда рад тебя видеть.

– Мама дорогая…

Алекс осматривал помещение и корчил недовольную физиономию, делая вид, что ему очень противно. По полу и по стенам змеились провода, стояли жуткого вида ящики, зловеще подмаргивая синими и красными огнями. Мониторы еще не светились. Да, их было несколько, как и рабочих столов, стоящих полукругом.

– Что, Лёша?

Дверь открылась и в комнату вошла Ира.

– Легка на помине, – сделал вид, что испугался, Алекс. – А ты что тут делаешь?

– Мальчикам нужны красивые картинки, – улыбнулась она.

Алекс тихо перекрестился. Тыкнул пальцем в один из мониторов:

– Лекс… Ник… Влад… – обернулся, посмотрел на мать, ткнул в еще один, явно подсчитывая, – Ира… Змей… А кто еще?

– Джек, – улыбнулся Лекс.

– Какая прелесть… Да, знатное у вас тут змеиное кубло…

– Может ты тоже порисуешь для нас? – улыбнулась сыну Ира.

– Я?! Я?! Ни за что! Изыди! Чертяки!

Алекс вышел из комнаты, в которой они еще и жалюзи опустили, чтоб солнечный свет им не отсвечивал и закрыл за собой дверь. На ней появилась художественно перекошенная, ободранная по всем правилам современного искусства (чем отвратительнее, тем лучше) табличка с надписью «У Лекса».

Но это было еще не все. На следующее утро он заметил, что дверь расписана граффити, изображающим то ли космос, то ли просто пиздец. Он вежливо постучал и вошел. Там уже заседали Лекс, Джек и Ира.

– Признавайтесь, кто дверь обезобразил? Вы ж это еще и ночью делали, чтоб Тошка не видел, как вы его ремонт «обживаете». Его точно кондратий хватит, – хохотнул Алекс.

Все молчали.

– Ник? – улыбнулся Алекс.

Присутствующие отрицательно покачали головами.

– Я не дам закрасить, не переживайте. Кто делал?

Джек и Лекс показали одними глазами, кто.

– Ты?! Мама?!

– Я, – вздохнула Ира.

Алекс ржал до слез.

– Ну, мама, ты даешь! Это круто! Это очень круто!

Он вышел из их «логова», пошел к себе, сел за стол и тихо смеялся. Потом взял фотоаппарат, вернулся и сфотографировал дверь.

– Ты что делаешь?

Ник подошел к двери и тоже слегка офигел, увидев вместо двери картину.

– Что, не видишь? Вдохновляюсь. Всю жизнь мечтал у мамочки моей пару идей спиздить.

Ник засмеялся.

– Не говори ей, ладно? Не сдавай сына.

– Она и так увидит, если ты в работах используешь что-то, – ухмыльнулся Ник.

– Тошка в обморок грохнется. Это ж каждый день у него перед глазами будет по дороге.

– Что у меня будет каждый день перед глазами? – Тони поднимался по лестнице. – Ой блядь… Кто?! Какая сука мой ремонт испохабила?! – заорал он.

– Тоша, это произведение искусства! – заявил Ник.

Они с Алексом, не сговариваясь, заслонили дверь собой.

– Я заикой стану с вами! Я же все время это видеть буду!

– Может тебе чайку попить? – заботливо предложил Ник.

– Со стрихнином, – пробормотал Тони.

По лестнице на третий этаж Тони несколько дней не ходил, а пользовался лифтом. Потом привык, конечно. Что ж делать с этим подрастающим поколением.

***

Апофеоз ждал Тони незадолго до свадьбы Хедвиг. Ник позвал его в «дурдом у Лекса», иначе Тони не выражался и показал на один из комфортабельных стульев.

– Садись, садись. Это мое место, – мурлыкнул он негромко. Затем шепнул Тони на ушко: – я себе самый мощный комп собрал.

– И что? – буркнул Тони, но послушался.

В комнату вошел Алекс.

– У-у-у, Тошка, вот это ты попал.

– Что такое? – аж подскочил Тони.

– Они в World of Warcraft играть начали. Гильдию там сколотили.

– Чем бы дети не тешились, – мрачно заметил Тони. – Я-то тут причем?

– Лучший метод обучения – это игра, – улыбнулся Ник. – А за тобой должок.

Хорошо, что Тони сидел уже на стуле.

– Ты будешь играть с нами всеми в команде. Сначала «паровозом», конечно, мы тебя волочить будем, ты нуб полный, краб. Но это ничего, руки выпрямятся постепенно.

– А ты где будешь?

– Ну неужели ты думаешь, что у меня всего один комп? – засмеялся Ник. – И другие с ноутбуков играют у себя. Связь по голосовому чату.

– Как… Как другие?

– Тошка, они почти всех подсадили на это дело, – пробормотал Алекс. – Только мы с тобой и Михаэль остались. Они там… – Алекса аж передернуло, – в рейды ходят!

– Мафия, – прошептал Тони.

– Гильдия «Фениксы», – улыбаясь, ответил Ник. – А командная игра сплачивает людей. Лёша, ты же поможешь любимому мужу освоить технику, правда? Долг чести…

– Какие же вы… Козлы… – еле слышно пробормотал Тони.

– У нас и девочки есть, – хохотнул Ник.

– Сумасшедший дом…

– Уж какой есть, – улыбнулся Ник. – Ты ремонт делал.

– Я, – тяжко вздохнул Тони. – Господи Иисусе!

– Ты как Паша. Он, кстати, тоже играет. И Дима.

– Родители Адриана и Фила?!

– Они. Не все понимают, конечно, когда наши здешние говорят, но Scheiße и fick dich («говно» и «пошел на хуй», нем.) уже выучили. Сбор сегодня в девятнадцать тридцать. Просьба – не опаздывайте. Это я вам как глава гильдии говорю. А пока – вставай, мне работать надо.

– Да, папочка, – скривился Тони и поднялся со стула.

– Спасибо, Тоша, – обнял его Ник.

========== Время магии ==========

Мирской родни Хедвиг и Иоганна на венчании не было – только Эльвира, мать Хедвиг и дочь Иоганна Мелинда. Зато магическая родня заявилась в более чем достаточном количестве – и темных человек двадцать пришло, и посредников приехало примерно столько же. Настоятельница усердно молилась, но все равно была очень рада тому, что темные пришли в церковь. Плюс пять силам света. И посредникам тоже не помешает приобщиться к истинной вере и магии.

Эльвира с трудом удержалась на ногах, увидев своего мужа, помолодевшего лет на десять минимум, поджарого и матерого. А за ним то ли как телохранители, то ли как свита шли двое парней. Один – русоволосый, сероглазый, сильный и свирепый, примерно одного роста с ее мужем и моложе его лет на двадцать, а другой – невысокий, худенький, юный ангел с вьющимися длинными каштановыми волосами, кукольным личиком и с сияющими нежным светом огромными голубыми глазами. «Он же несовершеннолетний», – подумала она. Впрочем, и это для темных было обычным.

– Здравствуй, Эльвира, – тихо, но уверенно сказал Ульрих. – Позволь представить тебе моих спутников, мою новую семью – Тэо и Джека.

– Здравствуй, Ульрих, – тихо ответила она.

Ульрих повел Хедвиг к алтарю, а его свита присоединилась к своему кругу. Она села в первом ряду со стороны посредников вместе с дочерью Иоганна.

***

Михаэль сидел вместе с теперь своей родней. Бывшие братья и сестры с ним вежливо поздоровались, как делали это и раньше, когда он приезжал читать проповеди, но больше не сказали ему ни единого слова. Никто.

Он слушал церемонию и внезапно понял, что начал забывать ее. Как сон, в котором он прожил тридцать семь лет своей жизни. А теперь у него другой сон, другие заботы и радости. И… Откровенно говоря, этот новый сон нравился ему, несмотря на все сложности.

***

Банкет прошел спокойно и темные уехали в отель, в котором остановились. Дочь Иоганна уехала тоже. А Эльвире предложили остаться в одноместной комнате для гостей.

Ульрих, Тэо и Джек очень сдерживались и свои чувства никому не показывали все время, пока длился официоз. Ульрих предложил Тэо и Джеку не мучиться и уйти раньше в спальню, но те отказались.

– Мы – твоя семья, пусть даже и без признания обществом, и мы тебя не оставим, – сказал Джек.

Эльвира хотела поговорить с Ульрихом наедине, но он отказал ей в этом и его свита последовала за ним, держась на расстоянии в несколько метров от него.

– Почему?! – горестно спросила она.

– Мне стоит большого труда сдерживаться сейчас, поскольку я один из самых неопытных, – ответил ей Ульрих. – Магия посредников много дает, но и требует не меньше. Сегодня, на время свадьбы, маги сделали все, чтоб не пугать ни темных, ни дочь Иоганна, ни тебя. После полуночи в дом вернется магическое время, в котором мы живем. Ты можешь сойти с ума, увидев выходящее за пределы твоего восприятия. Тебе предложили остаться в доме как гостье, но я должен тебя предупредить: если ты не готова, в том числе и к встрече с подлинным мной – лучше уезжай в отель, не ночуй здесь. Хедвиг приняла меня, но ты можешь не выдержать.

– Хедвиг?

– Это имя в магии нашей дочери Кристин. И для меня она теперь тоже Хедвиг. А мои волки меняют мое имя, – прошептал Ульрих, – прямо сейчас.

Он оглянулся.

Тэо и Джек стояли неподалеку, смотрели на них горящими янтарным огнем глазами и до него донеслось: «Вольфи». Он не понял, подумали ли они это или сказали вслух. Ульрих посмотрел на Эльвиру.

– Кажется, время магии начинается уже, – сказал он.

Она глянула за спину Ульриха. У людей, ждущих его, глаза светились глубоким янтарным светом. «Вольфи» услышала она. Но это не было произнесено вслух, их рты не открывались.

– Они зовут меня, Эльвира, – прошептал Ульрих.– И я больше не Ульрих, я – Вольфи.

– Я слышала это, – чувствуя, что на нее накатывает паника, прошептала Эльвира. – Я схожу с ума?!

– Ну, в общем, да, – услышала она голос одного из магов.

Кажется, его звали Тони.

– Я Вольфи, учитель, – повернулся Вольфи к нему.

– Я услышал тебя, Вольфи.

Маг положил ее мужу на спину свою руку, а затем развернул его.

– Иди к своей семье, Вольфи, – тихо сказал маг. – Эльвира, это только начало. Вольфи предупредил вас честно. Если вы не готовы, лучше уезжайте сейчас. Они все трое очень устали сегодня, им нужен отдых.

Эльвира увидела, как еще двое магов уводят ее уже точно бывшего мужа и его свиту куда-то вглубь дома.

– Я останусь в комнате для гостей! – сказала она.

– Это ваш выбор, – тихо сказал маг. – Время магии начинается. Мы не даем никаких гарантий и ничего не обещаем.

***

Эльвира проснулась от дикого вопля. «Свобода» – слышала она во сне. Но наяву была тишина. Она даже выглянула из своей комнаты в коридор. В коридоре было пусто и темно. Все двери в комнаты были закрыты. Она накинула на свою пижаму халат и вышла в коридор. Дверь в ее комнату закрылась за ней. В коридоре зажегся неяркий свет. Она увидела лестницу. Подошла к ней. И никак не могла понять, куда она хочет идти: вниз или вверх.

«Слушай свои чувства», – донеслось до нее на грани слышимости. Что ж, с ума она уже сошла. Ее тянуло наверх. Она поднялась выше. На третьем этаже тоже было тихо и темно. Как только она зашла в коридор, зажегся такой же неяркий свет. Она прошла по коридору и внезапно шарахнулась. На одной из дверей была нарисована картина, сейчас, ночью кажущаяся живой. Она невольно перекрестилась и повернула обратно к лестнице.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю