290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Меч и Магия (СИ) » Текст книги (страница 3)
Меч и Магия (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Меч и Магия (СИ)"


Автор книги: Dark Souls Lover






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 6 страниц)

– Эй, ребят! – послышалось со стороны моста.

Братья обернулись и увидели, как к ним идут их друзья: Мерн и Карл.

Мальчишки сели у большого камня и стали проводить инвентаризацию того, что у них имелось. Мерн принёс из дома сушеное мясо, на что Эбисс очень позитивно отзывался, так как провизия очень нужна в долгой вылазке. Карл принёс две настоящие стрелы и небольшой нож.

– Отец говорил, что металл этого ножа очень не прочный, такой даже продавать не стоит. Он так и говорил. А я взял, думаю, нам пригодится! – сказал Карл.

– Дай его мне! – сказал Цориг, которому этот нож очень понравился.

– А ты что, умеешь им пользоваться?! – с иронией в голосе спросил Карл.

– Конечно! Да и вообще, с этим ножом я сделаю вам прекрасные копья, или вы зверей палками будете бить, как дубинками? – отозвался Цориг.

– Хм… Ну держи, – отдал нож Карл, и Цориг сразу начал делать копья.

А тем временем к мальчишкам пришли две девочки. Алесия и Мила. Две сестры, дочери обычного крестьянина. Они были похожи как две капли воды – обе светловолосые с голубыми глазами, и обе в одинаковых синих платьях. Единственное, чем отличались сестры – характерами. Мила пошла вся в маму – домашнюю и покладистую домохозяйку, а Алесия – в отца, который всю жизнь мечтал стать рыцарем. Алесия тоже была такой же воинственной и суровой.

– Чего вам, девчонки? – спросил Эбисс, презрительно акцентируя внимание на последнем слове.

– Куда вы идёте? – спросила Мила.

– На охоту. В лес! – с восхищением воскликнул Эбисс.

– Ой, но в лес же нельзя… – сказала Мила.

– Вам, девчонкам, нельзя. А мы – мужчины, нам можно! – ответил Цориг, который уже успел заточить две палки.

– Возьмите нас тоже! – потребовала Алесия.

– Ну уж нет, вы будете только обузой! – сказал Эбисс.

– А я говорю – возьми! – продолжала давить Алесия.

– Вообще, почему бы и нет? – сказал Карл. – Если мы там будем долго, мы сможем основать поселение, тогда девчонки нам понадобятся для продолжения рода!

– Ладно уж, пусть идут… – быстро сдался Эбисс, пожав плечами.

Цориг быстро закончил делать копья, и шестеро детей ушли в лес. Первые метров сто шли все легко. Запах леса придавал детям больше энтузиазма, что давал им силы идти дальше. Пение птиц, шуршание листвы на ветру – всё это создавало невероятную атмосферу. Но чем глубже в лес они уходили, тем сложнее им становилось идти дальше. Пение птиц потихоньку стихало, а яркий и светлый лес сменился на хмурый и угрожающий. Кусты стали более жёсткими, на некоторых даже были колючки. Вот уже и листва не так приветливо шелестела. Но тут дети нашли райский уголочек – небольшое место, которое хорошо освещалось солнцем, так как кроны деревьев образовали там некую дырку, давая дорогу солнечному свету. Рядом с этим местом протекал небольшой ручей с кристально чистой водой.

– Тут сделаем привал! – заявил Эбисс, который уже устал идти.

Дети быстро расселись на солнце, и Мерн достал мясо. Только когда все поели, стало ясно, что они забыли взять с собой воду. Благо ручей был рядом. Дети не особо заботились о том, что выше по течению могло умереть животное, сделав живую, на вид, воду – сущим ядом.

– Хорошо! – сказал Цориг, напившись сполна.

Они уже собирались идти дальше, как вдруг Карл увидел маленького зайца, который смотрел на них через листву.

– Хватай его! – крикнул он и побежал на зайца. А заяц, собственно, дал дёру от детей, которые уже целым табуном гнались за ним.

Эбисс с Цоригом выбились вперед, искусно преодолевая все препятствия – перепрыгивая поваленные природой бревна и оббегая камни. Цориг, размахнувшись, метнул своё копье, но палка вонзилась в землю, далеко в стороне от зайца. Тогда и Эбисс решил попробовать свои силы. Палка всё также не достигла животное, но была куда ближе, чем палка Цорига.

Они минут десять преследовали зайца, пока он не скрылся от них в густом кустарнике.

– Чёрт, кто-то видел, куда он побежал?! – спросил Эбисс, тяжело дыша и опираясь на ноги.

– Нет… – ответил Цориг, который тоже испытывал чудеса одышки.

Другие дети быстро догнали братьев, тоже тяжело дыша. Они стали осматривать местность на наличие зайца, но так ничего и не нашли.

– Ребят, а кто-нибудь знает, где мы?! – вдруг подала голос Мила.

Вопрос она, конечно, задала правильный, но ответа на него никто не знал. Бездумно гоняясь за зайцем, дети заблудились, забравшись в самую чащу леса. Они несколько часов бродили по лесу, но, учитывая то, что они видели одно и тоже дерево уже седьмой раз – они бродили по кругу.

И вот, проходя по очередной тропинке, дети услышали страшный рык. Это был волчий рык. Несколько волков окружили детей. Один из них, не долго думая, набросился на Мерна, который был ближе всего к нему. В один момент из горла мальчика брызнула кровь, что сбило детей с толку.

Единственный, кто не растерялся в этой ситуации – Цориг, который тут же метнул своё «копье» в бочину волка, но этим только разозлил его. На помощь быстро пришёл Эбисс, который метнул свою палку прямо волку между глаз. Остальные волки, хоть и не убежали, но стали более осторожными.

Дети уже хотели разбежаться, пытаясь спастись бегством, но братья сумели удержать всех. Волки бросились всей кучей, и только счастливчикам удалось выжить.

Волки загрызли всех, кроме Цорига и Эбисса. Единственное что, так это Алесия, на неё напрыгнул волк, и она укатилась с ним в кусты, но из кустов никто не вышел. Цориг и Эбисс вышли к своей деревне лишь глубокой ночью – израненные, голодные, но живые!

Но пред их глазами предстала ужасная картина. Деревня, в которой они жили, сейчас горела как сухая солома. Вокруг деревни было разбросано несколько костров, у которых сидели высокие зверолюди. Они жарили на костре людей и ели их!

***

В доме ярла Стронгхолда сейчас всё ещё спали. Только лишь Холло и Лайт бодрствовали. Девушка рассказывала своему господину о своём детстве.

– Ну, теперь понятно… Когда тебя заперли в подвале, плюс ночные похождения Хака… Всё это вызвало болезненные воспоминания? – спросил Лайт.

– Да… – опустила голову девушка. – Я будто бы снова оказалась в своём детстве, когда тот безумный волшебник издевался надо мной, проверял на мне различные яды…

– Но как ты сбежала от него? – спросил Лайт.

– Я не сбегала… Однажды его убили другие люди, а меня забрали, как золотой кубок. Потом продали вашему отцу – великому магу Клеру! – ответила девушка.

Но тут внезапно открылась дверь в комнату Лайиа и там показалась наглая рожа Хака.

– Ты! – указал он пальцем на девушку. – Иди готовь завтрак! – крикнул парень.

Девушка встала и, быстро надев новое платье, поспешила готовить еду.

========== Некромант ==========

В Пархеоне

В Пархеоне – столице всех людей, сейчас шёл большой праздник весеннего урожая. По такому поводу, сама королева Тресдин хочет обратиться к народу, но это будет вечером, сейчас же она проводила своё свободное время на небольшой арене. Как и вся её семья, Тресдин Железная Кровь тоже имеет воинственный характер и красные глаза. Против неё сейчас сражался её лучший друг, она была знакома с ним с детства.

– Годрик, ты – хороший боец. Я бы сказала лучший среди людей! – сказала Тресдин.

Тресдин была высокой блондинкой с ярко-красными глазами. А вот её друг – Годрик, был брюнетом, таким же высоким и красивым.

В бою девушка пользовалась двумя клинками. Клинки её были заколдованными: при любом взмахе этих мечей, сильном или слабом, из одного клинка исходит огонь, а из другого лёд. Это было очень дорогое и мощное оружие. Годрик же дрался простым двуручным мечом, но это был фамильный меч его семьи. Семьи Эллестар. Эллестары были одной из великих семей в Пархеоне. Всего их было три: одна из них – королевская – Железная Кровь, другая была вынуждена стать её помощью – это была семья Эллестар. Но была ещё и третья семья, семья потомственных магов, которые отказались служить представителям Железной Крови, за что были изгнаны из Пархеона с большим позором. Это была семья Ван Клиф. Сейчас почти вся она умерла, но остался один из немногих, кто выжил.

***

– Если представить карту земель людей, то будет видно, что Пархеон стоит в самом центре, а у северной границы стоит великий город-страж – Стронгхолд. Дальше идут земли, как их называют, Хаоса. Названы они так из-за того, что на землях Хаоса сразу три объекта, которые словом «хороший» точно не назовёшь. Это была башня великого Некроманта – волшебника, который осмелился изучать знание, запрещённое в этом мире. Вторым объектом была Долина Ужасов и прилегающий к ней Пик Смерти. Долина Ужасов – исконная земля всей нечисти – вампиров, вервольфов и всех других ужасных существ. Пик Смерти – гора, которая находится ровно в центре Долины Ужасов, там живут только самые опасные существа на земле, такие как гидры, мантикоры и василиски. Удивительно, как все эти существа ещё не поубивали друг друга там. И третье, что располагалось на землях Хаоса – Цитадель Фаррона – единственное место, где жили люди, хотя людьми их уже сложно было назвать – безумные фанатики, жаждущие смерти всех зверолюдей.

На самих же землях людей, которые были географическим центром материка, помимо столицы и Стронгхолда, были ещё и территории эльфов – Серебряный лес был в непосредственной близости от Стронгхолда. Рядом с Серебряным лесом также стоял Сумеречный лес. Изначально Сумеречный лес был частью Серебряного, но близкое соседство земель Хаоса испортило лес. Теперь в нём живут ужасные твари, а эльфы, которые остались там, превратились в, как их называют другие эльфы, тёмных эльфов.

В Серебряном лесу есть великая гора – гнездо дракона Исмир, что на древнеэльфийском обозначает «Испокон мира» – дракон, которому уже семь тысяч лет. Правда… Как и все другие драконы, он не отличался сильной добротой или щедростью. Исмир грабил людские и эльфийские поселения ещё до пробуждения Девоурэра, но последние тысячу лет он спокойный. Никто его не трогает, и ящер сам старается не покидать лишний раз своё золото. Исмир раз в сто лет вылетает из логова, жрёт самое большое стадо овец у людей или стадо оленей эльфов и угоманивается ещё на сто лет.

Помимо земель эльфов и Стронгхолда, в землях королевы Тресдин было ещё три великих города. На востоке – Хайвэй, на юге – Санрайз, а на западе – Угримар. И много ещё мелких городов и деревень.

На западе от царства людей были другие земли, которые принадлежали тоже эльфам, но не лесным, а магическим. Так их и называли «магические эльфы». Даже самые глупые среди их расы могли показать познания в магии, которые не каждый человек сможет повторить. Правда, земли магических эльфов были очень малы и состояли всего из одного большого города. Но на их территории также была самая великая академия магии. Там был очень жесткий отбор, но знания там дают невероятные. Именно эту академию и закончил Велес Великий – убийца демона Пожирателя.

Ниже царства людей были земли гномов. Земли, а точнее горы, представляли собой сложную систему подземных городов, хранилищ и много чего ещё. Дворфы хорошо обустраивались в горах.

Восточнее страны людей было только одно место – Великая библиотека. Великая библиотека – храм, окружённый густыми лесами и холмами, в нём жили и просвещались великие монахи, поклоняясь Богу знаний – Нибиру. Кстати, Девоурэр был, есть и будет главным врагом Нибиру, так как хочет заполучить абсолютное знание.

***

В землях Хаоса, в башне великого Некроманта, сейчас проходил ритуал. Ритуал поднятия мёртвых. Его проводил невысокий мужчина лет тридцати пяти, возможно, сорока. А может быть и двухсот – никто, кроме самого некроманта, не знал возраста колдуна. Этим колдуном-некромантом был Маркелл Ван Клиф. Мужчина стоял за пределами большой пентаграммы, которую он нарисовал на площадке, где колдун проводил ритуалы. Башня Некроманта представляла из себя не только лишь башню. Помимо всего неё было ещё и место, достаточное большое, для проведения ритуалов. Также было довольно здоровое подземелье, где Маркелл держал подопытных и жертв своих экспериментов. Было и несколько комнат, где он жил. При всём при этом, башню эту, огромную по размерам, найти было довольно проблематично. Некромант заклинаниями спрятал башню от лишних глаз: найти её можно было бы только случайно.

Но сейчас в этой башне проводился ритуал. Ритуал по оживлению мёртвой гидры. Мужчина поднял небольшой хрустальный шар над головой. Шар мигом потемнел, а из него начал вытекать розово-фиолетовый дым, который стекался к гидре, заползая ей в пасти, глаза и раны, которые и привели к её смерти.

Раздался треск грома, что странно, а после в гидру ударила молния, запуская искусственную жизнь в зверя. С трудом поднявшись на ноги, гидра взревела, оглушая всё в округе.

– Невероятно! – сказал колдун, и с гидры медленно начали сползать куски плоти и кожи. Уже через несколько секунд от гидры остался один лишь скелет, клацающий всеми челюстями. – Ещё одно существо в коллекции! – с восторгом промолвил Маркелл и спрятал шар в один из карманов своего плаща.

Несколько скелетов – прислуги Маркелла, подбежали к гидре и, держа её за кости ног, отвели её в подземелье.

Душа гидры навсегда осталась в шаре волшебника, теперь он может призвать её в любой момент.

Маркелл сидел в одной из жилых комнат. Большая каменная комната была хорошо прогрета и, вопреки ужасающему внешнему виду башни, внутренняя сторона была довольно комфортной – всё-таки некромант тоже был человеком. В комнате была большая деревянная кровать, шкаф для вещей, несколько сундуков и стеллажей. Был также большой круглый стол, а вокруг него несколько стульев.

Удивительно то, что Маркелл не отдал за все эти вещи даже ломаного медяка – всё сделали его слуги.

На столе стояла небольшая металлическая подставка для шара, а в ней и сам шар Маркелла.

– Хм… – задумчиво протянул некромант, думая, как разогнать скуку. – Гидра быстро приручилась, я думал, будет сложнее… Как бы убить время? – спросил волшебник и тут же щелкнул пальцами – появилась идея. – Шар, покажи мне ближайшее будущее! – воскликнул некромант и сделал некие пасы руками.

Круглый кристалл мигом застелило серой дымкой, но вскоре, центр кристалла прояснился, открывая волшебнику картинку будущего. Шар показал, как у ворот его башни, под проливным дождем, стоят три человека – два Хранителя и один человек с мешком на голове.

Шар тут же застелило пеленой, а в дверь комнаты начали дико стучаться.

– Войдите! – сказал мужчина, и в комнату ввалился скелет.

– К вам гости, господин. Капитан Хранителей и его брат, с ними ещё кто-то, но я не увидел кто, – непонятно как говорил скелет.

– Да-да, знаю! – скривился Маркел, поводя рукой из стороны в сторону, будто неприятный запах разгонял. – Зови их сюда, только пусть ботинки снимут, не хочу пачкать пол! – произнёс волшебник и, тряся костями, скелет убежал из комнаты.

Двое Хранителей – Цориг и Эбисс, вошли в просторную комнату некроманта, пихнув своего пленника на пол.

– Есть дело, старик! – воскликнул Эбисс.

– Не забывайся, мальчишка! – проворчал Маркелл. – Чего ты хочешь?!

– Ты ведь знаешь, что мы, Хранители, уважаем твоё искусство! Мы делимся с тобой нашими запасами, отдаём тебе редкие вещи и даже, иногда, редких зверолюдей! – воскликнул Эбисс, сразу начав разговор с козырей.

– К чему все эти церемонии?! – злился некромант, что его побеспокоили, оторвав от важных исследований, хотя, в тоже время, он был рад, что к нему пришли в гости, пусть и Хранители.

– Смотри! – сказал Эбисс, снимая мешок с головы пленника. Точнее пленницы. Это была девушка лет пятнадцати, у неё были необычайно длинные волосы и красивые глаза цвета оранжевого янтаря.

– Невероятно! – подорвался с места некромант. – Откуда у тебя магическая кошка?! Они же невероятно редкие!

– Да, колдун, ты прав – таких кошек по миру можно пересчитать на пальцах рук у безрукого! А ещё, я знаю, что знание некромантии – это искажённое знание света, то есть магии, способной исцелять!

– Не совсем! – начал читать лекцию Маркелл. – Некромантия лежит намного глубже! Истоки всей жизни – вода: даже мы, люди, состоим из воды! И без неё мы умираем. Например, если тебя или меня проткнуть мечом, из нас пойдет вода! Так вот некромантия лежит в фундаментальном знании магии воды, а уж потом магии света! – закончил лекцию Маркелл.

– Ну, если я правильно понял твою лекцию, то ты знаешь, причём, судя по твоим слугам, – покосился Эбисс на скелета, стоящего у входа в комнату, – ты знаешь исцеляющую магию очень хорошо!

– Да, всё верно, но я всё ещё не понимаю, к чему ты клонишь?! – пожал плечами некромант.

– А ещё ты должен знать, что магические кошки обладают уникальным свойством – они глазами могут поглощать магию любого круга, любой стихии!

– Мне начинает не нравиться наш разговор… – подметил волшебник.

– Я хочу, чтобы ты пересадил мне глаза этой девушки! – сказал Эбисс с невероятным восхищением.

– Хм… Ну… А зачем тебе это?! У тебя появился какой-то магический соперник? Если так, то давай я разберусь с ним! То, что ты просишь, это очень болезненная процедура, конечно, я бы мог убить тебя и эту девушку, пересадить вам глаза и вернуть вас к жизни, но тогда от её глаз не будет никакого проку! Такая процедура требует, чтобы вы оба находились в сознании и при жизни! – воскликнул Маркелл. – Да и… что мне будет за это? Процедура ведь не из лёгких!

– Много вопросов сразу! – подметил Эбисс. – То, что ты получишь – информация, кстати это же и является ответом на то, зачем мне нужны её глаза.

– Тебе нужна информация?!

– Нет же! – воскликнул Эбисс, шлёпнув себя ладонью по лицу. – Просто сделай, а дальше всё поймешь! – потребовал он.

========== Брат против Брата ==========

Хак сидел в своей комнате, размышляя над одной идеей. Он думал, как отомстить Холло, за то, что она поссорила его с братом. Вообще, вся эта неделя прошла невероятно быстро, а уж ощущений на жалких семь дней было более чем.

Первый день прошедшей недели

После того, как рабыню выпустили из подвала, Лайт чересчур проявлял к ней свою доброту, хотя раньше эта девушка-дракон никому не была нужна.

Вот и сейчас, казалось бы, Холло просто готовит обед, но вокруг неё крутится Лайт: иногда они мило смеются, парень что-то рассказывает девушке, гладит её по рогатой голове. Хаку, который, ходя по дому иногда видел это, было противно до тошноты.

«Что ты крутишься у этой дряни?!» – брезгливо думал Хак, в очередной раз замечая, как Лайт гладит Холло по голове. В какой-то степени Хак чувствовал, как его брат изменил своё отношение к нему. После визитов Хака в подвал к Холло, Лайту брат стал… противен? И Хак чувствовал это, виня во всём девушку.

Но вот настало время обеда. Хак, недовольный всем, пришёл и сел за своё место; рядом с ним сел его отец, а напротив него занял место его брат. Девушка быстро забегала, относя тарелки с едой и кружки с пивом на стол. Но тут, взяв последнюю тарелку супа, она понесла её к столу, но, не дойдя несколько сантиметров, споткнулась. Лайту повезло – снаряд – тарелка с супом, прошла над его головой, а вот Хаку и Клеру повезло меньше. С сильным грохотом тарелка упала на пол и укатилась куда подальше, а два мага сидели в картошке, резанной морковке, специях и бульоне.

Хак только начал думать, куда и с какой силой он будет бить Холло, как вдруг его мысли прервал Клер. Маг медленно встал, и в одну секунду в его руке появился небольшой прут, похожий на ножку стола или стула, но меньшего размера. Прут этот был из чистого металла. Дело в том, что Клер был великим волшебником, он знал все четыре учения о стихиях, а также невероятное количество прикладных знаний. Одним из таких было знание о металле, которое произошло от фундаментального учения магии земли. Материалом для этого прута послужили все ложки, ножи и вилки, лежавшие на столе.

Девушка начала медленно пятиться, глядя на своего хозяина глазами, полными ужаса. Но вдруг она снова запнулась и уже начала ползти от волшебника.

– Держи! – сказал Клер и, вытянув руку с прутом над Холло, спокойно отпустил металл.

Девушка интуитивно поймала железку двумя руками, что было большой ошибкой. Через секунду после того, как металл коснулся рук девушки, прут резко потерял форму, превращаясь в жидкий сплав. Этот сплав охватил руки девушки тонкой пленкой, а после…

После послышался ужасный хруст, будто по плотно натянутой коже провели тупой спицей. Девушка не удержалась и вскрикнула от дикой боли. В один момент она лишилась всей кожи на кистях рук. Кровь быстро стала заливать деревянный пол дома.

Лайт тут же кинулся к девушке, искренне желая ей помочь, но отец преградил ему дорогу.

– Даже не смей к ней подходить! – басом сказал Клер, отгоняя испуганного сына.

Металл быстро пополз выше по рукам. Девушка встрепенулась и начала пытаться стряхивать его, но боль была настолько сильна, что она сразу прекратила это, начиная умолять хозяина о пощаде.

– Раз ты такая безрукая, может, мне следует вообще лишить тебя рук? – надменно спросил Клер, и металл на руках Холло стал сжиматься.

– Не надо, прошу! – завопила девушка, и металл отступил.

Где-то в землях Хаоса

Высокий рыцарь в довольно узких доспехах разбирался с огромной гидрой. Вокруг них столпилась толпа других людей: тоже рыцарей, но одеты они были проще.

– Весело! – воскликнул рыцарь в доспехах и со всей силы двинул гидру своим оружием – цельнометаллическим, двуручным молотом. На другой стороне молота было острое лезвие, но рыцарь сейчас орудовал молотом.

Зубы гидры хрустнули, а несколько даже вылетели из пасти. Эта гидра была довольно взрослой – она отрастила уже четыре головы.

Три другие пасти зарычали, а та, по которой нанесли сокрушительный удар, безвольно обмякла и стала болтаться по земле. Одна из пастей оскалилась и вцепилась в обмякшую голову. Раздался треск разорванной кожи, и мертвая голова с куском шеи, из которого бил фонтан чёрной крови, упала на землю.

– Ещё веселее! – воскликнул рыцарь и, взяв свой увесистый молот в одну руку, создал небольшой синий шар в свободной руке. Он со всей силы вогнал этот шар себе в грудь. Доспехи начали сжиматься, делая рыцаря более утончённым. Создав в руке, на сей раз, красный шар, воин снова вогнал его себе в грудь. Рыцарь стал двигаться намного быстрее, а после создал в руке большой прозрачный кристалл. Кристалл пошёл по пути шаров – в грудь.

– А вот теперь мы попрыгаем! – крикнул рыцарь через шлем.

Все эти выкрутасы он проделал секунды за две, но гидра тоже не медлила. Две из трёх голов метнулись к рыцарю, но тот, сделав поворот в сторону, со всей силы ударил молотом по одной из голов. Удар был сильный настолько, что голова, в которую ударило оружие, всей своей массой влетело во вторую голову. Обе головы упали на землю, а рыцарь метнулся вперёд. Он вогнал в грудь чудовища лезвие на обратной стороне молота, а сам сделал резкий подкат под ноги гидры, при этом не вытаскивая оружие.

Плоть чудовища распоролась до самого полового органа, а рыцарь, вытащив оружие, прокатился дальше. Гидра взревела, а рыцари вокруг, подняв оружие к небу, начали издавать воинские возгласы радости.

Рыцарь, прыгнув вверх метров на семь, и, сделав несколько пируэтов и оборотов, обрушил сокрушительную мощь молота на последнюю голову гидры.

Гидра предсмертно хрипнула и завалилась, вывалив свои потроха на землю.

– Вот и всё… – сказал рыцарь и щёлкнул пальцами – его доспехи приняли прежний вид и вес, а сам рыцарь больше не мог прыгать и бегать так быстро.

Со всех сторон кричали воины, которых питали впечатления от боя.

– Чего стоим?! – спросил рыцарь, снимая шлем. Под шлемом оказалась высокая светловолосая девушка. – Собирайте живо ингредиенты и уходим отсюда, достало уже это место!

– Мисс Алесия, это было великолепно! – подбежала к рыцарю другая девушка. Не сильно высокая брюнетка с двумя большими косичками.

Другие рыцари мигом накинулись на тело гидры, выдирая из голов зубы, глаза и языки. А из тела выдирая органы и сливая кровь с стеклянные сосуды.

– Теперь можно и выдвигаться! – сказала Алесия, когда все алхимические ингредиенты были изъяты из тела гидры.

Второй день недели

Весь прошедший день Холло не выходила из своей коморки, но и на второй день она не появлялась. Лайт забеспокоился и, вопреки запретам отца, решил проведать девушку.

Лайт сидел у себя в комнате и думал, как можно пробраться в комнату к Холло, ведь его отец повесил на ручки двери замок: не простой, а магический – заклинание, отпирающее его, знает только тот, кто этот замок повесил.

Лайт думал залезть к ней из окна, но эта идея быстро умерла в его голове – это будет очень заметно, проще будет просто взорвать дверь, даже это привлекло бы меньше внимания.

Парень решил выйти погулять, подышать свежим воздухом.

Середина дня – в Стронгхолде кипит жизнь, все жители заняты своими делами: кто покупает себе что-то, кто продаёт, кто делает что-то на заказ, кто что-то заказывает. Лайт ходил и думал, как бы помочь Холло.

А Холло, тем временем, сидела в своей комнате, пытаясь справиться с ужасной болью. Хоть она и дракон, и её способность к регенерации выше даже регенерации гидры – одного из самых живучих созданий на земле, но даже с этой регенерацией она не могла подавить ту боль, которую ей причиняло любое прикосновение к чему-либо. Единственное, что спасало её – бадья с водой, из которой девушка пила. Но она уже израсходовала всю воду в первый же день – крови с рук было настолько много, что уровень жидкости в бадье поднялся где-то на полсантиметра.

Лайт вернулся лишь под вечер, он так и не смог ничего придумать. Бесспорно, что он мог бы с лёгкостью справиться с деревянной дверью или подняться на чердак, где закрыли девушку, но сделать это так, чтобы этого не заметил отец – невозможно.

Но этого уже и не требовалось – когда Лайт вернулся в дом, он увидел, что Холло уже накрывает на стол, ставя кружки с алкоголем на деревянную столешницу.

– Ты как?! – первым делом спросил Лайт, взяв руки девушки в свои большие ладони. Только сейчас он заметил, что они все в ужасных мелких шрамах, а их было больше сотни!

– Уже не болит… – сказала девушка, опустив голову.

– Что с твоими руками?! – воскликнул парень.

– Ваш отец сказал, что это – напоминание о том, кто я такая… – говорила девушка, чуть не плача от обиды.

– Я поговорю с ним! – решительно промолвил Лайт.

– Нет! – вдруг крикнула девушка, крепко обняв парня. – Не надо! Он накажет вас, я не прощу себя за это!

– Холло… – растерялся Лайт, но тоже обнял девушку.

– Вы… Вы – единственный, кто был ко мне добр всё это время! Я умру за вас, если понадобится! – крикнула девушка, но вдруг поняла, что происходит и, быстро отпустив парня, пошла носить еду дальше.

Где-то в землях Хаоса

В высокой башне некроманта, глубокой ночью, Маркелл, Эбисс и Цориг готовились к операции.

Помещение было полностью сделано из камня: потолок, стены, пол – всё! Посреди помещения, которое было огромным, как гробница фараона, стоял большой каменный стол. Рядом с этим столом была деревянная тумбочка поменьше. На тумбе было множество свитков и, драгоценных, на вид, камней.

Эбисс уже улёгся на столе, предварительно сняв с себя шлем, а Маркелл готовился проводить операцию. Но не хватало одной детали – магической кошки, чьи глаза должны будут пересадить Эбиссу.

Но вот со стороны входа послышались шаги и чей-то плач. Это Цориг вёл девушку на очень болезненную казнь.

– Я всё ещё не понимаю, зачем он тут нужен? – спросил Маркелл, косясь на Цорига.

– Я слежу за тем, чтобы ты, маг, не натворил глупостей! Если с моим братом что-то случится – ты даже не успеешь вытащить свой шар! – ответил Цориг, кинув связанную девушку к ногам некроманта.

– Спасибо, Цориг! – улыбнулся Эбисс и откинул голову на стол.

– Ну… Начнём! – сказал Маркелл и, потерев руки, приступил к извлечению глаз Эбисса. – Сначала тебе подготовим грядку!

Маркелл широко открыл глазницу Эбиссу и слегка надавил на неё. Глаз Хранителя выпал из неё, повиснув на нескольких нервах. Цориг услышал, как его брат начал очень быстро и шумно дышать, пытаясь справиться с болью.

«Потерпи, Эбисс!» – думал Цориг, сжимая кулаки.

Второй глаз извлекли также, только на сей раз Эбисс не выдержал и закричал, но так и продолжил лежать на столе – отступать уже поздно.

– Теперь ты! – с трепетом воскликнул Маркелл, аккуратно беря девушку за щёку, дабы та не дёргалась.

Процедура прошла точно также, как проходила и у Эбисса, только девушка звонко кричала. Ей было больно… очень!

Очень аккуратно вставив глаз девушки в глазницу Эбисса, некромант взял один из драгоценных камней и, закрыв глаз хранителю, положил на веко этот камушек. Начав читать заклинания с одного из свитков, Маркелл наблюдал, как камень медленно тает, впитываясь в кожу Эбисса.

Второй глаз был вырван и приживлен точно также.

– Эбисс, раз глаза этой девчонки тебе уже пересадили, отдай мне её! – попросил Маркелл.

– Да забирай! – простонал Эбисс, потирая глаза руками. – Только зачем она тебе?

– Ну… Её кровь пойдёт на ритуалы, да, если честно, всё остальное тоже… – честно признался некромант.

Третий день недели

Ранее утро, Холло, как обычно, трудится в поте лица, готовя еду и накрывая на стол.

На сей раз это была курица, каша и варёные яйца. А в кружках плескалось вино.

Вся семья магов уже начала трапезу, в то время, как Холло сидела на полу, рядом со своим хозяином.

– Да уж, Хак, наверное, ты в прошлой жизни, был свиньёй! – воскликнул Лайт, когда Хак молниеносно расправился со своей порцией.

– Не выделывайся, я просто голодным был! – стал оправдываться Хак.

– Вероятно, Лайт, тебе бы понравилось учение жителей востока. Они очень интересные мысли высказывают, относительно кармы и реинкарнации!

Холло только хотела поднять голову, дабы послушать внимательнее про карму, как получила удар миской по затылку.

– Эй, тварь рогатая, принеси добавки! – потребовал Хак, всучив девушке посуду.

Лежа в своей комнате, Холло смотрела на свои руки и думала о карме. Клер говорил о том, что душа должна пройти несколько путей очищения, исправляя ошибки прошлого.

– Можно войти? – вдруг послышалось из-за двери.

– Конечно! – вскочила на ноги девушка.

Дверь открылась, и на пороге показался Лайт, которого Холло встретила низким поклоном.

– Да не стоит таких формальностей, – улыбнулся парень. – Я хотел спросить, как ты себя чувствуешь?!

– Ох, спасибо, всё хорошо! – улыбнулась Холло, расплываясь от проявленной к ней доброты.

– Как твои руки? – спросил Лайт и, взяв руки девушки, сел на её кровать, усадив её рядом.

– Можно спросить? – тихо отозвалась Холло, опустив взгляд.

– Конечно, всё, что угодно! – улыбнулся Лайт.

– Расскажите, пожалуйста, что такое карма? – попросила девушка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю