290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » В объятиях щупалец (СИ) » Текст книги (страница 8)
В объятиях щупалец (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "В объятиях щупалец (СИ)"


Автор книги: Черный Пион






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 8 страниц)

Уговаривать Ганса, осознавшего наконец-то, что он полностью и от всего свободен, дважды не пришлось, как и горничную.

– Сын мельника, – уже у самой двери верзила окрикнул Ганса и усмехнулся, – в следующий раз устраивайся работать на стройку!

– Там тоже разных махинаций хватает. Я лучше… лучше в деревню свою вернусь и отцу помогать буду, – искренне улыбнулся. – Спасибо вам за все еще раз. Вы – самый честный, самый порядочный и самый лучший страж закона из всех, кого я знаю!

– Хе, ну, есть такое, – Зеркат разомлел от похвал и проводил несостоявшихся свидетелей ехидной ухмылочкой, а как только молодые люди вышли из его кабинета, обнял лицо, точнее морду, огромными ручищами. Перед исполином на столе лежали семь папок… Семь судеб… Семь человеческих жизней, которые он добровольно перечеркнул без суда и следствия, вопреки всем клятвам. – Какая же я мразь, – признался монстр себе, разглядывая самое верхнее дело – дело Келгара, перетянутое черной лентой.

☆☆☆

Боги продолжали злобно насмехаться над бывшим судьей и властителем чужих судеб. Можно подумать, ему мало было пожизненного заключения или смертной казни? Теперь Келгара за все его грехи ожидала кара столь жуткая, что он никак не мог ее осознать до конца…

Связанные за спиной руки ныли зверски, еще и глаза замотали потертой старой тряпкой, чтобы юноша не смог запомнить дорогу из этого ада.

– На вас всех возложена великая миссия – принести пользу нашему королевству и помочь шелкопрядкам продолжить свой род, – вкрадчиво пояснял Золотоглазка, придерживая Келгара за локоть, дабы тот не споткнулся по дороге. Его помощники точно так же вели еще двоих несчастных, которые тихо молились вполголоса.

Бывший судья молчал. Пока их всех трясло в повозке, да и сейчас тоже, он пытался придумать хоть какой-то план, найти лазейку в безупречной работе «собирателей людей». Но похоже, что единственным шансом избежать встречи с гигантскими монстрихами – была лишь смерть. Его товарищи по несчастью это осознали еще в пути, когда пытались покончить с собой припрятанными заточками, но, конечно же, у них ничего не получилось: агенты Орена знают свое дело. И теперь все пленники на ватных ногах плелись сквозь ущелье к паучьим пещерам, где им предстояло остаться навсегда.

– Если нас на казнь ведут, то разве не должны исполнить последнюю волю? – буркнул один из товарищей по несчастью…

– Разве это казнь? Тебя не на казнь ведут, отребье, а на оргию с восьминогой подружкой. Это разные вещи, – усмехнулся его конвоир.

Из-за повязок обреченные не могли в последний раз посмотреть на этот мир, пусть и темный, почти безжизненный, состоявший сейчас из одних камней и засохших деревьев. У этих парней Орен отнял даже такую малость, не говоря уже про имена, личную собственность, право хоть на какую-то могилу. Все, чем им предлагалось насладиться перед экзекуцией – скорбный гул ветра в ущелье и одинокий волчий вой, доносившийся издалека.

– Шелкопрядки очень ранимы и впечатлительны, поэтому не советую их злить, унижать, – продолжил желтоглазый собиратель. – Возможно, вам кажется заманчивой мысль – вывести из себя шелкопрядку и быстро отправиться на тот свет. Но спешу вас огорчить, эти дамы… будут вас убивать весьма жестоким способом. И долго…

– И… и что же делать? – в отчаянии выкрикнул второй связанный парень.

– Я не буду оригинальным, а посоветую вам то же самое, что советуют всем начинающим шлюхам – хорошо работать. Старайтесь удовлетворить этих больших девочек, не спорьте с ними, не смейтесь над ними и не сопротивляйтесь им, тогда проживете чуть дольше. Ну и умерщвлены будете относительно безболезненно. Просто представьте, что это одинокие женщины, которым надо немного тепла и ласки. И не забывайте ни на миг, что каждая из них весит шестьсот килограмм, вооружена четырьмя парами паучьих конечностей и без усилий может разорвать человека. Буквально. Я видел это прискорбное зрелище. Оно весьма отвратительно…

Кажется, один из пленников, не выдержав, вырвался и с истошным воплем, не разбирая дороги, понесся прочь, но был перехвачен собирателями и повален на землю. Возню, брань и громкие крики Келгар слушал с легкой ухмылкой на устах… Что ж, кто-кто, а он успел оценить жестокую иронию богов, обрекших его ровно на те же самые муки, как и последнюю из рода Арзеви.

☆☆☆

На самом деле, Гансу нужно совсем в другую сторону, но он, не думая об этом, шел рядом с Мирандой, оправдываясь и краснея. А еще украдкой заглядываясь на ее пышную грудь и светлые локоны, кокетливо выбившиеся из-под платка. Горничная была, что называется, «сочной» девушкой с округлыми формами, а не каким-то там скелетом, обтянутым кожей, чем и привлекала внимание.

– Так ты подглядывал за Лиа всегда? Все время? Даже когда она… ну, и этот зеленый уродец в спальне оставались? – поинтересовалась Ми.

Ганс сглотнул и чуть не споткнулся. Естественно, он боялся подобных разговоров, но если судить по интонации, то его не упрекали и не корили совсем. В вопросе отчетливо проглядывалось огромное любопытство!

– Ну… один раз только. Да и видно ничего толком не было. Эштен своими щупами оплел Кудряшку, и она на кулек сразу стала похожа, – растерянно ответил он.

– Понятно, – раздосадованно вздохнула и тут же, спохватившись, небольно ударила кулачком по руке спутника. – Извращенец!

– Неправда! Это господин меня посылал, ну, то есть Келгар посылал. Это не моя идея была же… Да и говорю, все равно ничего толком не разглядеть. У них дома еще темноть сплошная, ведь Осьминожка свет совсем не любит.

– Он ее не обижал? – Миранда прищурилась.

– Кто? Эш? Да он безобидный, помешанный на чистоте чудак! – усмехнулся. – Скорее уж Кудряшка его обижала. Она чуть что – сразу щекотать его начинает, – усмехнулся бывший слуга.

– Щекотать?

– Ну, да… Он щекотки боится же.

– Но он же монстр…

– И что? По-твоему, не бывает монстров, боящихся щекотки? Да и какой Эш монстр? Он просто сине-зеленый парень со щупальцами. Добрый очень. Ответственный… А вот Келгар – та еще мразина, извини за выражения, но по-другому не скажешь.

– Я до сих пор не могу поверить, что все это устроил Келгар Редрайти. А ведь такой хороший мальчик был… Я его помню, он в наш дом часто с семьей захаживал. Правда, я тогда сама была еще ребенком, – Миранда замолкла и отвернулась в сторону дороги, вдоль которой они шли. Там как раз проезжал белоснежный экипаж высокопоставленного чиновника. – Потом они перестали приходить. А Лиа запретили спрашивать про них.

– Он ненавидел всех Арзеви. Так сильно ненавидел… Ненависть эту даже представить нельзя, как много ее скопилось в его гнилом сердце.

– Ну, ладно банкира есть за что… он и правда многим навредил! Но Лиа-то что плохого ему сделала? Она… она же хорошая, добрая и честная. Никогда не обижала прислугу. В отличие от других избалованных богатых девчонок, – Миранда увлеклась и не заметила, как во время эмоционального диалога схватила спутника за руку. Вот прямо посреди городской оживленной улицы.

Не то чтобы Ганс понравился горничной с первого взгляда, ведь распрекрасной внешностью он похвастаться не мог, да и состоянием тоже, и вкуса у него не было. Одет плохонько, да и вообще производил впечатление невзрачного бедняка. Но, несмотря на все, в этом скромном пареньке чувствовалось нечто особенное, только запрятано оно глубоко внутри, словно великолепная жемчужина в тусклой раковине. Да и, опалив свое сердечко романом с красавчиком, Миранда старалась больше не покупаться на смазливый вид и бездонные лживые глаза, от которых одно страдание и мокрые от слез подушки остаются.

Юноша, конечно же, не сопротивлялся чужим пальчикам, обнявшим его ладонь. Да и разве вообще возможно сопротивляться пышногрудой красотке в подобной ситуации?

– Келгар был одержим… да просто помешан был на Арзеви! – констатировал юноша.

– А ты настоящий герой… не испугался его! Хоть он и судья, – с восхищением в голосе. – Не всякий так смог бы.

– Я его боялся очень долго… В один день… все внутри сломалось. И этот страх тоже сломался, – урвав подходящий момент и сделав небольшую паузу, добавил, пристально посмотрев на розовощекую красавицу: – Миранда, а ты… ну, встречаешься с кем-нибудь?

– Уже нет, – девушка вся засияла, словно новенькая золотая монетка и машинально пригладила локоны. – А ты?

– Ну… Я… У меня с этой проклятой работой и времени не было особо на девушек. Зато теперь есть! Правда, денег теперь тоже нет, – вздохнул.

– Да не переживай. Ты рукастенький, сразу работу найдешь, я точно знаю, – подбодрила Ми, а подумав еще минутку, продолжила: – О, слушай, здесь есть одно местечко, недорогое, зато там делают лучшие в мире пирожки с яблочным джемом! Заглянем?

– «Яблонька»? Я тоже люблю эту домашнюю пекарню! Конечно... заглянем!

Ганс с огромной радостью вцепился в заманчивую идею, уже предвкушая романтическую атмосферу, аромат яблок и счастливые голубые глазки одной горничной. Уж что-что, а шанса стать парнем златокудрой девушки с веселым нравом он точно не упустит, особенно после того как заметил в ее взгляде искорки заинтересованности.

Комментарий к 17. Заслуженная награда

Хранитель закона – в Орене они выполняют функции полицейских

Собиратель – тайный агент Орена, который занимается поиском и доставкой людей для нужд королевства

Заключительная часть выйдет на этой неделе в среду, или четверг :)

====== 18. Эпилог ======

С каждой секундой всполохи света все настойчивее пробивались сквозь безмятежный мрак и гул, из которого постепенно стали рождаться слова, пока, правда, непонятные. Сознание еще сопротивлялось окончательному пробуждению, но оно было неизбежно. Вместе с образами, проступавшими все отчетливее, нахлынул и поток слабости, и неприятное покалывание в ступнях и ладонях. Зато наконец неразборчивый и такой родной голос произнес первую складную фразу:

– Лиа, как ты себя чувствуешь?

Девушка, лежавшая в уютном гнездышке из одеял, подушек и матрасов, сонно потянулась, выглянув из своего тряпичного плена:

– Ну… как-то странно. Вроде слабость есть, а вроде… она проходит. И спать больше не хочется. Почти, – зевнула, и наконец пристально впилась изумрудными яркими глазками в Эштена, склонившегося над ней.

– Целитель сказал, что за пару дней от этого состояния не останется и следа, – Эш, спохватившись, протянул Лианейн ароматный травяной чай.

– То есть… то есть уже все? – удивленно взмахнула пару раз ресничками и сделала несколько торопливых и жадных глотков. – Я уже мама?

– Да, – монстр изнутри светился счастьем и гордостью за свою маленькую, но любимую семью, – мы уже родители семирняшек!

– Семь? О боги, сразу семь имен придумывать придется… а еще каждому же нужна будет кроватка и…

Арига, забрав чашку, сразу же обнял еще такие слабые ладони любимой, успокаивая и окружая заботой:

– Не беспокойся об этом. Мы все решим. Вместе… Потом.

– А еще я хочу их увидеть! Очень хочу! У них ведь крошечные плавнички есть, да? А еще жаберки… – встрепенулась Лиа, полностью выбравшись из объятий сна. Столь живые и озорные огоньки давно не мерцали в ее взгляде, чему Эштен не мог не нарадоваться.

– Обязательно! Через минуту… просто мне нужно сказать кое-что… важное. Ведь ты больше не под властью малышей и… – монстр запнулся, отведя горящие глаза в сторону. – По закону Орена мы не можем заключить брак. Но я люблю тебя и наших детей. Люблю бесконечно сильно и хочу защищать вас всех, заботиться о вас. Хочу, чтобы вы были счастливы!

Лианейн пусть и сгорала от любопытства, но не торопила своего избранника, а терпеливо ждала, пока он соберется с мыслями. Она слушала предельно внимательно, даже не встряхивала озорными кудряшками, все норовившими пробежаться по ее чуть алеющему личику:

– Ты мне делаешь предложение? – она хитренько улыбнулась.

– Да… Мне жаль, что у нас не будет церемонии, не будет свадьбы и записей в храмовых книгах… – арига аккуратно достал небольшой темный сверток и бережно развернул его щупами.

В совершенно заурядном лоскуте все это время прятались два золотых медальона на тонких цепочках с элегантными гравировками имен. На одном – «Лианейн», а на втором – «Эштен», вот его-то малышка, не раздумывая, застегнула на своей тонкой шее. И пусть она, как дочь влиятельного банкира, раньше носила украшения, стоившие дороже двухэтажного дома, скромный подарок десятиножка – для нее бесценен.

– А мы можем и клятву сами придумать. Потом, – предложила Лиа, загоревшись новой идеей.

Она сама помогла Эшу надеть цепочку медальона со своим именем и попутно поправила его волосы-жгутики, заботливо погладив их ладошкой.

– Очень хорошая идея, – его кожа слегка позеленела, очевидно, от радости, что переполняла сейчас, – тогда… тогда у нас будет и церемония, и клятва, и…

– …маленький праздник, – продолжила. – Я Ми позову, она давно хотела с тобой познакомиться…

Девушка только-только закончила фразу и сразу же соскочила с постели, правда, ее ослабшие ноги подкосились, но арига вовремя поймал вторую половинку.

– Я знаю, вам… тебе не терпится посмотреть на наших малышей, но целитель просил соблюдать постельный…

– Так, мой верный рыцарь, – Лиа оборвала монстра на полу-слове и, состроив серьезное выражение лица, указала на дверь спальни, – вперед!

– Как прикажет моя королева, – Эш моментально включился в новую увлекательную игру, и подхватив любимую на руки, плавно двинулся к выходу.

☆☆☆

«Детская» оказалась совсем недалеко, а точнее, в гостиной, где на столе, в центре комнаты, и расположился круглый аквариум с маленькими замками, пещерками и речными растениями, которые важно покачивались над небольшими ракушками. Лианейн, кажется, позабыв про усталость, сама выпорхнула из рук Эша и прильнула к заветному стеклу, вглядываясь в маленький водный мирок.

– Но… но их здесь нет, – с ужасом пробормотала она, побелев.

– Они просто спрятались, им страшно немного, – Эштен улыбнулся и подошел ближе, – смотри внимательно…

Прищурившись, девушка сосредоточилась на сказочном пейзаже и, о чудо, через минуту заметила в одном из замков подозрительное движение.

– Так нечестно… Я их все равно не вижу! – с грустью в голосе.

– Сейчас… – арига взял с тарелки, стоявшей неподалеку, несколько маленьких ломтиков ветчины и уронил в воду. И тут…

Семь крошечных Эштенов, активно работая маленькими прозрачными щупалками и плавничками, вынырнули из укрытий и, как стайка голодных пираний, устремились к лакомству. Они кружили рядом с обедом, пока от него не осталось и следа. Все десять секунд, пока они разбирались с едой, Лиа пыталась разглядеть их как следует, приоткрыв ротик от удивления.

– Да… это не очень приятно, но они вырастут и станут разумными, они сейчас…

– Ему ничего не досталось, они его отпихивали, – констатировала девушка, ткнув пальчиком в стекло, указав на самого маленького из прожорливой стайки и самого медленного.

– Да… он самый слабый, и у него все отбирают поэтому…

– Кажется, я знаю, кого мы назовем Эштеном! – Лиа ловко схватила самый большой ломтик ветчины и кинула его в аквариум, прямо на последыша, который, поморгав секунду, сразу же вцепился в подарок судьбы всеми отростками и вместе с ним плюхнулся на дно. А когда коварные братишки повылезали из укрытий, заботливая материнская рука загородила его и не подпускала никого, пока он сытый и довольный не отвалился от ломтика, вяло перебирая щупалками.

– Так-то лучше...

– Они тебе нравятся? – осторожно спросил Эш.

– Они же лапочки, разве они могут не нравиться? Очаровашки! – Лиа обошла аквариум, въедливо изучая озорных ребят, пока они не попрятались. И, к всеобщему удивлению, самый младшенький не в замок полез, как следовало, а прилип к стеклу, рассматривая свою маму совершенно бесстрашно и моргая огромными зелеными глазищами.

– У кого-то будет любимчик…

– Да! Целых восемь любимчиков! – хихикнула Лианейн и развернулась резко к Эшу, взметнув легион кудряшек. Он толком и разобраться в происходящем не успел, а его уже обняли. – Но ты любимчик номер один в моей жизни! – потянулась за поцелуем, опустив пушистые реснички.

– Я люблю тебя, – выдохнул арига, привычно обнимая худенькое тельце щупальцами, скользя по ночнушке вполне невинно и предельно ласково, отчего малышка моментально растаяла и сама прильнула к губам, растворяясь в своем обожаемом монстре без остатка.

☆☆☆

Келгар не дышал, точнее, боялся сделать глубокий вдох или же пошевелиться. Его руки, некогда связанные, ныли зверски, но не смотря на это, он пытался нащупать среди пыли и камушков хоть что-то похожее на оружие.

– Не дэргайс-са, иначэ тэбэ будеэт очэн болна, – донеслось вперемешку с глухим клокотанием из непроглядной темноты, окутавшей паучьи пещеры.

Ни одной, даже крошечной, искорки света, как и ни одной крупицы надежды в этом мрачном аду… Приходилось ориентироваться лишь на слух – но лучше не слышать пугающее копошение, клокот и шипение…

Бывший судья и не дергался, не пытался кричать, только дрожал непроизвольно, почувствовав на собственной груди длинную и тяжелую конечность, придавившую его к земле, без особых усилий.

– Крас-савчэк, очэн крас-савчэк. Самый болшой крас-савчэк из вс-сэх, – продолжила тьма ледяным и исковерканным голосом. И от голоса этого кровь в жилах стыла моментально.

Юноша, проглотив свой застрявший в горле вопль, отвернулся и зажмурился от безысходности, когда еще две паучьи лапы надежно зафиксировали его тело.

– Ты мнэ нра-авитс-са очэн, – тюремная роба, в которой Келгара и закинули в паучьи пещеры, за секунду была распорота на лоскуты огромной хищницей, оставив на груди пленника несколько длинных кровавых полос.

– Мама… – прошептал Келгар, окончательно заледенев от пробирающего до костей ужаса.

☆☆☆☆☆☆☆☆☆


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю