290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » В объятиях щупалец (СИ) » Текст книги (страница 2)
В объятиях щупалец (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "В объятиях щупалец (СИ)"


Автор книги: Черный Пион






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 8 страниц)

– С-спасибо, я… – Лиа обхватила рукоятку ножа пальцами и как бы случайно коснулась еще и щупальца.

Странно, но оно оказалось совсем не таким, как представлялось ранее, и даже не таким, как изображали в тех непотребных книжках, после коих хотелось принять долгую ванну. Гладкое, теплое, на ощупь очень приятное и не склизкое вовсе. Так что гостья позволила себе несколько мгновений изучать диковинку, лишь потом, спохватившись, отдернула руку и быстренько спрятала ножик обратно в сумку. Было стыдно и все еще страшно, а еще – любопытно до чертиков. И все эти чувства переполняли девчушку вот прямо сейчас до краев… Так хотелось выскочить из комнаты и нестись без оглядки, спасаясь от жуткого чудища, но и распахнуть его мантию хотелось тоже! Он удивительный же…

– Знаете, наша встреча как-то не задалась с самого начала. Предлагаю познакомиться заново, – монстр добродушно улыбнулся, утягивая конечность обратно под одеяние. – Как вы знаете из объявления, меня зовут Эштен. И я родился арига, я не выбирал этот вид… Так получилось. Сейчас я работаю переплетчиком и работаю, преимущественно, дома. И еще я очень хочу маленькую семью. Детей. А вы?

– Лианейн Арзеви. Я никто, и мне нужны деньги! – оживилась гостья, вспомнив о своей главной миссии.

– Это я уже понял. Кстати, знакомая фамилия, вы слу… – закончить существу не дали, оборвав его вопрос весьма бесцеремонно:

– Послушайте, – всю смелость, что еще каким-то чудом осталась, и всю боль, что пронзала душу стальными иглами, Лиа собрала в кулак и сама шагнула навстречу таинственному хозяину дома, – мне правда нужны деньги! Настолько, что я пришла сюда, к вам! Я готова вытерпеть все, что вы со мной сделаете. И я не беременна, как вы опасаетесь! Правда! – голос дрожал все сильнее, а на ресницах заблестели слезинки.

Несчастная готова была разрыдаться, сильно и безутешно, как в тот самый день, когда хоронили ее мать и описывали имущество родной усадьбы, потрошили шкафы и уносили в никуда любимые вещи, невзирая на траур и всеобщее горе. Разрыдаться, потому что она, дочь влиятельного банкира, почти умоляла какую-то тварь набить ее чрево своей проклятой икрой. Разрыдаться, потому что ничего и никого в жизни уже не осталось (ну, кроме Миранды, которой самой помощь не помешала бы). Разрыдаться потому, что со вчерашнего дня она ничего не ела, и потому, что в этом проклятом Орене все сделано так, чтобы отчаявшаяся девушка продавала себя таким вот «нелюдям».

– Мне кажется, это истерика. Я в книжке читал. Вы расстроены, голодны и напуганы, если судить по частоте вашего сердцебиения и слезам. Я не могу заключить с вами контракт, когда вы в таком состоянии, это подло, – монстр говорил тихо и спокойно.

Наследница рода Арзеви и не поняла толком, как это произошло, но через мгновение она уткнулась лицом в темно-синюю мантию, когда ее заключили в объятия, такие теплые и осторожные, будто она бабочка.

– Я вас напугал? Просто я читал, что…

Лиа жадно глотнула воздух и сама вжалась в этого мало знакомого парня с темно-бирюзовой кожей, разревевшись от безысходности, цепляясь за ту крупицу сострадания, какую ей предложили. Она за своими сбивчивыми всхлипами и не заметила легкого копошения вокруг, лишь почувствовала худой спиной, обтянутой дешевой тканью, странные касания, рядом с ладонями ее утешителя. А ведь он легонько обнял ее не только руками: пара щупалец обхватила худую девчушку, но все в рамках приличия и максимально ласково, совсем не так, как обещали пыльные книги про этих ночных тварей.

Арига понимающе, не произнося ни слова, успокаивал рыдающий и дрожащий комочек собственным теплом, позволяя вдоволь выплакаться. Давненько стройные и изящные «комочки» не искали утешения в его руках. Если быть точнее – то никогда. Девственником он, естественно, не был (это же Орен – порочнейшее королевство!), но и множеством романов похвастаться тоже не мог. А тут – маленькая аристократка, с неповторимыми каштановыми кудрями, нежная, напуганная и отчаявшаяся, которая инстинктивно прижалась к нему, отчего оба его сердца колотились намного быстрее, чем обычно. Вот только теплую симпатию, что уже стала разливаться внутри души, Эш решил уничтожить, пока не стало поздно. Уроды никогда не получают принцесс в жестокой реальности, особенно такие уроды, как представители его расы. Несколько недель сладкой иллюзии на время беременности он точно получит, но не больше. Нельзя забывать – девушка здесь исключительно ради крупного вознаграждения, и не более того.

– Вы устали. И голодны, я могу приготовить вам что-нибудь, – осторожно обратился Эштен, когда всхлипывания стали стихать.

– Я не ем ящериц… мышей и сырую рыбу, – шмыгнув носиком, пробормотала Лиа, еще цепляясь за темно-синюю мантию.

– Какое совпадение, я тоже! У меня есть прекрасная ветчина, немножко вчерашнего рагу и много-много гречневой каши со специями. И хлеб. Я просто не знал, что вы придете, поэтому встречаю вас столь скромно, – мягко выпустил из своих объятий и шустро убрал все щупальца под одежду, дабы не смущать.

– Ветчина? – переспросила, утирая красные блестящие глазки. – Ну, если это обычная ветчина, а не какая-нибудь «ветчина для монстров», то я приму ваше предложение, – на ее мокром личике на долю секунды мелькнула тень улыбки, впервые за последнее время.

Есть только одна вещь, что может отвлечь дочку банкира от дурных мыслей и даже вернуть озорной огонек в ее изумрудный взгляд (пусть и ненадолго), и эта вещь – вкусная и питательная еда, с которой, увы, в последнее время были серьезные проблемы.

☆☆☆

За время ужина не произошло ничего особо интересного, если не считать одного факта – Эштен есть отказался. Но гостья, поглощавшая угощения в темпе, как голодный ребенок, не придала этому значения.

Эш смотрел украдкой, как Лиа очень шустро расправлялась с его запасами и как чуть не давилась бутербродом, будто не ела уже несколько дней. Она и правда нуждается в помощи, судя по всему, раз решилась на столь отчаянный шаг – выносить потомство от какого-то сине-зеленого существа с отростками. А ведь эта девчушка точно была состоятельна когда-то, возможно, что и работать не умеет совсем, раз ее руки такие светлые, аккуратные, без мозолей – просто руки графини или маркизы, ничего тяжелее серебряной вилки и веера никогда раньше не державшие.

– Я все обдумал. Я заключу контракт с вами. Условия прежние. 100 золотых и полный пансион. Вы можете остаться здесь, прямо с сегодняшнего дня. Если хотите, конечно. У меня для будущей мамы наших детей уже готова комната, – начал арига, разрывая неловкую тишину, царившую на кухне.

Лиа замерла с кусочком хлеба в руках на несколько секунд. Что ж, этот обходительный субъект, правильный до кончиков щупов, стремился все сделать по закону, и в этом огромный плюс. Значит – в подвале не закроет, приковав к стене. Наверное.

– Я надеюсь, вы не только с виду так милы и добродушны и мы обойдемся без грубости и насилия. А я, в свою очередь, сделаю все, что вы скажете, как послушная ученица и постараюсь сдерживать свои эмоции впредь. Ведь это книжка все стерпит, но на деле женский организм весьма хрупок, – обратилась Лианейн весьма учтивым голосом.

Арига весь сжался, потеряв сразу сантиметров двадцать, цвет его кожи тоже изменился, на светло-бирюзовый, а в глазах без труда можно было разглядеть непонятную боль и ужас, словно фраза малышки ударила с размаху в самое сердце острым ножом, который потом еще и провернули. Лиа моментально запнулась, пытаясь разобраться в реакции собеседника. Вот, честное слово, жевать лучше, чем говорить!

– Я знаю. Я понимаю ваши опасения. Но я буду осторожен с вами настолько, насколько это вообще возможно, – говорил он довольно тихо и практически мертвым голосом.

– Простите… Я вас чем-то расстроила?

– Нет-нет, все хорошо, – натянуто улыбнулся, медленно меняя цвет на свой естественный, темно-бирюзовый, и вновь стал высоким, как прежде. – Не хотите посмотреть вашу новую комнату? Если вы поужинали, конечно.

– Хочу! – Лианейн выскочила из-за стола, машинально убирая на ходу непослушные кудряшки, что все рвались закрыть ее личико, и подхватив свою поношенную сумку, бодро зашагала за хозяином дома. Вот теперь в нем совершенно не чувствовалось никакой опасности. Лишь странная боль и одиночество.

– Сколько всего арига живет в столице? – оказавшись в темном коридоре, пронизанном неизвестностью, девчушка машинально ухватилась за мантию нового знакомого, надеясь, что он не заметит этого. А если и заметит, то не рассердится сильно.

– Я один. Подобных мне больше нет. Нигде.

Конечно же, Эштен все почувствовал и уже через секунду осторожно взял за руку спутницу, ведя ее по своим скромным владениям. Нет, она не попыталась вырваться из объятий его пальцев, хоть и мелькнула такая мысль в первые секунды. Странно, ладонь чудища теплая и почему-то трогательная, совсем не была мерзкой или склизкой. На ощупь – ну совсем человеческая, а то и лучше немножко.

– То есть… вы последний представитель вида? Но ведь написано, что…– удивленно пробормотала Лиа с нотками неподдельного сочувствия в голосе, сжимая руку чуть сильнее. Собеседник сделал небольшую паузу в разговоре, столь неприятном для него, но не замедлился даже на мгновение. – Простите, это как-то бестактно с моей стороны…

– Если вы про энциклопедию «Орен и его созданные расы», то эта ширпотребная книженция – плод фантазии озабоченных авторов, а не научный труд, – не оборачиваясь, слегка рассерженно заявил монстр. – Мы пришли. Подождите немного, расшторю окна, а то там довольно мрачно.

Эш отворил дверь и скрылся в полумраке, шелестя мантией, уже через секунду в комнату радостно ворвался дневной свет, так что Лиа без труда смогла рассмотреть вполне скромное, но чистое убранство. У прислуги в ее доме были точно такие же аккуратные каморки с простенькими шкафчиками и односпальной монастырской кроватью, хотя нет, их комнаты все же чуть больше и чуть богаче, чем предлагал ее наниматель. Прекрасно, эти «хоромы» намного лучше подвала, которого малышка опасалась. Здесь, по крайней мере, все достойно и очень тепло.

Не теряя времени, наследница Арзеви запорхнула внутрь взбудораженной пташкой обживать новый угол. Уже потом, после того как сумка с вещами небрежно плюхнулась на застеленную кровать, а она более-менее осмотрелась, настало время важных решений и судьбоносных подписей.

– Я в любом случае согласна. Я знаю – будет больно и что я могу умереть даже. Вы не думайте, я все взвесила! И я принимаю это… – протараторила Лиа.

– Они умирали от обезвоживания и истощения, – Эштен говорил тихо, холодно, не оборачиваясь.

Он стоял у окна, оперевшись ладонями на подоконник, и разглядывал сквозь слепящее солнце и резь в глазах яркую радугу, раскрасившую небосвод после безумной грозы, огромные зеркальные лужи на мостовой и кусочек своего сада прямо под окнами.

– Как это? Не понимаю…

– У нас… у тех видов, у которых нет женщин, стали возникать разные особенности, помогающие выжить. У всех по-разному. У арига, например, срок беременности ничтожно мал. Всего две недели, но большую часть этого времени женщины проводили во сне. А в крохотные моменты бодрствования были невероятно слабы, их нужно кормить и поить весь этот период. Таким образом, они не могли сбежать из логова или избавиться от икринок.

– Их не кормили и не поили, да? Поэтому они…

– Да, – уронил голову. – Дикие арига – почти животные, они только инстинктами и руководствуются. Дефектными инстинктами, подстать их уродливым телам. Есть. Пить. Размножаться. А вот инстинкта «кормить и заботиться о матерях своих детей» у них нет.

– Звучит ужасно…

– Это ужаснее, чем вы можете себе представить, Лианейн, – едва разборчиво, а через мгновение развернулся к девчушке. Каким же он был серьезным сейчас! Грустным, серьезным и темно-синим. – В нашем с вами договоре детально прописаны мои обязанности. А они заключаются в полном обеспечении вас всем необходимым и создании самых комфортных условий на время беременности. Ведь моя самая большая мечта – здоровые дети, – робко улыбнулся.– Я ждал четыре года, когда вы придете.

В этом необычном трогательном существе, обласканном солнечным светом, бывшая аристократка отчетливо видела тень болезненной тайны, которую просто обязательно надо разгадать! Не то чтобы у нее, как у представительницы династии банкиров Орена, не было своих тайн, своей боли и своих переживаний, но то, что скрывалось за печальной улыбкой этого тихого и обходительного «нелюдя» – точно намного интереснее финансовых махинаций… и страшнее.

Еще пять шагов, и Лиа оказалась совсем рядом, настолько рядом, что наниматель замер, боясь спугнуть ее. Он лишь, часто моргая, вглядывался в ее миловидное личико, обрамленное целым легионом шаловливых кудряшек, отливающих медью, пухленькие аппетитные губы, бесконечно зеленые глаза, большие и ясные, почти такие же, какие были у его матери. Смотрел и пропадал все сильнее.

– Думаю, эти бумажки надо подписать… и перейти к чему-то более интересному.

– Д-да, – смущенно.

– Из тебя получится прекрасный отец, Эш. Я почему-то уверена в этом.

====== 4. В объятиях щупалец (часть 1) ======

Комментарий к 4. В объятиях щупалец (часть 1)

Арига

– научное название малочисленной разумной расы существ со щупальцами. Настолько малочисленной, что она до сих пор не обзавелась прозвищем

Все оказалось намного сложнее, чем Лианейн могла себе представить. Она-то думала: сразу после парочки подписей Эштен сделает первый шаг и робко начнет развязывать шнур ее платья, шепча тихое «не бойтесь», поцелует, погладит ладонью по щеке. А он, вместо всего этого, пожелал доброго дня, собирая документы, и бесшумно удалился, оставив девушку в полной растерянности теребить кошель с авансом. Нет, а как же то самое? Может, ему нужно время или он лишь ночью способен заделать детишек? Или он решил пожалеть несчастную сиротку и подарить ей парочку дней перед соитием? Глупый монстр, неужели он не понимает, что самое страшное в казни – ожидание самой казни? Чем скорее все закончится и чем скорее желанная награда упадет в ладони разорившейся аристократки – тем лучше!

Разложив вещи и спрятав золото на самое дно сумки, которая немедленно отправилась в шкаф, малышка решилась все взять в свои руки, пусть даже эти руки и дрожали слегка от страха и возбуждения. Так что она подхватила светильник с прикроватного столика, хорошенько встряхнула его, пока в плафоне не замерцали волшебные огоньки, и в компании с ним, смело отправилась на встречу с судьбой по темному коридору.

Ванная комната, кладовка, мастерская… Мастерская впечатлила одним тем фактом, что там пылились сотни книг, ожидающие переплета, и также не менее сотни, готовых к своей новой и полноценной книжной жизни, – лежали в стопочках. А уж сколько кожи, золотых нитей и самых разных красок было разложено вокруг рабочего стола – хватило бы на гильдию переплетчиков! Конечно, хотелось изучить этот таинственный мир и подержать в руках кипу страниц, которые только должны переродиться в какой-нибудь томик, но, наступив на горло этим желаниям, Лиа прикрыла дверь и направилась дальше. Ее сердечко колотилось бешено, а шаги давались все тяжелее, ведь это в теории все сказочно и прекрасно, а на деле – придется отдать собственное тело представителю искусственной расы. Он, хоть и обещал клятвенно быть самой нежностью, все равно остается монстром!

☆☆☆

Пришла. Дом, к сожалению, небольшой, даже толком уйти в собственные мысли по дороге не получилось. Что ж, может, оно и к лучшему?

Лианейн дернула дверную ручку, вдохнув поглубже, и шагнула вперед. Мрак в одну секунду рассеялся благодаря небольшой лампе, в которую она вцепилась, не то как в факел, не то как в оружие. И через мгновение бывшая аристократка оказалась в самой обычной, даже немного скучной, спальне. Только тут вместо кровати, прямо на полу, лежал десяток матрасов и несколько одеял, образуя странное ложе. Но оно и понятно: для Эша нужно много места. Очень много…

Девчушка от удивления ротик приоткрыла, нет, конечно же, матрасы ее не впечатлили, и несколько книжных шкафов, стоящих вдоль стен, – тоже. А вот Эштен, на котором вообще ничего не было из одежды и который прямо сейчас, часто моргая от непривычного света, пытался заползти под спасительные одеялки, – просто шокировал. Так что ошарашенная малышка замерла, словно статуя, впившись изумрудным взглядом в нанимателя.

Монстр обреченно уронил голову и весь сжался. Буквально. Его щупальца сплелись в живой комочек, и это смотрелось довольно жалко и трогательно одновременно. А еще он резко посинел, будто его макнули в чан с чернилами, и это по-своему довольно мило, ведь не каждый день можно встретить сконфуженный клубок отростков, чего-то стеснявшийся.

Если эта раса и была шуткой древних магов, то очень злой, а то и нетрезвой. Хотя… верхняя половина Эштена оказалась вполне ничего. У него не слишком крепкие, но и не худые руки, заманчивый торс, на котором легкими штрихами обозначены контуры мускулов, правда, ни сосков, ни пупка и в помине нет… Но вот дальше – начинался какой-то ужас. Аккуратно, чуть пониже пояса, из симпатичного туловища, вместо ног, рос целый десяток щупалец – гладких, длинных и невероятно гибких, вяло копошившихся сейчас.

– Обычно, увидев меня без одежды, девушки сразу же сбегают… – не поднимая головы и довольно тихо, сообщил он с нотками отчаяния в померкшем голосе.

Эта фраза, разрезавшая неловкую тишину, в одну секунду «оживила» Лианейн, что сразу же отвела взор и на всякий случай поставила мерцающий светильник на письменный стол, дабы ненароком не выронить его из своих трясущихся ручек.

– Я думала, будет хуже, – добродушно заявила малышка, поправляя каштановые озорные кудряшки и улыбаясь, – в той несчастной книжке монстрики, такие, как ты, похожи на склизкий комок вчерашней вермишели. А ты – нет. Ты… красивый. Местами, – попыталась пошутить.

Юноша моментально поднял взгляд, а его щупалки вздрогнули, будто от небольшого электрического разряда и расправились по матрасам.

– Я не кажусь вам отвратительным… местами? – сразу же подхватил шутку.

– Ты… необычный. Я ничего подобного никогда не встречала, даже на иллюстрациях. И ты точно не мерзкий…

– Я тронут. Правда, – искренне улыбнулся, как ребенок. – А вы что-то хотели? Или вам не понравилась ваша комната?

– Да, хотела. У нас же контракт. Нам надо завести маленьких Эштенов. И я считаю, чем скорее мы это сделаем, тем лучше будет для всех! –  сердце Лианейн колотилось столь яростно, что казалось еще немного, и оно выпорхнет из груди.

Девушка бесстрашно шагнула вперед. Да, это существо сине-зеленое (сейчас, правда, просто синее). Да, у него немного больше конечностей, чем должно быть (вместе с руками – целых 12). Да, это самое настоящее чудовище! Только в этом чудовище чувствовалось что-то светлое, даже чистое и бесконечно теплое. Это невозможно объяснить словами – лишь уловить своей душой.

– Завести маленьких… П-подождите! Сегодня никак не…

Когда платье скользнуло на пол, а Лианейн осталась совершенно голой, арига пришлось заткнуться и любоваться ей, затаив дыхание. Не то чтобы дочка банкира могла похвастаться совершенной фигурой, скорее, совсем наоборот. Грудь небольшая, бедра узкие, да и само тельце худое и хрупкое настолько, что ребрышки выступали. Но, не смотря на все эти минусы, для монстра она была просто изящным ангелом, спустившимся с неба и стыдливо прикрывшим ладошками самые интимные места.

– Вы же так замерзнете! – спохватился Эштен, чуть не подпрыгнув на месте. Девушка лишь ойкнуть успела, когда несколько щупов подхватили ее, как легкую куколку и уже через секунду укутали в одеяло, очень надежно – лишь одна голова и торчала из тряпичного кокона. – Простите, – виновато, – просто вам было холодно… наверное.

Все-таки Эш удивительный и не только потому, что природа наградила его столь необычной внешностью. Он просто удивительный. Вот, например, прямо сейчас, утащив жертву на свою «кровать», он быстро убрал все отростки и даже не попробовал дотронуться до совершенно нагого тела. Да он дышать боялся, чтобы не спугнуть это чудо с копной непослушных кудряшек, которое чуть дрожало от легкого страха, хлопая глазками, выглядывая из-под одеялка.

– Н-ничего. Все хорошо, я почти не боюсь. Просто… просто, ты сам понимаешь, на сколько это не откладывай, то все равно будет страшно. Поэтому… чем раньше мы… с этим покончим, тем лучше, – запинаясь, едва разборчиво пробормотала Лиа, пытаясь унять дрожь и ужас, расползающийся по телу ледяной паутиной.

– Может, свет погасить? В темноте можно будет представить, что я человек… местами, – арига робко улыбнулся.

– Не стоит. Я все равно зажмурюсь, – прошептала и правда закрыла глаза, еще и ладошки прижала, чтобы уж наверняка ничего не увидеть.

Она была слишком милой, слишком беззащитной и слишком нежной. Этого «слишком» оказалось так много для одного монстра с отростками, что он при всем желании не мог отказаться от столь соблазнительного и обнаженного подарка, преподнесенного ему судьбой.

– Хорошо. Если вам хоть что-то не понравится, то вы всегда можете сказать об этом!

– Не волнуйся, я сильная, сильнее, чем кажется.

– Понимаю, – грустно. – Мне придется вас опутать. Не бойтесь.

– Опутать?

Лиа едва озвучила свой вопрос, как вновь ощутила на себе щупальца, они обвили щиколотки и запястья, осторожно, но и достаточно крепко. Из этих мягких, на вид, пут так просто не выбраться, ведь арига тоже сильнее, чем кажется, причем намного.

Эштен все не мог поверить, что может касаться, чувствовать и даже ласкать столь прелестное создание, изучать и запоминать шелковистую кожу, пульсирующие под ней вены, крохотные родинки. Да он, если ему волю дать, мог хоть несколько часов обегать отростками эту трепещущую тростинку, впитывая каждый сантиметр ее тела.

Через мгновение монстр оказался над скованной жертвой, которая чисто инстинктивно трепыхалась, подобно непослушной марионетке, только это все было бесполезно. Мертвую хватку ей не ослабить. Возможно, и хорошо, что Лианейн не знает о том, как представители этой искусственной расы без особых усилий могут связать в узел стальной прут своими нижними конечностями.

– И з-зачем ты… так? – жалобно всхлипнула и покраснела в одну секунду.

Такой беззащитной и совершенно беспомощной малышка себя никогда не ощущала, ведь она оказалась в чужой власти и в данную минуту вся без остатка зависела от милости совершенно непонятного существа. Сердечко сразу же пронзила насквозь стрела ужаса, и оно чуть не рассыпалось осколками в пятки.

– Простите. Но вы, скорее всего, будете дергаться и навредите себе же. Я должен быть уверен, что с вами не случится ничего плохого, поэтому я буду вас держать. Доверьтесь мне, прошу, я не причиню вам вреда! Наоборот… вам будет приятно, – пообещал Эштен и успокаивающе провел ладонью по щеке пленницы, едва прикасаясь.

– Х-хорошо, – Лианейн на всякий случай зажмурилась еще сильнее, ожидая чего-нибудь мерзкого и болезненного.

Но Эш, вопреки всем гнетущим предчувствиям, всем страхам и опасениям, очень даже деликатно дотронулся до ее небольшой груди, слегка сжал этот очаровательный холмик, изучая и смакуя его. Лиа прислушивалась к своим ощущениям: с одной стороны, было жутко от мысли, что малознакомый парень (парень лишь на верхнюю часть туловища) мнет ее бюст. А с другой – любопытно, интересно и, черт возьми, возбуждающе! У него обходительные руки, внимательные, ласковые. И не только руки. Пара щупалец оплела прелести девушки, натирая соски и играясь с ними. Эти отростки могли двигаться синхронно, а могли и вразнобой, будто у каждого собственное сознание, при этом в них не было ни капли грубости, которой малышка так боялась.

– Надеюсь, немерзко получается? Просто мои остальные конечности для меня равноценны рукам, я привык все делать с их помощью, – робко поинтересовался арига.

– Щекотно, – честно призналась опутанная жертва, хихикнув и сама для себя не ожидая, выдохнула первый стон и залилась краской еще сильнее, приоткрыв ротик. А как не стонать, когда по внутренней стороне бедра уже скользил, словно змея, один из щупов?

– Вам нравится?

– Ничего мне не нравится! – выпалила Лианейн и даже отвернулась, надув губки, но все еще жмурясь. Не признаваться же, что от безумия, которое ее окутывало, внутри разгоралось странное желание, которое уже плескалось волнами, обещая утопить Лианейн в удовольствии. – Просто… сделай это со мной поскорее!

Ну, скорее, так скорее. Монстр и сам понимал: если бы не крупное денежное вознаграждение, то эта красотка не согласилась бы терпеть подобные извращения, а спасалась бы от них бегством. Да она бы и не посмотрела в сторону своего нанимателя, не загони ее судьба в дальний угол. И все-таки, глядя на ее раскрасневшееся личико, тонкую шею, напряженные руки, скованные щупами, можно на несколько минут представить, что это любимая девушка и она находится здесь не от безысходности, а потому… Но подобные мысли в начале сладки, а потом безжалостно вгрызаются, терзая душу, разрывая ее в клочья, если, конечно, у существ, вроде арига, эта самая душа есть.

Эштен чуть шире развел коленки разомлевшей пленницы, отчего она тихонько пискнула, и прижал один из отростков к едва созревшим лепесткам, нескромно отираясь о них, но осторожно.

Кажется, Лиа готовилась истошно заорать, поэтому втянула воздуха побольше, сжимаясь в хватке чудовища, но силой своей воли просто придушила этот крик в зародыше. Она дрожала, распахнув зеленые и уже влажные глаза, впившись в любовника прожигающим взглядом, в котором так и читалось – «чудовище».

– Сначала всегда не очень. Потом будет приятно… Правда, – пообещал Эш. Но это почему-то прозвучало, как жалкое оправдание, да и вместо сладострастной улыбки на его темно-синем лице отразилась такая сосредоточенность, словно он решал проблему мирового масштаба, а не развлекался с девочкой в собственной постели.

Арига не останавливался, не замирал и не отстранялся, настойчиво скользя между складочек, распаляя свою жертву все сильнее и наслаждаясь запретным плодом, что должен был достаться высокопоставленному мужу, а уж точно не какому-то искусственному уродцу.

Лианейн пыталась расслабиться, забыться, отдаться бурлящим желаниям, вот только страх на пару со стыдом все никак не могли отпустить ее, впившись в наследницу богатого рода намертво, а уж когда там стало влажно – дочка банкира готова была горько разрыдаться.

– Все хорошо, – Эш заботливо обнял испуганную девчушку, прижавшись к ней своим телом, чтобы не только усмирить ее ужас, но согреть, отдать столько тепла, сколько потребуется.

Пользуясь моментом, он осуществил маленькую мечту, преследовавшую его все утро, – зарылся в роскошные и непослушные волосы, перебирая каждый локон пальцами и свободными щупальцами, смакуя их шелковистость. Если бы его раса была на это способна – начал бы мурлыкать, но вместо этого лишь коснулся раскаленной от смущения щечки своей темно-синей щекой и потерся.

– Не бойтесь, пожалуйста, я знаю – вам противно… Но потерпите еще немного, – как бы случайно поцеловал мочку уха. – Я чувствую, как вы дрожите. И как вам страшно – тоже чувствую. Я не сделаю ничего такого, что навредило бы вашему телу… Я клянусь.

«Хорошо этому созданию рассуждать, это же не его связали по рукам и ногам! Не его лапают везде, где вздумается! И уж точно не его поимеют, а потом набьют икрой! Это же не его… » – повозмущаться в собственных мыслях Лиа так и не дали. Обреченная втянула воздуха побольше и округлила заслезившиеся глаза, когда влажный от ее же соков щуп на пару с другим шаловливым отростком прижались к ее лону и насколько могли – растянули лепестки в стороны.

– Мамочка, – прошелестела она, похолодев.

====== 5. В объятиях щупалец (часть 2) ======

Комментарий к 5. В объятиях щупалец (часть 2)

Арига

– научное название малочисленной разумной расы существ со щупальцами. Настолько малочисленной, что она до сих пор не обзавелась прозвищем

Первая раса – так иногда называют человеческую расу, потому что она появилась намного раньше остальных и у нее множество привилегий

Когда-то давно, практически в прошлой жизни, Лианейн, тогда еще совсем юная, наивная и верящая в сказки с добрым финалом, за чашкой ароматного чая донимала свою горничную Миранду расспросами, попутно скармливая ей сладости с миндалем и медом:

– Ну, расскажи, расскажи, расскажи, – тараторила она, болтая ножками от нетерпения, как дите малое.

– Это больно, – начала Ми, – и нифига приятного нет. Ну, может, это я, дура невезучая, на какого-то бездарного напоролась. Жалею теперь, – вздохнула.

– Больно? – искренне удивилась. – А в романе было написано, что…

– Больно! – твердо покачала головой. – Они как доберутся до самого сладкого, уже не остановятся, как не вопи во весь голос. Свое лишь бы получить… а начнешь дергаться – это их только раззадорит.

– И… и что же делать?

– Терпеть, – мрачно.

Вспомнив этот безрадостный диалог, Лиа стиснула зубы почти до скрежета, готовясь к ужасной экзекуции, еще и зажмурилась. Она вся напряглась в опутавших ее щупальцах, вжимаясь в Эштена, что тихо успокаивал ее, поглаживая кудряшки, но все безуспешно. Пленница вся покрылась испариной, ее роскошные волосы разметались по нагромождению матрасов, но, надо отметить, ни одного, даже крошечного, синячка на ее коже так и не появилось, за чем юноша следил очень пристально.

Целых два отростка безнаказанно растянули почти детские влажные лепестки в стороны, оставив лоно совсем беззащитным, а третий щуп прижался к самому входу, отираясь о него и вжимаясь все более настойчиво.

Дыхание у Лиа просто перехватило, когда именно там чувствовалось такое теплое, небольшое, юркое... Когда, вот-вот, именно этот отросток заберет себе все, что еще осталось у наследницы Арзеви из ценностей.

Эштен понимал – что-то не так, чувствовал это, но никак не мог сообразить, что же именно. Возможно, трепещущая тростинка, жалко стонавшая от страха и возбуждения под ним, имела небольшой опыт, поэтому она была такой узенькой и необычной? Ну, просто девственница, чего, естественно, быть не могло. Ведь всем известно: с «нелюдей» сексуальную жизнь нельзя начинать ни в коем случае! Потом может статься, что человеческих партнеров совсем не захочется…

Отмахиваясь от подобных рассуждений и решив не затягивать, арига несильно, плавно толкнулся вперед и замер. Во-первых, он ощутил, как лопнула тонкая преграда под его напором, что было для него совершенно новым опытом, а во-вторых, Лиа, вздрогнув всем тельцем, громко вскрикнула, что резануло по обоим его сердцам, подобно осколку стекла. Но это скорее вопль ужаса и отчаяния, чем боли, ибо боли этой самой и не было толком. Что-то кольнуло внутри, и все. На мгновение малышке даже стыдно стало за свою боязнь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю