290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » В объятиях щупалец (СИ) » Текст книги (страница 1)
В объятиях щупалец (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:30

Текст книги "В объятиях щупалец (СИ)"


Автор книги: Черный Пион






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

====== 1. Бездна отчаяния ======

Ясный солнечный день, который не посмела омрачить ни одна хмурая тучка, сахарные крендельки, печенье и ароматный горячий чай в большущей чашке – казалось бы, после всех этих замечательных факторов, собравшихся вместе, просто невозможно было поддаться унынию! Но на лице Лианейн Арзеви так и не мелькнуло ни одной, даже крошечной, улыбки. Она нервно помешивала уже давно растворившийся сахар и старалась не слишком рьяно уплетать угощения, скрывая свой зверский голод.

– Лиа, я же вижу, что ты есть хочешь! Давай я немного вчерашнего рагу принесу или… – встрепенулась Миранда, пытаясь хоть как-то развеселить сникшую подругу.

– Не надо. Я тебя объедаю уже вторую неделю. Ты и так очень много сделала для меня, – не поднимая пристыженных глаз, тихо отозвалась гостья и робко взяла еще одну печенюшку.

Ее жизнерадостный и звонкий голосок, который когда-то мог развеселить почти любую компанию, сейчас звучал непривычно тихо и тускло. Выглядела дочка банкира не самым лучшим образом: худая, измученная ужасными бедами, бледная, как простыня, да еще в простеньком сером платье, что почти висело на ней, как на вешалке. От былого лоска у Лиа остались лишь ее шикарные каштановые кудри, сводившие раньше с ума высокопоставленных сынков на балах, а сейчас скромненько перевязанные обычной зеленой лентой, да башмачки, какие заказывали в одно время у лучшего мастера столицы, правда, уже стертые и посеревшие от уличной пыли.

Наследница рода Арзеви не должна, конечно же, сидеть у своей же бывшей горничной, украдкой облизываясь на бутерброды с маслом. Но что поделать, если ее семья разорилась, а дом вот-вот опишут за долги (столь внушительные долги, что бедняжке грозит тюрьма на несколько лет). Что делать, коли питается она теперь исключительно в гостях, пусть это и жутко стыдно?

– С работой никак? Прости, как я ушла из твоей усадьбы, то мыкаюсь где придется. Я сама на птичьих правах в гостинице, поэтому подругу мне привести никто не позволит, – Миранда глубоко вздохнула и придвинула тарелку с бутербродами несчастной подруге еще ближе, намекая, чтобы та стеснялась поменьше, а кушала, наоборот, побольше, а то уже просвечиваться скоро начнет, как бумага.

Из всех людей, окружавших Лианейн, пока она слыла завидной невестой с внушительным приданным, лишь простоватая светленькая горничная осталась рядом после череды несчастий, что обрушались на кудрявую головушку разорившейся аристократки. Внезапная смерть отца, который при жизни был одним из самых влиятельных банкиров столицы; какой-то долг, взявшийся буквально из ниоткуда; самоубийство матери… И все это практически сразу! Будто боги решили покарать малышку, да еще и с особой жестокостью: забирая из ее жизни все самое важное, оставляя только боль и отчаяние. Ну и мерзкое, изматывающее чувство голода, царапающее изнутри почти постоянно.

– Пока… никак. Здесь все места раздали этим «чудовищам», люди никому не нужны. Совсем, – обиженно прошелестела в ответ и шустро вцепилась в кусочек хлебушка, щедро покрытый толстым слоем масла.

Под «чудовищами» Лиа имела в виду представителей искусственных рас. «Нелюдей», как еще их называли в народе. В королевстве Орен давно, благодаря магии, научились создавать новые формы жизни, в том числе и человекоподобные. Они хоть и ниже по статусу, чем люди, и не имеют права занимать руководящие посты, но в целом живут не так уж и плохо. По крайней мере, они могут хоть как-то устроиться за скромное жалование, да и в некоторых низкооплачиваемых местах, только их и ждут. Что тут поделаешь, коли грузный рукастый исполин перетаскает ящики на склад и обратно намного шустрее целой бригады обычных мужиков? Для рядового нанимателя монстр с большей физической силой банально выгоднее человека.

– Но это значит, что… – Миранда вся вытянулась, затаила дыхание, представив тот ужас, какой ждет ее обедневшую подругу.

– Это значит, что скоро начнется суд. Дом уйдет с молотка, а я отправлюсь в долговую тюрьму на три года, – совершенно спокойно и пугающе тихо ответила Лиа, наконец подняв бездонные, изумрудные глаза, наполненные отчаянием, – но я не сдамся! У меня еще есть шанс. Если все получится, то я не только расплачусь с кредиторами, но и немного заработаю, – в ее замученном взгляде блеснула едва заметная искорка надежды, но тотчас погасла.

– Только не говори, что ты решила собой торговать! – ужаснулась Ми, прижимая руки к груди.

– Ну, я… я уже пыталась, но всюду эти выведенные уродцы. Люди даже на панели не нужны, – дочка банкира отозвалась почти шепотом, слегка покраснев и стараясь не смотреть сейчас на ошалевшую подругу.

– Если не панель, то… ты… хочешь…

– Забеременеть за вознаграждение, – оборвала запинания горничной, сделав пару торопливых глотков. – А что, некоторые из этих монстров неплохо зарабатывают в Орене и готовы платить за потомство хорошие деньги!

– Ты с ума сошла! Подписаться на такое… Какая-то непонятная тварь, возможно, совсем гадкая, липкая, – поморщилась, – будет с тобой вытворять всякое… А потом еще рожать придется какую-то мерзость! Как это вынести? – голос дрожал, а сама она готова была разрыдаться, едва представила свою непосредственную, веселую и озорную Лиа в лапах чудовища.

– Лучше уж это, чем потом три года сидеть в тюрьме, где «всякое» со мной будут охранники проделывать каждый день и не один раз. А среди них тоже немало искусственных уродцев, кстати. И нашу усадьбу я уже не смогу вернуть, когда выйду из этого ада, – малышка, покопавшись в потертой небольшой сумке, извлекла сложенный пожелтевший листок и положила его на стол, подвинув кружевную салфеточку. – А это шанс! Единственный.

«Мужчина расы арига ищет представительницу первой расы, готовую выносить и родить от него потомство. Гарантирую безопасность, порядочность, полный пансион. Вознаграждение – 100 золотых.

Требования для соискательницы: возраст от 16 до 35 лет, отсутствие вредных привычек, справка о состоянии здоровья, готовность переехать на время беременности в мой дом.

Улица СерыйКамень, дом 5

Эштен»

Миранда раз пять перечитала объявление, ее руки тряслись, глаза уже совсем стали влажными, а вот «будущая мама», наоборот, была на удивление спокойна. Когда жизнь Лианейн Арзеви провалилась в бездну боли и лишений – она плакала так много, что, кажется, выплакала вообще все, внутри уже ничего не осталось, ни одной малюсенькой слезинки. Только безразличное отчаяние. Поэтому сейчас Лиа шмыгала носиком, поглощая самые вкусные на свете бутерброды, и старалась не думать о будущем. Весь этот ужас, мерзкие прикосновения, боль – будут потом, а сейчас существует лишь мягкий хлеб и нежное масло – шикарнейшее блюдо! С блюдом этим не сравнится ни один изысканный деликатес из ее прошлой жизни!

– Пожалуйста… мы что-нибудь придумаем!

– А что мне еще остается, Ми? Повеситься, как моя мама? Сдаться? Или сложить ручки и ждать, когда за мной придут приставы? Это шанс спасти мою усадьбу! Шанс все исправить. Я смогу. Я выдержу. Я должна, понимаешь?

Миранда отказывалась это понимать. Она слышала раньше истории о таких же обреченных девушках, которых обстоятельства загнали в угол и которые сами, добровольно, соглашались стать инкубаторами для детенышей этих монстров, заполонивших Орен. И далеко не у каждой такой истории был счастливый конец. Сколько наивных дурочек исчезло в королевстве бесследно, сколько из них, попав в лапы тварей, осталось в плену навсегда, вынашивать их потомство? Сколько их продали на подпольном рынке? В этом прогнившем и порочном королевстве не принято говорить о самой острой проблеме, делая вид, что она сама как-нибудь рассосется. Но проблема «потомства» никак не решалась сама по себе.

Когда древние маги играли в богов, создавая новые расы, они, в основном, использовали в качестве подопытного материала заключенных мужского пола. В результате, почти у всех искусственных рас нет женщин. Просто нет и все. И если раньше девушек репродуктивного возраста банально похищали, то теперь, благодаря невероятным усилиям властей, репрессиям, облавам и показательным жестоким казням, многие нелюди стали решать эту проблему более цивилизованно – предлагая приличное вознаграждение «мамочкам» за беременность и роды. Многие, но не все!

– Ты хоть знаешь, что это? Кто это? Как он… ну, того… будет это делать? И почему оно предлагает такую огроменную сумму? 100 золотых, с ума можно сойти, это же так много! На дом хватит новый, – Ми прищурилась.

– Раса арига довольно малочисленна. В книжках я нашла лишь несколько упоминаний. Они очень сильные по сравнению с людьми и у них есть… – Лианейн запнулась и обреченно посмотрела на листок, а потом, вздохнув, добавила: – Щупальца. Десять щупалец, если быть точнее, – сглотнула.

– О боги…

– В этом есть и плюсы, – грустно улыбнулась, – тварь настолько мерзкая, что я сразу потеряю сознание и ничего не вспомню! А еще я буду беременной всего каких-то две недели! Две недели, и я верну свой родной дом! А потом… потом забуду весь этот ужас.

От услышанного горничная похолодела и побледнела моментально. И неясно, что ее шокировало больше: описание уродливого чудища с десятью отростками или то, с какой решимостью Лиа всерьез собиралась родить от него детишек, наверняка отвратительных, как и их отец…

☆☆☆

Семью Арзеви, уважаемую, влиятельную и богатую, на самом деле преследовал злой рок. Злой рок с вполне конкретным именем – Келгар Редрайти. Амбициозный судья едва получил высокий пост, методично, постепенно, шаг за шагом, принялся уничтожать своего заклятого врага. За несколько месяцев он свел в могилу Арзеви-старшего, отобрал практически все, что мог, у его близких, а сейчас пристально наблюдал за последней из их рода, радуясь ее мытарствам и страданиям. Наблюдал, конечно же, не сам, а через помощников, и требовал от них подробнейших отчетов, смакуя каждую слезу Лиа.

– Ты это видел лично? – Келгар впился хищным взглядом, практически пронзил им несчастного слугу.

Скольких людей погубили его чистые голубые глаза, наполненные холодной ненавистью, глаза, что могут принадлежать только палачу? А скольких еще погубят? Да, этот юноша красив, как и положено утонченному аристократу: у него бледная кожа, золотые длинные, слегка вьющиеся волосы. Да, его вкус безупречен, а хорошее жалование позволяет одеваться у лучших портных. Но как не прячь утонченное тело под белоснежными рубашками, душа все равно останется гнилой и жестокой.

– Господин, я точно видел – Лианейн сорвала одно из тех объявлений, какие развешивают уроды. Она совсем отчаялась, коли решила пойти на такое, – уставившись смиренно в пол, доложил подручный.

– Я думал, она повесится, как ее мамочка. Значит, решила продать единственную ценную вещь, какая у нее осталась – брюхо. Отлично. Так даже лучше, – добродушно улыбнулся, вот только от этого «дьявольского оскала» по спине обычного паренька пробежали мурашки, как и от мрачной восторженности на лице «любимого» нанимателя, злорадствовавшего сейчас. – Ее ждут невообразимые муки, унижение и отвратительная мерзость, что будет копошиться внутри собственного тела. Просто чудесно. Она обязана сойти с ума после всего этого!

– Господин, могу я вас кое о чем спросить? – уже намного тише обратился Ганс, робко подняв взгляд на хозяина.

– Ну, попробуй, – Келгар равнодушно отпил глоток из бокала, удостоив испуганного собеседника презрительной усмешкой.

– Почему вы так ненавидите род Арзеви?

Судья изменился в лице и, казалось, готов был запустить в подручного первым попавшимся под руку предметом, да хоть начатой бутылкой любимого вина, стоявшего на столике рядом с его креслом. Однако он быстро спрятал все загоревшиеся чувства и намерения под привычной маской снисходительного равнодушия.

– Я похож на человека, который забавы ради будет тратить деньги, время и прочие ресурсы на уничтожение влиятельной семьи? Думаешь, это моя прихоть? Это месть. Цель, ради которой я выгрызал эту должность, не жалея сил. Это все, что следует тебе знать, – чуть было не добавил «холоп», но осекся. – Ступай и больше не задавай идиотских вопросов.

Парнишка торопливо зашагал к двери, не оборачиваясь и вжимая голову в плечи, как уже у самого выхода замер, едва коснувшись дверной ручки.

– Господин… Я не знаю всего, но разве эта наивная молодая особа причинила вам вред… или вашей семье? Что она могла сделать-то? Она же совсем еще девочка…

– Она родилась Арзеви. Мне этого достаточно, чтобы ненавидеть ее до самой смерти. Ее смерти, разумеется, – Келгар добродушно улыбнулся вновь.

Но от его радостного лица с голубыми льдинками, блестевшими вместо глаз, хотелось поскорее скрыться, убежать не оборачиваясь. Именно это подручный и решил сделать, невнятно попрощавшись, словно уносил ноги из логова кровожадного зверя. По сути, так оно и было, ведь амбициозный молодой судья не гнушался ничем, когда шел к намеченной цели, переступая через друзей, врагов и родственников. Настоящее чудовище в белоснежном костюме, расшитом серебром. И, к сожалению, цель у него теперь одна – превратить жизнь Лиа в кромешнейший безумный ад и упиваться ее болью.

Комментарий к 1. Бездна отчаяния

Улица СерыйКамень – это не ошибка, а название улицы в столице Орена

Арига – научное название малочисленной разумной расы существ со щупальцами. Настолько малочисленной, что она до сих пор не обзавелась прозвищем

Первая раса – так иногда называют человеческую расу, потому что она появилась намного раньше остальных и у нее множество привилегий

====== 2. В ловушке ======

Комментарий к 2. В ловушке

Улица СерыйКамень – это не ошибка, а название улицы в столице Орена

Арига – научное название малочисленной разумной расы существ со щупальцами. Настолько малочисленной, что она до сих пор не обзавелась прозвищем

И вот настал следующий безрадостный день «казни». Ужасный день для Лиа во всех смыслах, ведь нужно было именно сегодня (потому что денег почти не осталось, да и времени тоже) отправиться в «логово монстра», и, как назло, небосвод заволокли свинцовые тучи, обещающие чудовищную грозу. Вдалеке уже слышались раскаты грома и мерцали едва заметные вспышки, на секунду пронзавшие приближавшуюся тьму насквозь. К королевству неумолимо подбиралась буря, возможно, самая разрушительная за всю его историю, безжалостная и беспощадная. Естественно, в такую погоду жители стремились как можно скорее забиться хоть под какую-нибудь крышу, спрятаться в свои домишки и даже плотнее захлопнуть окна. Улицы, на которых раньше было не протолкнуться, сейчас практически опустели и смолкли в ожидании божественной кары.

Лианейн недолго думала, точнее, она совсем не думала, а лишь закуталась в свой поблекший плащ, схватила самые необходимые вещи, документы да жалкие остатки денег, и, сжимая заветную поклажу, быстро-быстро, как могла, неслась к заклятому пятому дому, где жил ее «шанс на спасение». Это хорошо, что надвигалось стихийное бедствие: оно подталкивало малышку, практически наступая ей на пятки. Главное – выкинуть все мысли о том, через что придется пройти, и сосредоточиться на том ужасе, который неумолимо становился все ближе и ближе, постепенно заполняя небо зловещей чернотой. Забыться, выкинуть почти все из головы и бежать от разъяренной, клокочущей беды и от самой себя.

☆☆☆

Улица СерыйКамень. Дом пять. Девушка, переводя дух, встала как вкопанная перед маленькой выцветшей калиткой. За ней находилось двухэтажное «логово монстра», с виду походившее на типичный старый домик, к которому через небольшой сад вела аккуратная дорожка из камней, а вовсе не из человеческих черепов.

До темно-вишневой двери оставалось всего каких-то шагов двадцать, но это были самые тяжелые и долгие шаги в жизни бывшей аристократки. Она бы так и мялась, погрязнув в раздумьях, но внезапный раскат грома с последующей яркой вспышкой подогнали ее прямо к порогу. Перепуганная девушка только-только запрыгнула на ступеньки скрипучего крыльца, как на землю со всей небесной яростью обрушился просто чудовищный клокочущий ливень.

«А что, если в объявлении ошибка? Что, если хозяина нет дома? Или ему уже родили потомство?» – сомнения обволокли Лиа со всех сторон. Но все-таки она, вжавшись в дверь, и стараясь укрыться под крохотным козырьком, дергала шнур дверного колокольчика почти изо всех сил, ведь отступать-то все равно было некуда. За спиной – настоящая стена дождя, сквозь которую едва можно различить соседние постройки. А еще за спиной висел огромный долг в 86 золотых, долг, который не давал покоя ни днем, ни ночью.

Ну конечно, когда гроза беснуется на полную, словно боги наказывают Орен за грехи древних магов, когда громыхает прямо над головой, да так, что не слышишь собственных мыслей, как жалкое «динь-динь» доберется до ушей хозяина? Если у него вообще есть уши. Может, у этого создания их нет, а колокольчик для красоты повесил, чтобы «как у всех» было? Кто их, монстров этих, знает?

Дочка банкира честно пыталась целых десять минут привлечь внимание к собственной продрогшей персоне, нещадно мучая шнурок. Наконец, нахмурившись, она принялась пинать легонько дверь уже износившимся башмачком, пока не произошло чудо – раздался скрип засова и звон ключей…

Признаться, увиденное совсем не походило на склизкого и жуткого урода, какого малышка представляла себе ранее. В книжках эти создания выглядели совсем иначе. А тут, прямо перед ней, стоял юноша с вполне даже привлекательным и человеческим лицом, облаченный в темно-синюю плотную мешкообразную мантию. Очень высокий. Его кожа была темно-бирюзового цвета, это одновременно пугало и завораживало, как и глаза – огромные голубые с тонкими, едва заметными зрачками, только сонные сейчас немного. Волосы… Нет, у него были не волосы, а нечто похожее на тонкие темно-зеленые жгутики, топорщащиеся во все стороны. И если приглядеться, на шее можно заметить странные черные полоски, расположенные симметрично справа и слева, будто создатель нарисовал контуры жабр, но сотворить их так и не решился.

Монстр покачивался из стороны в сторону, зевая, будто еще немного, и он заснет прямо тут, на пороге. Под мантией, скрывавшей его почти полностью и волочившейся по полу, что-то шевелилось… Ну да, щупальца. У этого вида их целых десять, и они где-то там, под плотной шелковистой тканью, вяло копошатся. Раз он их прячет столь старательно, то наверняка они отвратительны и покрыты липкой слизью.

Лианейн, затаив дыхание, разглядывала «уродца», не в силах отвести изумрудный совсем еще по-детски наивный взгляд. Она так увлеклась, что забыла правила приличного тона и не поздоровалась. Ее сердечко бешено колотилось, а ноги от ужаса, смешанного с любопытством, намертво вросли в доски крыльца, даже раскаты грома и собственное продрогшее тело ушли на второй план. Весь мир сжался до сонного создания, которое тоже рассматривало незваную гостью с неподдельным интересом.

– Простите, – неловкую паузу нарушил сам хозяин дома. Его утробный голос едва пробивался сквозь гремящую бурю и явно отличался от привычного человеческого. Его можно было назвать зловещим или даже «замогильным». – Что вы здесь делаете в столь поздний час? То есть так рано? Да еще и в такую погоду?

– Я по объявлению! – девушка почти прокричала ответ, чтобы ее голосок не затерялся в шуме ливня, и тут же полезла в карман плаща, извлекла слегка намокшую страничку и протянула ее.

Несколько секунд Эштен молча смотрел на листок, словно пытался что-то вспомнить, а потом его глазки моментально округлились. Кажется, он проснулся весь, целиком до последнего щупальца, когда осознал, – перед ним стояла будущая мать его желанного потомства!

– Проходите! Проходите, конечно же! У меня тут немного не прибрано только… Я тут спал просто…

– Учтите, если со мной что-нибудь случится, меня будут искать! И я всем рассказала, куда иду! – пригрозила прямо с порога, постаравшись взглянуть на собеседника как можно более сурово, но несколько выбившихся из-под капюшона непослушных кудряшек все испортили, нагло устроившись прямо на лице.

Да и кому было рассказывать о столь глупом, отчаянном и жутком поступке, на который бедняжка решилась от безысходности? Ну, кроме Миранды. Чем меньше становилось у семьи Арзеви денег, тем меньше становилось и друзей (и родственников, и знакомых, и слуг тоже), а сейчас так и вовсе никого не осталось, кроме бывшей горничной.

– Д-да, разумеется, – растерявшись, произнес Эштен, и плавно отодвинулся назад, пропуская гостью в дом, и сразу же закрыл дверь, оставив снаружи взбесившуюся погоду.

И в эту же секунду Лиа почувствовала себя самой настоящей глупой жертвой, пропавшей без вести в пещере кровожадной твари. Окна занавешены, светильников нет, вокруг одна сплошная мгла и приглушенная ярость грозы, да тихое шуршание мантии, пугавшее сильнее грома. Вот ее и охватил ледяной ужас, почти такой же, как в тот день, когда она пыталась вытащить из петли тело своей матери.

– Вы не стесняйтесь, проходите, – Эш, вполне добродушно улыбнувшись, обратился к оцепеневшей малышке, топтавшейся у самой двери и обнимавшей свою поклажу дрожащими руками.

Только зря он это сделал. Стоило Лианейн увидеть светящиеся огромные глазища во мраке, что в сочетании с высоким ростом нового знакомого производили неизгладимое впечатление, как инстинктивно попятилась назад. Казалось, еще немного – и дощатый пол ускользнет из-под ног.

– Простите, я не хотел вас пугать и совсем не был готов к вашему визиту, – раздосадовано пробормотал хозяин дома. – И я забыл, что люди видят немного по-другому… Я все исправлю! У меня светильники есть! Сейчас все будет, никуда не уходите! Подождите!

А бедняжке и некуда было идти, ей осталось лишь довериться этому странному созданию, которое… Которое, кажется, полностью исчезло, прошелестев одеждой где-то рядом. И наступила бесконечная и гнетущая минута полнейшей неизвестности, заполненной кромешным мраком да ревом бури. Но вот послышалась какая-то возня, хлопанье дверок и ящиков. А уже совсем скоро рядом с Лиа вспыхнул первый магический светильник, разогнавший пугающую мглу и подаривший капельку надежды.

Теперь гостья удивилась по-настоящему. Мало того, что убранство оказалось совершенно человеческим, пусть и скромным по ее меркам, так еще вокруг царила просто идеальная чистота. Пол практически зеркальный, полочки как новые, даже на дверных ручках старенького шкафа ни одной пылинки!

– А говорили – не прибрано, – улыбнулась Лианейн, снимая капюшон и выпуская на свободу целую копну непослушных кудряшек, которые сразу же заворожили Эштена, да так, что он не мог отвести от них восхищенных глаз.

– Я не протирал за шкафами… Целых два дня. Знаю, это ужасно, но я наведу порядок, вы не беспокойтесь, – виновато, будто сейчас перед хихикающей девчушкой стоял и каялся самый неряшливый монстр на свете.

«А он забавный, – мелькнуло в мыслях гостьи, – и тот еще чистюля, хоть и принято считать, будто подобные ему живут в грязных пещерах и расшвыривают объедки вокруг собственного ложа».

Немного осмелев и окончательно избавившись от плаща, девушка проскользнула в комнату, не выпуская свою поклажу из рук. Где-то в сумке, конечно же, лежал нож, пусть и бесполезный против этой махины, но он хотя бы придавал немного уверенности.

Арига на всякий случай протер глаза, дабы убедиться в том, что на его объявление откликнулась молодая, обворожительная и худенькая, как тростинка, утонченная милашка с бесконечно зеленым взглядом, пусть и в убогом платье, а не побитая жизнью особа, продающая себя за гроши кому не попадя.

– Ближе к делу. Мне нужны деньги, вам – наследники. Все честно, – чуть запинаясь, начала Лианейн строгим тоном.

– Да! Точно… Могу я изучить ваши документы, в частности, выписку от целителя? – Эштен приветливо улыбнулся, но тут же спрятал мелкие и острые зубы, дабы не напоминать лишний раз о своей уродливой натуре.

К такой дотошности, с коей чудовище решило подойти к делу, Лианейн явно не была готова. Все, что она с собой захватила, – личные метрики, их и протянула хозяину дома дрожащими руками.

– Простите… Но я не могу заключить с вами контракт. Вдруг вы нездоровы или уже беременны? Мне нужны гарантии… Когда принесете, тогда и…

– Я больше не приду! Не смогу, понимаете? – почти прокричала, но тотчас сбавила обороты. – Я еле решилась сегодня… И если бы не гроза, то повернула бы вспять. Пожалуйста… Мне нужны деньги!!! – по щекам Лиа скользнули слезки, но она очень быстро смахнула их, стараясь не показывать свое полнейшее отчаяние. – И очереди из желающих родить вам ребенка я все равно тут не вижу, – добавила, насупившись.

Эш посинел. Буквально. Его кожа прямо на глазах стала темно-синей, и что это означает, девушка, естественно, не знала. Он разозлился? Или это смущение? Или еще какая эмоция?

– Вы даже еще не представились, а уже…

– Вы тоже не представились! – забывшись, необдуманно повысила тон, как в те времена, когда была дочерью влиятельного банкира. – И… и я согласна на 86 золотых за «услуги»… – сразу же сжалась в испуганный комочек, проглотив последнюю фразу, когда монстр стал плавно приближаться к ней. Пальчики Лианейн сами потянулись к припрятанному кухонному ножу.

☆☆☆

Келгар после очередного слушания, не снимая черную судейскую мантию и тяжелый серебряный орден, напоминавший по форме витиеватые весы (символ судейской власти), устало развалился в любимом кресле. Сейчас он, как никогда, напоминал настоящего демона в своем строгом одеянии, только обессиленного, сонного и слегка обескураженного. Перед ним на столике лежала стопка пыльных книг (приволоченных Гансом), и она, конечно же, порождала вопросы.

– Это что? – наниматель пренебрежительно махнул рукой в сторону нагромождения томиков.

– Господин, Лианейн, как зашла в тот злополучный дом, так и не вышла из него. Похоже, она там останется надолго теперь. Зато я хорошо рассмотрел ту тварь, которой она монстрят собралась выносить. Вот… Принес вам про эту тварь несколько книжек, – шустро тараторил помощник.

До чего же жалко слуга смотрелся на фоне элегантного властителя чужих судеб в свой серой и неприметной залатанной одежонке! Да и с лицом ему не шибко повезло – слишком простое. Он был средненьким, блеклым, русым, сероглазым парнем, которого в толпе не заметят, а заметив – не запомнят. Просто идеальный лазутчик и шпион, за что и ценили.

– Он мерзкий? – на лице молодого судьи нарисовалась ехидная улыбочка, одна из тех, какая провожала приговоренных к смертной казни.

– Мой господин, это такая мерзость… Тошно было даже читать про нее, – Ганс очень быстро, шелестя страницами, откопал нужный раздел и протянул книгу уставшему хозяину.

– Чудесно, – судья провел большим пальцем по картинке, зачарованно любуясь страданиями нарисованной девушки, что замерла окутанная щупальцами, вся раскрытая и доступная взору читателя. Художник на славу постарался, изображая ее боль от щупов, практически разрывающих тело изнутри. Их было много, и поместиться там они могли исключительно благодаря силе неуемной фантазии мастера, старательно выводившего контуры отростков на теле пойманной селяночки, – надеюсь, с Лианейн делают то же самое.

– Это раса арига. Она малочисленна, а может, всего один остался. Они живут группами по несколько особей, питаются мелкими грызунами, рыбой, ящерками, ну и фруктами тоже – всеядные короче. Это ночные монстры и довольно скрытные, селятся рядом с водоемами всегда. Селились то есть, – чуть сбивчиво пояснил подручный, а после добавил, помявшись: – И они похищают женщин. В больших количествах…

– Много? Они их не только трахают, но и сжирают?

– В книжке написано, что одна из трех беременностей от арига закончится родами… Остальные – смертью.

– Какая хорошая новость! Тогда наш уродец должен объявить королевскую награду за своих выблядков.

– А он и объявил. 100 золотых – это же целое состояние! У меня есть одно из его объявлений, могу вам его пока… – домямлить парнишке не дали, оборвав на полуслове:

– Ну да, ей нужны деньги, чтобы вернуть усадьбу. Решила рискнуть собственным брюхом. А как они подыхают, кстати? Детеныши сжирают их заживо или разрывают? О, это было бы совсем неплохо, – мечтательно протянул и даже прикрыл веки.

Ганс, не будь перед ним высокопоставленный чиновник со связями и неприкосновенностью, врезал бы по этой самодовольной роже за подобные высказывания. Но сейчас, конечно же, он лишь опустил голову и сжал кулаки до хруста, проглотив ком ярости, как обычно.

– Там сказано, что эти твари помещают в женщин икринки. У одной из трех что-то получится. Остальные… А как и почему они умирают – не написали… Я не знаю.

– Вот видишь, само мироздание на моей стороне! Богам угодна моя месть, раз Лианейн прямо сейчас во власти одного из этих уродов!

Келгар перелистнул пару страниц своими тонкими аристократичными пальчиками, которые только за сегодня загубили семерых обвиняемых, и с любопытством вгляделся в следующую картинку, где очередная замученная жертва лежала на земле в полутемной пещере. Ее волосы напоминали воронье гнездо, кожу покрывали синяки и ссадины, да и весь ее вид был предельно жалким. Но, естественно, хозяина привлекла иная деталь, переданная художником с особой любовью, – разбухший живот несчастной, что должен уже по швам разойтись.

– Наверно, это больно, да? – погладил кончиками пальцев прямо по выпирающим икринкам.

– Я думаю, что это… это ад какой-то, – мрачно, – и еще я думаю, Кудряшка не заслуживает этого.

– Заслуживает, – поднял на вздрогнувшего юнца ледяной, пропитанный ненавистью взгляд. – Я так решил. Для нее это заслуженная кара, которая самим богам угодна! Поэтому будь хорошим мальчиком и опиши потом каждый крик боли, каждое новое щупальце, какое в нее засунут, расскажи мне про все страдания этой тощей сучки – последней из рода Арзеви.

====== 3. Тайна ======

Комментарий к 3. Тайна

Арига

– научное название малочисленной разумной расы существ со щупальцами. Настолько малочисленной, что она до сих пор не обзавелась прозвищем

Старенький нож, который целую секунду был чуть ли не мечом, выпал из дрожащих рук Лианейн, громко лязгнув при этом о дощатый пол. А сама девушка буравила изумрудным, пропитанным отчаянием взглядом стоявшего рядом монстра и, кажется, уже не дышала. Ледяной ужас сковал все ее тело, просочившись до самого сердечка, сдавив и его тоже.

Эштен машинально подхватил «грозное оружие» одним из отростков, зашуршав мантией, и протянул его хозяйке рукоятью вперед.

– Вы уронили, – заставив малышку вздрогнуть, тихо произнес он.

Напуганная бедняжка, в свою очередь, не могла отвести глаза от щупа, настойчиво предлагавшего вернуть «оружие».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю