290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Прикосновение монстра (СИ) » Текст книги (страница 4)
Прикосновение монстра (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Прикосновение монстра (СИ)"


Автор книги: Черный Пион






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 9 страниц)

На щеках безутешного паренька блестели дорожки слез, да Грид готов был зареветь сейчас, только не мог. Его тело не способно на подобное, но это не означало, что оба сердца не прожигали боль и безысходность в данную минуту. Он серьезно смотрел на сломленного и совершенно беззащитного юношу, которого он сам же и уничтожил. Смотрел и как никогда жалел о содеянном зверстве, пусть и без злого умысла.

– Ты не слабый, – начал он, улыбнувшись, – ты торопливый. Торопишься очень, а все надо делать постепенно, Кроль.

Грид машинально, не подумав, прижал ладонь к мокрой щеке Шела, желая хоть немного унять его боль и поддержать, желая забрать себе частичку его горя, а опомнившись, уже собирался отдернуть руку, но…

– Н-нет, не убирай, – прошелестел парень, поднимая блестящие глаза, – она теплая… и приятная… и нестрашная…

Монстр, поймав доверчивый взгляд, замер, боясь спугнуть это волшебство. Он осторожно, едва касаясь, смахнул последние слезинки и медленно наклонился к своему тихому кулечку.

– Ты такой… невинный и растрепанный сейчас, так бы и расцеловал всю мордашку, – тихо произнес он, почти касаясь губ юноши, который не прятался в раковине и не отстранялся, как ожидалось, а пристально наблюдал за действиями Грида.

– Я… – замялся, поникнув на секунду, – я не очень умею… то есть совсем не умею и…

– Тоже мне проблема, просто закрой глазки.

–Х-хорошо…

Комментарий к 5. Осколок надежды (часть 1)

Арига – научное название малочисленной разумной расы существ с щупальцами

====== 6. Осколок надежды (часть 2) ======

Шелдан практически растаял, забывшись полностью и расслабившись под вполне детскими поцелуями, которые рассыпались по его солоноватому лицу. Грид осторожно и даже деликатно, изучающе, прикасался к нему, не позволяя себе лишнего. Он слизал незаметно почти все слезы и попробовал на вкус губы, оказавшиеся, как и предполагал раньше, – чувственными. Юноша весь горел от любопытства, да и не только от него одного: сердечко вырывалось из его груди, и он, ловя поцелуи, уже пытался на них отвечать. Еще немного, и…

Бывший переписчик, пропав в омуте новых теплых заботливых ощущений, забыв все страхи, все до единого, почувствовав новое легкое прикосновение, повинуясь нелепому жаркому и такому прекрасному чувству, загоревшемуся внутри, сам с огромным энтузиазмом прильнул к монстру и сам совершенно неумело и неопытно забрался в опасный клыкастый рот языком, потеряв голову окончательно.

Грид не стал разрушать магию, позволяя Кролику шалить и ласкать свой язычок, а заодно отводя его в сторону от своих акульих клыков, дабы он не поранился… Паренек абсолютно не умел целоваться, чему умудренный опытом монстр про себя снисходительно улыбался. И так же про себя он отметил, что юноша довольно пылкий, и если бы не его страхи и не его персональный ад, то можно было перейти к чему-нибудь более интересному и сочному, но не сейчас.

Арига вскоре отстранился, слизнув паутинку слюны. Он с огромным удовольствием ловил сбивчивое дыхание Шела, не отводя горящего взгляда от его покрасневших щек и удивленно-счастливых глаз. Да, те самые огромные ореховые глаза пару секунд светились неподдельным и истинным счастьем, детским восторгом, любопытством и страстью, как и положено при первых желанных поцелуях, и Грид просто не мог не заметить данное волшебство:

– Ну, вот, а ты торопился. Видишь, тише едешь – дальше будешь, – он коварно улыбнулся.

– Это… ты… мы… мы что… целовались? – через минуту Шелдан пришел в себя и сразу оторопел, осознав, что буквально секунду назад, он самозабвенно игрался с языком монстра, тянулся к нему, утопая в сладких чувствах.

– Ну, да, здорово было, – пожал плечами Грид и укутал перепуганного Шела в одеяло столь основательно, что одна мордашка и осталась видна. Затем кулек он ловко устроил на руках, словно ребенка, и бережно прижал к груди.

– Я не знаю, что на меня нашло… И если это все из-за чувства вины… то не надо, – потускневшим голосом прошелестел юноша.

– Ты мне нравишься. Ты такой… ну, Кролик, короче. Тихий вроде, а на деле тот еще шалун, – Шел покраснел сильнее во время монолога, – чувственный, горячий, хрупкий… Я ничего не изображаю и не целуюсь из жалости или чувства вины… как-то так.

Шелдан молчал, никак не отвечая и не реагируя на откровения, и в результате в комнате воцарилась гнетущая тишина на несколько бесконечных минут, прерываемая тихим шуршанием щупалец под мантией.

– Ты хотя бы скажи что-нибудь… ну, там, отругай меня. Или еще что. А то ведешь себя как живой труп, и это мальца напрягает, – обратился арига, уже начиная нервничать. – Я опять не то ляпнул? Ну, так объясни…

– Я думаю… – послышалось из-под одеялка. Голос звучал тихо и бесцветно, пугающе бесцветно.

– А о чем ты думаешь?

– Я думаю, если ты хочешь каких-нибудь отношений с таким, как я, то ты – идиот. А ты хочешь отношений, а не просто искупить свою вину, я это вижу… я не спятил. Ну, то есть спятил, конечно, но не настолько, чтобы не понять такое…

– Чего это я идиот-то сразу?

Шел грустно улыбнулся, выбравшись наконец из своего кокона, и поднял ореховые почти мертвые глаза на озадаченного монстра:

– Я ненормальный…

– Пфе, ты ненормальных не видел, Кроль. А в наш бордель такие кадры захаживали, хоть стой, хоть падай… ты нормальнее и человечнее их всех! – отмахнулся Грид.

– Я беден.

– Ну, домишка есть, значит, не совсем все плохо. Да и на хер мне чужие деньги, свои есть.

– Я, возможно, никогда не смогу зайти дальше поцелуя… Даже если захочу этого…

– Вот это хреново, – грустно вздохнул, но через мгновение, широко улыбнулся, буквально излучая переполнивший его энтузиазм: – Мы будем работать в этом направлении, – подмигнул.

– Я прячусь в одеяло при малейшем испуге… забиваюсь в угол! Это ненормально…

– И че? У меня плохих привычек еще больше. Например, я сжираю последние вкусняшки всегда. Да мне просто нет прощения за это! А ты про какое-то там одеяло… забей. Это все временно, пока я тебя не вытащу. А я вытащу.

– Все равно… Начать с таким, как я, отношения можно лишь из жалости или чувства вины. Или из-за наследства. Только у меня его все равно нет! Мне нечего предложить, кроме проблем, с которыми даже я не знаю, как справиться… – во взгляде Шелдана плескалось само отчаяние и боль, черная и невыносимая. – К тому же мы не…

– Кроль. – Юноша не закончил фразу, потому что монстр наклонился и прижал шероховатую ладонь к его раскрасневшейся щеке. – Кроль, успокойся… Ты много думаешь и бежишь вперед меня. Я хочу стать твоим личным целителем. И да, мне чертовски приятно твое общество. Такой ответ устроит? – Грид едва касаясь провел рукой по коже и замер на губах, изучая их пальцами, пробегая по каждой, очерчивая их контуры, не отводя глаз от оцепеневшего паренька. – Мы целовались, и тебя это действительно вштырило, Кролик, а еще ты уже не забиваешься в угол от касаний… От моих касаний. Вот что для меня самое важное.

– Да, – Шелдан дышал намного чаще, пытаясь укротить странное и неправильное чувство, затуманивающее разум приятной и сладкой пеленой и разгорающееся внутри от ласки ярче с каждым мгновением, – после всего… я… как я смогу… я не смогу снова пережить… этот кошмар и…

Большой палец застыл на нижней губе, слегка оттянув ее вниз, затем арига, усмехнувшись, приподнял пылающее лицо юноши за подбородок.

– Никогда больше тебе не придется терпеть что-то подобное, Шелдан, – Грид был абсолютно серьезен в данный момент и вскоре перешел на тихий шепот, от которого по всему телу паренька забегали легионы мурашек: – А теперь просто расслабься. У нас будет маленькая работа над ошибками.

Как ни странно, но Шел, поморгав удивленно, без лишних вопросов и колебаний сам слегка подался вперед, едва сообразил, какая именно работа над ошибками ему обещана, не в силах сопротивляться заманчивому предложению.

Грид вжался в притягательный ротик опытно, со знанием дела и предельно аккуратно, взяв на себя весь контроль. Он целовал неторопливо и размеренно, изучая разомлевшего Шелдана. Паренек, в свою очередь, вздрогнул в тот момент, когда стало так близко и горячо, когда он вновь почувствовал вкус монстра, а потом поплыл, качаясь на теплых волнах удовольствия…

Арига закопался пальцами в растрепанные русые волосы и, почувствовав, что игра идет более чем успешно, опрометчиво протолкнул язык чуть глубже, аж до горла, благо его необычная анатомия позволяла подобные фокусы. Но… Шелдан в ужасе распахнул глаза, ощутив в собственной глотке нечто напоминающее щупальце, отчего райская иллюзия рассыпалась острыми осколками, а на ее месте опять возникли уродливые вязкие воспоминания о том проклятом вечере… Он забился в панике, чуть не покусав Грида, нечленораздельно вереща, норовя не то вырваться из-под одеяла, не то закопаться в него с головой.

– Тихо, тихо, тихо, Кролик, это же я, – арига удержал паренька в своих руках без особого труда и прижал к обоим сердцам, успокаивая, – прости, увлекся. Просто ты слишком… сладкий.

Шел вскоре перестал барахтаться и затих, притаился, как напуганный котенок, затем и вовсе прикрыл веки, уронив несколько безмолвных слезинок.

– Я же говорил… все напрасно. Неужели ты не видишь… я безнадежен… – прошептал он.

– А я упертый! И да, раз у тебя уже получились целовашки, знач, прогресс-то на лицо! – Грид, как и раньше, был непоколебим, и на долю секунды юноше показалось, что с таким невероятно упрямым и несгибаемым созданием у него есть шанс вернуть хотя бы часть своей разбитой жизни.

Вместо ответа Шел, максимально собравшись и сосредоточившись, осторожно освободил из-под одеяла одну руку и невесомо скользнул по темно-зеленой шее. Вздрогнув, он уже собрался отстраниться, но ладонь монстра не позволила это сделать, бережно и надежно прижав шаловливые пальцы.

– Я просто… – Кролик мялся, пытаясь ухватить хотя бы одну из разбежавшихся мыслей, только вместо этого залился румянцем, став для Грида очаровательно соблазнительным.

– Мож, перейдем к более интересным процедурам, а? – арига коварно улыбнулся, обнажив зубки.

– Вот так… сразу? – Шелдан поднял удивленные глаза на своего соблазнителя и снова попытался отдернуть ладошку, но ее не отпускали – наоборот, стали игриво медленно поглаживать. Монстр вновь потянулся к перепуганному кульку. Он задевал ушко губами, отчего юноша замер и напрягся, словно струнка, ощущая горячее дыхание на коже, затем он обвел ушную раковину языком, заставив паренька вздрогнуть, и добавил шепотом:

– Я не про что-то серьезное. Я имею в виду маленькое детское баловство…

✦✦✦

Для королевства Орен, погрязшего в пороке, горячая ночь без обязательств или горячая ночь после недолгого знакомства являлась совершенно обыденным делом. Мораль здесь давно скончалась и истлела. Только для Шела, которому в жизни пришлось терпеть лишения, много трудиться и потерять единственного близкого человека, развязные удовольствия прошли мимо. Да и предложениями его, такого несостоятельного, расчетливые лерментисы на улицах не осыпали, в отличие от сынка бургомистра. Шелдан и не помнил, как согласился в итоге, точнее, он просто не отказывался, а молчал, словно рыба, впитывая в себя уверенный стук обоих сердец Грида и растворяясь в нем… И желая чего-то большего.

Невинные эксперименты решили перенести на вечер, поздний вечер, после скромного ужина, состоявшего из каши с мясом и ржаных мягких булок.

Теперь уже пришла очередь Шела раздеваться перед монстром в приглушенном свете магических ламп. Его руки, конечно же, дрожали, окаменев в одночасье, когда надо было всего лишь расстегнуть рубашку, и он уже проклинал себя и за то, что не отказался вовремя от данной затеи, и за страхи, обволакивающие вновь со всех сторон.

– Все хорошо… – арига встал сзади, прижавшись к похолодевшей спине юноши широкой грудью, потом сам неторопливо принялся воевать с его пуговицами, – ты очень красивый… просто думай поменьше, и все будет отлично.

– Ты точно не… – в сотый раз за сегодня пробормотал Шел, уронив личико на грудь.

По его коже мурашки носились целыми стадами, особенно когда рядом, совсем близко находился Грид и можно было сквозь тонкую ткань почувствовать его мощное и рельефное тело. Тело, которое тонкими руками бывшего переписчика вряд ли получится обнять, если только за шею.

– Ты еще не готов к такому, нам бы с ласкашками-целовашками разобраться, – он стянул рубаху с парнишки, по привычке аккуратно сложил ее и положил на стул, затем невесомо принялся целовать плечи и шею, прижимаясь более настойчиво.

Страшно… страх, колкий и замораживающий, заполнил Шелдана до кончиков волос. Постоянно казалось – через мгновения нежная и распаляющая ласка превратится в клубок щупов и пронзит его насквозь. Но юноша, борясь с собственным ужасом из последних сил, чуть не рыдая, стоял на месте, не порываясь сбежать или спрятаться, пусть об этом и молила каждая его частичка. Он цеплялся за странные и в то же время приятные мысли, рождавшиеся по неведомой причине. Цеплялся за невероятное яркое чувство, пробивавшееся сквозь ужас и постепенно заполняющее все естество теплом и постыдными желаниями.

Монстр очертил ладонями контуры стройного, даже худого дрожащего тельца, подарил еще несколько легких поцелуев, обжигающих кожу и смачно лизнул парня вдоль позвоночника, и он тихо-тихо выдохнул первый приятный стон, прикрыв глаза.

– Приятно? Ты сладкий… Если хоть что-то не понравится, то мы остановимся! В любой момент, Кроль, – предложил Грид, с трудом прерываясь.

– Н-нет, – выдохнул, – ты… знаешь, что… я хочу избавиться от… этого ада. Помоги мне… пожалуйста. Я… я хочу вспоминать хорошее, – Шел запрокинул голову, уткнувшись затылком в монстра и зажмурился, отдаваясь без остатка бушевавшему внутри желанию, переплетенному намертво с черным кошмаром.

Грида не надо было уговаривать или просить, он, усмехнувшись про себя, развязал шнуровку простых штанов Шелдана, и они упали на пол, оставив юношу стоять посреди комнаты абсолютно нагим и беззащитным.

– Так-та-ак, – протянул монстр, пробегая пальцами по достоинству Кролика, и тот обреченно обнял ладонями покрасневшее лицо, вздрагивая, как перед истерикой, – ты оказывается шаловливый…

Арига гладил член пальцами – твердый, сочный, жаждущий чего-то большего, – и прижал палец к головке, чувствуя новую порцию смазки.

– Скажи что-нибудь… что я сучка или шлюха, например, – прошептал Шел, размазывая крупные слезы по щекам. – Ты же это знаешь… лучше остальных… знаешь, как мне было страшно… и как мне было хорошо… хорошо до безумия, до обморока… ты знаешь меня лучше меня… самого. Знаешь… какой я жалкий…

– Сучка здесь только я, – серьезным тоном отрезал монстр, сжав пальцы и принимаясь за вполне обыденную ласку, – это же я работал в борделе. А ты… ты – чувственный мальчик, у которого давненько не было секса. Или вообще не было секса нормального.

Шелдан хотел улыбнуться или возразить, но просто вжался в чудовище, насколько мог, затрепетав и приглушенно постанывая, излился прямо на темно-зеленую широкую ладонь.

– Шаловливый, голодный и очень… шустрый, – Грид вздернул бровку. – Эй, я его еще не распробовал, а ты уже…

– П-прости, просто я… – задыхаясь, пробормотал юноша.

– Да не извиняйся, Кроль, это нормально!

И Шелдану нравилось, безумно нравилось чувствовать ласку чужих и сильных пальцев, их прочную хватку, которая еще немного, и, казалось, превратится в прочные объятия щупальца.

Бывший переписчик, оторопел, жадно глотая воздух. Он пытался прийти в себя, очистить мысли от всполохов блаженства и животного ужаса, разобраться, что-нибудь сделать с уродливым желанием, скручивающимся под кожей в тугой жгут.

– За что?.. Почему именно я?.. Почему?.. – пробормотал он.

Его последние сладкие вздохи сменились глухими и сдавленными всхлипами, которые Грид уж точно не ожидал услышать. К крупной, явно не сладострастной дрожи он тоже не был готов, поэтому на минуту замер, наблюдая, как Кролик погружается в беспросветное горе, неразборчиво лепеча, сквозь рыдания.

– Шелдан? – спросил арига непривычным для него серьезным и встревоженным голосом, моментально отстраняясь. – Все же хорошо было. Ты чего? Что не так?

– Хорошо? Это хорошо, по-твоему?! – парень почти кричал, попутно смахивая слезы, стараясь их унять, но они непокорно продолжали падать на пол. – То… во что превратилась моя жизнь – хорошо?! У меня была работа… у меня были мечты… у меня были планы… а потом все рушится из-за зеленой скользкой твари, и я даже… даже не могу подать в суд! Не на кого. Все не при чем! Виноват только я один… – с усмешкой поднял руки. – А самое поганое, что теперь эта зеленая тварь пытается мне помочь!!! Никому… никому нет до меня дела, только… этой… твари!!! – и он рухнул на колени.

Боль – это не то слово, коим можно описать чувство, сжимающее сейчас оба сердца монстра, пронзающее их черными, раскаленными иглами. Заслуженная боль, на которую Грид не смел роптать, принимая ее всю без остатка.

– Потому что я искренне раскаиваюсь, Шелдан… И я сделаю все, чтобы ты вернул свою жизнь, – арига говорил совершенно бесцветно, только его кожа заметно потемнела от отчаяния, а глаза горели блекло и грустно, будто умирающие светлячки. А в конце фразы медленно потянул ладонь к вздрагивающему плечу.

– Не трогай меня! – огрызнулся юноша.

– Я не трогаю, Шелдан, просто… тебе холодно, наверно. Давай хотя бы одеялко накинем?

– Мне ничего не нужно! Я… всего лишь хочу жить… как раньше!!! Я не хочу видеть и чувствовать твои склизкие отростки в кошмарах! Я… Я не хочу забиваться в угол!!! И кутаться в это проклятое одеяло тоже!!! – чуть ли не во весь голос прокричал Шел.

– Я понимаю, но сразу не получится. Ничего сразу не получается, Шелдан… нужно время. Я не знаю сколько… Я останусь, пока не исправлю… не починю тебя.

– Я не хочу… не хочу… не хочу представлять эту гадость, обвивающую меня… когда… – паренек согнулся практически в три погибели, и его русые волосы касались дощатого пола, – когда… мне хорошо. Я просто… хочу… – слова затерялись в неутешимых горьких слезах.

Грид смотрел с минуту на вздрагивающий жалкий комочек, сейчас и собственное горькое чувство вины раздирало его изнутри. Он сам хотел упасть рядом, проклиная свой тяжкий поступок, выдирая жгутики из головы, растущие вместо волос, и моля о прощении… на которое не имеет право. Но вместо этого монстр, не меняя почти мертвого выражения лица, все-таки накинул на Кролика одеяло сверху, а после и вовсе легко подхватил получившийся кулек на руки.

Юноша затих, едва его коснулась теплая и мягкая родная материя, но, оказавшись в объятиях «зеленой твари», он безрезультатно забился, пытаясь из них выбраться. Конечно же, тщетно: для Грида жалкие барахтанья были не ощутимы, ведь мало того что его раса намного сильнее человеческой, так он еще и здоровее среднестатистического арига, благодаря тяжелому физическому труду в прошлом.

– Рыдать голым на полу все равно не дам. Не хватало, чтобы ты заболел, – пояснил он мрачно. – Теперь ты согрет, и я за тебя не беспокоюсь, так что можешь продолжать.

Шелдана снова убаюкивали, словно дитя, расположившись на кровати. Раньше это один раз сработало, и монстр опять решил попытаться унять страдания и страхи своего подопечного таким вот способом, невзирая на его ненависть и злые слова, бившие по самому больному месту.

Он мимолетно взглянул на ту часть лица Шела, которую не скрывала тряпичная раковина, и оцепенел. На него из-под растрепанных русых волос смотрели покрасневшие, озлобленные, но живые глаза. Именно живые, с огоньком, пробившимся сквозь негодование.

Комментарий к 6. Осколок надежды (часть 2)

Арига – научное название малочисленной разумной расы существ с щупальцами

====== 7. Безумная ночь ======

Шелдан, снова превратившийся в улитку, поглядывал на померкшего монстра довольно озлобленно из своей тряпичной раковины. А потом притих, успокоился, осознав, что бороться с мертвой, но нежной хваткой Грида абсолютно бесполезно. Только продолжал буравить его горящими ореховыми глазами из укрытия.

– Будешь прогонять – все равно не уйду, – твердо заявил Грид, – я здесь останусь, пока ты не вернешь свою жизнь…

– Я тебя ненавижу! Хочу, чтобы ты это знал!!! Но не прогоняю, ведь я больше никому не нужен!!! – протараторил юноша громким возбужденным голосом.

– Я знаю, – монстр грустно улыбнулся, – такое прощают лишь в сказочках.

– И когда мы... – Шел осекся, на мгновение растерявшись, – когда мы ц-целовались, я тоже тебя ненавидел! И себя…

– Не такая уж и новость, Шелдан, – усмехнулся арига. – Я это тоже знаю.

– Я всех ненавижу!!! – Паренек высунулся из одеяла и замер, как только широкая темно-зеленая ладонь легла на его влажную от слез щеку.

– Ты такой очаровашка, когда сердишься, – подметил монстр, поглаживая легонько покрасневшую кожу. – И глазки у тебя совсем живые сейчас. Злобные, ух… но живые.

Шел оторопел, но не отстранялся и не сопротивлялся, позволяя себя ласкать, не меняя сурового и недовольного лица, только спросил:

– Ты вообще слышал, что я тебе говорил?

– Да, я не глухой. Можешь еще проклясть меня и вспомнить весь матерный словарный запас. Я знаю, что тебе хреново. Очень хреново. Так хреново, что хочется причинить кому-нибудь боль. Особенно когда этот «кто-нибудь» – твой же насильник. – Грид едва ощутимо скользнул пальцами ниже, замерев на плотно сжатых, чуть подрагивающих губах. – Если тебе это важно – мне тоже очень хреново сейчас. Во-первых, парень, который мне нравится, меня ненавидит и живет практически в аду. А во-вторых, я не знаю, как ему помочь… я, как слепой, мыкаюсь то в одну сторону, то в другую, пытаюсь… пытаюсь бороться с этим всем…

– Я… себя ненавижу больше… больше всех! Потому что я… слабый… Знаю, что тебя нужно презирать… вообще из дома выгнать. Но… но… – глотая слова, пролепетал юноша и заодно немного покраснел, отводя взгляд, – тогда я останусь совершенно один… а это еще хуже. Хуже всего…

– Может, уже признаешь, раз я… ну, знаю твое тело лучше тебя самого?..

Помрачнев, Шел отдернул голову и отвернулся, пряча пылающую мордашку под каскадом русых волос.

– После той ночи я не могу, как раньше… с собой… стоит начать, и я… представляю твои проклятые склизкие отростки. Ты жил в таком ужасе? Ты… знаешь, каково это бояться до седины и… желать. Одновременно. Вот как… как я буду с этим? – Его глаза вновь потускнели и заполнились слезами, а тельце начала бить мелкая дрожь. – Я ненавижу себя… Я хочу свою жизнь обратно! Я…

Паренька оборвали осторожным поцелуем, настолько осторожным, что он затих, прикрыл влажные ресницы, цепляясь за новую ласку, словно за спасительный канат, чувствуя горячие губы на своей шее, а за тем и на влажных щеках.

– Нет… ты… что ты делаешь? – выдохнул он, плавясь от прикосновений, которые должен бы ненавидеть.

– Перехожу к терапии, – оторвавшись на секунду, пояснил Грид. – Я, кажется, понял, как тебя лечить! Ты мне сам намекнул.

С этими словами он бережно переложил кулек на кровать и навис сверху, целуя пылающее лицо и постепенно стягивая одеяло.

– Нет! – почти во весь голос запротестовал Шел, упираясь ручками-прутиками в широкую грудь монстра. – Я не… не хочу! Это…

– Шаловливый Крольчоночек, – усмехнулся, прежде чем поймать ладошки и прижать их мягко к кровати.

– Н-нет, – пробормотал Шел, зажмурившись. Теперь, когда он лежал абсолютно беззащитным, нагим, соблазнительным, арига наклонился настолько близко, что слышал бешеный стук его сердца.

– Я хочу медленно, по сантиметру забраться внутрь, изучить самые чувствительные места... хочу… – проворковал он на ушко, – хочу чувствовать… как ты жмешься от восторга… хочу слышать твои счастливые стоны.

Ореховые бездонные глаза Шелдана моментально округлились от бесстыдного предложения, и дар речи пропал на несколько минут. Единственное, на что он был способен – глотать воздух, вглядываясь в сияющее счастьем лицо своего партнера.

– Спорим, твой «красавчик» уже готов к приключениям, а? – спросил Грид, не менее внимательно вглядываясь в ошалевшую мордашку парня.

– Отпусти мои руки, – наконец, спустя небольшую паузу, вымолвил он пугающе серьезно.

– Нет, так нет… – арига тотчас разжал пальцы, освобождая ладошки Шела, и отстранился. – Я же думал, что поиграем… я вообще как лучше хотел…

Парень молча распахнул одеяло и отвернулся.

– Та-а-ак, – протянул Грид, мельком взглянув на твердый и желающий член смущенного Кролика.

– Сперва я решил, это безумие… твоя «терапия». Но… потом подумал, раз с этого все и началось, то, может, не такой это и бред? – начал бывший переписчик, сгорая от стыда и желания одновременно. – И с кем… если не с тобой? Ты же знаешь, что я ничтожество, – усмехнулся, – готов переспать с тем, кого ненавижу…

– Никогда. Так. О себе. Не говори! – отрезал монстр и навис сверху, шурша мантией. – А теперь расслабься. Все будет хорошо… Дыши спокойно и смотри на меня.

Прежде чем приступать к основному действу, Грид окинул опытным взглядом их бедную спальню, выдвинул щупами пару ящиков старого комода и извлек небольшую забытую баночку мази, обернутую в свиток. Судя по надписи с того самого свитка – она обладает увлажняющим эффектом. За неимением ничего более подходящего, сойдет и это.

Шелдан и без того не отводил испуганных глаз, буквально поглощая темно-зеленое существо. Он честно пытался расслабиться, как и велели, но пальцы сами до хруста вцепились в простынь. Юноша, почувствовав на собственных щиколотках тонкие теплые щупальца, забился в беспросветном ужасе, забарахтался под монстром, только оковы совершенно без усилий удержали его.

– Тихо-тихо, Кролик! Тихо. Успокойся, это же я… – Он навис сверху, практически лег, и опутал бедра Шела, разведя их в стороны, скользя по возбужденной коже и поддразнивая невесомыми касаниями. При этом арига постарался все сделать так, чтобы партнер не видел его отростки.

– З-зачем… зачем так? – Паренька почти лихорадило, а сам он, погрузившись без остатка в ту роковую ночь, хотел выть от безысходности, но держался.

– Кроль, люди во время интима с другими расами могут быть неадекватными и могут навредить себе же. А у меня безопасность на первом месте, поэтому… вот…

Шел затих, скорее, даже оцепенел, оказавшись во власти щупов, чувствуя их, кажется, везде. Живые, теплые, они оплели его надежно и ласково, не оставив и малейшего шанса пошевелиться.

Дабы мантия больше не мешалась, Грид стянул ее и откинул прочь. Бывшему переписчику наконец-то удалось разглядеть рельеф мышц, широкую грудную клетку, щедро посыпанную синими веснушками, руки… те самые руки, в которых он засыпал не одну ночь…

– Шелдан, – начал арига, наклонившись столь близко, что жгутики, растущие у него вместо волос, упали на покрасневшее лицо, – я вижу, насколько тебе плохо. Если хочешь…

– Нет! – выкрикнул, по щеке в данный момент пробежалась слезинка. Договаривал он шепотом: – Да, м-мне оч-чень страшно. Как тог-гда страшно… Н-но, я не хочу… всю ж-жизнь жить… в страх-хе. Я хочу… Жить...

Живые и перепуганные, ореховые глаза Шела смотрели на монстра с такой мольбой, такой надеждой, что оба его сердца бились лихорадочно быстро, а мурашки бегали по всему телу до кончиков отростков. Он с минуту тонул во взгляде юноши, а потом, собравшись, коснулся губами алеющей кожи.

– Расслабься, главное – расслабься, мой Кролик, и дыши ровно. Я все сделаю… очень осторожно.

– Д-да, – выдохнул, не моргая и не отворачиваясь.

– Это же твой первый раз, да?

– Второй. – Губы дрожали, а по щеке побежала новая слезинка, только Грид ловко слизнул ее, оставив влажный след.

– Нет, первый.

Не давая опомниться Шелу, щедро арига осыпал его смущенное личико поцелуями, скользя щупальцами по телу, разжигая в обездвиженной жертве более яркое пламя. Отростки держали юношу одновременно крепко и нежно, поглаживая и лаская, притупляя страхи. И конечно же, совсем скоро пленник поплыл по теплым и приятным успокаивающим волнам удовольствия, размякнув и прикрыв веки. Грид внимательно впитывал каждую реакцию, каждое легкое движение, каждый тихий стон Кролика, обвивая его столь старательно и самозабвенно, как ни одного из своих многочисленных клиентов. Выждав самый удачный момент, когда парень был уже на пределе, арига тихо щупами открыл мазь и щедро зачерпнул одним из отростков бирюзовую субстанцию.

Шелдан разомлев окончательно, тихонько постанывал, пока не почувствовал между ягодиц влажный отросток. Снова… Юноша вздрогнул и инстинктивно сжался, впившись в партнера испуганными и молящими глазами.

– Тихо… мой маленький, тихо, успокойся, никакой боли не будет, обещаю. – Монстр обнял оторопевшую мордашку Шела ладонями. – Но если что… Мы можем…

– Д-да… мне… очень… страшно. – На темно-зеленые пальцы скатилось несколько крупных капель, прежде чем Шелдан зажмурился. – Я больше… больше не хочу прятаться! Я… хочу свою жизнь… обратно. Просто… сделай это…

Грид невесомо коснулся приоткрытого ротика губами и тихим, но уверенным тоном скомандовал:

– Кролик, расслабься. Ты слишком напряжен. – Щупальце прижалось к самому входу, правда, не настолько сильно, чтобы проникнуть.

Шел, втянул воздуха побольше, приготовившись к жуткой пытке, и заодно постарался исполнить уверенный приказ любовника. А через мгновение он почувствовал: отросток медленно и деликатно вполз немного внутрь.

– Агх... – Перепуганный пленник задергался в живых путах, но буквально через несколько секунд замер, изучая новые и весьма интересные ощущения. – Не больно… – выдохнул удивленно.

– А я говорил… Ну, а теперь командуй парадом! Я сделаю, что захочешь с твоей сладкой дырочкой, ну, кроме вреда, конечно. Даже ради тебя я такого делать не стану.

– К-командовать? Я не знаю… что говорить, – озадаченно пробормотал Шел.

– Все, что хочешь, Кроль. Я весь твой, – Грид улыбнулся, оскалив мелкие акульи зубки.

– Тогда д-двигайся… Медленно! И… и… т-там… в общем есть, – отвел взгляд смущенно, – место…

– Это? – Арига ловко уткнулся щупальцем в самую сладкую точку, срывая с губ Шелдана вполне громкий и счастливый стон.

Монстр проникал точно так, как и просили, размеренно и деликатно, задевая заветные струнки внутри, а юноша постанывал в такт с его заходами, запрокинув голову.

– Ну точно первый раз, вон какой узенький ты у меня, – прошептал, – нужно больше смазки и больше твоих стонов!

Щуп выскользнул под оборванный и разочарованный выдох:

– Не… не надо больше... и т-так много. – Шел залился краской, ему показалось, что до самых волос, когда отросток вернулся с новой порцией мази, которая благополучно потекла прямо на скомканные простыни.

Гриду было мало… Он с упоением всматривался в растерянного и раскрасневшегося Кролика, в его ореховые живые и счастливые глаза! О, это любопытство, этот огонек и эту прелестную невинную смущенность опытный работник борделя ни с чем не спутает.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю