332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Amberit » Лунная леди (СИ) » Текст книги (страница 1)
Лунная леди (СИ)
  • Текст добавлен: 20 июня 2017, 22:00

Текст книги "Лунная леди (СИ)"


Автор книги: Amberit






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Джаспер сидел на пляже с самого рассвета, пытаясь поймать хоть след вдохновения, но тщетно. За все это время у него получилось сделать хороший такой, качественный набросок, автором которого с легкостью мог оказаться полуторагодовалый карапуз: волнистые линии вместо объемных пенных волн, кривое колесо с лучиками вместо солнца и самолетики странной конфигурации вместо чаек.


«Соберись, тряпка!» – приказал он себе, открепляя от портативного мольберта испорченный лист и, закрепив на его месте новый, вновь взял в руки карандаш и уставился на море.


* * *


Элис, как и каждое утро, собиралась на пробежку.


– И монстра своего не забудь! – раздался из кухни голос брата.


Под монстром подразумевался премиленький йоркширский терьер по кличке Хук.


– Ты сам мне его подарил. И имя тоже придумал ты. Так что нечего теперь обзывать несчастное животное, – рассмеялась девушка, но щенка все же позвала: – Хук! Иди ко мне, моя прелесть. А то папочка сегодня не в духе.


– Я ему не папочка!.. – прогремел Эммет на весь дом.


Элис снова рассмеялась и вышла из дома, отправившись по давно знакомому маршруту.


Добежав до пляжа, девушка перешла на размеренный шаг, спустила Хука с поводка и пошла вдоль кромки воды, думая о чем-то своем и стараясь следить за тем, чтобы песик не забегал слишком глубоко, и его не утянуло волнами.


Собачки нигде не было видно.


– Хук! – взволнованно позвала девушка. – Хук, где ты? – и бросилась на поиски.


* * *


Лазурный Берег всегда был популярен среди людей искусства. Здесь писали свои шедевры Огюст Ренуар, Поль Сезанн, Пабло Пикассо, Марк Шагал и многие другие.


«Почему же я такой неудачник?..» – с грустью подумал Джаспер, откидываясь на уже довольно горячий песок и прикрывая глаза ладонью.


Хотя неудачником его назвать сложно. Выходец из семьи потомственных военных, он пошел поперек воли родителей и стал художником. Его работы можно было увидеть как в известных отечественных и европейских галереях, так и в частных коллекциях публичных лиц. Этой осенью намечалось открытие его собственной галереи, поэтому он приехал в Сен-Жан-Кап-Ферра, чтобы написать что-то по-настоящему гениальное, способное затмить все его предыдущие работы и задать новый темп в искусстве марины.


Вдруг Джаспер почувствовал, что кто-то или что-то тянет его за штанину. Приподняв голову и убрав ладонь от глаз, он увидел щенка, которого его сестра охарактеризовала бы как «помесь крысы с мочалкой». Песик рычал и урчал, вцепившись своими остренькими зубками за край весьма потрепанных джинсов, и очень старался оторвать хоть кусочек ткани.


– Ты чей такой славный? – поинтересовался Джаспер у щенка, почесав того за ушком. Песик согласно заскулил и начал ластиться к руке мужчины, оставив без внимания и без того видавшие виды штаны.


– Хук, ну где же ты? – донесся до Джаспера чей-то голос.


Спустя несколько мгновений из-за отвалившегося от прибрежной скалы огромного куска камня показалась похожая на эльфа девушка.


– О, вот ты где, проказник! – обрадовалась девушка-эльф и подбежала к собачке, чтобы взять ее на руки. – Мамочка вся испереживалась! Она думала, что тебя утащили злые морские чудовища! Никогда больше так не делай! – пожурила она песика.


Джаспер поднялся с песка и принялся рассматривать девушку, пока та сюсюкала со своим питомцем.


При ближайшем рассмотрении схожесть девушки с эльфом только усилилась: маленький рост, короткие чёрные волосы и голос, похожий на перезвон колокольчиков.


Разобравшись с непослушным щенком, девушка перевела взгляд на парня.


– Спаси… – хотела поблагодарить она, но осеклась, и вместо этого выдохнула: – Боже мой!.. – и уставилась на него широко раскрытыми глазами.


Перед ней стоял высокий медовый блондин с карими глазами и обворожительной улыбкой, босой, одетый в поношенные джинсы и безразмерную футболку. Все это никак не соответствовало представлению девушки об идеальном молодом человеке, способном привлечь ее внимание, однако, окидывая его заинтересовано-оценивающим взглядом, она заметила лежащий на песке мольберт.


– Вы художник? – спросила она.


Он проследил за ее взглядом и грустно вздохнул.


– Что-то вроде того.


– Элис, – представилась она и протянула руку для рукопожатия.


– Джаспер, – галантно поклонился он и поцеловал руку девушки.


– Джаспер? – переспросила она, смутившись от его жеста. – Знаете, моего любимого художника тоже зовут Джаспер! Давайте, я вам о нем расскажу… – она опустила щенка на песок и, взяв Джаспера под руку, так стремительно увлекла его за собой, что парень едва успел подхватить свои вещи.


– … он такой замечательный, вы себе даже не представляете! – затараторила Элис, абсолютно забыв о собачке и не поинтересовавшись, есть ли у ее нового знакомого время на прогулку. – Джаспер Хейл – художник-маринист, работы которого можно встретить по всему миру! А знаете, что самое интересное? – спросила она и тут же ответила: – Его никто никогда не видел, представляете?! Злые языки поговаривают, что он давно уже умер, и это его наследники выставляют по картине в год-два, но его недавнее интервью в «Vanity Fair» полностью опровергает эти сплетни. Я так и сказала всем своим знакомым: «Выкусите, завистливые паразиты!»…


Джаспер шел радом с девушкой, слушая ее вполуха. История собственного становления и восхождения на пьедестал в мире маринистов была ему хорошо известна. Начав рисовать, по настоянию отца он взял в качестве псевдонима девичью фамилию матери. «Дабы не позорить славный и героический род Уитлоков», – говорил отец. По его же просьбе пришлось отказаться от светских тусовок для продвижения своих работ и рассчитывать только на свой талант, везение и мастерство нанятого агента. Было нелегко, но они справились. Уже через год представители известных аукционных домов чуть ли не дрались за право выставить на продажу полотна молодого, но от этого не менее талантливого, художника, тщательно скрывающего свою личность. С тех пор прошло уже около десяти лет.


Вынырнув из своих воспоминаний, Джаспер услышал только последнюю фразу Элис:


– … хотите, покажу? – спрашивала девушка.


– Что, простите? – непонимающе переспросил он.


Она остановилась и удивленно уставилась на него.


– Вы меня совсем не слушали, да? – надулась она, отпустив его локоть и скрестив руки на груди.


– Нет-нет, что вы!.. Я слышал ваш увлеченный рассказа о жизни потрясающего мариниста Джаспера Хейла, которому вы поклоняетесь, словно божеству, – подмигнул Джаспер. – И вы предложили что-то мне показать, – добавил он.


– Он не божество. Он – морской Бог!.. В смысле, Бог морской живописи…


– Я так и понял, – улыбнулся Джаспер. – Так что вы хотели мне показать?


– Я говорила, что у меня есть целый альбом с репродукциями Хейла, и я могу вам их показать, если хотите.


Девушка нравилась ему, поэтому Джаспер, ни на секунду не задумываясь, ответил:


– Хочу…


* * *


Ровно в семь вечера Эллис, держав одной руке клочок бумаги с адресом, а другой бережно прижимая к себе бесценный альбом, стояла перед трехэтажным. Встреча была назначена в лофте Джаспера. Элис он сказал, что арендует помещение, но на самом деле это была его постоянная студия на каникулы, да и всё здание, включая прилегающую территорию, принадлежало ему.


Всегда дерзкая и идущая напролом девушка в нерешительности застыла на крыльце. Что останавливало ее? Неуверенность в собственной неотразимости? Бред! Элис знала – она хороша, но что-то мешало ей поверить в то, что интерес Джаспера вызван ею самой, а не их общей увлеченностью маринистами. Сделав глубокий вдох и отбросив прочь сомнения, Элис нажала на кнопку звонка. Дверь ей открыл мужчина с маленькими тараканьими усиками, напоминающий Эркюля Пуаро, и учтиво поинтересовался.


– Bonsoir, madame. Que voulez-vous? *


Элис свободно владела французским, но застыла, не зная, что сказать. На выручку ей подоспел Джаспер, как раз спускающийся по ступенькам с верхних этажей.


– Tout est en ordre, Jean-Pierre. C’est mon invitée. **


* * *


– Здесь мило, – прокомментировала Элис, потягивая из бокала предложенное вино и прогуливаясь по просторному чердачному помещению и рассматривая расставленные везде недописанные полотна. – У тебя неплохо получается, – похвалила она.


– О, спасибо! – картинно поклонился Джаспер. – Теперь я окончательно уверую в свой талант и буду везде ходить, задрав нос и выпятив грудь колесом.


– Хотела бы я это увидеть, – хохотнула девушка.


– Да без вопросов! – принял вызов Джаспер и принялся расхаживать мимо Элис именно так, как описал ранее: выпятив грудь колесом и свысока поглядывая по сторонам.


Смех девушки напоминал звон колокольчиков из тончайшего хрусталя. Глядя на нее, Джаспер думал, что наверно так и выглядели сирены, заманивающие своим пением моряков и сводя их с ума.


– Можно, я тебя нарисую?


– Что? – удивилась она.


– Можно, я тебя нарисую? – повторил он.


– Только если покажешь мне то, что нарисовал сегодня утром, – она склонила голову набок, бросая на него лукавый взгляд.


– А может, не надо? – замялся Джаспер.


– Надо! – решительно сказала Элис. – Показывай! – и ожидающе протянула руку.


Тяжело вздохнув, Джаспер вынул портативный мольберт, открепил утренний набросок и протянул его Элис. Та с серьезным видом заправского искусствоведа какое-то время придирчиво изучала творение его карандаша, а потом резюмировала:


– Прости, Джас, но моя двухлетняя племяшка в сравнении с тобой просто Айвазовский.


– Так всё, отдай!


– Ну уж нет! – засмеялась она. – А вдруг ты станешь знаменитым? Тогда эта каляка-маляка будет стоить бешеных денег, и я пущу ее с молотка Сотбис.


– О нет, только не это! – театрально испугался Джаспер. – Да и кому может понадобиться этот ужасный набросок? Отдай!.. – снова попросил он, протягивая руку к рисунку, но Элис проворно уворачивалась каждый раз, когда он почти хватался за него.


– Не догонишь, не догонишь! – смеялась Элис, убегая от Джаспера по всему свободному пространству лофта, которого на поверку оказалось намного больше, чем показалось при беглом осмотре. Миниатюрность позволяла ей пролезать в немыслимые щели между перегородками, что значительно усложняло Джасперу решение задачи «Поймай эльфа и отбери рисунок».


– Ладно, сдаюсь! – выдохнул Джаспер, поднимая руки вверх. – Рисунок твой.


– Уверен? – Элис вынырнула откуда-то у него из-за спины и начала обходить широким полукругом, постепенно приближаясь к стоящему в центре Джасперу.


– Да, – уверенно сказал он, неотрывно следя взглядом за ее передвижением.


– А то я придумала выкуп, – прошептала она совсем близко.


Он резко развернулся и схватил обе ее руки, заведя за спину.


– И какой же? – спросил он, изучая ее лицо и задерживая взгляд на губах.


Вместо ответа Элис встала на носочки и захватила губы мужчины в жадном поцелуе.


Со стоном отпустив руки девушки, Джаспер подхватил ее под попку и рывком поднял вверх, заставляя обхватить его талию ногами. Крепко прижимая себя к телу парня, Элис запустила освобожденные от наброска руки в медовые кудри, зарываясь в них пальцами и притягивая голову Джаспера еще ближе к своим губам. Наслаждение, которое они оба испытывали лишь от простого поцелуя, было не сравнимо ни с чем. Для них это был не просто поцелуй: необходимость, жажда, потребность – страсть. И хотя они знали друг друга совсем недавно, это не мешало им нуждаться в этом так сильно.


Словно опомнившись, Элис немного отстранилась, но Джас расценил это как разрешение перейти к иным действиям. Например, изучить ее шею и ключицы.


– Джас, – выдохнула Элис.


– М-м? – не отрываясь от своего занятия, вопросительно промычал он.


– Я… Я не… – мысли путались, но девушка старалась ухватиться хотя бы за одну разумную. – Я не из тех девушек, что спят с парнями на первом свидании…


Джаспер оторвался от своего занятия и посмотрел на нее уже порядком затуманенными глазами.


– А оно у нас второе, – и вновь пустился в атаку.


«И кому какое дело, что оно второе в течение одного дня», – добавил он мысленно.


Не разрывая крепких объятий, Джаспер понес своего пойманного эльфа к кровати, намереваясь отомстить за догонялки по всему лофту и нагло выпрошенный рисунок.


Мягко опустив девушку на белый хлопок простыней, художник остался стоять, стараясь запомнить каждую мельчайшую деталь открывшейся перед ним картины, чтобы потом изобразить это на холсте.


– Потом налюбуешься, действуй! – с вызовом сказала Элис, отползая назад на кровати, чтобы освободить место мужчине.


– Ты сама напросилась... – ухмыльнувшись, Джаспер быстро стащил с себя всю одежду, оставаясь в одних боксерах, и только после этого забрался на кровать, где принялся также быстро избавлять девушку от ненужных предметов ее туалета.


Полностью раздев Элис, мужчина немного отстранился, наслаждаясь первозданной красотой обнаженного тела.


– Думаю, такая красота достойна поклонения... – хитро пробормотал Джаспер, покрывая поцелуями стопу девушки.


Ахнув от неожиданности, Элис схватила в кулак простыни, выгибая спину.


Джасперу было просто необходимо попробовать всю девушку, поэтому, медленно поднимаясь по ее телу, покрывая его поцелуями, он наслаждался каждым отдельным моментом.


– Джаспер! – простонала она. – Ты слишком долго... Я хочу тебя!


– Терпение... – ответил Джаспер, приближаясь губами к ее груди. Он должен был попробовать ее на вкус. Он так сильно хотел ее.


Джаспер наклонился и взял в рот один из идеальных розовых сосков, нежно посасывая его. Стон был ему ответом, отчего его возбуждение стало еще тверже. Он все сильнее посасывал, снова и снова обводя контуры соска языком.


Боковым зрением мужчина заметил, как руки девушки тянутся к ее стройным бедрам.


– Нет, – выдохнул он, схватив ее за запястье, – не смей! – последнее слово Джаспер буквально прорычал.


– Я не могу больше терпеть!..


– Тогда мне придется тебя заставить, – дьявольски ухмыльнулся парень, отодвигаясь от тела девушки, и, встав с кровати, направился к шкафу.


– Вернись! – возмущенно пролепетала Элис, приподнимаясь на локтях, чтобы увидеть, как мужчина взял на одной из полок кожаный ремень. – Зачем это? – в ее голосе не было испуга, лишь ничем не прикрытое желание и любопытство.


Еще раз ухмыльнувшись, Джаспер молча вернулся к кровати.


– Это поможет тебе немного потерпеть...


Закрепив связанные ремнем запястья за изголовье кровати, мужчина вернулся к страстному изучению тела девушки губами. Он покусывал, полизывал, посасывал, целовал – делал все, чтобы довести свою пленницу до исступления.


– Джаспер, пожалуйста, – срывающимся голосом молила Элис. Она уже действительно находилась на грани помешательства: мужчина уже несколько раз доводил ее до оргазма, атакуя ее складочки, но, как только чувствовал приближение разрядки, отступал к другим частям возбужденного тела.


Сжалившись над изнывающей от желания Элис, да и над самим собой – все же такие сексуальные игры и для его возбуждения не прошли даром – парень стянул с себя боксеры, позаботился о защите и резко вошел в возбужденное лоно своего эльфа.


Элис от неожиданности громко застонала.


– Двигайся, пожалуйста, пожалуйста, – молила девушка, стараясь подстроиться под и без того сумасшедший ритм толчков Джаспера. – Быстрее! Я хочу быстрее!


Заглушая стоны и мольбы Элис страстным поцелуем, Джаспер задвигался еще быстрее, хотя казалось, что это уже невозможно.


– Боже-е, – оторвавшись от губ парня, пронзительно закричала девушка, когда ее тело начало сотрясать в таком долгожданном и безумно интенсивном оргазме. Только ощущение связанных рук и вес тела Джаспера давали Элис понять, что вихрь полученного удовольствия не унесет ее в неизведанные дали.


По просторному помещению лофта раздался утробный рык, сопровождающий не менее интенсивный оргазм Джаспера.


Элис проснулась с первыми лучами рассвета. Пошарив по кровати рядом с собой, она обнаружила записку.


«Прости, что оставляю тебя одну – ушел рисовать. Ты знаешь, где меня искать.


Джаспер».


Мечтательно потянувшись, девушка завернулась в простыню и встала с кровати.


На маленьком столике, на котором вчера стояла бутылка вина и два фужера, сегодня красовался чайник с еще теплым кофе и пара булочек. Налив себе немного ароматного напитка, Элис принялась исследовать лофт. Вчера у нее не было возможности толком рассмотреть полотна, стоящие вдоль каждой из стен, так что она решила наверстать упущенное.


Картин было около десятка. Каждая, в той или иной форме, пела оду морскому пейзажу. И каждая была по-своему хороша. Для начинающего художника. Элис поднимала их, рассматривала и ставила на место. Однако одна общая деталь привлекла ее внимание, но Элис подумала, что это показалось ей спросонья. Что ни говори, а ночь была бурная, да и ранний подъем адекватной реакции не содействовал.


Прождав Джаспера несколько часов и окончательно заскучав от безделья, Элис не придумала ничего лучше, как одеться, оставить после себя лишь смятую постель да чашку с недопитым кофе, но при этом забрать то, что по праву, как она считала, теперь принадлежит ей: набросок.


Быть может, позднее она пожалеет о своем побеге и даже вернется, чтобы объясниться, но Джаспера уже не будет: он уедет, забрав с собой лишь воспоминания о прекрасном эльфе.


* * *


Торжественное открытие галереи состоялось в пятницу. Гостям заранее сообщили, что виновник торжества по-прежнему отказывается быть представленным публике и желает остаться инкогнито. Это заявление значительно уменьшило количество представителей именитой прессы, позволив пробиться более мелким изданиям из мира живописи.


Центральное место экспозиции занимала картина, резко выбивающаяся из общего массива работ известного мариниста.


На полотне была изображена ночь полнолуния. Волны нежно ласкают берег, а из воды выходит девушка. Ее темные волосы развеваются на ветру, белые полупрозрачные одежды словно сотканы из пены морской, а шлейфом служит сама лунная дорожка, мерцающая мириадами звезд.


Табличка информировала лишь о человеке, чьей кисти принадлежит полотно. Джаспер Хейл.


– Ну и как узнать название? – раздосадованно спросила сама себя Элис.


– Она называется «Лунная леди», – ответил знакомый мужской голос за ее спиной. Элис узнала бы его из тысячи.


– Откуда вы знаете? – не оборачиваясь, спросила она.


– Потому что я ее нарисовал, – горячий шепот коснулся ее уха, и сильные мужские руки легли на хрупкие девичьи плечи, разворачивая лицом к говорившему.


Боясь поверить в свое счастье и реальность происходящего, она зажмурилась и даже перестала дышать, чтобы не спугнуть воплотившуюся мечту.


– Элис, посмотри на меня, – попросил он, нежно проводя по щеке костяшками пальцев.


Девушка отрицательно помотала головой и еще крепче зажмурилась.


– Пожалуйста, – выдохнул он ей в губы, посылая дрожь по позвоночнику.


Сдавшись, она открыла глаза и удивленно выдохнула:


– Ты?..


Вместо ответа он взял ее лицо в свои руки и поцеловал в приоткрытые губы.



*The End*



Примечания:


Лазурный Берег (фр. Côte d'Azur) – юго-восточное Средиземноморское побережье Франции, протянувшееся от города Тулон до границы с Италией. На Лазурном Берегу также расположено княжество Монако. Другое название – Французская Ривьера (как часть Ривьеры, расположенной как во Франции, так и в Италии).


Сен-Жан-Кап-Ферра (фр. Saint-Jean-Cap-Ferrat) – французский курорт на выступающем в море мысе Лазурного Берега, в департаменте Приморские Альпы.


Марина (фр. marine, итал. marina, от лат. marinus – морской) – жанр изобразительного искусства, изображающий морской вид, а также сцену морского сражения или иные события, происходящие на море. Является разновидностью пейзажа. В качестве самостоятельного вида пейзажной живописи марина выделилась в начале XVII века в Голландии.


Vanity Fair – американский журнал, посвященный политике, моде и другим аспектам массовой культуры.


* Добрый вечер, мадам. Что Вам угодно? (франц.)


** Все в порядке, Жан-Пьер. Это моя гостья (франц.)





    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю